Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4533 просмотра

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.


1 просмотр

Европейцы предлагают Центральной Азии деньги в обмен на реформы

Конкуренция за влияние в регионе продолжается

Федерика Могерини. Фото: Alexandros Michailidis / Shutterstock.com

Внешне повестка дня прошедшей в Бишкеке 6 и 7 июля встречи глав МИДов центральноазиатских стран с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини не сильно отличалась от подобных мероприятий последних лет.

Участники важного внешнеполитического мероприятия обсудили ключевые возможности и вызовы, с которыми страны Центральной Азии сталкиваются в условиях меняющегося мира. Отметили положительную динамику развития партнерских отношений между Европейским союзом и государствами региона. Наконец, стандартно подтвердили «свою приверженность совместной работе в интересах мира, безопасности, прав человека, демократии и устойчивого развития при полном соблюдении международного права».

Всем сестрам по серьгам

И все же некоторые отличия между министерскими встречами прошлых лет с последним мероприятием в столице Кыргыз­стана имелись. Связаны они с апгрейдом Стратегии ЕС в Центральной Азии – ее обновленный вариант был презентован в Бишкеке в середине июня и в целом положительно воспринят в столицах стран нашего региона. Стратегия предусматривает помощь Брюсселя как в «интеграции центральноазиатских государств в мировую торговлю», так и в «усилении углубления регионального сотрудничества». Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини озвучила и сумму финансовой помощи странам Центральной Азии.

Было объявлено, что к 1 млрд евро, выделенному региону на период 2014–2020 годов, в Европейском союзе решили добавить еще 72 млн евро. Из них 36 млн евро достанется Кыргызстану, который намерен при содействии ЕС реализовывать новую программу по поддержке образовательного сектора.

Транш в 20 млн евро уйдет в Таджикистан на строительство новой ГЭС «Себзор» в Горно-Бадахшанской автономной области. Предполагается, что с вводом в эксплуатацию она начнет экспортировать электроэнергию в северные провинции Афганистана. Сумма в 14 млн евро пойдет на расширение программы SWITCH Central Asia, по поддержке перехода региона к зеленой экономике, которая была официально презентована в Бишкеке накануне министерской встречи. Наконец, 2 млн евро отдается на реализацию совместного казахстанско-узбекистанского проекта, направленного на расширение экономических прав и возможностей женщин. Правда, у проекта есть один интересный нюанс: в его рамках предусматривается обучение женщин из Афганистана с целью их вовлечения в экономическое развитие своей страны. С высокой долей вероятности «афганский пункт» станет превалирующим.

Сотрудничество и его условия

После 2020 года 1 млрд евро, к которому ЕС добавил указанные выше 72 млн евро, будет полностью выплачен. Соответственно, следует ожидать, что уже в ближайшее время в Брюсселе начнут или уже начали формировать бюджет предстоящего сотрудничества с нашим регионом в рамках обновленной Стратегии «ЕС – Центральная Азия». При этом помощь почти наверняка будет определена рядом условий, на которые Федерика Могерини и европейский комиссар по международному сотрудничеству и развитию Невен Мимица обратили внимание в совместной статье, опубликованной почему-то в основном в узбекистанских СМИ.

В статье, появившейся непосредственно накануне министерской встречи в Бишкеке, Могерини и Мимица отметили, что «Европа и Центральная Азия никогда еще не были так близки друг к другу», и подчеркнули: «Мы хотим поддерживать страны Центральной Азии в их стремлении стать более устойчивыми в социальной, экономической или экологической сферах. Это означает укрепление независимых СМИ, создание условий для гражданского общества, укрепление верховенства права и государственного управления, борьбу с коррупцией, а также расширение возможностей молодежи и женщин».

Безусловно, этот аспект, который, по мнению авторов статьи, является столь же важным, как и содействие со стороны ЕС проведению реформ и модернизации экономик региона с будущим вхождением всех стран Центральной Азии в ВТО, вряд ли кто в нашем регионе подверг­нет сомнению. Правда, только в общих чертах. Как только дело доходит до конкретики, выясняется, что у каждого государства имеется свой особый, вполне обоснованный взгляд на обозначаемые Европейским союзом проблемы и пути их решения. Соответственно, есть различие и в восприятии инициатив Брюсселя. То, что для одних выглядит нормальным, для других кажется категорически неприемлемым. Видны эти различия и из бесед с экспертами, которых «Курсив» попросил прокомментировать итоги министерской встречи «Европа – Центральная Азия» в Бишкеке.

Почти американская «5+1»

По наблюдениям сопредседателя Клуба региональных экспертов «Пикир», политолога из Бишкека Игоря Шестакова, встреча глав МИДов центральноазиатских стран с представителями ЕС прошла в конструктивной обстановке.

«Европейский союз продемонстрировал свое желание присутствовать в Центральной Азии. На мой взгляд, Европейский союз сегодня пытается выстроить свою программу взаимодействия с нашим регионом, которая позиционируется как альтернатива уже устоявшимся связям с Россией, Китаем и США. При этом ЕС презентует себя влиятельной организацией в регионе, который напрямую не связан с европейскими интересами», – заметил в беседе с «Курсивом» Игорь Шестаков, обратив внимание, что инициативы Брюсселя сильно напоминают программу сотрудничества США с Центральной Азией, известную как «5+1».

Другое дело, заметил политолог из Бишкека, что в отличие от американцев европейцы сделали ставку на сотрудничество в области образования, которое действительно может сблизить страны Центральной Азии с европейской повесткой дня.

«Что касается всего остального, то здесь видны повторы американского подхода, связанного с политическими свободами. Европейский союз готов действовать на этом же поле. Прежде всего речь идет о свободе СМИ и независимой деятельности судебной системы. По мнению европейских аналитиков, в этих областях наблюдаются определенные проблемы. Поэтому ЕС будет это модерировать, правда, не в столь жесткой форме, как это делали США. Тем не менее возможно, что финансирование социально-экономических и культурно-гуманитарных проектов будет напрямую зависеть от политических требований Брюсселя», – подчеркнул Шестаков.

Полной информации о встрече нет

Другой политолог из Кыргызстана – Дмитрий Орлов – не считает прошедшую министерскую встречу в Бишкеке сколь-либо успешной. По его мнению, пока Европа рассматривает свои интересы в Центральной Азии с позиции интересов США, ни о каком плодотворном сотрудничестве Европейского союза с центральноазиатскими государствами не может быть и речи.

«Простой пример: в конце января этого года Европейский парламент рекомендовал властям Евросоюза поспособствовать снижению экономической зависимости Кыргызстана от России и Китая. Также было рекомендовано обеспечить существенное усиление противодействия пропаганде, распространяемой российскими СМИ. То есть европейская риторика против России и Китая, которые являются главными торгово-экономическими партнерами стран Центральной Азии, чуть ли не до запятых совпадает с риторикой американцев», – рассказал Орлов, обратив внимание, что в свободном доступе нет полной информации о встрече Могерини с главами МИДов стран региона.

«Все заявления для прессы – это ширма, не более. Но все же хочется понять, что может предложить Европа Центральной Азии, кроме грантовых денег, которые чаще всего утекают в карманы нечистых на руку чиновников? Говорить о демократических ценностях смысла нет. На ряд из них в Центральной Азии наблюдается кардинально иной взгляд», – подчеркнул Дмит­рий Орлов.

Взгляд из Узбекистана

Еще одной точкой зрения на сотрудничество «Европейский союз – Центральная Азия» поделился с «Курсивом» директор узбекистанского центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев. По словам политолога из Ташкента, на протяжении всех лет сотрудничества с Центральной Азией Европейский союз каждый раз выдвигал определенные условия, которые надо было выполнять.

«Это было, и это остается. Более того, есть ощущение, что такой подход останется и в будущем. Не думаю, что это правильно, поскольку неудача предыдущей Стратегии ЕС в Центральной Азии во многом связана с выдвигаемыми требованиями политического характера, которые нередко затрагивали вопросы суверенитета и безопасности стран нашего региона», – озвучил свое мнение Бахтиёр Эргашев.

К примеру, узбекистанский политолог считает ошибочными увязываемые с экономическим сотрудничеством текущие претензии Евросоюза по вопросам свобод религиозных объединений.

«Безусловно, это важный вопрос. И против него никто не будет. Но следует понимать, что в странах, которые переживают очень сложный период политической, экономической и социальной модернизации, всегда возникают серьезные проблемы во взаимоотношениях между государством и религиозными организациями. В этих условиях навязывать свои стандарты видится не совсем корректным. Тем более что ряд религиозных объединений явно не являются белыми и пушистыми, поскольку ставят своей целью изменить светский характер наших стран», – заметил Эргашев, подчеркнув, что внешнее навязывание условий без учета специфики наших стран обычно сводит на нет практически все инициативы по взаимовыгодному экономическому сотрудничеству.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций