Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1589 просмотров

Джозеф Зиглер: «Копировать Кремниевую долину то же самое, что копировать Голливуд»

Что нужно для создания казахстанской стартап-экосистемы рассказал глава Astana Hub Джозеф Зиглер

Можно ли создать вторую Кремниевую долину? Оказалось, что некоторые страны нацелены на то, чтобы полностью скопировать и создать что-то подобное у себя на родине. Образ долины и успех ее «обитателей» на международной арене стоит перед глазами и у предпринимателей, запускающих новый технологический проект. «Гоняться за идеями, которые создавались для другой страны с другой культурой - не самая лучшая идея», говорит глава Astana Hub Джозеф Зиглер. На встрече, организованной отраслевым акселератором DAR Lab, посвященной цифровизации логистики, Зиглер рассказал что нужно для развития казахстанской стартап-экосистемы и почему создание второй Кремниевой долины – плохая идея.  

- Джозеф, в каком состоянии сейчас находится экосистема стартапов у нас в стране? 

- Я бы сказал, стартап-экосистема Казахстана сейчас находится на начальном этапе, так что говорить о каких-то далеко идущих планах пока рано. У нас на рынке есть много ниш, которые до сих пор плохо развиты. Например, e-commerce или образование. Мне кажется, это как раз те места, куда очень легко внедрить технологии, а затем развить их. Все говорят о том, что хотят построить вторую Кремниевую долину. Я часто слышу такое, когда бываю в разных странах. Но давайте будем честными, в США такая экосистема активно формируется уже в течение чуть ли не пары десятков лет и, что важно, продолжает формироваться до сих пор. Я лишь хочу сказать, что это не быстрый путь и здесь всем нам нужно время.   

- То есть, желание создать вторую Кремниевую долину – плохая идея? 

- Давайте быть честными, многие пытаются скопировать Кремниевую долину. Кто не захочет достичь такого же уровня успеха, правильно? Копировать Кремниевую долину - то же самое, что копировать Голливуд, но у каждой индустрии есть свои преимущества, так что гоняться за идеями, которые создавались для другой страны с другой культурой - не самая лучшая идея. К тому же, Кремниевая долина все еще строится.  

- Нужно ли нам привлекать больше иностранных специалистов в эту область или мы сможем обойтись собственными силами? 

- Возвращаясь к примеру с Кремниевой долиной, могу сказать, что больше половины предпринимателей и экспертов, которые там работают – это иностранцы. Так что привлекать экспертов, которые приедут в страну и смогут помочь нам в развитии - не такая уж плохая идея. Мне кажется, что когда эксперты начнут приезжать в Казахстан, и мы сможем взаимодействовать, то это даст возможность создать цельную экосистему. Когда все это произойдет, местные предприниматели или любые другие специалисты, которые сейчас работают в этой среде, станут следующим поколением стартаперов. Я думаю, все это работает именно таким образом.  

- А как обстоят дела с инвестированием в стартапы Казахстана? 

- Я думаю, что будет лучше, если мы научим местный рынок, как и когда вкладывать средства, а также разбираться в стартапах. Сейчас ситуация такая, что иногда даже корпорации не понимают, как работать с такими предпринимателями, а ведь корпоративная вовлеченность здесь очень важна. Ты не можешь потратить кучу денег в 2018-м и получить прибыть в 2019 году. Это так не работает. Нам нужно время, чтобы рынок созрел. Причем, созревать здесь должны не только инвесторы, но и сами предприниматели со своими продуктами.  

- К вопросу об инвестициях, местным стартапам стоит рассчитывать на получение средств из-за рубежа или лучше искать инвесторов внутри страны? 

- Мы же все понимаем, что очень сложно привлечь бизнес-инвесторов откуда-то из заграницы. В случае таких инвестиций, тот, кто вкладывает средства, несет наибольшие финансовые риски, но и может рассчитывать на высокую окупаемость средств, если компания достигнет успеха. На данном этапе мы можем только планировать привлекать бизнес-ангелов и так называемых seed-инвесторов. 

- Что конкретно нужно сделать, чтобы помочь местной стартап-экосистеме получить полноценное развитие? Возможно, стоит обратить вынимание на отраслевые акселераторы, например такие, как DAR Lab? 

- Сейчас нам нужно заняться двумя вещами. Первое - развить экосистему в целом. В центре любой стартап-экосистемы всегда стоит предпринимательство, так что именно оно становится областью, которую нам нужно развивать. Могу отметить тенденцию, что в Казахстане инициаторами создания экосистемы являются не только предприниматели, но и государство, которое создает необходимую инфраструктуру и убирает некоторые бюрократические барьеры. Для этого мы собираемся работать с предпринимателями, стартапами и инвесторами. Так как сейчас я руковожу Astana Hub, то теперь у нас есть много инструментов, чтобы помочь предпринимателям создать и развить свои идеи. Например, в Astana Hub мы проводим тренинги и обучающие курсы для инвесторов. Второе - очень важно, чтобы мы научили людей, как вкладывать инвестиции и определять наиболее перспективные направления. Рынок стартапов в Казахстане не такой уж большой, так что мы будем специализироваться на областях, в которых можем конкурировать на международном уровне.  

- Есть ли у Казахстана какие-либо особенности рынка по сравнению с остальными странами? 

- Я долгое время жил в Сингапуре - стране, которая очень далеко продвинулась в плане инноваций. У этой страны много ресурсов, которые она смогла направить в нужное русло и не стала никого копировать. Чтобы создать более-менее устойчивую систему, Сингапуру потребовалось около 5 лет. Надеюсь, что в Казахстане этот процесс пойдет быстрей.  

Я хочу отметить, что стартап-экосистема в каждой стране имеет свою специфику и зависит от множества факторов, например, от состояния экономики или образования, так что здесь нет универсального средства развития экосистемы. Мне кажется, вскоре мы увидим, как люди все больше обращают внимание на b2b стартапы, как это сейчас происходит на «зрелых» рыках. Наверное, этот шаг станет следующим в развитии экосистемы, как та, что сейчас есть в Казахстане.  

На мой взгляд, в Казахстане отличная система образования, которая дает нам весомые преимущества по сравнению с остальными странами.  Нам нужно смотреть дальше, чем ближайшее время.  Уж не знаю, как назовут казахстанскую экосистему, может Яблочная долина или просто Долина, но в Казахстане есть очень молодое поколение стартапов и отличное образование, так что это одно из главных наших преимуществ.  


1353 просмотра

С неба до земли

Разведку проведут на месторождении Озерное, площадь которого составляет 70 квадратных километров

фото: shutterstock.com

Передовые зарубежные технологии используют геофизики при разведке месторождения Озерное, находящегося в 230 километрах к юго-востоку от Караганды. Его реальные запасы могут составлять до 1 млн тонн меди. Внедрение технологических инноваций – один из приоритетов государственной программы индустриально-инновационного развития республики.

Своим названием месторождение Озерное обязано специфическому природному ландшафту. Поступающие с Каркаралинских гор талые воды образуют в низине небольшие болотца. Площадь месторождения составляет около 70 квадратных километров. О наличии полезных ископаемых здесь стало известно еще в 1972 году, но из-за бедного содержания меди в руде (0,36%) и небольших разведанных запасов (400 тыс. тонн меди) месторождение не привлекло к себе внимания. Спустя несколько десятилетий ситуация кардинально изменилась благодаря стремительному развитию геологоразведочных технологий.

Интерес проснулся

«В советское время Озерное никому не было интересно, так как существовали более крупные и богатые месторождения, которым уделялось больше внимания. Сейчас ситуация меняется. С одной стороны, разведанные запасы близятся к истощению. С другой, появляются новые технологии, которые позволяют обогащать руды с более низким содержанием полезных ископаемых. Поэтому к Озерному снова проснулся интерес», – говорит геолог Александр Щеглов, сотрудник Kazakhmys Barlau.

Эта компания получила право недропользования на участке Озерное в конце прошлого года. По словам Щеглова, в 70-х годах прошлого века в результате оценочных работ на месторождении Озерное были обнаружены семь рудных тел.

«Наша задача – исследовать месторождение в глубину и в направлении флангов. Сейчас мы находимся на начальном этапе. К концу четвертого года у нас будет вся информация об этом объекте. И тогда мы будем делать экономическую оценку перспективности дальнейшего внедрения месторождения в разработку», – объясняет геолог.

В 2019 году на месторождении Озерное планируется провести магнитную и электрическую разведку, буровые, лабораторные и камеральные работы – все это обойдется более чем в 400 млн тенге. Предполагается, что общий объем запасов месторождения может составлять 1 млн тонн меди.

Сверху видно все

Сейчас на месторождении ведутся работы по подготовке к магнитным исследованиям с помощью дронов. Впервые в Казахстане именно беспилотники поднимут в небо магнитометры для измерения характеристик магнитного поля земли. Применение технологии UAV Mag немецкой компании Mobile Geophysical Technologies позволит увеличить детальность и производительность работ в десятки раз по сравнению с наземным вариантом, а также улучшить точность магнитных измерений.

Аэромагнитную разведку проведет молодая отечественная компания KazUAV.

«Мы приступим к тестовым работам по магниторазведке, как только пройдем все таможенные процедуры по ввозу оборудования. Это произойдет в ближайшее время. Пока мы проводим фотосъемку на площади 10 квадратных километров. Она нужна, чтобы обновлять данные и контролировать ход работ на разных этапах их выполнения», – поясняет совладелец компании Руслан Витвицкий.

В распоряжении KazUAV три беспилотника, стоимость каждого из которых $100 тыс. Сейчас эти дроны изготавливают в России, но в будущем компания сама планирует заняться их производством и увеличить долю казахстанского содержания до 80%.

«Чтобы проводить геофизические исследования, нужно ходить пешком, ездить на машине или нанимать пилотируемую технику. Самый непродуктивный вариант – ходить пешком. За восьмичасовой рабочий день бригада из пяти человек проходит 80 погонных километров. Наш самолет за один вылет, который длится четыре часа, пролетает почти в три раза больше», – рассказывает Витвицкий.

Собеседник добавляет, что использование новых технологий позволяет не только повысить безопасность и эффективность выполняемых работ, но и снизить их стоимость.

Три аномалии

Инновации применяются не только в магнитной, но и в электрической разведке месторождения Озерное. Здесь внедряются технологии Ore Vision IP и Infini TEMXL канадской компании Abitibi Geophysics, представителем которой в Казахстане является Nomad Geo Service.

«Старые установки были очень громоздкими. Кабель раскладывался в форме квадрата со стороной 2 километра. По нему подавался ток, который уходил в землю. С помощью датчиков мы измеряли значения электромагнитного поля. Теперь нам не нужно раскладывать большие петли. Мы устанавливаем только датчики. И, согласно полученным данным, оцениваем вероятное местонахождение рудных тел. Затем проводим электромагнитные работы, по итогам которых определяем места бурения будущих скважин», – вдается в детали главный геофизик Nomad Geo Service Марлен Жукебаев.

По его словам, прежние исследования на месторождении Озерное позволяли заглянуть на глубину 100–150 метров, нынешние – на 200–300 метров.

«Мы уже обнаружили три аномалии на глубине от 150 до 250 метров. Вероятно, что там залегают наиболее крупные запасы медьсодержащих сульфидов. Через полтора месяца у нас будут более точные сведения, которые позволят вычислить прирост запасов на глубину», – заверил специалист.

Будущее базовых металлов

Потребность казахстанских горнодобывающих компаний в вводе новых месторождений растет, и сейчас необходимо активно внедрять инновации, чтобы открывать труднодоступные месторождения, – на этот факт обращает внимание и заместитель акима Карагандинской области Алмас Айдаров.

«Мы всегда говорим, что в недрах нашего региона находятся все элементы таблицы Менделеева. Но это же просто теория. Все крупные легкодоступные месторождения, которые на поверхности лежат и которые невозможно игнорировать, давно открыты. Но залегающие на большой глубине скопления полезных ископаемых, в том числе и редкоземельных металлов, нам только предстоит изучать», – говорит Айдаров.

По его мнению, сведения о запасах меди на месторождении Озерное требуют детальной перепроверки. 400 тыс. тонн меди – это чуть больше годового объема добычи «Казахмыса». Но если подтвердится объем в 1 млн тонн меди – можно будет рассматривать разработку месторождения. Алмас Айдаров напоминает, что «предприятиям важно увеличивать свою рудную базу, ведь известных запасов хватит всего на 15–20 лет», и еще делает акцент на необходимости технологических инноваций: «При старых методах на разведку может уйти от пяти до семи лет. Поэтому нужны быстрые методы геологоразведки, чтобы точно спрогнозировать, где нужно бурить, и меньшее количество людей задействовать. Для нас важна сама технология. Если даже она и канадская, то используют ее казахстанские компании, которые принимают на работу соотечественников».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций