nedvijimost-v-krizis.png

44770 просмотров

Самые громкие увольнения после публикаций в соцсетях

Вопрос о том, где начинаются рамки, отделяющие свободу самовыражения от недопустимого поведения в своём собственном аккаунте, с каждым годом становится всё острее. Один неосторожный пост, комментарий или просто слово, брошенное на виртуальный ветер - и карьера даже самого уважаемого и перспективного сотрудника может пойти под откос. История знает немало таких примеров.

Самые громкие увольнения после публикаций в соцсетях

Самые громкие увольнения после публикаций в соцсетях

Вопрос о том, где начинаются рамки, отделяющие свободу самовыражения от недопустимого поведения в своём собственном аккаунте, с каждым годом становится всё острее. Один неосторожный пост, комментарий или просто слово, брошенное на виртуальный ветер - и карьера даже самого уважаемого и перспективного сотрудника может пойти под откос. История знает немало таких примеров.

В Казахстане один из первых и самых громких случаев увольнения сотрудника за пост в социальных сетях случился в 2013 году. История развернулась вокруг уже бывшего PR-менеджера Tele2 Kazakhstan Нуркена Халыкбергена, на корпоративную почту которого пришло анонимное письмо с сомнительным предложением. Неизвестный, представившись ведущим специалистом по разработке системы телеметрии для одного из министерств, предлагал подключить к оператору Tele2 500 тыс. устройств путем изменения их технических характеристик. Работодатель расценил данные действия сотрудника, как разглашение служебной информации, полученной в ходе исполнения должностных обязанностей и в конечном счете, расторг трудовой договор с указанным работником.

Нередки такие случаи и в банковской сфере. В январе прошлого года "Евразийский банк" расторг трудовые отношения с главой департамента банковских карт и платежных сервисов Татьяной Бурнакиной, уроженкой Красноярска, после того, как она дала интервью российскому интернет-изданию. В нем она процитировала свою казахстанскую коллегу, высказавшуюся на счет несерьезного отношения казахстанцев к работе. Сотрудники и руководство банка не разделили мнение Бурнакиной и посчитали подобные высказывания неприемлемыми.

В России одно из самых громких банковских увольнений после необдуманной публикации, произошло с участием сотрудницы «Сбербанка». Роковую роль в судьбе smm-менеджера Екатерины Лобановой сыграла неудачная шутка в Twitter о том, что если на стене мелом написать «Сбербанк», у стены, возможно, образуется очередь из 30 пенсионерок. Подобное замечание настолько задело Союз пенсионеров, что руководство банка не только было вынуждено публично извиниться, но и расстаться с сотрудником.

Конечно, первыми под пристальное внимание своих работодателей попадают аккаунты сотрудников государственных организаций. В августе 2014 года, заместитель министра экономического развития РФ Сергей Беляков сообщил, что испытывает сожаления по поводу продления моратория на пенсионные накопления. Он заявил, что подобная мера негативно скажется на российской экономике, а также извинился за действия министерства. На следующий день на сайте правительства появилось распоряжение об увольнении Белякова. Основанием для такого решения стал документ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Немало таких примеров можно найти и в истории США – где, казалось бы, превыше всего ценится именно свобода слова. В декабре 2013 года Жюстин Сакко, директор по коммуникациям из нью-йоркской интернет корпорации Empire Interactive была уволена после того, как она опубликовала недвусмысленный твит перед посадкой на рейс из Лондона в Кейптаун. В нём она сообщила следующее: «Лечу в Африку. Надеюсь, что не заражусь СПИДом. Шутка. Я ведь белая!». О том, как изменилась ее карьера после такого высказывания, она узнала сразу по прилету.

Но, как показывает практика, навредить репутации может не только слово, но и безобидная на первый взгляд фотография. В августе 2014 года лишилась работы сотрудница швейцарского парламента, опубликовавшая фотографии эротического содержания, в том числе сделанные в здании Федерального дворца в Берне. После увольнения она удалила свои страницы в Facebook и Twitter, но и это не помогло ей удержаться на своем рабочем месте. А вот парламент Швейцарии отреагировал на такую публикацию весьма оперативно, выпустив документ, в котором призвал сотрудников «не публиковать в интернете ничего из того, что было бы стыдно показать коллегам».

Интересно также и то , что многие работодатели буквально «пристрастились» оценивать потенциальных сотрудников посредством их аккаунтов в соцсетях еще до приема на работу, т.е. после ознакомления с резюме и до первого собеседования. По данным консалтинговой компании Device Research, каждый десятый человек в возрасте от 16 до 34 лет хоть и единожды, но сталкивался с отказом в приеме на работу из-за неудачного комментария или публикации в социальных сетях. По данным исследования Global Assessment Trends Report 2014 компании SHL, социальные сети считают полезным инструментом при оценке соответствия кандидата свободной вакансии 40% опрошенных hr–специалистов, в то время как в 2013 году так думали только 29%. Для 14% респондентов информация, полученная из соцсетей, крайне важна при принятии решений о найме.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif