Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


586 просмотров

Когда искусственный интеллект заменит обычных водителей авто

И какие могут быть проблемы 

Фото: Shutterstock

Робот вместо водителя автомобиля – одна из самых ожидаемых технологий. Разговоров о ней много, а точной информации мало. В секрете хранятся не только технологии, но часто и сам факт работы в этом направлении.

На минувшей неделе о создании программного модуля автономного вождения автомобиля объявили компании Cognitive Technologies и Hyundai Mobis. Их искусственный интеллект обучен с высокой точностью распознавать участников дорожного движения, принимая на основе этих данных самостоятельные решения.

Cognitive Technologies – российская компания, которая дважды называлась лучшей в мире среди разработчиков искусственного интеллекта для беспилотных транспортных средств. Продукты этой компании – компьютерное зрение, радары нового поколения 4D Cognitive radar и разработка Agrodroid для сельскохозяйственных машин – уже внедряются в разных странах мира. Вопросы о будущем технологии «Курсив» задал Ольге Усковой, президенту Cognitive Technologies.

Первые роботы будут управлять в пробках

– Насколько мы близки к моменту, когда управляемые искусственным интеллектом (ИИ) автомобили станут массовым явлением?

– Судя по нашей международной практике и тем промышленным проектам, которые сейчас идут, осталось три-четыре года. Но надо понимать, что человек не передает полное управление роботу. Сначала ИИ будет брать на себя ответственность в определенных режимах, например, в пробке или на магистралях. Как в авиации, когда автопилот управляет большей частью перелета, а на взлете-посадке подключается человек. Такая же будет история, и она продлится довольно долго, около десяти лет. Для полной передачи управления ИИ потребуется время.

– Какова ожидаемая стоимость установки системы компьютерного зрения на автомобиль на начальном этапе внедрения? Поступят ли системы в открытую продажу для самостоятельной установки на автомобили?

– Если речь идет о системах помощи водителю, соответствующих первым уровням автономности беспилотника, а проще говоря, пищалкам, которые не вмешиваются в управление и сигналами дают водителю знать, что он вышел из полосы или должен немедленно затормозить и так далее, то такие устройства можно приобрести на рынке и установить на свою машину. Если же речь идет о решениях более высоких уровней (напомним, что существует шесть уровней автономности автомобиля, расположенных в порядке роста его ИИ, от нулевого – ручной режим, до пятого – полностью беспилотный), вмешивающихся в управление, то отдельный интеллектуальный узел продаваться не будет. Установка компьютерного зрения – это серьезный технологический процесс, реализуемый в заводских условиях, требующий также специального тестирования на полигонах. Автопроизводитель должен гарантировать безопасность участникам движения и доверять такое дело автолюбителям никак нельзя. Что касается цены интеллектуального модуля, то в рамках стоимости всего автомобиля она будет несущественной.

Три проблемы робототехники

– Будут ли меняться правила дорожного движения, система дорожной сети, разметка и знаки под особенности компьютерного зрения?

– Обязательно, и это уже началось в передовых странах. Поток становится смешанным, вместе с людьми машинами управляют роботы, и это влечет за собой серьезные системные изменения для всех участников движения. Ключевая проблема – регламентация поведения не только автомобилей, но и пешеходов, которые пытаются «испытать» беспилотник, остановить его или проверить на «слабо». Такое поведение надо регламентировать и ввести соответствующую юридическую ответственность.

– Но взамен будет ли решена проблема высокой аварийности?

– Конечно. Искусственный интеллект не нарушает правила, не принимает алкоголь, не устает и не подвергается стрессам. Он позволит сократить число ДТП в разы. Кроме того, на дороге не будет «козлов» и «блондинок». Сам процесс движения станет равномерным, поступательным. Эксперты прогнозируют, что плотность пробок уменьшится как минимум на 40%.

– Какие ключевые проблемы решают сейчас разработчики?

– Главная – видимость в сложных условиях, которые одинаково ограничивают возможности и человека, и автомобиля. Но систему можно сделать более совершенной. Мы для решения задачи используем разработанные нашими специалистами первые в мире промышленные 4D-радары, позволяющие в любую погоду и на любых скоростях помимо скорости и координат определять форму объектов. По мнению международных экспертов, это наилучшее дополнение к видео­камере, фактически третий глаз для беспилотника.

Вторая – игнорирование правил дорожного движения человеком. В хаосе, который обычно царит на дороге, беспилотный автомобиль будет неэффективен. Если все вокруг нарушают, беспилотник, следуя правилам, будет стоять. Если же снять ему ограничения по правилам, то он может стать опасным. Поэтому здесь нужен разумный компромисс, и это достаточно сложная задача.

Третий вопрос – надо менять законодательство, систему страхования, учитывать возможность аварий с участием человека и робота.

Рынок высоких ставок и высокой мультипликации

– Какие компании считаются лидерами разработок компьютерного зрения для автомобилей, чем отличаются предлагаемые ими решения?

– В этом ряду находимся мы. Мы обучали и тренировали наши «мозги» в суровых российских реалиях, в дождь, снег и туман, на любых дорогах без всякой разметки. Поэтому наш автопилот обеспечивает безопасность в любых погодных условиях и при разной освещенности и работает эффективнее тех, кто обучался в условиях солнечной Калифорнии или близких к ним.

В числе лидеров также известный мировой производитель микроэлектроники компания Nvidia, которая заявила о планах разработки собственного беспилотного автомобиля. Очень сильные решения в области компьютерного зрения у Intel-Mobileye. Израильская компания, приобретенная несколько лет назад известным IТ-гигантом более чем за $15 млрд, является старожилом рынка. Но бюрократия и инертность в принятии решений в рамках новой мегаструктуры несколько затормозили динамику разработок Mobileye и повлияли на позиции компании на рынке. Tesla недавно выдала интересную новость о новом нейронном чипе, чего я не ожидала. Это новый мир, однако нельзя сказать, что в этом новом мире старые регалии ничего не значат.

Но лидера пока нет, поэтому сейчас самый тяжелый и активный период. У всех разные подходы, принципиально разные решения. Например, Waymo предпочитает работать с данными через облако. Наша позиция – вся система принятия решений должна быть офлайн, «на борту», чтобы избежать возможности внешнего вмешательства в систему. 

– Какие объемы денег сегодня обращаются на этом рынке?

– Деньги большие, как и в любых хайповых темах. И поскольку рынок новый, несформированный, оценки аналитиков сильно разнятся от $30–40 млрд в 2019 году до $200 млрд к 2027 году.

Кроме того, здесь очень высокие мультипликаторы при сделках, выше, чем на других рынках. Очень высокие ожидания, все понимают, что сейчас самая большая игра, идет определение лидеров. Как только лидеры определятся и зафиксируются на своих местах, иерархическая структура начнет затвердевать и двигаться станет очень тяжело. Поэтому сейчас время больших ставок и больших ожиданий.

Илон Маск сделал тему беспилотника модной

– Когда прозвучали первые идеи по передаче управления автомобиля ИИ?

– Первые идеи появились еще в Советском Союзе. Мы видели наши наработки по беспилотному управлению военной техникой за 1989 год, по тем временам совершенно шедевральные. Промышленность стала обсуждать возможность создания роботов на дорогах начиная с 2012 года, когда пошла тема с нейронными сетями глубокого обучения и стала реальной практическая реализация систем ИИ.

– Какое отношение изначально было у производителей классических автомобилей?

– Очень осторожное поначалу. Большую роль сыграла Tesla, перевернув этот консервативный мир. Илон Маск изменил концепцию традиционного автомобиля, добавив в нее функцию автопилотирования. За ним в индустрию пошли программисты. И теперь у всех мировых брендов в качестве стратегической цели есть беспилотник.

Общественное мнение подогревает Голливуд

– А люди как к этому относятся? Проводились ли социологические исследования на предмет их готовности к роботизации общества?

– Всем довольно любопытно. Я думала, будет гораздо хуже. Спасибо Голливуду, который очень хорошо отрисовал эти будущие системы. Да и первые беспилотные автомобили, кажется, у Стругацких появились, были у них самодвижущиеся дороги. Такая яркая визуализация в кино и литературе подготовила это поколение к тому, что это нормальное явление.

– ИИ выдавливает на обочину целые профессиональные группы. Какие модели социальной адаптации людей, которые могут остаться не у дел, прорабатываются в мире?

– Профессии уходили всегда, в этом нет ничего страшного. Вместо водителей появятся операторы беспилотного транспорта, откроются другие позиции. Главная задача ИИ – избавить человека от рутины, тяжелого труда.

Я в этом году участвовала в одном обсуждении, на котором присутствовали первые лица индустрии, и Билл Гейтс абсолютно честно высказался по поводу перспектив человека в новом обществе. Он считает, что большинство людей уйдет в гейминг. Невеселая перспектива, но честная. Это, конечно, не будет так глобально, как рисуется Голливудом, но решать эти проблемы необходимо уже сейчас – как на государственном уровне, так и на личном. Пока никаких глобальных мер в мире в этом направлении, к сожалению, не предпринимается.

– Я читал ваш рассказ о том, как два искусственных интеллекта учились разговаривать друг с другом. Будет ли сосуществование человека и роботов, наделенных интеллектом, мирным?

– Да, в какой-то момент два компьютера, которые обменивались данными, стали описывать повторяющиеся действия одними и теми же цифровыми последовательностями. То есть возникло слово. Они начали формировать язык. Это говорит о достаточно высоком уровне мышления. Мы должны избежать легкомысленного отношения к этому. Запуская самостоятельно обучающийся и думающий искусственный мозг, мы должны наделить его моральными и системными ограничениями. Иначе он в какой-то момент примет решение, что биологический сосед ему не нужен или вреден.

Сейчас, когда идет массовая разработка систем ИИ, необходимо на межгосударственном уровне договариваться, вводить ограничения. К сожалению, этого не происходит из-за военных приложений ИИ. Когда все сосредоточились на том, чтобы делать оружие, говорить об ограничениях очень непросто.

Мне кажется, что это очень легкомысленная позиция. Когда человечество открыло возможности ядерной энергии, было достаточно уничтожить два японских города, чтобы сесть за стол переговоров и ввести соответствующие правила и запреты на использование нового оружия. С ИИ возможности такого теста, скорее всего, уже не будет. Выход искусственного мозга из-под контроля может привести человечество к гибели. Поэтому не надо дожидаться катастрофы, лучше сразу договориться.


1 просмотр

В Казахстане резко вырос рынок облачных сервисов

Разбираемся, что стало драйвером рынка

Фото: Syda Productions/Shutterstock

По оценке компании iKS-Consulting, 2018 год оказался крайне удачным для отечественного облачного рынка: он вырос на 32%, достигнув $8 млн. Если точкой отсчета брать 2015 год, то за три года рынок облачных услуг вырос почти вдвое. Ни один сегмент отечественного рынка IТ не показывает столь высокие темпы роста. Справедливости ради нужно отметить, что емкость облачного рынка пока не высока, особенно на фоне всего IТ-рынка, который исчисляется $1,6 млрд. Впрочем, ничего экстраординарного здесь нет – отечественный рынок всегда имел очень сильный «железный» акцент: доля услуг на нем составляет лишь около 12%.

Облакам поверили

Тенденция 2018 года, отмеченная экспертами: рост доверия к облакам в Казахстане. Это касается не только частного бизнеса – в облака пошел и госсектор, который начинает активнее использовать сервисную модель информатизации.

Второй драйвер – осознание того, что облака – это экономически выгодно. В среднесрочной и долгосрочной перспективах облачный подход может помочь сэкономить до 50% (в сравнении с подходом on premis). С учетом того, что расходы из капитальных переходят в операционные, то идея становится еще более привлекательной.
 
Светлана Черненко, директор представительства iKS-Consulting в Казахстане, согласна с утверждением, что у бизнеса нет задачи уйти в облако, но есть задача оптимизировать затраты. «С этой точки зрения понимание эффективности облака, особенно для решения тривиальных задач и размещения не очень ценной информации, безусловно, есть. Безусловно, есть инерция мышления, особенно у руководителей. Я всегда говорю, что перед местными поставщиками облачных решений стоит огромная задача по просветительской работе», – делится она, добавляя, что с инфраструктурой ЦОДов (центров обработки данных), как и с телеком-инфраструктурой вообще, в Казахстане дела обстоят отлично – предложение пока опережает спрос.

По наблюдениям Рустэма Нысанбаева, коммерческого директора Дирекции информационных систем «Казахтелекома», в последнее время в облако идут не только крупный бизнес и госсектор: «Наши клиенты, помимо традиционных – телекома и госсектора, все чаще прирастают бизнесом, в том числе представителями малого и среднего бизнеса! Это очень важное замечание, своего рода сигнал, что нам доверяют».

Особенность казахстанского рынка дата-центров – в его высокой концентрации. Доля «Казахтелекома» на этом рынке – 54% (15 ЦОДов в 11 областных центрах республики). «Казахтелеком» остается ключевым игроком, имеющим основную долю в общей рыночной инфраструктуре ЦОДов. Его стратегическая роль всегда будет ключевой при выполнении государственных проектов. И я бы не сказала, что «Казахтелеком» не дает развиваться другим игрокам. Ведь в отличие от рынка телефонии и рынка ШПД (широкополосный доступ к интернету), где ключевой фактор успеха – наличие инфраструктуры, на рынке ЦОД огромную роль играет клиентоориентированность, скорость реакции и т. д. И на этом поле конкурировать с лидером рынка можно вполне успешно», – говорит директор представительства iKS-Consulting.

Открытые перспективы

Уверенным спросом в Казахстане пользуются такие услуги, как аренда программного обеспечения (SaaS), услуги виртуального дата-центра (IaaS) и аренда физического оборудования. «В целом на сегодня на IaaS приходится подавляющая доля казахстанского облачного рынка, но, думаю, структура спроса будет меняться в сторону SaaS. Это общемировой тренд», – считает г-н Нысанбаев. Сейчас на чистые облачные услуги приходится 36% рынка, для сравнения – в 2015 году этот показатель составлял 29%. Рост есть, но в этом сегменте казахстанский рынок несколько отстает от общемирового показателя: по данным Gartner, в 2018 году на SaaS пришлось почти 44% мирового рынка облачных сервисов. Можно предположить, что потенциал казахстанского рынка здесь еще не реализован.

Сумеют ли воспользоваться потенциалом модели SaaS отечественные разработчики – вопрос открытый. «Разработчикам местных облачных решений будет непросто: слишком сильна мощь мировых поставщиков – Google, Amazon и т. д. Вполне возможно, что казахстанские разработки будут идти в направлении развития государственных услуг и правительства для граждан. Такой диалог (открытые API) между разработчиками и идеологами электронного правительства уже имеется. Это очень перспективное направление для локальных компаний, ибо компетенций и рыночности государственной компании, реализующей сейчас электронное правительство, явно недостаточно», – предполагает Светлана Черненко.

По оценке Рустэма Нысанбаева, вокруг облачных сервисов складывается неплохая конъюнктура в целом. «Например, сервисная модель, и в ее основе ЦОДы. В эту сторону сейчас активно идут госорганы, и здесь будут происходить интересные события для дата-центров», – добавляет он. В пользу оптимистичного настроя говорят и цифры: казахстанским игрокам есть куда расти – отечественные поставщики удовлетворяют лишь 27% существующего спроса на облачные услуги. Более того, дата-центры – это не только базис для Индустрии 4.0 и цифровой экономики в самом широком ее понимании – 5G, IoT, Big Data, VR, AI и Smart City. К 2022 году, по оценке Gartner, мировой облачный рынок вырастет почти вдвое – до $331 млрд.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций