Перейти к основному содержанию

b0_lexus_left.jpg

b0_lexus_right.jpg


1296 просмотров

Санжар Кеттебеков, гендиректор АКФ «ПИТ»: «Казахстан - уникальная площадка для тестирования технологий и бизнес-процессов»

Санжар Кеттебеков рассказал о том, как в Казахстане развиваются стартап-проекты и зачем бизнесу нужно учиться интегрировать их в свои модели

Фото: Офелия Жакаева

Стартапы, которые предлагают решения только для одной отрасли, не имеют права на жизнь. И лишь один из десяти стартапов превращается в серьезную компанию. О том, как в Казахстане развиваются стартап-проекты и зачем бизнесу нужно учиться интегрировать их в свои модели, рассказал генеральный директор АКФ «ПИТ» Санжар Кеттебеков.

– Не так давно на площадке Tech Garden в IT-квартале корпорациям были презентованы 27 проектов, участвующих в Start Up Kazakshtan. В каких отраслях работают эти стартапы?

– Мы рассматриваем не столько отрасли, сколько сами технологии. Одна и та же технология может использоваться в нескольких отраслях. Например, технологии «интернета вещей» подходят как для приложений по «умному» городу, так и для цифровизации промышленности. Направлений достаточно много, от традиционных секторов, таких как горно-металлургический (ГМК) и нефтегазовый комплексы до новой энергетики, логистики, машиностроения и т. д. Так, в промышленном секторе есть решения по ГМК, нефтехимии и зеленым технологиям. Также имеются решения в области техники безопасности труда. Это серьезная проблема не только для ГМК, но и для всех отраслей, где используются большие агрегаты. Другими словами, предпочтительней стартапы, предусматривающие возможности внедрения в нескольких отраслях, а не сфокусированные на решении одной задачи в конкретной области.

– На презентации проектов присутствовал целый ряд крупных компаний из разных секторов, имеются ли уже конкретные договоренности?

– Многие корпорации уже пристально присматриваются к стартапам. Мы выступаем той площадкой, где корпорации могут эффективно взаимодействовать со стартапами. Сейчас наиболее активно со стартапами работают недропользователи. В течение немногим более двух лет профинансировано 87 проектов инновационного кластера. В основном это малый и средний бизнес, который выполняет решения для недропользователей – от цифровизации до работ по экологии, оценке запасов, базам данных и т. д. 

– Вами проводилась программа корпоративных инноваций в Кремниевой долине в США. Какие планы у компаний, которые участвовали в ней, есть ли намерения сотрудничать со стартапами?

– Да, именно с этой целью представители корпораций ездили в Кремниевую долину. То есть чтобы понять, как можно работать со стартапами и интегрировать их в свои бизнес-модели. Такие проекты структурированы на Западе, где крупные корпорации уже больше десятка лет планомерно работают со стартапами. Выстроены фундаментальные процессы интеграции стартапов в индустрию. Как правило, все начинается с инвестиций через корпоративные венчурные фонды. На следующем этапе корпорации создают свои акселераторы и инкубаторы, где из решений стартапов формируются уже конкретные продукты для последующей интеграции в бизнес. 

Выездная программа корпоративных инноваций была разработана в партнерстве с американской компанией Rocket Space, которая обладает большим опытом в этом направлении. Их клиентами являются порядка 100 крупнейших корпораций из списка Fortune-1000, которые тесно сотрудничают со стартапами и привлекают их технологии. Дело в том, что встроить стартап в существующую бизнес-модель крупной компании является довольно сложной задачей. Зачастую команда стартапа не знает всех бизнес-процессов корпорации, поэтому необходимы работы по адаптации их решений под стандарты и требования конкретного предприятия.

DSC05820.jpg

– И какой выход из положения?

– Как правило, у корпораций два пути внедрения инноваций: разработка решений в собственных корпоративных лабораториях либо приобретение готовых решений стартапов. Но в большинстве своем корпорации идут вторым путем. Это касается и ведущих компаний в мире, таких как Google, который к данному моменту выкупил порядка 190 стартапов. 

Как я уже говорил, для покупки стартапа корпорации создают венчурные фонды. Это позволяет входить в долю стартапа на ранних стадиях. Далее, если решение стартапа хорошо развивается, в проект вкладываются дополнительные средства и доля корпораций увеличивается. Таков процесс управления, при котором снижаются риски. Ведь по своей натуре венчурный бизнес является высокорисковым. По статистике, только один из десяти стартапов превращается в серьезную компанию.

С целью показать, как устроены эти процессы в США, при поддержке Министерства по инвестициям и развитию РК мы организовали данную программу для отечественных компаний. Также для того, чтобы корпорации посмотрели возможности расширения своих сервисов не только на казахстанском рынке, но и в рамках Евразийского союза. Ее целью является увеличение экспортного потенциала за счет внедрения инновационных решений. В числе участников – компании из добывающего, финансового, телекоммуникационного и других секторов, которые сегодня составляют основной костяк ВВП страны.  
 
– Одна из задач Tech Garden – это создание отраслевых лабораторий и центров компетенций. Скажите, есть ли уже результаты? 

– Зачастую корпорации создают собственные тестовые платформы для интеграции новых решений. Здесь мы как государственный фонд помогаем корпорациям и создаем такие платформы в партнерстве с транснациональными корпорациями и компаниями, которые обладают прорывными технологиями. На условиях паритетного софинансирования создаются центры компетенций, где разрабатываются, тестируются и внедряются новые технологии. Это платформы, через которые молодые компании предоставляют свои решения корпорациям. Таким образом, стартапу не нужно самостоятельно договариваться с недропользователями, это происходит через платформу, в которую недропользователи уже интегрированы. 

Одна из успешных историй – это наше совместное предприятие с компанией Intelli Sense из Великобритании. В рамках этого центра в реальном времени принимаются и обрабатываются живые данные с месторождений. За счет применения искусственного интеллекта, анализа больших данных предоставляются непрерывные рекомендации по оптимизации процессов.  Первоначально мы выбирали партнера с фокусом на горно-металлургический комплекс, но с помощью стартапов расширяем платформу для нефтегазового комплекса, логистики, машиностроения и энергетики. Данный процесс расширения платформы осуществляется за счет привлечения качественных стартапов, поставщиком которых служит программа акселерации Startup Kazakhstan.

– Сколько проектов поддержано в рамках акселерации?

– Программу Startup Kazakhstan мы запустили в конце прошлого года при поддержке правительства РК. Сейчас, с учетом второго набора, у нас насчитывается 75–76 проектов. Это довольно серьезная цифра. Часть проектов уже привлекли инвестиции, а оценочная стоимость некоторых из них достигает $20 млн. 
 
Как видите, мы стараемся подходить ко всем задачам системно. С одной стороны, готовим корпорации к работе со стартапами. С другой стороны, учим стартапы привлекать капитал, структурировать бизнес-план, юридические аспекты и помогаем интегрироваться в цепочки поставщиков крупных корпораций.

Благодаря партнерству с ведущими инновационными центрами удалось наладить хорошую воронку стартапов. В этом году мы получили около 1000 заявок от состоявшихся стартапов из стран СНГ и ближнего зарубежья. В будущем этот поток будет направлен в Astana HUB. Это международный технопарк IT-стартапов, который запускается в Астане по поручению главы государства. Это важный проект, который призван стать источником инноваций и технологических решений для цифровизации всей экономики.

– Если говорить отдельно об IT–квартале, то с момента его запуска уже прошло более года. Каких результатов удалось достичь за это время? То есть сколько компаний пришло на площадку, с каким сложностями сталкиваются те или иные проекты?

– Мы запустились год назад. Проект осуществлен практически без затрат. Как фонд мы стали якорным резидентом. Посредством наших мероприятий стала образовываться необходимая экосистема, и компании сами стали приходить сюда. Сегодня он полностью заполнен, преимущественно IT-компаниями. Важную роль сыграл и тот фактор, что зачастую стартапы расцениваются компаниями в качестве источника квалифицированных кадров. Ребята проходят очень серьезную школу, поэтому они востребованы. Большинство из них местные, но мы также пытаемся экспортировать специалистов из России, Украины, Белоруссии.

– Прошлой осенью вы также отправляли компании СЭЗ «ПИТ» на стажировку в Кремниевой долине в США. Где сейчас работают эти проекты?

– Да, это были компании – участники СЭЗ «ПИТ». Большинство из них – это малый и средний бизнес. По результатам той акселерации сегодня одна компания работает уже на рынке США, предоставляя продукты в финансовом секторе. В Казахстане она также успешно сотрудничает с рядом банков второго уровня. Еще одна компания предлагает свои решения за пределами Казахстана, в том числе в Российской Федерации – это решение по технологии «интернета вещей». Также сегодня данная компания проходит тесты с нашим национальным телекоммуникационным оператором. 

– Известно, что в IT-области компетенции играют ключевую роль, и ранее озвучивались мнения о том, что казахстанские специалисты пока не могут конкурировать с коллегами из России, Беларуси, Украины и т. д. Насколько это справедливо сейчас; действительно ли нашим ребятам до сих пор не хватает знаний или профессионализма?

– По отдельным специалистам тяжело судить. Но если оценивать по качеству стартапов, то мы наблюдаем ощутимый рост из года в год. Если три года назад мы думали, стоит ли вообще делать ставку на стартапы, то сегодня можем сказать однозначное «да». Многие стартапы уже обладают необходимыми для работы с корпорациями знаниями и компетенциями. Это мировая тенденция. Стартапов становится больше, качество повсюду растет. В ряде стран МСБ занимает более серьезную долю в ВВП, но мы тоже постепенно догоняем. Такие программы, как Startup Kazakhstan, направлены именно на то, чтобы сформировать в Казахстане критическую массу высокотехнологичных компаний.

Доступность технологий, которые распространяется практически в геометрической прогрессии, также оказывает положительное влияние на данный тренд. Решения, на которые раньше тратились миллионы долларов, сегодня уже стоят в десятки и сотни раз меньше. Пожалуй, доступность базовых технологий – это основной драйвер роста компетенций. Но также важен и спрос, который способствует самообучению.

Если говорить о качестве образования, сегодня востребованным специалистам зачастую приходится переучиваться и обучаться новым технологиям, которые появляются на рынке. Образовательные программы не успевают за стремительными темпами роста новых технологий. И здесь Казахстан не уникален – схожая ситуация происходит на всех рынках. Сегодня готовых IT-специалистов, которые только закончили высшее учебное заведение, практически не бывает. Пока человек не поработает в реальном секторе, он не станет IT-специалистом. Люди этой профессии постоянно учатся, раз в полтора-два года обязательно проходят определенные курсы.  Как только появляется новая технология в твоей нише, необходимо обучиться ей, чтобы оставаться востребованным на рынке.

– Насколько конкурентны казахстанские стартапы по сравнению со всем остальным миром?

– На мой взгляд, сегодня рынок стартапов можно разделить по экосистемам. В КНР есть своя экосистема, в Сингапуре она другая, но тоже является одной из самых сильных. Дубай, Москва, Берлин, Лондон, Кремниевая долина – это все разные экосистемы, но привлекательные для стартапов из самых разных стран. Стартап не может быть локальным и делать решения, скажем, исключительно для казахстанского рынка. Чтобы выжить в конкурентной борьбе, нужно выходить как минимум на рынки соседних стран. Следовательно, стартапы хотят работать и развиваться в лучших местах. Поэтому Казахстану важно выстраивать собственную экосистему, как для привлечения зарубежных, так и для удержания отечественных специалистов.

DSC05799.jpg

– Привлекаете ли вы зарубежные стартапы?

– Естественно, очень большой поток идет с Российской Федерации и стран СНГ. Мы рассматриваем около 1000 зарубежных проектов в год, большинство которых из Российской Федерации. Также большой поток идет из Восточной Европы, немного из Центральной Азии, ОАЭ и др. В основном это проекты, которые знают нашу экономику и хотят работать на нашем рынке. В первую очередь им интересны базовые сектора экономики. В этом плане Казахстан является уникальной площадкой, где можно тестировать новые технологии и бизнес-процессы.

– Иногда программы стартапов в Казахстане подвергают сомнениям. На Ваш взгляд, есть ли будущее у этой группы бизнеса в Казахстане?

– Сегодня Казахстан попал на общемировую карту стартап-экосистем, в  частности, благодаря реализации программы Startup Kazakhstan. Значительный вклад внесут такие значимые проекты, как Astana HUB и МФЦА, который является магнитом для притяжения новых финансовых технологий. Стартапы постепенно превращаются в индустрию. Сегодня уже имеется ряд акселераторов, но нужно много работать, чтобы качество проектов соответствовало международным стандартам. В этом вопросе важное значение имеют венчурные фонды, о которых я ранее упоминал. Пока мы видим частные инвестиции, не структурированные в венчурный фонд. Активность бизнес-ангелов растет, но примеров институционального инвестирования в стартапы пока нет.

– Имеется ли законодательство для создания венчурных фондов в Казахстане?

– Да, соответствующий закон был подписан этим летом.  Главное – признается тот факт, что не все проекты могут быть стопроцентно успешны. Сегодня все еще преобладает мнение, что любой проинвестированный проект должен быть успешным, то есть у него нет права на ошибку. А для стартапов необходим более портфельный подход. В этом случае оцениваются результаты не одного конкретного проекта, а общая стоимость всех стартапов. Как правило, стоимость стартапов, успешно дошедших до цели, перекрывает общую сумму вложенных инвестиций.

– Напоследок хотелось бы уточнить, все-таки, какие проекты будут более востребованы в ближайшие, скажем, пять лет?

– Все, что связано с цифровыми технологиями во всех отраслях, – это «интернет вещей», технологии блокчейн, искусственный интеллект, а также технологии, связанные с новыми материалами, несмотря на их капиталоемкость.
 


1 просмотр

Как Казахстан становится раем для хакеров

По мнению директора Центра анализа и расследования кибератак, компьютерные инциденты уже стали для Казахстана повседневной обыденной реальностью, которую власти просто не хотят замечать

Фото: shutterstock.com

По версии сайта «Лаборатория Касперского» Казахстан на незавидное 24-е место в мире в числе стран, чьи интернет-ресурсы подвергаются несанкционированным вмешательствам чаще всего. При этом в отчетности государственных органов уровень киберпреступности в стране настолько низок, что говорить о необходимости усиления безопасности в этой сфере не приходится. Кардинальное различие взглядов Kursiv.kz прокомментировал директор Центра анализа и расследования кибератак (ЦАРКА) Арман Абдрасилов, по словам которого, компьютерные инциденты уже стали для Казахстана обыденной реальностью, которую власти просто не хотят замечать.

Динамика роста компьютерных инцидентов признается всеми: согласно данным официальной статистики, если в 2011 году в Казахстане было зафиксировано 20 тыс. инцидентов, то в период с 2011 по 2016 годы было зафиксировано уже 60 тыс. инцидентов в год, а в 2017 году – уже более 100 тыс. инцидентов. При этом резкий рост в 2017 году объяснялся тем, что в это время в Астане проходила всемирная специализированная выставка ЭКСПО, и рост количества инцидентов связывался как с интересом хакеров к ресурсам этого события, так и с тем, что фиксация инцидентов в этот период велась особенно тщательно.

Последнее обстоятельство наводит на мысль о том, что при работе служб защиты интернет-пространства в «режиме ЭКСПО» среднегодовое количество выявленных инцидентов и в период 2011–16 годов превышало бы озвучиваемые 60 тыс. Особенно в свете того, что независимые эксперты «Лаборатории Касперского» включают Казахстан в топ-25 самых атакуемых стран в мире. Казалось бы, при таком обилии инцидентов должно быть и обилие расследований, однако, по данным комитета правовой статистики, в январе 2018 года в Казахстане при общем количестве зарегистрированных преступлений на уровне порядка 18 тыс. к сфере информатизации и связи относилось всего 12 уголовных правонарушений. При том, что при уровне инцидентов 2017 года (100 тыс.) их ежемесячное количество приближается к 10 тыс.

Понятно, что далеко не все компьютерные инциденты относятся к сфере киберрасследований, но, тем не менее, разница слишком велика для того, чтобы не задаться вопросом: куда деваются эти инциденты, регистрируемые вендерами, но исчезающими из поля зрения ответственных за соблюдение закона органов? Ответ прост:  большинство из них просто замалчивается как из-за нежелания обладателей уязвимых систем  выносить сор из избы, так и из-за несовершенства законодательства.

«Нет тела – нет дела»

«Если задать вопрос, проводятся ли киберрасследования в Казахстане вообще, то ответ будет утвердительный: они проводятся, правда, не так часто, как хотелось бы, но другой вопрос, что они проводятся не для дальнейшей передачи в суд, а внутри компаний для внутреннего учета, для внутреннего разбирательства, чтобы понять, какого именно рода атака произошла и как не попасться на подобную атаку в будущем»,  – говорит директор ЦАРКА Арман Абдрасилов.

По его словам, у экспертов ЦАРКА был опыт обнаружения фишинговой атаки (попытки несанкционированного получения доступа к конфиденциальным данным пользователей – логинам и паролям) на ресурс одного из казахстанских банков. Специалистами центра был определен IP-адрес, с которого пришла фишинговая рассылка и дислокация компьютера с этим адресом в Северо-Казахстанской области. Для дальнейшего разбирательства необходимо было выехать на место для работы непосредственно с этим процессором – и специалисты ЦАРКА готовы были сделать это за свой счет, о чем известили Министерство внутренних дел и сам банк.

«Ответ МВД был однозначный: нам объяснили, что, поскольку пострадавших лиц нет – по крайней мере, нет заявлений, то, как у нас говорят, «нет тела – нет дела», то есть никто санкционировать дальнейшее разбирательство не будет, – говорит Абдрасилов. – Так что в МВД нам сказали, что надо дождаться, когда появятся пострадавшие, дождаться, чтобы у кого-нибудь украли деньги, более того, надо дождаться, чтобы пострадавшее лицо написало заявление в полицию, и, естественно, связать эти эпизоды. В результате процесс и ныне там: возможно, пострадавшие есть, но они, скорее всего, об этом не знают», – добавляет он.

Реклама казино – всего лишь техошибка?

Примерно так же ведут себя и госорганы, когда выясняется, что кто-то взломал их сайт – интернет-ресурс одного из казахстанских министерств долгое время украшала реклама казино, расположенного в Китае, которая время от времени перенаправляла пользователей на этот китайский ресурс для накрутки его счетчика. Ситуация с банковской рассылкой повторилась: ЦАРКА известила хозяев сайта об обнаруженном казино-«прилипале», хозяева ресурса отказались заявлять об инциденте в МВД, а сам инцидент был классифицирован как «ошибка в работе».

«Якобы ссылка на этот сайт случайным образом осталась в памяти у человека, который верстал министерский ресурс, и случайно попала на министерский ресурс. При этом никто не хотел относить это к разряду хакерской атаки, но мы трактовали ситуацию как несанкционированное изменение кода и задали вопрос одному из руководителей – давал ли он санкцию внести в код ссылку на некий сторонний ресурс? – говорит Абдрасилов. – Ответ был однозначный: санкции не давалось, соответственно, изменение было несанкционированным и его нужно классифицировать как кибератаку. Но компания-подрядчик быстро исправила ошибку и сделала вид, что никакого инцидента не было, а предоставленный нами скрин-шот – это якобы работа в фотошопе», – констатирует он.

При этом инциденты, касающиеся ресурсов госорганов, хоть кто-то пытается исправить, а вот атаки на ресурсы частных компаний и уязвимости соответствующих систем в Казахстане вообще остаются вне поля зрения властей. Так, по сведениям специалистов ЦАРКА, уязвимость маршрутизаторов Microtik, позволяющая хакеру получать список пользователей и взломать систему, после своего обнаружения в апреле этого года становится весьма актуальной для нашей страны.

«Около 100 тыс. устройств по всему миру заражены и используются как прокси-серверы, около 1 тыс. устройств из них находятся в Казахстане, – утверждает глава ЦАРКА. – Мы направили эту  информацию в регулятор, и выяснилось, что 10 IP-адресов принадлежат госорганам, и эти адреса взяты в разработку, по ним ведется работа. Результаты пока нам неизвестны, надеюсь, ошибка была исправлена. Что с остальными 990 устройствами? Нам сказали, что это не входит в зону ответственности госоргана и по ним надо разбираться отдельно»,  – добавляет он.

И это является большой проблемой, поскольку мало найти владельца такого устройства, необходимо еще и уговорить его написать заявление для того, чтобы продолжать расследование и установить, кто и как воспользовался уязвимостью этого оборудования.

Майните сколько влезет

Но если перспектива распространения хакерских атак благодаря уязвимости той или иной системы, по словам Абдрасилова, воспринимается казахстанскими силовиками как реальная угроза и по проблеме охвата уязвимостей оборудования и ресурсов частников и физлиц прокуратура уже созрела для проработки какого-то алгоритма совместных действий с ЦАРКА, то такой деликатный момент, как майнинг криптовалют на казенном оборудовании, со стороны госслужащих по-прежнему остается вне правового поля.

«В Астане мы находили несколько организаций, в которых майнили криптовалюту, писали об этом руководству этих организаций, писали в силовые структуры, но в ответ задавался очень простой вопрос: «а в чем ущерб?» – говорит руководитель центра. – Нас спрашивали: «а какой ущерб мы вменим нашим администраторам, которые майнили криптовалюту? – Растрату  электроэнергии?». То есть это деяние трудно доказуемое, и стоит ли оно того? – никто не пострадал, со счетов организации денег украдено не было, это очень сложно оценимые потери, поэтому чаще всего в таких случаях просто вызывают администратора и просят убрать этот майнинг, не вынося даже выговора или предупреждения», – отмечает он.

В результате в стране складывается парадоксальная ситуация: кибератаки (и следовательно, киберпреступность) есть, их масштабы извне оцениваются достаточно высоко (24-е место в мире по привлекательности для хакеров), но изнутри статистика выглядит благопристойно, поскольку ни правоохранительные органы, ни сами пострадавшие от атак предпочитают сор из избы не выносить. Между тем, по утверждению Абдрасилова, та же ЦАРКА может завалить МВД сведениями об инцидентах – но расследоваться будут только единицы из них.

«Надо развивать культуру обращений в правоохранительные органы, писать заявления, добиваться того, чтобы эти преступления регистрировались, попадали в статистику, и тем самым заставлять этот механизм работать, – говорит Абдрасилов. – На бумаге у нас все отлично, но стоит зайти в сеть, как мы видим, что данные продаются, продаются доступы в локальные сети; одновременно донести эту информацию до владельца системы нельзя, потому что в данном случае наш Уголовный кодекс работает в обратную сторону: мы, как сторона, не являющаяся владельцем системы, не можем сообщать о взломе какого-либо ресурса. Потому что по отношению к нам самим возникает вопрос: каким образом мы эту информацию получили, к нам предъявляются обвинения в кибертатаках и прочих несанкционированных действиях. Сейчас нормативка работает в пользу атакующих, такая вот интересная ситуация»,  – резюмирует он.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане планируют создать новую авиакомпанию, цены на билеты которой обещают дешевле, чем у текущих компаний. Как Вы думаете, на чем будут экономить?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

Miyagi_kursiv_240x400.png

Цифра дня

1410
человек
погибло в пожарах с 2015 года, по данным МВД РК

Цитата дня

По моему мнению, несколько явлений сегодняшнего дня имеют множество параллелей как с началом XX века, так и с 1930-ми годами, и это дает нам основания бояться, что в результате (этой тенденции) может произойти непредвиденная цепь событий

Антониу Гутерриш
генсек ООН

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank