Перейти к основному содержанию

3152 просмотра

О чем говорили на саммите G20

И как это повлияет на страны Центральной Азии

Фото: Reuters

Отрешенный взгляд британского премьер-министра Терезы Мэй на встрече с президентом России Владимиром Путиным, особый стиль рукопожатия американского президента Дональда Трампа, как и его указующий перст в адрес главы испанского правительства Педро Санчеса, – все это внешние проявления всех саммитов «Большой двадцатки». Именно на этой показной стороне, легко понятной рядовым гражданам, часто фокусируются СМИ. 

Вместе с тем следует понимать, что встречи глав-государств G20 являются «вишенкой на торте» договоренностей, достигнутых на ранее проведенных узкоспециализированных министерских встречах. Тех самых, где политика уходит на второй план, явно уступая место экономике. Именно на таких малозаметных встречах и определяется общая линия поведения лидеров стран «Большой двадцатки», а также принимаются решения, которые оказывают прямое влияние на развитие мировой экономики в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. Прошедший в японской Осаке 28 и 29 июня саммит G20 исключением из правил не стал. Несколько пунктов итогового документа затрагивают интересы не имеющих отношения к «Большой двадцатке» стран Центральной Азии, включая и Казахстан. 

Мир с нами 

В 8-м пункте итогового документа со ссылкой на решение министров торговли стран G20 в Цукубе отмечается, что страны «Большой двадцатки» выступают за ускорение реформирования Всемирной торговой организации (ВТО). Основная цель – создание свободной, справедливой, недискриминационной, прозрачной, предсказуемой и стабильной торгово-инвестиционной среды, которая позволит сделать мировые рынки более открытыми и даст толчок для создания новых рабочих мест. Поскольку в Центральной Азии в ВТО входят Казахстан и Кыргызстан, следует ожидать, что сразу после реформирования этой организации обе страны могут столкнуться с давлением извне. К примеру, велика вероятность, что РК «убедительно» попросят снять ограничения в виде понижения таможенных сборов и снятия утилизационного сбора на ввоз автомобилей. В настоящий момент цены на большинство моделей автомобилей на казахстанском рынке заметно выше среднемировых. 

Еще один пункт, который страны «Большой двадцатки» считают одним из приоритетных, – укрепление глобальной сети финансовой безопасности, основанной на квотах и обеспеченной преимущественно ресурсами Международного валютного фонда (МВФ). Предполагается, что в ближайшее время при участии Группы Всемирного банка (ГВБ) система квотирования будет пересмотрена с одновременным усилением страхования рисков в процессе финансирования развивающихся экономик. Очевидно, что с началом реализации новой стратегии МВФ и ГВБ одним из первых с обновленным подходом познакомится Узбекистан, который в процессе реформирования своей экономики как раз следует рекомендациям этих международных финансовых организаций. 

Подарок от Осаки-2019

У «Большой двадцатки» самых развитых стран мира есть и своеобразный «пряник» для развивающихся экономик. Речь идет о разработанном в недрах G20 «Плане действий по борьбе с коррупцией на 2019–2021 годы». Из него следует, что уже в ближайшее время, во-первых, будет значительно усилена борьба с подкупом иностранных публичных должностных лиц при совершении международных деловых операций. Во-вторых, будет введен запрет на предоставление в странах G20 убежища тем лицам, которые подозреваются у себя на родине в совершении коррупционных преступлений. Учитывая, что Центрально-Азиатский регион ранее покинуло немало экс-владельцев заводов-газет-пароходов с репутацией коррупционеров, у властей стран появляется вполне реальный шанс на возвращение незаконно выведенных финансовых средств. Другое дело, что, пожалуй, это единственный пункт итогового документа саммита G20, который хоть как-то отвечает интересам развивающихся стран мира.

Сытый и голодный 

Известный экономист и финансист из Узбекистана Абдулла Абдукадиров в беседе с «Курсивом» обратил внимание еще на несколько пунктов итогового документа, которые могут затронуть интересы стран Центральной Азии. Среди них – признание странами G20 роста глобальных финансовых дисбалансов. «Иными словами, развитые страны становятся богаче, а развивающиеся – относительно беднее. Поэтому утверждается, что «тщательно выверенная мак­роэкономическая и структурная политика, приспособленная к конкретным условиям страны, необходима для преодоления чрезмерных дисбалансов и снижения рисков для достижения цели G20 – сильного, устойчивого, сбалансированного и всестороннего роста», – заметил Абдукадиров и задался вопросом: каким образом «Большая двадцатка» намерена оказывать поддержку странам с наименьшим доходом населения – подарит рыбу или научит ее ловить? 

Знаковым считает экономист из Узбекистана и пункт, призывающий к изменению фискальной, денежно-кредитной и финансовой системы из-за старения населения стран G20. «Это означает, что традиционные капиталистические методы решения проблемы старения, такие как увеличение пенсионного возраста, изменение способов начисления пенсионных накоплений, насильственное квотирование работы людей пенсионного возраста будут и дальше развиваться так, чтобы это бремя перевести с плеч государства на наши семьи и предпринимателей», – говорит Абдукадиров, подчеркивая, что пенсионное законодательство в развивающихся странах меняется не без влияния G20. 

Наконец, собеседник «Курсива» обратил внимание на решение стран «Большой двадцатки» усилить борьбу с коррупцией в рамках деятельности Целевой группой по финансовым мероприятиям (ФАТФ), которая будет предотвращать нежелательную для стран «двадцатки» децентрализацию финансовых технологий. «ФАТФ устанавливает глобальные стандарты предотвращения отмывания денег, финансирования терроризма и распространения борьбы с коррупцией и терроризмом. Никто не должен сомневаться, что эти стандарты будут направлены прежде всего против тех лидеров, которые не будут особо придерживаться принципов взаимодействия и предоставления кредитов со стороны МВФ и ЕБРР», – не без доли сарказма заметил Абдулла Абдукадиров.

2070 просмотров

Как Китай покоряет космос

Новая космическая станция и полеты на Марсы – ближайшее будущее Поднебесной

фото: shutterstock.com

Спустя почти полвека после запуска своего первого искусственного спутника на орбиту Пекин укрепляет собственные позиции в космосе – планирует построить новую космическую станцию и отправить миссию на Марс.

С земли и с моря

После морского запуска на сайте Китайского национального космического управления появилось сообщение о том, что гибкость, которую обеспечивают морские запуски, позволит Китаю предоставлять более качественные услуги по коммерческому запуску для стран-участниц инициативы «Пояс и Путь».

В 2003 году Китай стал третьей после США и России страной, которая отправила людей в космос. Астронавт Ян Ливэй провел около 21 часа в космосе на борту космического корабля «Шэньчжоу-5». После успешного полета Яна Пекин провел еще пять пилотируемых миссий в период между 2005 и 2016 годами. Последняя миссия в 2016 году отправила астронавтов Цзин Хайпэна и Чэнь Дуна на орбиту, где они провели месяц в космической лаборатории «Тяньгун-2», которая служила моделью для проверки технологий жизнеобеспечения для будущей китайской многомодульной орбитальной станции. В июле этого года «Тяньгун-2» завершила свою работу и произвела контролируемый сход с орбиты. Китай сейчас строит свою новую космическую станцию – предполагается, что она будет завершена и введена в эксплуатацию в 2022 году.

Семейство Long March

Китайская космическая программа официально началась в 1956 году – тогда была создана 5-я академия Министерства национальной обороны. Сейчас эта организация называется Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация, именно на ее счету основная часть космических исследований и разработок в Китае.

Во время выступления перед лидерами Коммунистической партии в 1958 году Мао Цзэдун заявил, что Пекин, вслед за СССР и США, также должен запустить в космос искусственный спутник. Двенадцать лет спустя, 24 апреля 1970 года, ракета Long March-1 вывела на орбиту первый китайский искусственный спутник Dong Fang Hong-1.

Ракеты-носители семейства Long March стали основой китайской космической программы. С 1970 года были разработаны и введены в эксплуатацию 17* вариаций ракет этой серии. На ракетах-носителях этого семейства были выполнены ключевые космические миссии – в том числе программа пилотируемых полетов, исследование Луны, создание системы спутниковой навигации BeiDou (BDS) и проект комплексной системы дистанционного зондирования Земли Gaofen.

В январе китайский лунный зонд «Чанъэ-4» успешно приземлился на темной стороне Луны. Это была первая в истории человечества посадка космического аппарата на обратную сторону Луны. Зонд также передал первое в мире изображение с близкого расстояния с обратной стороны Луны.

Посадка – это последний шаг для Китая в его гонке за то, чтобы догнать Россию и Соединенные Штаты и стать к 2030 году главной космической державой. Лунная программа Пекина стартовала в 2007 году, когда Китай успешно запустил свой первый лунный модуль «Чанъэ-1» – он занимался сбором данных на окололунной орбите. В 2013 году произошла первая мягкая посадка китайского космического аппарата на Луну и доставка туда лунохода Yutu, но из-за технических проблем «Нефритовый заяц» (так переводится название) выполнил миссию не до конца. Первая мягкая посадка на Луну была совершена в феврале 1966 года советской автоматической станцией «Луна-9», немного позже этот опыт повторили американцы.

Пекин планирует собрать образцы лунного грунта в конце года с помощью миссии «Чанъэ-5» и к 2020 году отправить зонд на Марс.

В 2003 году Китай стал третьей после США и России страной, которая отправила людей в космос. Астронавт Ян Ливэй провел около 21 часа в космосе на борту космического корабля «Шэньчжоу-5».

После успешного полета Яна Пекин провел еще пять пилотируемых миссий в период между 2005 и 2016 годами. Последняя миссия в 2016 году отправила астронавтов Цзин Хайпэна и Чэнь Дуна на орбиту, где они провели месяц в космической лаборатории «Тяньгун-2», которая служила моделью для проверки технологий жизнеобеспечения для будущей китайской многомодульной орбитальной станции. В июле этого года «Тяньгун-2» завершила свою работу и произвела контролируемый сход с орбиты.

Китай сейчас строит свою новую космическую станцию – предполагается, что она будет завершена и введена в эксплуатацию в 2022 году.

Как формируется космическая мощь

В последние годы Китай сделал космические исследования одним из главных своих приоритетов и неуклонно увеличивает расходы на космическую деятельность. Последние данные Национального статистического бюро КНР показывают, что в 2016 году расходы на авиацию и самолеты, включая финансирование космических миссий, составили около $5,6 млрд. Для сравнения – в 2011 году этот показатель равнялся $4,5 млрд. Данные о расходах Китая непосредственно на космос не относятся к числу общедоступных.

Китай пошел по стопам других более продвинутых космических держав и – пусть и с опозданием на несколько десятилетий – преодолел те же этапы в освоении космоса. Вторая по величине экономика мира запустила в 1994 году свою спутниковую навигационную систему BeiDou, конкурента американской системы GPS. В 2007 году Китай протестировал противоспутниковую ракету – он уничтожил старый метеорологический спутник на высокой полярной орбите. Подобные испытания в мире проводили только США, Россия и совсем недавно – Индия.

Пекин ослабил госмонополию на запуски и призвал частных инвесторов присоединиться. К гонке по разработке ракет примкнули десятки частных китайских космических компаний.

Успехи в этом направлении переменные, но удачные частные комические запуски есть. В мае 2018 года ракета One Space «Чунцин Лянцзян Стар» стала первой негосударственной китайской ракетой, которая успешно вышла на орбиту. Ракета другой компании, iSpace, впервые вывела спутники на орбиту 25 июля того же года. Это был первый в КНР успешный запуск ракеты-носителя, разработанной частной компанией.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций