Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2050 просмотров

Выборы в Индии затронут интересы Казахстана

Итоги парламентских выборов станут известны 23 мая

Фото: Shutterstock

В Индии проходят самые масштабные в мире парламентские выборы. В случае прихода к власти оппозиции возможно изменение вектора индийской внутренней и внешней политики. Соответственно, и странам Центральной Азии придется корректировать свои планы. 

В отличие от других стран мира выборы в самую влиятельную в Индии нижнюю палату парламента (Локсабха) проводятся не в один назначенный день, а в несколько этапов. В этом году они начались 11 апреля. Помимо уже прошедших выборов в ряде штатов Индии, состоявшихся 11, 18 и 23 апреля, они ожидаются 29 апреля, а также 6, 12 и 19 мая. Выборы в несколько этапов связаны как с большим количеством избирателей – около 900 млн человек, так и с особенностью территориального устройства страны. В Индии 29 штатов и семь союзных территорий, включая национальный столичный округ Дели. При этом 545 депутатов, которые представляют интересы многочисленных индийских политических партий, избирают раз в пять лет и исключительно по мажоритарной системе в одномандатных округах. 

Годы прорыва 

На первый взгляд, итоги парламентских выборов в Индии, которые станут известны лишь 23 мая, особого интереса для Казахстана не представляют – официальный Дели всегда поддерживал дружеские отношения с нашей страной. Во всяком случае, так было в период, когда во главе индийского правительства стояли представители старейшей партии этой страны – «Индийского национального конгресса» (ИНК), членами которой ранее были такие великие люди, как Махатма Ганди, Джавахарлал Неру и Индира Ганди. Несмотря на опасения, не ухудшились казахстанско-индийские отношения и после парламентских выборов в Индии в 2014 году, когда оглушительную победу одержала партия индуистского национализма «Бхаратия джаната парти» («Индийская народная партия» – БДП).  

Напротив, если во времена доминирования ИНК, несмотря на регулярные встречи руководителей наших стран, отношения с Индией были скорее вялотекущими, то после победы «народников» во главе с Нарендрой Моди они получили поступательный характер. К примеру, посол Казахстана в Индии Булат Сарсенбаев три года назад в своем интервью одному из правительственных изданий даже назвал 2015-й год «особо удачным в двухсторонних отношениях». Вопреки ожиданиям и сделанным ранее мрачным прогнозам, правительство Нарендры Моди не стало замыкаться лишь на внутренних проблемах своей страны, а начало активно продвигать интересы Индии на внешнеполитической арене, все чаще давая понять, что претендует на статус мировой державы. 

В сферу интересов официального Дели попали и страны Центральной Азии, включая Казахстан. В том же 2015 году Нарендра Моди прилетел с официальным визитом в столицу Казахстана вместе с серьезной группой бизнесменов и промышленников, что позволило Казахстану и Индии создать совместный деловой совет и подписать «Дорожную карту сотрудничества». Это принесло ощутимые результаты: только за минувшие три года товарооборот между нашими странами вырос с $461,6 млн в 2015 году до $1,19 млрд в 2018-м. Посол Казахстана в Индии Булат Сарсенбаев в своем интервью «Курсиву» от 7 марта 2019 года рассказал о перспективах дальнейшего расширения казахстанско-индийского делового сотрудничества. Речь идет о производстве телекоммуникационного оборудования и внедрении новых технологий, переработке сельхозпродукции, машиностроении, совместном освоении космоса, взаимодействии в военно-техническом направлении, строительстве и производстве стройматериалов, туризме и образовании. 

БДП против ИНК

Между тем нельзя исключать, что все эти планы уже в первых числах июня придется серьезно корректировать. И провести корректировку  сотрудничества с официальным Дели надо будет не только Казахстану, но и другим странам Центральной Азии. Причина – те самые парламентские выборы в Индии, итоги которых могут преподнести нашим странам немало не самых приятных сюрпризов. Определенные предпосылки есть: если судить по гигантскому количеству постов и различных ссылок в индийском сегменте популярных социальных сетей под хэштегами #BJP, #INCIndia и #IndiaElections2019, граждане Республики Индия ныне не сильно жалуют и «Бхаратия джаната парти», и «Индийский национальный конгресс». 

Партию Нарендры Моди рядовые и не совсем индийцы обвиняют в невыполнении своих предвыборных обещаний. В тех же социальных сетях нередко можно встретить колкие замечания в адрес Моди, который в 2014 году чуть ли не гарантировал, что, если он возглавит правительство, каждому совершеннолетнему гражданину Индии будет перечислено 1500 рупий  (эквивалент чуть более 8 тысяч тенге. – «Курсив»). Немало жителей этой страны недобрым словом поминают и «денежную реформу» правительства индуистских националистов в ноябре-декабре 2016 года. Массовый обмен наличных денег в определенной степени повлиял на ситуацию с теневой экономикой, но одновременно нанес серьезный удар по накоплениям бедных слоев населения, которые хранили свои сбережения в упраздненных купюрах в 500 и 1000 индийских рупий.

Наконец, крайне слабым местом проводимой «Бхаратия джаната парти» политики считаются действия по организации новых рабочих мест. Замечание, что «когда в Китае появляется 50 тысяч новых вакансий, в Индии их создается только 500», является одним из самых популярных упреков в адрес еще действующего кабинета министров Нарендры Моди.  

Не все в Индии склонны доверять и «Индийскому национальному конгрессу» во главе с внуком Индиры Ганди Рахулом Ганди. К примеру, ИНК буквально подняли на смех, когда в ходе предвыборной борьбы его представители один за другим стали обещать избирателям полностью решить в стране проблему безработицы. А вот другое обещание – об увеличении социальной помощи наиболее уязвимым слоям населения – и вовсе испугало. Ведь даже в аполитичных по своей сути обозрениях ночных клубов Дели на YouTube можно встретить негативные рассказы о жизни целой категории людей, которые, получив от государства жилье, предпочитают не работать и обитать на улицах.

При этом в рамках государственной социальной помощи, той самой, которую ИНК обещает увеличить, им ежедневно привозят бесплатную еду и бутилированную воду, периодически обеспечивая их новой одеждой. Нельзя не отметить и недоверие части индийского общества к заявлениям руководителей «Индийского национального конгресса» об искоренении коррупции в своих партийных рядах. Последний пункт, кстати, стал в буквальном смысле роковым для ИНК на предыдущих парламентских выборах 2014 года, которые он с треском проиграл «Бхаратия джаната парти», потеряв статус правящей партии. В конце концов, о том, что в рядах «Индийского национального конгресса» далеко не все в порядке, говорит и неожиданный выход из его состава популярной в Индии певицы, телеведущей и общественницы Приянки Чатурведи. Достаточно сказать, что до 19 апреля текущего года она считалась лицом ИНК, а ее изображение часто использовалось на постерах и плакатах с целью привлечения внимания к программным обещаниям партии потомков Неру-Ганди. 

Измениться может все

Все это вместе наводит на мысль о том, что итоги индийских парламентских выборов 2019 года будут сильно отличаться от результатов пятилетней давности. Вряд ли какая-то из политических партий Индии получит комфортное большинство в Локсабха, позволяющее ей сформировать почти однопартийное правительство. Об этом же говорят и СМИ других стран, внимательно отслеживающие ситуацию в Индии. 

К примеру, китайское информационное агентство «Синьхуа» обращает внимание на наблюдаемую жесткую конкуренцию между индийскими политическими партиям, замечая, что шансы Нарендры Моди стать премьер-министром во второй раз не очень очевидны. В пример приводит случай, который лишний раз подчеркивает не очень прочные позиции действующего премьера. «Биографический фильм «Премьер-министр Нарендра Моди» планировался к прокату с 11 апреля. Но избирательная комиссия страны наложила временный запрет на его выпуск до завершения выборов, заявив, что это «нарушит игровое поле во время выборов», отмечают авторы агентства «Синьхуа».

Не видят явных фаворитов текущих выборов в Локсабха и обозреватели ведущего СМИ арабского мира – телеканала Al Jazeera. В своем последнем материале о выборах в Индии арабские журналисты говорят о серьезных проблемах в сельской местности этой страны и обвинениях в адрес Моди со стороны оппозиции, которая указывает на высокий уровень безработицы в сельском хозяйстве и обеспокоенность фермеров низкими ценами на урожай. 

Это значит, что кто бы из лидеров ведущих политических партий Индии в итоге ни получил право по результатам выборов сформировать свое правительство, он будет просто вынужден в первую очередь обратить внимание на решение внутренних проблем почти 1,5-миллиардного населения страны. А это требует немалых денег. Вполне можно допустить, что новый кабинет министров официального Дели будет не очень-то приветствовать стремление индийских компаний инвестировать свои средства за рубеж. Соответственно, нельзя исключать, что уже в текущем году товарооборот между Казахстаном и Индией начнет постепенно снижаться, чтобы через год-другой выйти на уровень «прорывного 2015 года». 


1770 просмотров

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Более 7 млн
тенге
получит из бюджета каждый кандидат в президенты РК на агитацию

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank