Перейти к основному содержанию

2592 просмотра

Мобильник из инкубатора

ТОО «Инновационный центр мобильных технологий» готов запустить первое в Казахстане сборочное производство мобильных телефонов. Но произойдет это только после парламентских выборов, когда предприятие получит деньги на стартап. В случае успеха компания рассчитывает выйти на рынок ПО и производить планшетники, кооперируясь с актауской «Каспий Электроникс».<br /><br />

ТОО «Инновационный центр мобильных технологий» готов запустить первое в Казахстане сборочное производство мобильных телефонов. Но произойдет это только после парламентских выборов, когда предприятие получит деньги на стартап. В случае успеха компания рассчитывает выйти на рынок ПО и производить планшетники, кооперируясь с актауской «Каспий Электроникс».

«Для запуска нашего производства объемом 10 тыс. штук в месяц у нас есть договоренности с десятком китайских производителей трубок, ждем только денег», – сообщил «Къ» соучредитель ТОО «Инновационный центр мобильных технологий» Гани Сауранбек.

Выделить $500 тыс. на стартап согласился Национальный инновационный фонд (НИФ). Но предупредил: деньги бизнесмен получит не в ноябре-декабре, как планировалось раньше, а только в марте. После парламентских выборов и смены кабинета министров. На случай смены руководства НИФ он держит в уме СПК и несколько частных инвесторов. Деньги будут потрачены на закупку оборудования и материалов.

Поставлять 50% своей продукции, рассчитанной на нижний ценовой сегмент (3–5 тыс. тенге), будет «Алтелу». Остальное пойдет за рубеж. Схемы продаж различны. «В Азербайджане мы договорились с двумя компаниями. Одна из них – NLS – аналог «Евросети». Вторая – наши друзья, которые работают в этой области. В России мы будем собирать мобильники для наших китайских партнеров, которые сами будут продвигать свою продукцию. В Узбекистан, наоборот, нам зайти проще, чем китайцам. Благодаря межправительственным соглашениям, продукция made-in-Kazakhstan обходится на 50–75% дешевле, чем если бы ее везли из Китая напрямую», – рассказал Гани Сауранбек.

Чтобы застраховать свои поставки в Узбекистане, компания договорилась с государственным «Казэкспогарантом» о страховке сделок. В том числе – от неконвертации (в Узбекистане компания может потратить на конвертацию сумов в доллары до полугода – «Къ»). Еще один вариант работы с Узбекистаном – оплачивать сделку за его пределами.

По признанию самого бизнесмена, потенциальные рынки сбыта практически заполнены, поэтому главная задача – это максимальное снижение стоимости производства, как за счет снижения стоимости комплектующих, так и за счет льгот. Одно из преимуществ компании – работа на территории СЭЗ ПИТ «Алатау», дающая право на налоговые льготы в зависимости от размера казсодержания: чем оно выше, тем больше льготы.

Кроме того, г-н Сауранбек рассчитывает на то, что в Азербайджане практически не знакомы с китайской продукцией, что позволяет заполнить эту нишу. Впрочем, он сам признается, что только в Казахстане ежемесячно продается 100–200 тыс. трубок. Поэтому продажи дополнительных 5 тыс. телефонов существенного влияния на рынок не окажут.

Доходы от продаж компания хочет вложить в разработку собственного ПО и планшетников. «Мы хотим предустанавливать на мобильниках и планшетниках ссылки на местные порталы, словари, карты», – пояснил Гани Сауранбек. Кроме того, с китайской компанией ведутся переговоры о покупке эксклюзивных прав на сборку планшетников на базе Android. Их розничная цена рассчитывается на уровне 40 тыс. тенге, но для повышения конкурентоспособности устройств компания хочет снизить ее до 30 тыс. тенге. Больше всего Гани Сауранбек рассчитывает на госзаказ: перевести на планшетники в Казахстане собираются школьников и врачей.

Напомним, в начале ноября нынешнего года министр образования Бакытжан Жумагулов заявил, что до 2020 года для школ будет куплено 83 тыс. планшетников и ноутбуков. При минимальной цене планшетника около 27 тыс. тенге объем заказа можно оценить примерно в 2,24 млрд тенге. Если же планшетниками оборудуют все машины «Скорой помощи» (такой проект уже реализуется в Астане), объем рынка вырастет, по самым грубым подсчетам, еще на 43,2 млн тенге.

Надежда на крупные заказы не всегда оправдывается. Так, ТОО «Arta Software», сориентированная на корпоративный сегмент, так и не дождалась заказов и вынуждена была приостановить производство своих планшетников. Гани Сауранбек предложил свое решение: «Мы хотим поставить линию, на которой можно было бы собирать любые устройства с экраном до 10 дюймов. Это позволит нам более гибко реагировать на спрос».

Выходить на рынок планшетников «Инновационный центр мобильных технологий» хочет, кооперируясь с актауским «Каспий Электроникс». Последний уже объявил о том, что будет собирать в СЭЗ «Актау» до 20 тыс. планшетников (подробнее о проекте см. № 43 от 3 ноября 2011 года). «Мы не конкуренты, а партнеры. Вместе нам проще лоббировать свои интересы и продвигать продукцию друг друга на зарубежных рынках», – заявил Гани Сауранбек.

Сколько мобильников продается в КазахстанеПо данным Samsung Electronics Kazakhstan, в 2010 году объем рынка мобильных телефонов в Казахстане составил 2 млн штук на сумму $300 млн

banner_wsj.gif

1198 просмотров

Технология stream-вещания окончательно переформатировала музыкальный рынок

CD и скачивания уходят в прошлое

Фото: Shutterstock

Американская ассоциация звукозаписывающих компаний (RIAA) опубликовала финансовые итоги 2019 года. Общие розничные продажи музыкальной индустрии США достигли показателя в $11,1 млрд. Это на 13% больше результата 2018 года. 

Важно отметить и качественный результат: главный доход индустрия получила от развития музыкального вещания через интернет – $8,8 млрд (79,5% всех доходов рынка). Это больше, чем весь американский музыкальный бизнес заработал в 2017 году. 

14-музыка-покоряет-онлайн-01_0.png

Люди живут в музыкальных потоках 

Стриминговое (stream), или потоковое, вещание включает в себя весь звуковой контент, который мы получаем через интернет-онлайн. Это прослушивание музыки или просмотр видеоклипов, подключение к интернет-радиостанциям или подкастам. 

Популярность потокового вещания растет пять лет подряд. В 2019 году армия платных подписчиков в США выросла на треть и составила 60,4 млн человек (в 2015 году подписчиков было менее 11 млн человек). В целом они отдали музыкальной индустрии страны $6,8 млрд, что составило 61% всей выручки.

Stream не стоит путать с платным скачиванием контента для последующего прослушивания офлайн. Это другая графа дохода, на долю которой приходится 8% рынка, или $856 млн. Скачивание музыкальных альбомов принесло $395 млн, отдельных треков – $415 млн. В целом в этом сегменте падение продаж в сравнении с 2018 годом составило 18%.

Впервые с 2006 года пользователи заплатили за эту услугу меньше $1 млрд.   

Физические носители (компакт-диски и виниловые пластинки) пока держат второе место по прибыльности. На их долю в США пришлось 10% доходов, или $1,15 млрд. Интересно, что продажи компакт-дисков в сравнении с предыдущим годом упали на 0,6% (до $615 млн), а грампластинки, напротив, показали рост на 19% ($504 млн).

Наконец, 2% дохода индустрии составила синхронизация продаж, то есть извлечение прибыли через разные каналы. Например, использование произведений и их элементов в кино, рекламе, компьютерных играх и так далее.

Меломанами считают себя 54% 

По данным Международной федерации производителей фонограмм (IFPI), 54% людей считают себя любителями музыки. В возрастной категории от 16 до 24 лет таковых еще больше – 63%. При этом средний меломан тратит на прослушивание музыки 18 часов в неделю. Согласно опросам IFPI, 64% людей слушают музыку онлайн, причем наиболее растущая группа любителей стрим-трансляций за возрастной категорией от 35 до 64 лет. 

Музыкальная индустрия демонстрирует разные модели извлечения прибыли на основе stream-вещания. Выбор нужного канала – дело непростое и строится на индивидуальных предпочтениях.  

Если важно количество доступных произведений, то безусловный лидер – Sound Cloud – 125 млн композиций, на втором месте находится TIDAL – 60 млн треков и 250 тыс. видеоклипов, на третьем – Apple Music, 60 млн треков. Стоит учитывать битрейт – качество воспроизводимой музыки. В этом смысле хороши Deezer (1411 Кбит/сек на условиях платной подпис­ки), TIDAL, Spotify и Яндекс.Музыка – при платной подписке выдают 320 Кбит/сек. 

Если учитывать длительность бесплатного пробного периода, самые оптимальные – Яндекс.Музыка, Apple Music и Deezer (3 месяца). Любителям видеоконтента показаны Youtube и Vevo, самые популярные потоковые радиостанции – Beats 1, Pandora Plus и SiriusXM. По принципу социальных сетей на основе музыкальных пристрастий работают Mix Cloud или MySpace.   

Какой стрим выбрать в Казахстане

Наиболее доступные в Казахстане сервисы – Яндекс.Музыка (142 рубля в месяц, или 849 тенге), Boom (ВКонтакте) и Zvook (150 рублей в месяц, по текущему курсу около 850 тенге), а также Deezer (ежемесячная оплата эквивалентна $2,49). Региональный менеджер Яндекс.Музыки в Казахстане Эдуард Габриелян говорит, что рынок музыкального стриминга в стране постоянно расширяется. За 2019 год число казахстанских подписчиков сервиса выросло пятикратно. 

В целом аудитория сервиса Яндекс.Музыка за три года, по данным Габриеляна, увеличилась больше чем в 10 раз. В конце 2019 года количество платных подписчиков сервиса достигло 3,1 млн, месячная аудитория – чуть более 15 млн. Другие популярные в Казахстане стриминговые сервисы на запрос «Курсива» не ответили.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif