Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1668 просмотров

Как Китай покоряет космос

Новая космическая станция и полеты на Марсы – ближайшее будущее Поднебесной

фото: shutterstock.com

Спустя почти полвека после запуска своего первого искусственного спутника на орбиту Пекин укрепляет собственные позиции в космосе – планирует построить новую космическую станцию и отправить миссию на Марс.

С земли и с моря

После морского запуска на сайте Китайского национального космического управления появилось сообщение о том, что гибкость, которую обеспечивают морские запуски, позволит Китаю предоставлять более качественные услуги по коммерческому запуску для стран-участниц инициативы «Пояс и Путь».

В 2003 году Китай стал третьей после США и России страной, которая отправила людей в космос. Астронавт Ян Ливэй провел около 21 часа в космосе на борту космического корабля «Шэньчжоу-5». После успешного полета Яна Пекин провел еще пять пилотируемых миссий в период между 2005 и 2016 годами. Последняя миссия в 2016 году отправила астронавтов Цзин Хайпэна и Чэнь Дуна на орбиту, где они провели месяц в космической лаборатории «Тяньгун-2», которая служила моделью для проверки технологий жизнеобеспечения для будущей китайской многомодульной орбитальной станции. В июле этого года «Тяньгун-2» завершила свою работу и произвела контролируемый сход с орбиты. Китай сейчас строит свою новую космическую станцию – предполагается, что она будет завершена и введена в эксплуатацию в 2022 году.

Семейство Long March

Китайская космическая программа официально началась в 1956 году – тогда была создана 5-я академия Министерства национальной обороны. Сейчас эта организация называется Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация, именно на ее счету основная часть космических исследований и разработок в Китае.

Во время выступления перед лидерами Коммунистической партии в 1958 году Мао Цзэдун заявил, что Пекин, вслед за СССР и США, также должен запустить в космос искусственный спутник. Двенадцать лет спустя, 24 апреля 1970 года, ракета Long March-1 вывела на орбиту первый китайский искусственный спутник Dong Fang Hong-1.

Ракеты-носители семейства Long March стали основой китайской космической программы. С 1970 года были разработаны и введены в эксплуатацию 17* вариаций ракет этой серии. На ракетах-носителях этого семейства были выполнены ключевые космические миссии – в том числе программа пилотируемых полетов, исследование Луны, создание системы спутниковой навигации BeiDou (BDS) и проект комплексной системы дистанционного зондирования Земли Gaofen.

В январе китайский лунный зонд «Чанъэ-4» успешно приземлился на темной стороне Луны. Это была первая в истории человечества посадка космического аппарата на обратную сторону Луны. Зонд также передал первое в мире изображение с близкого расстояния с обратной стороны Луны.

Посадка – это последний шаг для Китая в его гонке за то, чтобы догнать Россию и Соединенные Штаты и стать к 2030 году главной космической державой. Лунная программа Пекина стартовала в 2007 году, когда Китай успешно запустил свой первый лунный модуль «Чанъэ-1» – он занимался сбором данных на окололунной орбите. В 2013 году произошла первая мягкая посадка китайского космического аппарата на Луну и доставка туда лунохода Yutu, но из-за технических проблем «Нефритовый заяц» (так переводится название) выполнил миссию не до конца. Первая мягкая посадка на Луну была совершена в феврале 1966 года советской автоматической станцией «Луна-9», немного позже этот опыт повторили американцы.

Пекин планирует собрать образцы лунного грунта в конце года с помощью миссии «Чанъэ-5» и к 2020 году отправить зонд на Марс.

В 2003 году Китай стал третьей после США и России страной, которая отправила людей в космос. Астронавт Ян Ливэй провел около 21 часа в космосе на борту космического корабля «Шэньчжоу-5».

После успешного полета Яна Пекин провел еще пять пилотируемых миссий в период между 2005 и 2016 годами. Последняя миссия в 2016 году отправила астронавтов Цзин Хайпэна и Чэнь Дуна на орбиту, где они провели месяц в космической лаборатории «Тяньгун-2», которая служила моделью для проверки технологий жизнеобеспечения для будущей китайской многомодульной орбитальной станции. В июле этого года «Тяньгун-2» завершила свою работу и произвела контролируемый сход с орбиты.

Китай сейчас строит свою новую космическую станцию – предполагается, что она будет завершена и введена в эксплуатацию в 2022 году.

Как формируется космическая мощь

В последние годы Китай сделал космические исследования одним из главных своих приоритетов и неуклонно увеличивает расходы на космическую деятельность. Последние данные Национального статистического бюро КНР показывают, что в 2016 году расходы на авиацию и самолеты, включая финансирование космических миссий, составили около $5,6 млрд. Для сравнения – в 2011 году этот показатель равнялся $4,5 млрд. Данные о расходах Китая непосредственно на космос не относятся к числу общедоступных.

Китай пошел по стопам других более продвинутых космических держав и – пусть и с опозданием на несколько десятилетий – преодолел те же этапы в освоении космоса. Вторая по величине экономика мира запустила в 1994 году свою спутниковую навигационную систему BeiDou, конкурента американской системы GPS. В 2007 году Китай протестировал противоспутниковую ракету – он уничтожил старый метеорологический спутник на высокой полярной орбите. Подобные испытания в мире проводили только США, Россия и совсем недавно – Индия.

Пекин ослабил госмонополию на запуски и призвал частных инвесторов присоединиться. К гонке по разработке ракет примкнули десятки частных китайских космических компаний.

Успехи в этом направлении переменные, но удачные частные комические запуски есть. В мае 2018 года ракета One Space «Чунцин Лянцзян Стар» стала первой негосударственной китайской ракетой, которая успешно вышла на орбиту. Ракета другой компании, iSpace, впервые вывела спутники на орбиту 25 июля того же года. Это был первый в КНР успешный запуск ракеты-носителя, разработанной частной компанией.


888 просмотров

Что ждет бунтующий Гонконг

О причинах и последствиях протеста рассуждает специальный корреспондент «Курсива»

Фото: Reuters/Anushree Fadnavis

В Гонконге продолжаются акции протеста. Об их причинах и последствиях – в материале «Курсива».

Многочисленные акции протеста в Сянгане, который во всем мире больше известен как Гонконг, не утихают уже почти полгода. С 31 марта каждые выходные и праздничные дни десятки, а то и сотни тысяч молодых людей выходят на улицы почти 7,5-миллионного города, где ведут сражения с правоохранительными органами специального административного района КНР. Особенно ожесточенные столкновения стали наблюдаться с середины июня, когда к протестному движению присоединились студенты высших учебных заведений.

От забастовок до погромов

Причиной волнений стали предложенные гонконгским правительством во главе с Керри Лэм (Линь-Чжэн Юээ на континентальном Китае. – «Курсив») поправки к Закону «О скрывающихся от правосудия правонарушителях» и указу «О взаимной правовой помощи по уголовным делам». Обе поправки, инициированные после резонансного убийства девушки из Гонконга на Тайване, предусматривали возможность передачи подозреваемых в преступлениях людей в любую юрисдикцию, даже ту, с которой город не имеет официальных соглашений.

В частности, законопроект допускал выдачу находившихся под подозрением в совершенных преступлениях жителей Гонконга материковому Китаю, законы которого особой гуманностью не отличаются. И хотя 15 июня Керри Лэм объявила о приостановке рассмотрения законопроекта, а 4 сентября и вовсе его отозвала, массовые протесты не прекращаются.

По информации китайских СМИ, в настоящий момент в Гонконге стали обыденными не только всеобщие забастовки и осада полицейских участков. Помимо этого демонстранты периодически блокируют работу делового центра Гонконга, строят баррикады в различных районах города и регулярно создают проблемы движению общественного транспорта. Нередко случаются и погромы.

К примеру, 1 июля вооруженные металлическими трубами и дорожными знаками молодые люди ворвались в здание гонконгского парламента, где разбили большинство дверей и исписали своими протестными лозунгами стены.

Последний же случай уничтожения городского имущества зафиксирован 8 сентября, когда несколько сотен критически настроенных к администрации Гонконга и властям Китая демонстрантов, построив баррикады на улицах центральных районов Чжунхуань и Цзиньчжун, вначале в нескольких местах подожгли мусор, а затем, направившись в районы Ван Чай и Тунловань, разгромили станцию гонконгского метрополитена Central и несколько находившихся по пути их следования магазинов. В ответ на действия протестующих молодых людей полиция применила слезоточивый газ и водометы, а также резиновые и пластиковые пули.

Массовые волнения уже отрази­лись на экономике специального административного района Китая. Глава департамента по делам финансов администрации Сянгана Чэнь Маобо в своем блоге на сайте гонконгского правительственного сайта сообщил, что число посещающих город туристов за последнее время резко сократилось. «На август выпадают летние каникулы, традиционно это высокий туристический сезон. Однако падение числа туристов, посещающих Гонконг, продолжается. По итогам августа этого года их было почти на 40% меньше, чем за аналогичный период прошлого года», – написал в своем блоге Чэнь Маобо.

2019-09-08T170058Z_902422953_RC165E547F70_RTRMADP_3_HONGKONG-PROTESTS.JPG

Пять пунктов

Живущая и владеющая несколькими небольшими магазинами спортивной одежды в центральных районах Сянгана Джессика Ч. согласилась пообщаться с корреспондентом «Курсива» на условиях анонимности. Джессика не верит в мирное разрешение возникшего конфликта. По ее наблюдениям, несмотря на многочисленные факты уничтожения имущества горожан, большинство жителей Гонконга поддерживают демонстрантов. «Сегодня протестующие выдвигают пять основных требований. Первое – полная отмена законопроекта об экстрадиции. Второе – отмена квалификации протестов как массовых беспорядков. Третье – безусловное освобождение всех задержанных участников акций протестов. Четвертое – независимое расследование действий полиции и пятое – предоставление настоящего всеобщего избирательного права», – рассказала Джессика Ч.,
добавив, что многие из тех, с кем она постоянно общается, считают все эти требования правильными.

Вместе с тем собеседница «Курсива» заметила, что не все ее друзья и знакомые уверены, что эта борьба стоит свеч, поскольку может разозлить как администрацию автономии, так и континентального Китая, которые способны изменить статус Сянгана и поставить под сомнение принцип «одна страна – две системы», закрепленный китайско-британской декларацией в 1984 году. «Некоторые также против любых насильственных действий и порчи имущества, в чем замечены сейчас протестующие», – говорит Джессика Ч.

Она обратила внимание на особенности проведения акций протеста, которые имеют отличия от предыдущих протестных выступлений жителей Гонконга. «В отличие от «революции зонтиков» 2014 года все акции проходят точечно. Демонстранты могут непредсказуемо появиться в любое время и в любом месте. К тому же нынешнее движение, которое явно направлено против влияния Коммунистической партии Китая, не имеет четко выраженных лидеров и действует по принципу «будь как вода». «Будь как вода» – это философия борьбы Ли Сяолуна, который больше известен как Брюс Ли. Имеется в виду, что вода может принимать различную форму, может адаптироваться, но ее невозможно удержать. Силой можно удержать гантели или штангу, но только не воду», – поделилась своими наблюдениями Джессика Ч.

Истинный рейтинг и «источник силы»

Яростные столкновения демонстрантов с полицейскими, которые, по наблюдениям собеседницы «Курсива», не являются жителями Гонконга, сказались на финансово-экономических показателях этого специального административного района КНР с его особым статусом «ворот Китая во внешний мир». В пятницу, 6 сентября, международное агентство Fitch Ratings впервые с 1995 года  понизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента в иностранной валюте с «АА+» до «АА», а прогноз – со стабильного на негативный. В распространенном комментарии в Fitch Ratings отметили, что одним из факторов, повлиявших на принятие решения стали массовые протесты, которые продолжаются уже несколько месяцев и бросают вызов концепции «одна страна – две системы». «Негативный прогноз отражает наше мнение о том, что даже при уступках некоторым требованиям протестующих высокая степень общественного недовольства, вероятно, сохранится», – подчеркнули в Fitch Rating.

Реакция из Китая на решение Fitch Rating последовала мгновенно. В тот же день большинство китайских СМИ не только сообщили об удивлении главы администрации Сянгана Керри Лэм по поводу понижения кредитного рейтинга «Жемчужины Востока», но и распространили точку зрения исполнительного директора международного финансового института «Фаньхай» Фуданьского университета в Шанхае Ли Тэцзюня. По мнению главы этой авторитетной китайской организации, «международные рейтинговые агентства при составлении своих докладов не располагают недоступной для общественности информацией, чтобы составлять научно точные рейтинги, отображающие истинное положение дел». Кроме того, издания КНР со ссылкой на слова президента гонконгского управления денежного обращения Чэнь Дэлиня подчеркнули, что последние 10 лет роль Сянгана в качестве трамплина для китайской экономики в мир несколько изменилась, и в настоящий момент «источником силы является его тесная связь с внутренними районами Китая».

Нашлось место в СМИ Поднебесной и мнению о внешнем вмешательстве в дела Гонконга в виде проходящих там массовых протестов. Считается, что главная цель демонстрантов – подорвать растущее влияние китайской экономики. В минувшее воскресенье, 8 сентября, когда протестующие строили баррикады и жгли мусор в районах Чжунхуань и Цзиньчжун, произошло одно событие, на которое обратили внимание средства массовой информации уже всего мира. Несмотря на неоднократные предупреждения Пекина о недопустимости вмешательства внешних сил во внутренние дела Китая (последний раз МИД КНР выразил «глубокое недовольстве» 27 августа после решения лидеров G7 поддержать автономию Гонконга), демонстранты пошли на явное обострение ситуации. Собравшись у здания американского консульства, они призвали Вашингтон ускорить принятие предложенного сенаторами от демократической партии «Закона о правах человека и демократии в Гонконге». Несколько позже генеральное консульство США официально подтвердило получение петиции от участников акций протеста.

Когда товарооборот значения не имеет

Финансовый обозреватель Тулеген Аскаров предполагает: несмотря на то, что объем товарооборота Казахстана с Гонконгом составляет лишь около $150 млн, политическая дестабилизация в этом ключевом для мировой экономики городе способна отразиться и на экономической ситуации в нашей стране. «Во-первых, это может произойти через влияние на тесно связанную с Гонконгом экономику Китая – одного из ключевых торговых партнеров Казахстана. Во-вторых, через мировую финансовую систему, в которой Гонконг, он же Сянган, играет большую роль, особенно для Азии. Стоит напомнить, что азиатский финансово-экономический кризис 1997-1998 года, который перекинулся на Россию и Казахстан, начался не только с краха тайского бата. Но и в связи с политической неопределенностью будущего переданного
1 июля 1997 года Китаю Гонконга как одного из важнейших азиатских финансовых центров, заставившей некоторых ключевых инвесторов вообще уйти из Азии», – заметил в своем комментарии «Курсиву» Аскаров.

В завершение еще об одном моменте. В российских и китайских СМИ появились публикации, в которых прошедшие в городах Казахстана митинги антикитайской направленности сравнивают с продолжающимися акциями протеста в Гонконге. По мнению авторов этих материалов, в обоих случаях за раскачиванием ситуации стоят внешние силы, которые не заинтересованы в успешном экономическом сотрудничестве Китая с другими странами. В частности, ведущее издание КНР «Женьминь Жибао» в своем материале от 5 сентября рассказывает о состоявшейся в Нур-Султане пресс-конференции посла Китая Чжан Сяо, во время которой представитель китайского внешнеполитического ведомства заметил, что общий фон прошедших в Казахстане митингов направлен против визита президента Токаева в КНР. «Предполагается, что за этими митингующими ораторами стоят некие силы, которые стараются разжечь, мягко говоря, отрицательное, негативное настроение населения против Китая и против развития наших двусторонних отношений», – подчеркнул в интерпретации «Женьминь Жибао» Чжан Сяо. По словам посла, попытки этих сил разрушить доб­рососедские отношения между Казахстаном и Китаем обречены на провал, поскольку исходят исключительно из корыстных геополитических интересов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций