Перейти к основному содержанию

3165 просмотров

О чем говорили на саммите G20

И как это повлияет на страны Центральной Азии

Фото: Reuters

Отрешенный взгляд британского премьер-министра Терезы Мэй на встрече с президентом России Владимиром Путиным, особый стиль рукопожатия американского президента Дональда Трампа, как и его указующий перст в адрес главы испанского правительства Педро Санчеса, – все это внешние проявления всех саммитов «Большой двадцатки». Именно на этой показной стороне, легко понятной рядовым гражданам, часто фокусируются СМИ. 

Вместе с тем следует понимать, что встречи глав-государств G20 являются «вишенкой на торте» договоренностей, достигнутых на ранее проведенных узкоспециализированных министерских встречах. Тех самых, где политика уходит на второй план, явно уступая место экономике. Именно на таких малозаметных встречах и определяется общая линия поведения лидеров стран «Большой двадцатки», а также принимаются решения, которые оказывают прямое влияние на развитие мировой экономики в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. Прошедший в японской Осаке 28 и 29 июня саммит G20 исключением из правил не стал. Несколько пунктов итогового документа затрагивают интересы не имеющих отношения к «Большой двадцатке» стран Центральной Азии, включая и Казахстан. 

Мир с нами 

В 8-м пункте итогового документа со ссылкой на решение министров торговли стран G20 в Цукубе отмечается, что страны «Большой двадцатки» выступают за ускорение реформирования Всемирной торговой организации (ВТО). Основная цель – создание свободной, справедливой, недискриминационной, прозрачной, предсказуемой и стабильной торгово-инвестиционной среды, которая позволит сделать мировые рынки более открытыми и даст толчок для создания новых рабочих мест. Поскольку в Центральной Азии в ВТО входят Казахстан и Кыргызстан, следует ожидать, что сразу после реформирования этой организации обе страны могут столкнуться с давлением извне. К примеру, велика вероятность, что РК «убедительно» попросят снять ограничения в виде понижения таможенных сборов и снятия утилизационного сбора на ввоз автомобилей. В настоящий момент цены на большинство моделей автомобилей на казахстанском рынке заметно выше среднемировых. 

Еще один пункт, который страны «Большой двадцатки» считают одним из приоритетных, – укрепление глобальной сети финансовой безопасности, основанной на квотах и обеспеченной преимущественно ресурсами Международного валютного фонда (МВФ). Предполагается, что в ближайшее время при участии Группы Всемирного банка (ГВБ) система квотирования будет пересмотрена с одновременным усилением страхования рисков в процессе финансирования развивающихся экономик. Очевидно, что с началом реализации новой стратегии МВФ и ГВБ одним из первых с обновленным подходом познакомится Узбекистан, который в процессе реформирования своей экономики как раз следует рекомендациям этих международных финансовых организаций. 

Подарок от Осаки-2019

У «Большой двадцатки» самых развитых стран мира есть и своеобразный «пряник» для развивающихся экономик. Речь идет о разработанном в недрах G20 «Плане действий по борьбе с коррупцией на 2019–2021 годы». Из него следует, что уже в ближайшее время, во-первых, будет значительно усилена борьба с подкупом иностранных публичных должностных лиц при совершении международных деловых операций. Во-вторых, будет введен запрет на предоставление в странах G20 убежища тем лицам, которые подозреваются у себя на родине в совершении коррупционных преступлений. Учитывая, что Центрально-Азиатский регион ранее покинуло немало экс-владельцев заводов-газет-пароходов с репутацией коррупционеров, у властей стран появляется вполне реальный шанс на возвращение незаконно выведенных финансовых средств. Другое дело, что, пожалуй, это единственный пункт итогового документа саммита G20, который хоть как-то отвечает интересам развивающихся стран мира.

Сытый и голодный 

Известный экономист и финансист из Узбекистана Абдулла Абдукадиров в беседе с «Курсивом» обратил внимание еще на несколько пунктов итогового документа, которые могут затронуть интересы стран Центральной Азии. Среди них – признание странами G20 роста глобальных финансовых дисбалансов. «Иными словами, развитые страны становятся богаче, а развивающиеся – относительно беднее. Поэтому утверждается, что «тщательно выверенная мак­роэкономическая и структурная политика, приспособленная к конкретным условиям страны, необходима для преодоления чрезмерных дисбалансов и снижения рисков для достижения цели G20 – сильного, устойчивого, сбалансированного и всестороннего роста», – заметил Абдукадиров и задался вопросом: каким образом «Большая двадцатка» намерена оказывать поддержку странам с наименьшим доходом населения – подарит рыбу или научит ее ловить? 

Знаковым считает экономист из Узбекистана и пункт, призывающий к изменению фискальной, денежно-кредитной и финансовой системы из-за старения населения стран G20. «Это означает, что традиционные капиталистические методы решения проблемы старения, такие как увеличение пенсионного возраста, изменение способов начисления пенсионных накоплений, насильственное квотирование работы людей пенсионного возраста будут и дальше развиваться так, чтобы это бремя перевести с плеч государства на наши семьи и предпринимателей», – говорит Абдукадиров, подчеркивая, что пенсионное законодательство в развивающихся странах меняется не без влияния G20. 

Наконец, собеседник «Курсива» обратил внимание на решение стран «Большой двадцатки» усилить борьбу с коррупцией в рамках деятельности Целевой группой по финансовым мероприятиям (ФАТФ), которая будет предотвращать нежелательную для стран «двадцатки» децентрализацию финансовых технологий. «ФАТФ устанавливает глобальные стандарты предотвращения отмывания денег, финансирования терроризма и распространения борьбы с коррупцией и терроризмом. Никто не должен сомневаться, что эти стандарты будут направлены прежде всего против тех лидеров, которые не будут особо придерживаться принципов взаимодействия и предоставления кредитов со стороны МВФ и ЕБРР», – не без доли сарказма заметил Абдулла Абдукадиров.

2045 просмотров

Япония и ЕС хотят связать Европу и Азию

Смогут ли они создать альтернативу новому Шелковому пути

Коллаж: Вадим Квятковский

Альтернативой китайскому «Поясу и пути» назвали мировые СМИ инфраструктурное соглашение, подписанное ЕС и Японией. 

Япония и ЕС заключили инф­раструктурное соглашение о координации транспортных, энергетических и цифровых проектов, которые должны связать Европу и Азию. Документ был подписан Европейским Союзом и Японией 27 сентября в Брюсселе во время международного форума

«Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития». Из публикаций в западноевропейских и американских СМИ, которые очень похожи друг на друга, следует, что это инфраструктурное соглашение преследует цель создать весомую альтернативу китайской инициативе «Один пояс – один путь». 

Надо заметить, что в самом состоящем из 10 пунктов инф­раструктурном соглашении, которое подписали уходящий в ноябре текущего года с поста председателя Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, о китайской инициативе «Пояс и путь» нет ни слова. Есть пункт о намерениях «обеспечить синергизм и взаимодополня­емость» при сотрудничестве со странами Западных Балкан, Восточной Европы, Центральной Азии, Индо-Тихоокеанского региона и Африки в области связи и инфраструктуры. Имеется и заявление о необходимости содействия свободной, открытой, основанной на правилах справедливой, недискриминационной и предсказуемой региональной и международной торговли и инвестициям, а также содействия прозрачной практике закупок, обеспечению приемлемого уровня задолженности и высоким экономическим, финансовым, социальным и экологическим стандартам. Китай в соглашении не упоминается даже в контексте. 

Версия о желании Японии и Европейского Союза создать альтернативу китайскому проекту «Пояс и путь», к которому, кстати, присоединились уже 130 стран, возникла на основе выступлений на брюссельском форуме Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ. В частности, пока еще действующий председатель Еврокомиссии, говоря о пользе, которую должно принести подписанное с Японией инфраструктурное соглашение в виде увеличения объема торговли почти на 36 млрд евро, отметил необходимость создания и устойчивой финансовой связи между всеми участниками нового проекта.

«Речь идет о том, чтобы завещать будущим поколениям более взаимо­связанный мир, более чистую окружающую среду, а не горы долгов. Речь идет также о создании большого количества взаимосвязей между странами мира, а не о большей зависимости от страны», – подчеркнул Жан-Клод Юнкер.

Фразы Юнкера о «горах долгов» и «большей зависимости от страны» и позволили западноевропейским и американским СМИ выдвинуть предположение, что глава Еврокомиссии говорил именно о Китае. Соответственно журналисты сразу же вспомнили о «долговой дипломатии» Пекина, которая уже привела к появлению экономически зависимых от Китая стран. В качестве примера был приведен случай с Шри-Ланкой, которая из-за долга в $8 млрд была вынуждена передать китайской стороне в аренду на 99 лет свой стратегически важный порт Хамбантота.

Напомнили СМИ и истории «великих долгов» Пакистана, Черногории, Таджикистана, Кыргызстана и целого ряда попавших в долговую ловушку программы «Белый слон» стран Африки, которые за построенные Китаем «грязные инфраструктурные проекты» должны теперь миллиарды долларов. 

Добавил пищи для размышления и японский премьер Синдзо Абэ. Как и Юнкер, он в своем выступлении на форуме в Брюсселе не стал упоминать Китай, но зато фактически обозначил альтернативный китайскому «пути» маршрут.

«Будь то одна дорога или один порт, когда Европейский Союз и Япония предпринимают совместные шаги, появляется возможность построить устойчивое, всеобъемлющее и основанное на понятных правилах соединение от Индо-Тихоокеанского региона до Западных Балкан и Африки. Мы можем создать не просто связь между собой, а очень хорошую связь. И само собой разумеется, что для того, чтобы связь между Японией, Индо-Тихоокеанским регионом и Европой была устойчивой, морской путь, ведущий в Средиземное море и Атлантику, должен быть свободным и открытым», – подчеркнул премьер-министр Японии. 

Любопытно, что китайская сторона, несмотря на присутствие на форуме в Брюсселе представителя МИД КНР Сюэцзюня Го, не стала реагировать ни на выступления Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ, ни на многочисленные публикации в западноевропейских и американских СМИ. За нее это сделала японская пресса.

В частности, деловое издание Japan Times заметило, что инициированное Европейским Союзом инфраструктурное соглашение вызвано завистью европейских чиновников по отношению к Китаю, который только в рамках сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы по формуле «17+1» инвестировал в их экономику более 600 млн евро. 

В завершение несколько интересных фактов.

•    Товарооборот ЕС и Китая по итогам 2018 года составил $684 млрд. 

•    В октябре 2018 года во время визита Синдзо Абэ в Пекин Китай и Япония подписали свыше 50 соглашений о всеобъемлющем сотрудничестве. В 2018 году товарооборот между двумя странами составил $320 млрд.

•    Для участия в форуме «Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития» был приглашен вице-министр энергетики Казахстана Мурат Журебеков. Представителей других стран ЕАЭС и СНГ на форуме в Брюсселе не обозначили.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций