Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


8224 просмотра

Страны Центральной Азии разминировали границы, но не готовы объединяться

О чем говорили эксперты на «круглом столе» об интеграции

Фото:shutterstock

Прошедшее в первый день работы XVI Евразийского медиафорума заседание «круглого стола» по вопросам интеграции стран Центральной Азии сумело удивить – ряд заявлений зарубежных экспертов явно тянут на сенсацию, считает специальный корреспондент «Курсива» Анатолий Иванов-Вайскопф. 

Из заявленных в анонсе участников дискуссии в обсуждении злободневного для Центральной Азии вопроса не участвовал разве что представитель Китая. По неизвестным причинам профессор Чжуанчжи Сунь, который является директором авторитетного в КНР Института по изучению России, Восточной Европы и Центральной Азии, заранее заготовленное ему кресло за «круглым столом» так и не занял. Впрочем, достаточно высокий статус других спикеров первого заседания XVI Евразийского медиафорума изначально предполагал, что можно будет услышать немало интересного. Так и произошло. Отдельные заявления участников панельной сессии оказались столь оригинальными, что слушатели не раз делали удивленные глаза и разводили руками. 

История на новый лад

Первым, еще на стадии обозначения наиболее важных для региона проблем одной фразой, дал пищу для размышлений эксперт из Таджикистана.

«К началу третьего десятилетия XXI века все государства Центральной Азии приобрели национальный статус. Все государства нашего региона решили свои вопросы и стали полноправными участниками международных отношений. В этих условиях нам надо разработать новую стратегию взаимоотношений. Я больше чем уверен, что третье десятилетие будет десятилетием государств Центральной Азии!» – смело заявил доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений и дипломатии Российско-Таджикского университета Хомид Саидов

Свое мнение высказал советник президента Казахстана, политолог Ерлан Карин. «Главный вопрос, что стоял и стоит сейчас перед регионом, – это запуск активного диалогового процесса, инициатива которого исходила именно от нашей страны, от Казахстана. Не случайно в прошлом году по инициативе первого президента Казахстана в столице нашей страны состоялась рабочая консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии», – подчеркнул казахстанский политолог, заметив, что в настоящий момент важно обеспечить взаимодействие между странами на постоянной основе.

Правда, наверное, у наших соседей по региону будут небольшие уточнения по процедурному вопросу. До последнего времени считалось, что инициатива о проведении консультативных встреч глав государств региона принадлежит президенту Узбекистана Шавкату Мирзиееву. Во всяком случае, на официальном сайте президента Республики Казахстан в информацию об этой встрече никаких изменений пока не вносили.

«Да ладно» и «не может быть»  

Дальше стало еще интереснее. Возникло впечатление, что приглашенные на «круглый стол» эксперты особого желания дискутировать между собой не испытывают. Куда важнее для них было донести свою подготовленную позицию по вопросу интеграции государств Центральной Азии и роли региона в мировом сообществе. В ряде случаев вслед за озвучиванием таких «заготовок» со зрительских мест периодически слышались вопросительные возгласы вроде «да ладно?», «это серьезно?!» и «кто бы мог подумать?». Например, легкий гул прокатился по залу после замечания эксперта – консультанта Национального института стратегических исследований Кыргызстана Шерадила Бактыгулова о преимуществах Центральноазиатского региона.

«Мне хочется напомнить, что Центральная Азия – это тот регион постсоветского пространства, на котором не случилось военных конфликтов. Это тот регион, где не было гражданской войны, где не было какого-либо противостояния. Это самый спокойный регион», – заметил эксперт из Кыргызстана, явно не обращая внимания на замечания со стороны зрителей, отнюдь не тихо напомнивших о событиях в Оше и Таджикистане. 

Хотя чему удивляться, если упомянутый выше таджикский эксперт Хомид Саидов настолько оригинально охарактеризовал каждую страну Центральной Азии, что наблюдавшие из зала за ходом условной дискуссии политологи главным образом из Алматы, Ташкента и Бишкека стали нервно покашливать.

«В рамках Центральной Азии нам надо придумывать какой-то общий проект. Но речь не идет о какой-то интеграции. Мы уже как-то создавали одну интеграцию. Она не получилась. Мы взяли и сами расформировали ее! А сейчас третье десятилетие XXI века и каждое государство имеет хорошие возможности для своего развития. Казахстан – самая продвинутая страна. Узбекистан – самое гигантское по своим возможностям государство. Туркменистан имеет самый хороший международный статус. У Кыргызстана с его демократическими преобразованиями есть положительный имидж. Наконец, Таджикистан располагает огромными гидроэнергетическими ресурсами», – заявил таджикский эксперт, подчеркнув, что вопрос об интеграции сейчас ставить нельзя, а надо говорить об усилении сотрудничества в двустороннем и многостороннем форматах. 

Ташкент к интеграции не стремится

На этом «интересности» не завершились. Пожалуй, впервые на международном уровне представитель правительства Узбекистана фактически признал ошибки своей страны, допущенные в период правления Ислама Каримова. Автором пусть небольшой, но сенсации стал начальник отдела Информационно-аналитического центра международных отношений МИДа Республики Узбекистан Мурад Узаков, который заявил: «Наш президент – уважаемый Шавкат Миромонович Мирзиеев – обозначил главным внешнеполитическим приоритетом Центральную Азию. Это было очень обдуманным решением, потому что после распада СССР в течение последующих 20 лет политические амбиции действительно сдерживали взаимодействия со странами Центральной Азии». 

После этих слов зал притих, что вполне естественно, поскольку позиция Узбекистана во многом определяет возможные интеграционные процессы в Центральноазиатском регионе. Так вот, из последующих слов Мурада Узакова выяснилось, что официальный Ташкент к интеграции не стремится. «Узбекистан вообще не использует слово «интеграция». Мы предпочитаем говорить о сотрудничестве, кооперации,  взаимодействии на выгодной для всех сторон основе. Потому что интеграция предполагает передачу полномочий наднациональным институтам», – заметил эксперт из Ташкента, подчеркнув, что Узбекистан разработал платформу, которая уже начала реализовываться и в ближайшее время позволит решать приоритетные комплексные вопросы по совместному развитию стран региона. 

Томирис и деньги

По идее, на этом дискуссию о региональной интеграции в Центральной Азии можно было начать потихоньку сворачивать. Тем более что и представитель Таджикистана где-то в сердцах проронил фразу, что само слово «интеграция» пугает его страну. Но еще не все приглашенные на «круглый стол» эксперты высказали свою позицию на эту животрепещущую тему. Такую возможность им предоставили, и в результате довелось услышать довольно-таки оригинальные призывы к интеграционным процессам в регионе.

«Хочу напомнить, что мы находимся на территории, где было создано первое в мире, говоря современным языком, интеграционное объединение. Именно здесь – на территории современного Казахстана. И называлось оно – Великий скифский союз. И возглавляла его женщина –  национальная героиня современного Казахстана – царица Томирис!» – певуче растягивая гласные, заметила советник Союзного государства России и Беларуси, профессор Мария Валовая.

По ее мнению, странам Центральной Азии есть смысл интегрироваться, но в рамках… Евразийского Экономического союза, идее создания которого в этом году исполнится 25 лет. 

Естественно, предложение эксперта из России понравилось не всем участникам «круглого стола». Представители других стран вспомнили о выгодных предложениях Китая с его «поясом-путем», об опыте стран Персидского залива, где локомотивами взаимовыгодного сотрудничества выступают Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Наконец, об успешном взаимодействии между собой Японии и Южной Корее. В какой-то момент показалось, что еще немного, и эксперты начнут соскакивать со своих мест, дабы уже не только словами доказать свою правоту. Возникшие было страсти остудило очень эмоциональное выступление бывшего члена Палаты представителей США Курта Уэлдона, внешне похожего на президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, который заметил, что для любых реформ необходимы деньги. «Америка сейчас процветает. Нет практически безработицы. Всего 3%! Все зарабатывают деньги. У нас много состоятельных людей. В Америке самые лучшие технологии», – подчеркнул Курт Уэлдон, отметив, что чаще всего люди сами определяют, что им выгодно, а что нет. Главное, чтобы им не мешали государственные структуры. 

Главное – не допустить отката

Окончательную же точку в дискуссии поставил Ерлан Карин. «Не должно быть каких-то завышенных ожиданий. Интеграция, союз – наименее вероятные сценарии на данный момент. Это что-то пока несбыточное. Но разговоры о сотрудничестве, о взаимодействии и о той же интеграции, безусловно, нужны. Давайте будем объективными и спросим себя: когда начались все эти разговоры? Последние два-три года, когда пошла новая интенсификация двухсторонних отношений. А что было до этого? До этого у нас были заминированные границы! У нас было много нерешенных пограничных вопросов, которые могли стать детонатором очень серьезных конфликтов», – заявил советник президента Казахстана, особо отметив, что в настоящий момент через встречи на различных уровнях важно не допустить отката во взаимоотношениях между странами, который наблюдался еще четыре года назад.        
 


2360 просмотров

Выборы в Индии затронут интересы Казахстана

Итоги парламентских выборов станут известны 23 мая

Фото: Shutterstock

В Индии проходят самые масштабные в мире парламентские выборы. В случае прихода к власти оппозиции возможно изменение вектора индийской внутренней и внешней политики. Соответственно, и странам Центральной Азии придется корректировать свои планы. 

В отличие от других стран мира выборы в самую влиятельную в Индии нижнюю палату парламента (Локсабха) проводятся не в один назначенный день, а в несколько этапов. В этом году они начались 11 апреля. Помимо уже прошедших выборов в ряде штатов Индии, состоявшихся 11, 18 и 23 апреля, они ожидаются 29 апреля, а также 6, 12 и 19 мая. Выборы в несколько этапов связаны как с большим количеством избирателей – около 900 млн человек, так и с особенностью территориального устройства страны. В Индии 29 штатов и семь союзных территорий, включая национальный столичный округ Дели. При этом 545 депутатов, которые представляют интересы многочисленных индийских политических партий, избирают раз в пять лет и исключительно по мажоритарной системе в одномандатных округах. 

Годы прорыва 

На первый взгляд, итоги парламентских выборов в Индии, которые станут известны лишь 23 мая, особого интереса для Казахстана не представляют – официальный Дели всегда поддерживал дружеские отношения с нашей страной. Во всяком случае, так было в период, когда во главе индийского правительства стояли представители старейшей партии этой страны – «Индийского национального конгресса» (ИНК), членами которой ранее были такие великие люди, как Махатма Ганди, Джавахарлал Неру и Индира Ганди. Несмотря на опасения, не ухудшились казахстанско-индийские отношения и после парламентских выборов в Индии в 2014 году, когда оглушительную победу одержала партия индуистского национализма «Бхаратия джаната парти» («Индийская народная партия» – БДП).  

Напротив, если во времена доминирования ИНК, несмотря на регулярные встречи руководителей наших стран, отношения с Индией были скорее вялотекущими, то после победы «народников» во главе с Нарендрой Моди они получили поступательный характер. К примеру, посол Казахстана в Индии Булат Сарсенбаев три года назад в своем интервью одному из правительственных изданий даже назвал 2015-й год «особо удачным в двухсторонних отношениях». Вопреки ожиданиям и сделанным ранее мрачным прогнозам, правительство Нарендры Моди не стало замыкаться лишь на внутренних проблемах своей страны, а начало активно продвигать интересы Индии на внешнеполитической арене, все чаще давая понять, что претендует на статус мировой державы. 

В сферу интересов официального Дели попали и страны Центральной Азии, включая Казахстан. В том же 2015 году Нарендра Моди прилетел с официальным визитом в столицу Казахстана вместе с серьезной группой бизнесменов и промышленников, что позволило Казахстану и Индии создать совместный деловой совет и подписать «Дорожную карту сотрудничества». Это принесло ощутимые результаты: только за минувшие три года товарооборот между нашими странами вырос с $461,6 млн в 2015 году до $1,19 млрд в 2018-м. Посол Казахстана в Индии Булат Сарсенбаев в своем интервью «Курсиву» от 7 марта 2019 года рассказал о перспективах дальнейшего расширения казахстанско-индийского делового сотрудничества. Речь идет о производстве телекоммуникационного оборудования и внедрении новых технологий, переработке сельхозпродукции, машиностроении, совместном освоении космоса, взаимодействии в военно-техническом направлении, строительстве и производстве стройматериалов, туризме и образовании. 

БДП против ИНК

Между тем нельзя исключать, что все эти планы уже в первых числах июня придется серьезно корректировать. И провести корректировку  сотрудничества с официальным Дели надо будет не только Казахстану, но и другим странам Центральной Азии. Причина – те самые парламентские выборы в Индии, итоги которых могут преподнести нашим странам немало не самых приятных сюрпризов. Определенные предпосылки есть: если судить по гигантскому количеству постов и различных ссылок в индийском сегменте популярных социальных сетей под хэштегами #BJP, #INCIndia и #IndiaElections2019, граждане Республики Индия ныне не сильно жалуют и «Бхаратия джаната парти», и «Индийский национальный конгресс». 

Партию Нарендры Моди рядовые и не совсем индийцы обвиняют в невыполнении своих предвыборных обещаний. В тех же социальных сетях нередко можно встретить колкие замечания в адрес Моди, который в 2014 году чуть ли не гарантировал, что, если он возглавит правительство, каждому совершеннолетнему гражданину Индии будет перечислено 1500 рупий  (эквивалент чуть более 8 тысяч тенге. – «Курсив»). Немало жителей этой страны недобрым словом поминают и «денежную реформу» правительства индуистских националистов в ноябре-декабре 2016 года. Массовый обмен наличных денег в определенной степени повлиял на ситуацию с теневой экономикой, но одновременно нанес серьезный удар по накоплениям бедных слоев населения, которые хранили свои сбережения в упраздненных купюрах в 500 и 1000 индийских рупий.

Наконец, крайне слабым местом проводимой «Бхаратия джаната парти» политики считаются действия по организации новых рабочих мест. Замечание, что «когда в Китае появляется 50 тысяч новых вакансий, в Индии их создается только 500», является одним из самых популярных упреков в адрес еще действующего кабинета министров Нарендры Моди.  

Не все в Индии склонны доверять и «Индийскому национальному конгрессу» во главе с внуком Индиры Ганди Рахулом Ганди. К примеру, ИНК буквально подняли на смех, когда в ходе предвыборной борьбы его представители один за другим стали обещать избирателям полностью решить в стране проблему безработицы. А вот другое обещание – об увеличении социальной помощи наиболее уязвимым слоям населения – и вовсе испугало. Ведь даже в аполитичных по своей сути обозрениях ночных клубов Дели на YouTube можно встретить негативные рассказы о жизни целой категории людей, которые, получив от государства жилье, предпочитают не работать и обитать на улицах.

При этом в рамках государственной социальной помощи, той самой, которую ИНК обещает увеличить, им ежедневно привозят бесплатную еду и бутилированную воду, периодически обеспечивая их новой одеждой. Нельзя не отметить и недоверие части индийского общества к заявлениям руководителей «Индийского национального конгресса» об искоренении коррупции в своих партийных рядах. Последний пункт, кстати, стал в буквальном смысле роковым для ИНК на предыдущих парламентских выборах 2014 года, которые он с треском проиграл «Бхаратия джаната парти», потеряв статус правящей партии. В конце концов, о том, что в рядах «Индийского национального конгресса» далеко не все в порядке, говорит и неожиданный выход из его состава популярной в Индии певицы, телеведущей и общественницы Приянки Чатурведи. Достаточно сказать, что до 19 апреля текущего года она считалась лицом ИНК, а ее изображение часто использовалось на постерах и плакатах с целью привлечения внимания к программным обещаниям партии потомков Неру-Ганди. 

Измениться может все

Все это вместе наводит на мысль о том, что итоги индийских парламентских выборов 2019 года будут сильно отличаться от результатов пятилетней давности. Вряд ли какая-то из политических партий Индии получит комфортное большинство в Локсабха, позволяющее ей сформировать почти однопартийное правительство. Об этом же говорят и СМИ других стран, внимательно отслеживающие ситуацию в Индии. 

К примеру, китайское информационное агентство «Синьхуа» обращает внимание на наблюдаемую жесткую конкуренцию между индийскими политическими партиям, замечая, что шансы Нарендры Моди стать премьер-министром во второй раз не очень очевидны. В пример приводит случай, который лишний раз подчеркивает не очень прочные позиции действующего премьера. «Биографический фильм «Премьер-министр Нарендра Моди» планировался к прокату с 11 апреля. Но избирательная комиссия страны наложила временный запрет на его выпуск до завершения выборов, заявив, что это «нарушит игровое поле во время выборов», отмечают авторы агентства «Синьхуа».

Не видят явных фаворитов текущих выборов в Локсабха и обозреватели ведущего СМИ арабского мира – телеканала Al Jazeera. В своем последнем материале о выборах в Индии арабские журналисты говорят о серьезных проблемах в сельской местности этой страны и обвинениях в адрес Моди со стороны оппозиции, которая указывает на высокий уровень безработицы в сельском хозяйстве и обеспокоенность фермеров низкими ценами на урожай. 

Это значит, что кто бы из лидеров ведущих политических партий Индии в итоге ни получил право по результатам выборов сформировать свое правительство, он будет просто вынужден в первую очередь обратить внимание на решение внутренних проблем почти 1,5-миллиардного населения страны. А это требует немалых денег. Вполне можно допустить, что новый кабинет министров официального Дели будет не очень-то приветствовать стремление индийских компаний инвестировать свои средства за рубеж. Соответственно, нельзя исключать, что уже в текущем году товарооборот между Казахстаном и Индией начнет постепенно снижаться, чтобы через год-другой выйти на уровень «прорывного 2015 года». 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций