809 просмотров
809 просмотров

Почему публичная травля ушла из СМИ в соцсети и Telegram

И сколько это стоит

Фото: Depositphotos

Прошедший 2020 год отметился десятками масштабных публичных PR-кампаний в медийном пространстве Казахстана. Публичная атака на репутацию через слив компромата стала востребованным и дорогим инструментом в бизнес-спорах оппонентов: анонимность сделала информацию общедоступной – любой документ или информацию можно донести прямо в телефон своей целевой аудитории. Эксперты оценивают годовой русскоязычный рынок компромата в сотни миллионов долларов.

В декабре 2020 года в Казахстане прошла информация о заморозке активов одного из крупнейших бизнесменов страны Булата Утемуратова. Новость потрясла бизнес и общественность системными рисками, которые могла бы понести экономика Казахстана, поэтому на новость обратили внимание основные деловые и общественно-политические СМИ. На выработку позиции в каком-то споре необходимо время, ведь приходится выступать публично, взвешивать слова, расставлять акценты, следить за логикой.

Пока команда Утемуратова не выступила с ответом (было заявление фонда «Верный Капитал» о деле в английском суде), заговорили десятки анонимных каналов и непонятных сайтов, которые предложили несколько вариантов происходящего, ситуация нагнеталась, версии множились, бизнесмены задавали друг другу вопрос: «Кто следующий?». Ясность внесло опубликованное письмо Булата Утемуратова сотрудникам (подлинность которого не опровергалась), где он говорит, что это «атака с целью пошатнуть мою репутацию и репутацию наших компаний, нанести ущерб нашему бизнесу», добавив, что «мы будем доказывать свою правоту».

«Признаюсь, я был шокирован. Немедленно стали разбираться. Юристы подтвердили: решение суда вынесено на основании подложных документов. Сейчас работаем над отменой данного решения, на это потребуется время, и я уверен, что вопрос в скором времени, разрешится», – говорится в письме.

Так и получилось: впоследствии было объявлено, что ситуация урегулирована, и интерес к этой теме СМИ погас так же внезапно, как и появился.

Растущее общественное внимание, привлеченное к тому или иному процессу за короткое время, является деструктивным инструментом давления на различные процессы, будь то переговоры или суд. Например, в опросе руководителей крупнейших компаний мира за 2019 год, проведенном компанией PwC, приводятся слова главы Kolesa Group Николая Бабешкина, где он говорит о беспокойстве по поводу «неуправляемости информационных вбросов», когда несколько человек могут пошатнуть большой устоявшийся бизнес, и сам негативный факт не наносит столько ущерба, сколько разросшаяся после вбросов волна. В качестве примера он привел вброс в сторону Kaspi bank. 

«Был пример, когда делали вброс, что у Kaspi все плохо, и народ пошел снимать депозиты. Многие понимали, что на самом деле у банка все нормально. Но они также осознавали: те, кто сейчас пошел снимать деньги, могут обрушить банк, поэтому даже здравомыслящие люди шли забирать свои накопления», – приводится в исследовании цитата Николая Бабешкина.

В этом же документе говорится, что в 2019 году 15% из опрошенных казахстанских CEO беспокоила угроза «популизма», и это больше показателя 2018 года сразу на 5%. Сюда же относятся информационные угрозы, поскольку вбросы нередко нацелены на реакцию широкой общественности, зачастую клиентов крупного бизнеса.

«В ответ бизнес предпринимает порой жесткие меры к журналистам, заставляя отправлять свое мнение в анонимные каналы, которые за последние годы получили широкую популярность. В качестве примера можно привести публичное покаяние с арестами казахстанских журналистов перед Казкоммерцбанком. При том, что если вести дело в открытом суде, то бывает, журналисты выигрывают процессы. Ты невиновен, пока не доказано обратное. Сегодня главный праводруб – это Anonymous в бесчисленных Telegram-каналах», – поделился в беседе с «Курсивом» казахстанский медиаменеджер, пожелавший остаться неназванным.

Уход из СМИ

Медийные войны никуда не ушли, а лишь открыли для себя новую нишу, считает аналитик международной инвестиционной компании EXANTE и основатель телеграм-канала finance.kz Андрей Чеботарев.  

«Как и раньше, самые громкие и затратные конфликты сейчас происходят на голубых экранах и страницах официальных изданий. Другое дело, что благодаря доступности различных медиаинструментов кидаться друг в друга компроматом и другими малоприятными информационными поводами стало проще, а главное – дешевле, например, в блогах или Telegram-каналах», – говорит Чеботарев.

По его словам, публикация даже в самых крутых 100-тысячных каналах (100 тыс. и больше подписчиков) стоит несколько тысяч долларов, а вопросов там задают на порядок меньше, чем в классических СМИ.

«Официальные СМИ, которые имеют более-менее хорошую репутацию, стараются быть «стерильными». Они сторонятся любых возмущений, поскольку это может сказаться на репутации бренда. Даже на нашем локальном медиарынке какие-то громкие репутационные скандалы выливались в то, что люди теряли посты в изданиях. Сейчас мало кто из СМИ готов идти на конфронтацию, стараясь ее избегать», – рассказывает директор медиа агентства Hasper Media Group Исмаил Хасанов (его агентство управляет телеграм-каналами The Hasper, The-Tech.kz, Grants.

По данным портала Telegram Analytics, агрегирующего статистику по каналам мессенджера Павла Дурова, по состоянию на 9 февраля 2021 года в Казахстане лишь 13 каналов имели аудиторию 100 тыс. и больше, а самый большой из них обладает почти 300 тыс. подписчиков. Для сравнения: в российском сегменте, если взять аналогичную выборку 13 самых популярных каналов, то последний из них имеет свыше 670 тыс. подписчиков, более чем в два раза обходя самый популярный казахстанский.

Единой статистики по рынку черного пиара в Казахстане нет, хотя были попытки оценить соседние рынки. Например, российский «Коммерсант» в ноябре 2019 года со ссылкой на аналитиков компании Group-IB писал, что объем рынка компромата в России может достигать 1,2 млрд рублей в год (около $20 млн).

Цифры за 2019 год уже неактуальны, и рынок «информационного давления» вырос минимум на порядок, можно говорить о нескольких сотнях миллионов долларов – такие подсчеты приводит Андрей Чеботарев.

Другие эксперты, опрошенные «Курсивом», замечают, что с пандемией информационные границы между Казахстаном и Россией становятся тоньше. Так или иначе Казахстан всплывает в официальной или неофициальной новостной повестках России, однако российские новости и сливы компроматов соседей в Казахстане непопулярны. «Чтобы придать масштабности темы в Казахстане, она заходит в республику и подается нужным людям, целевой аудитории как международная. Этот прием сейчас популярен. В итоге информация за минуты, иногда секунда становится достоянием широкой общественности, а управление тональностью – это лишь компетентность консультантов и объемы бюджетов», – рассказывает источник «Курсива».

Как и сколько?

Агрегаторы компромата и прочих вбросов можно условно разделить на три категории: это собственно сами агрегаторы, а также ресурсы, имитирующие новостное агентство, но созданные ради публикаций компромата; и площадки, специализирующиеся на публикации утечек документов. В числе известных примеров подобных сайтов можно назвать Rucompromat.com или Internetelite.org. Это анонимные порталы без указания авторства, активно размещающие новости с якобы разоблачениями публичных персон и компаний.

Порой новость приходит не из русскоязычного сегмента интернета в Казахстан, а, к примеру, из США. В качестве примера одной из атак можно привести материал Freedom Holding: After Borat, the Silliest Kazakh Import of the Century, опубликованный 14 декабря 2020 года на сайте The Foundation for Financial Journalism. Этот материал, как писал ранее «Курсив», не нашел отражения в других профессиональных средствах массовой информации, а был растиражирован только в анонимных Telegram-каналах и на веб-сайтах, не имеющих отношения к лицензированным СМИ. Как стало известно, портал FFJ – это сообщество авторов, публикующих размышления о деятельности публичных компаний, в подавляющем большинстве негативные. Сама статья была попыткой манипуляции рынком со стороны американских инсайдеров.

Информационные атаки на Тимура Турлова происходят постоянно, как он сам рассказывает, «конвейер работает и день и ночь». Материалы как один похожи друг на друга – все негативные. Чаще всего такие материалы предлагают «расследования» о «мошеннических схемах» «Фридома», хотя при этом у иностранных регуляторов нет вопросов к инвесткомпании, работающей в их юрисдикции.

Стоимость одной такой публикации меньше тысячи долларов; еще дороже на тысячу, если эту «новость» перепечатает Telegram-канал с аудиторией 100 тыс. подписчиков и больше. В таких новостях нельзя прочитать, что Freedom Holding Corp. торгуется на NASDAQ и проходит десятки проверок. Зато читателю будут предлагать цифры из контекста, собственные фантомные страхи, некомпетентные размышления, что создает и усиливает негативный фон вокруг цели атаки. Тем временем акции FRHC постоянно растут, бизнес демонстрирует стабильный рост и масштабируемость.

Эксперты в области безопасности рассказывают, что заказчики информационных атак работают с иностранными специалистами или агентствами, целенаправленно созданными под такие задачи. Таким образом, на казахстанской повестке в основном зарабатывает зарубежье. Есть данные, что стоимость размещения статей на «сливных» сайтах может доходить до 500 тыс. рублей (около 2,8 млн тенге), но зачастую один акт такой агрессии выходит значительно дешевле.

В российских анонимных Telegram-каналах неофициальные расценки несколько выше, чем на зарубежных порталах. Так, в одном известном канале с более чем 150 тыс. подписчиков, сконцентрированном на новостях банковского и финансового секторов, размещение стоит свыше 80 тыс. рублей, то есть порядка 450 тыс. тенге. А в российских Telegram-каналах с четкой направленностью на скандалы и желтый контент, где и аудитория больше, чем у других тематических каналов, цена может доходить до 500 тыс. рублей за один пост. 

В отличие от России на казахстанском рынке теневого продвижения расценки ниже, что объясняется и меньшим уровнем развития сетей Telegram-каналов, и, соответственно, меньшим охватом населения и заинтересованных сторон. По нашей информации, размещение одного поста может стоить от 50 тыс. тенге и выше – все зависит от остроты контента и уникальности поднимаемой темы. К слову, в казахстанском сегменте Facebook цены могут быть выше ввиду репутационных рисков для пользователей, которые размещают заказные посты публично. Стоимость одного поста может стоить и 100 тыс. тенге, и 1 млн.

Кому верить?

«Нередко возникают ситуации, когда люди читают только громкие заголовки и начинают пересылать друзьям. А это может быть и деструктивный контент, наезды на кого-то», – говорит Исмаил Хасанов.

В таких случаях нужно перепроверять информацию перед тем, как делать какие-то выводы.

«Такой важный навык, как умение проверять информацию, и критическое мышление мы, как общество, уже почти утратили. Толпой, которая верит каждому заголовку и не читает дальше первого абзаца, очень легко управлять. Достаточно вспомнить огромное количество разнообразных фейков, распространяемых регулярно – от призов до специальных выплат от акимата», – рассуждает Андрей Чеботарев.

С таким мнением согласен и Хасанов. По его мнению, информации из социальных медиа нельзя доверять, как минимум без дополнительной проверки.

«Если информация изначально вышла в СМИ, а затем ее взяли блогеры или Telegram-каналы и начали комментировать, то это хоть имеет какой-то смысл, есть некая гарантия достоверности», – считает он.

Но если же дискуссия берет начало в условном Telegram-канале, то вероятность того, что эта инициатива была продумана и проплачена, высока.

«Неважно, насколько поднятая тема может быть справедливой или необходимой. Нельзя отрицать, конечно, что люди могут и по своей инициативе что-то написать и высказать свое экспертное мнение, но риски попасть на недостоверную информацию достаточно велики», – заключает Хасанов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер