Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Белый дом может ограничить въезд в США гражданам Кыргызстана и Белоруссии

Также под новые ограничения могут попасть Мьянма, Нигерия, Судан, Танзания и Эритрея

Фото: Bob Daemmrich / Zuma Press

ВАШИНГТОН – Администрация Трампа планирует ввести ограничения на въезд в США для еще семи государств, включая Нигерию – самую населенную страну Африки, по словам должностных лиц администрации, которые видели список этих стран.

Новые ограничения коснутся путешественников и иммигрантов из Белоруссии, Кыргызстана, Мьянмы, Нигерии, Судана, Танзании и Эритреи. Гражданам этих стран необязательно полностью запретят въезд в США, но они могут столкнуться с ограничениями по определенным типам виз, например, деловой или гостевой визе, говорят чиновники.

Гражданам некоторых стран могут запретить участвовать в программе розыгрыша виз «Диверсификационная лотерея», в которой граждане стран с низким уровнем иммиграции в США могут выиграть грин-карту. Президент Трамп призвал покончить с этой программой, заявив, что она позволяет нежелательным лицам въезжать в Штаты. Он предложил переориентировать существующую визовую систему в пользу квалифицированных рабочих.

Чиновники сказали, что список еще не утвержден окончательно, а 21 января в Белом доме всё еще велись дебаты о том, включать ли в список одну или две страны.

Министерство внутренней безопасности США не ответило на запрос о комментарии. Госдеп отказался прокомментировать новость.

Администрация президента планирует ввести расширенные ограничения в понедельник 27 января, в третью годовщину первого указа Трампа о запрете на въезд для граждан Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана, который он подписал в седьмой день на посту президента. Указ вызвал неоднозначную реакцию публики в начале президентства Трампа.

Белый дом заявил, что политика ограничения на въезд необходима, чтобы предотвратить возможные террористические акты, так как страны в списке недостаточно тщательно проверяют граждан, отправляющихся в США.

Первый указ, который запрещал въезжать в США большинству категорий граждан семи преимущественно мусульманских стран, был отклонен в федеральном суде и отозван. Второй вариант указа вышел в марте 2017 года и также был отклонен федеральным судьей, который заявил, что указ по-прежнему дискриминирует мусульман по религиозному признаку.

Третий вариант указа, выпущенный в сентябре 2017 года, был поддержан Верховным судом (пять голосов против четырех) в июне 2018 года на том основании, что федеральный закон предоставляет президенту широкие полномочия для приостановления въезда в США.

Согласно нынешней политике, в США не могут въезжать граждане Ирана, Йемена, КНДР, Ливии, Сирии и Сомали, а также политические чиновники из Венесуэлы. Белый дом ненадолго включил в этот список Чад, но убрал страну из списка в апреле 2018 года.

В отличие от первоначального списка, большинство стран-кандидатов для новых ограничений не являются преимущественно мусульманскими. Тем не менее, граждане некоторых из этих стран относительно часто просрочивают визу в США, по данным министерства внутренней безопасности.

В 2018 финансовом году 24% эритрейцев, въехавших в США по деловой или гостевой визе, просрочили визы. Для граждан Нигерии этот показатель составил 15%, для Судана – 12%. При этом в целом процент людей, просрочивших визу, составляет 1,9%.

Газета Politico первой сообщила об этих семи странах, которые могут попасть под ограничения.

Защитники прав иммигрантов раскритиковали планируемое расширение ограничительной политики.

«Десятки тысяч американских семей уже страдают и уже разделены из-за этого жестокого и предвзятого запрета. Усиление запрета не усилит безопасность ни для кого из нас», – сказала Фархана Хера, президент некоммерческой организации по защите гражданских прав мусульман Muslim Advocates.

Решение расширить ограничения на въезд сигнализирует о готовности администрации Трампа ужесточить иммиграционную политику в преддверии выборов 2020 года. Как считают советники Трампа, этот шаг сыграет в его пользу.

В этом месяце администрация Трампа повесила в Юме, Аризона, табличку в честь возведения 100 миль заградительной стены на южной границе Штатов. Администрация президента также усилила критику городов и штатов с лидерами-демократами, которые приняли политику предоставления убежища в отношении иммигрантов. Чиновники Белого дома рассматривают для них новые ограничения.

Федеральный судья в январе заблокировал распоряжение президента, которое дает властям штатов и местным властям право отказаться от размещения беженцев в их общинах.

Американский союз защиты гражданских свобод, который оспорил все три варианта указа Трампа, отказался комментировать вопрос о том, будет ли он снова оспаривать в суде расширение ограничений на въезд.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg