Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


9708 просмотров

Страны Центральной Азии разминировали границы, но не готовы объединяться

О чем говорили эксперты на «круглом столе» об интеграции

Фото:shutterstock

Прошедшее в первый день работы XVI Евразийского медиафорума заседание «круглого стола» по вопросам интеграции стран Центральной Азии сумело удивить – ряд заявлений зарубежных экспертов явно тянут на сенсацию, считает специальный корреспондент «Курсива» Анатолий Иванов-Вайскопф. 

Из заявленных в анонсе участников дискуссии в обсуждении злободневного для Центральной Азии вопроса не участвовал разве что представитель Китая. По неизвестным причинам профессор Чжуанчжи Сунь, который является директором авторитетного в КНР Института по изучению России, Восточной Европы и Центральной Азии, заранее заготовленное ему кресло за «круглым столом» так и не занял. Впрочем, достаточно высокий статус других спикеров первого заседания XVI Евразийского медиафорума изначально предполагал, что можно будет услышать немало интересного. Так и произошло. Отдельные заявления участников панельной сессии оказались столь оригинальными, что слушатели не раз делали удивленные глаза и разводили руками. 

История на новый лад

Первым, еще на стадии обозначения наиболее важных для региона проблем одной фразой, дал пищу для размышлений эксперт из Таджикистана.

«К началу третьего десятилетия XXI века все государства Центральной Азии приобрели национальный статус. Все государства нашего региона решили свои вопросы и стали полноправными участниками международных отношений. В этих условиях нам надо разработать новую стратегию взаимоотношений. Я больше чем уверен, что третье десятилетие будет десятилетием государств Центральной Азии!» – смело заявил доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений и дипломатии Российско-Таджикского университета Хомид Саидов

Свое мнение высказал советник президента Казахстана, политолог Ерлан Карин. «Главный вопрос, что стоял и стоит сейчас перед регионом, – это запуск активного диалогового процесса, инициатива которого исходила именно от нашей страны, от Казахстана. Не случайно в прошлом году по инициативе первого президента Казахстана в столице нашей страны состоялась рабочая консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии», – подчеркнул казахстанский политолог, заметив, что в настоящий момент важно обеспечить взаимодействие между странами на постоянной основе.

Правда, наверное, у наших соседей по региону будут небольшие уточнения по процедурному вопросу. До последнего времени считалось, что инициатива о проведении консультативных встреч глав государств региона принадлежит президенту Узбекистана Шавкату Мирзиееву. Во всяком случае, на официальном сайте президента Республики Казахстан в информацию об этой встрече никаких изменений пока не вносили.

«Да ладно» и «не может быть»  

Дальше стало еще интереснее. Возникло впечатление, что приглашенные на «круглый стол» эксперты особого желания дискутировать между собой не испытывают. Куда важнее для них было донести свою подготовленную позицию по вопросу интеграции государств Центральной Азии и роли региона в мировом сообществе. В ряде случаев вслед за озвучиванием таких «заготовок» со зрительских мест периодически слышались вопросительные возгласы вроде «да ладно?», «это серьезно?!» и «кто бы мог подумать?». Например, легкий гул прокатился по залу после замечания эксперта – консультанта Национального института стратегических исследований Кыргызстана Шерадила Бактыгулова о преимуществах Центральноазиатского региона.

«Мне хочется напомнить, что Центральная Азия – это тот регион постсоветского пространства, на котором не случилось военных конфликтов. Это тот регион, где не было гражданской войны, где не было какого-либо противостояния. Это самый спокойный регион», – заметил эксперт из Кыргызстана, явно не обращая внимания на замечания со стороны зрителей, отнюдь не тихо напомнивших о событиях в Оше и Таджикистане. 

Хотя чему удивляться, если упомянутый выше таджикский эксперт Хомид Саидов настолько оригинально охарактеризовал каждую страну Центральной Азии, что наблюдавшие из зала за ходом условной дискуссии политологи главным образом из Алматы, Ташкента и Бишкека стали нервно покашливать.

«В рамках Центральной Азии нам надо придумывать какой-то общий проект. Но речь не идет о какой-то интеграции. Мы уже как-то создавали одну интеграцию. Она не получилась. Мы взяли и сами расформировали ее! А сейчас третье десятилетие XXI века и каждое государство имеет хорошие возможности для своего развития. Казахстан – самая продвинутая страна. Узбекистан – самое гигантское по своим возможностям государство. Туркменистан имеет самый хороший международный статус. У Кыргызстана с его демократическими преобразованиями есть положительный имидж. Наконец, Таджикистан располагает огромными гидроэнергетическими ресурсами», – заявил таджикский эксперт, подчеркнув, что вопрос об интеграции сейчас ставить нельзя, а надо говорить об усилении сотрудничества в двустороннем и многостороннем форматах. 

Ташкент к интеграции не стремится

На этом «интересности» не завершились. Пожалуй, впервые на международном уровне представитель правительства Узбекистана фактически признал ошибки своей страны, допущенные в период правления Ислама Каримова. Автором пусть небольшой, но сенсации стал начальник отдела Информационно-аналитического центра международных отношений МИДа Республики Узбекистан Мурад Узаков, который заявил: «Наш президент – уважаемый Шавкат Миромонович Мирзиеев – обозначил главным внешнеполитическим приоритетом Центральную Азию. Это было очень обдуманным решением, потому что после распада СССР в течение последующих 20 лет политические амбиции действительно сдерживали взаимодействия со странами Центральной Азии». 

После этих слов зал притих, что вполне естественно, поскольку позиция Узбекистана во многом определяет возможные интеграционные процессы в Центральноазиатском регионе. Так вот, из последующих слов Мурада Узакова выяснилось, что официальный Ташкент к интеграции не стремится. «Узбекистан вообще не использует слово «интеграция». Мы предпочитаем говорить о сотрудничестве, кооперации,  взаимодействии на выгодной для всех сторон основе. Потому что интеграция предполагает передачу полномочий наднациональным институтам», – заметил эксперт из Ташкента, подчеркнув, что Узбекистан разработал платформу, которая уже начала реализовываться и в ближайшее время позволит решать приоритетные комплексные вопросы по совместному развитию стран региона. 

Томирис и деньги

По идее, на этом дискуссию о региональной интеграции в Центральной Азии можно было начать потихоньку сворачивать. Тем более что и представитель Таджикистана где-то в сердцах проронил фразу, что само слово «интеграция» пугает его страну. Но еще не все приглашенные на «круглый стол» эксперты высказали свою позицию на эту животрепещущую тему. Такую возможность им предоставили, и в результате довелось услышать довольно-таки оригинальные призывы к интеграционным процессам в регионе.

«Хочу напомнить, что мы находимся на территории, где было создано первое в мире, говоря современным языком, интеграционное объединение. Именно здесь – на территории современного Казахстана. И называлось оно – Великий скифский союз. И возглавляла его женщина –  национальная героиня современного Казахстана – царица Томирис!» – певуче растягивая гласные, заметила советник Союзного государства России и Беларуси, профессор Мария Валовая.

По ее мнению, странам Центральной Азии есть смысл интегрироваться, но в рамках… Евразийского Экономического союза, идее создания которого в этом году исполнится 25 лет. 

Естественно, предложение эксперта из России понравилось не всем участникам «круглого стола». Представители других стран вспомнили о выгодных предложениях Китая с его «поясом-путем», об опыте стран Персидского залива, где локомотивами взаимовыгодного сотрудничества выступают Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Наконец, об успешном взаимодействии между собой Японии и Южной Корее. В какой-то момент показалось, что еще немного, и эксперты начнут соскакивать со своих мест, дабы уже не только словами доказать свою правоту. Возникшие было страсти остудило очень эмоциональное выступление бывшего члена Палаты представителей США Курта Уэлдона, внешне похожего на президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, который заметил, что для любых реформ необходимы деньги. «Америка сейчас процветает. Нет практически безработицы. Всего 3%! Все зарабатывают деньги. У нас много состоятельных людей. В Америке самые лучшие технологии», – подчеркнул Курт Уэлдон, отметив, что чаще всего люди сами определяют, что им выгодно, а что нет. Главное, чтобы им не мешали государственные структуры. 

Главное – не допустить отката

Окончательную же точку в дискуссии поставил Ерлан Карин. «Не должно быть каких-то завышенных ожиданий. Интеграция, союз – наименее вероятные сценарии на данный момент. Это что-то пока несбыточное. Но разговоры о сотрудничестве, о взаимодействии и о той же интеграции, безусловно, нужны. Давайте будем объективными и спросим себя: когда начались все эти разговоры? Последние два-три года, когда пошла новая интенсификация двухсторонних отношений. А что было до этого? До этого у нас были заминированные границы! У нас было много нерешенных пограничных вопросов, которые могли стать детонатором очень серьезных конфликтов», – заявил советник президента Казахстана, особо отметив, что в настоящий момент через встречи на различных уровнях важно не допустить отката во взаимоотношениях между странами, который наблюдался еще четыре года назад.        
 


1 просмотр

Япония и ЕС хотят связать Европу и Азию

Смогут ли они создать альтернативу новому Шелковому пути

Коллаж: Вадим Квятковский

Альтернативой китайскому «Поясу и пути» назвали мировые СМИ инфраструктурное соглашение, подписанное ЕС и Японией. 

Япония и ЕС заключили инф­раструктурное соглашение о координации транспортных, энергетических и цифровых проектов, которые должны связать Европу и Азию. Документ был подписан Европейским Союзом и Японией 27 сентября в Брюсселе во время международного форума

«Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития». Из публикаций в западноевропейских и американских СМИ, которые очень похожи друг на друга, следует, что это инфраструктурное соглашение преследует цель создать весомую альтернативу китайской инициативе «Один пояс – один путь». 

Надо заметить, что в самом состоящем из 10 пунктов инф­раструктурном соглашении, которое подписали уходящий в ноябре текущего года с поста председателя Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, о китайской инициативе «Пояс и путь» нет ни слова. Есть пункт о намерениях «обеспечить синергизм и взаимодополня­емость» при сотрудничестве со странами Западных Балкан, Восточной Европы, Центральной Азии, Индо-Тихоокеанского региона и Африки в области связи и инфраструктуры. Имеется и заявление о необходимости содействия свободной, открытой, основанной на правилах справедливой, недискриминационной и предсказуемой региональной и международной торговли и инвестициям, а также содействия прозрачной практике закупок, обеспечению приемлемого уровня задолженности и высоким экономическим, финансовым, социальным и экологическим стандартам. Китай в соглашении не упоминается даже в контексте. 

Версия о желании Японии и Европейского Союза создать альтернативу китайскому проекту «Пояс и путь», к которому, кстати, присоединились уже 130 стран, возникла на основе выступлений на брюссельском форуме Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ. В частности, пока еще действующий председатель Еврокомиссии, говоря о пользе, которую должно принести подписанное с Японией инфраструктурное соглашение в виде увеличения объема торговли почти на 36 млрд евро, отметил необходимость создания и устойчивой финансовой связи между всеми участниками нового проекта.

«Речь идет о том, чтобы завещать будущим поколениям более взаимо­связанный мир, более чистую окружающую среду, а не горы долгов. Речь идет также о создании большого количества взаимосвязей между странами мира, а не о большей зависимости от страны», – подчеркнул Жан-Клод Юнкер.

Фразы Юнкера о «горах долгов» и «большей зависимости от страны» и позволили западноевропейским и американским СМИ выдвинуть предположение, что глава Еврокомиссии говорил именно о Китае. Соответственно журналисты сразу же вспомнили о «долговой дипломатии» Пекина, которая уже привела к появлению экономически зависимых от Китая стран. В качестве примера был приведен случай с Шри-Ланкой, которая из-за долга в $8 млрд была вынуждена передать китайской стороне в аренду на 99 лет свой стратегически важный порт Хамбантота.

Напомнили СМИ и истории «великих долгов» Пакистана, Черногории, Таджикистана, Кыргызстана и целого ряда попавших в долговую ловушку программы «Белый слон» стран Африки, которые за построенные Китаем «грязные инфраструктурные проекты» должны теперь миллиарды долларов. 

Добавил пищи для размышления и японский премьер Синдзо Абэ. Как и Юнкер, он в своем выступлении на форуме в Брюсселе не стал упоминать Китай, но зато фактически обозначил альтернативный китайскому «пути» маршрут.

«Будь то одна дорога или один порт, когда Европейский Союз и Япония предпринимают совместные шаги, появляется возможность построить устойчивое, всеобъемлющее и основанное на понятных правилах соединение от Индо-Тихоокеанского региона до Западных Балкан и Африки. Мы можем создать не просто связь между собой, а очень хорошую связь. И само собой разумеется, что для того, чтобы связь между Японией, Индо-Тихоокеанским регионом и Европой была устойчивой, морской путь, ведущий в Средиземное море и Атлантику, должен быть свободным и открытым», – подчеркнул премьер-министр Японии. 

Любопытно, что китайская сторона, несмотря на присутствие на форуме в Брюсселе представителя МИД КНР Сюэцзюня Го, не стала реагировать ни на выступления Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ, ни на многочисленные публикации в западноевропейских и американских СМИ. За нее это сделала японская пресса.

В частности, деловое издание Japan Times заметило, что инициированное Европейским Союзом инфраструктурное соглашение вызвано завистью европейских чиновников по отношению к Китаю, который только в рамках сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы по формуле «17+1» инвестировал в их экономику более 600 млн евро. 

В завершение несколько интересных фактов.

•    Товарооборот ЕС и Китая по итогам 2018 года составил $684 млрд. 

•    В октябре 2018 года во время визита Синдзо Абэ в Пекин Китай и Япония подписали свыше 50 соглашений о всеобъемлющем сотрудничестве. В 2018 году товарооборот между двумя странами составил $320 млрд.

•    Для участия в форуме «Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития» был приглашен вице-министр энергетики Казахстана Мурат Журебеков. Представителей других стран ЕАЭС и СНГ на форуме в Брюсселе не обозначили.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций