Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1265 просмотров

Си Цзиньпин пообещал новое направление для программы «Один пояс – один путь» после ее критики

Председатель КНР ручается, что обеспечит финансовую устойчивость инфраструктурных проектов после жалоб о том, что из-за них страны взваливают на себя обременительные долги

Фото: Kaliva / Shutterstock.com

Председатель КНР Си Цзиньпин дал понять о пересмотре своей глобальной инфраструктурной программы, пообещав, что обуздает коррупцию и возьмет под контроль кредитование, которые стали предметом критики со стороны развивающихся экономик.

Открыв 26 апреля двухдневную встречу с лидерами около четырех десятков стран в Пекине, Си Цзиньпин заявил, что Китай повысит прозрачность и обеспечит финансовую устойчивость проектов своей знаменитой инициативы «Один пояс – один путь».

Эти речи звучат мягче, чем тот триумфальный тон, который власти Китая использовали для продвижения инициативы и который вызвал беспокойство как в самой стране, так и за рубежом. Иностранные критики обвинили «Пояс и путь» – проект Си Цзиньпина по модернизации древних торговых маршрутов Шелкового пути – в том, что из-за него на страны-участницы ложится огромное бремя долгов. Другие говорят, что напор пекинских дипломатов привел к ответному международному сопротивлению.

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

«Все должно происходить в атмосфере прозрачности, и мы должны проявлять нулевую терпимость к коррупции», – заявил Си Цзиньпин.

Он пообещал обеспечить «структуру устойчивости долга» для проектов программы «Один пояс – один путь», а также соответствие международным стандартам в заключении инфраструктурных контрактов.

Си Цзиньпин побудил иностранных партнеров и партнеров из частного сектора к более активному вложению средств, что контрастирует с его заверениями о китайском финансировании, высказанными в похожей речи два года назад.

Пекин занимается тонкой наладкой «Пояса и пути», по словам аналитика Шанхайской академии международных исследований Чжана Чжэсиня. Первоначальная презентация программы была слишком обширна и амбициозна, сказал он, и страны-участницы, многие из которых находятся в тяжелом положении, увидели в инициативе источник легких денег со стороны Китая.

«У Китая просто нет ресурсов, чтобы удовлетворить потребности всех и каждого», – сказал Чжан.

Изначально программа «Пояс и путь» была предложена в 2013 году в качестве платформы для стимулирования глобального развития. Она подтолкнула китайских гигантов строительства, телекома и грузоперевозок к выходу на мировой рынок на фоне снижения деловой активности в самом Китае из-за замедления экономики страны.

Пекин представляет себе обновленный Шелковый путь как мировую сеть морских портов, дорог, железнодорожных путей, трубопроводов и индустриальных парков, в основном построенную китайскими компаниями и обеспеченную как минимум на $400 млрд из государственных банков Китая. Но поскольку инициатива переросла рамки строительства инфраструктуры, чиновники Запада – включая американских, которые проигнорировали встречу в Пекине, – обвинили программу «Пояс и путь» в том, что она продвигает непрозрачные финансовые сделки, которые обеспечивают Пекину рычаги политического влияния путем превращения государств в должников Китая.

Некоторые правительства в Азии и Африке приостановили, отменили или пересмотрели проекты по «Поясу и пути». В этом месяце Пекин снизил цену многомиллионной сделки по строительству железной дороги в Малайзии примерно на треть, таким образом возродив проект, который был заморожен из-за опасений о долге и коррупции.

В самом Китае негативом отозвались и «протухшие» китайские займы таким странам, как Венесуэла, финансовый кризис в которой усилил опасения КНР по поводу высокорискованного кредитования.

«Существует множество причин, по которым они (китайцы) могут пытаться умерить ожидания, – сказал Брэдли Паркс, исполнительный директор проекта AidData Колледжа Вильгельма и Марии, в рамках которого мониторится след Китая в мировом кредитовании. – Это не просто риторика, они по-настоящему обеспокоены».

На фоне возросшего за последний год недовольства Пекин перестал выпячивать масштабные инфраструктурные проекты «Пояса и пути» и усилил обязательства по обеспечению устойчивого кредитования и борьбе с взяточничеством. В качестве усилий по надзору китайские чиновники в том числе ведут переговоры с иностранными властями, чтобы создать перечни официальных проектов «Пояса и пути», утверждают источники, знакомые с вопросом.

До выступления Си Цзиньпина на форуме «Один пояс – один путь» должностные лица Китая появились на вспомогательных семинарах, чтобы подчеркнуть уровень внимания, которое они уделяют финансовым рискам программы, а также свое стремление привлечь средства частного сектора.

«Необходимо принимать во внимание общую задолженность страны», – сказал глава Народного банка Китая И Ган на семинаре в четверг. Он заявил, что при финансировании проектов «надо опираться на частное кредитование», чтобы добиться устойчивого развития.

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард положительно восприняла перемену в тоне Китая и заявила на форуме после речи Си Цзиньпина, что инициатива может «выиграть от увеличенной прозрачности, открытых закупок с конкурентными торгами и улучшенной оценки рисков при выборе проектов».

В число 37 с лишним иностранных лидеров-участников форума (по сравнению с 29 лидерами-участниками инаугурационной сессии форума 2 года назад) вошли президенты России и Швейцарии, а также премьер-министры Пакистана и Италии. Италия недавно стала первой страной-участницей «Большой семерки», которая официально присоединилась к сотрудничеству в рамках «Пояса и пути».

Десять из лидеров-участников форума этого года возглавляют страны, которые Экспортно-импортный банк Соединенных Штатов (регулятор американского зарубежного финансирования) перечисляет в качестве мест, где американским компаниям запрещено вести бизнес.

Многие западные державы, включая Германию, Францию и Великобританию, направили в Пекин лишь правительственных министров. Администрация Трампа не отправила ни одного высшего должностного лица, «понизив» для себя статус мероприятия по сравнению с 2017 годом, когда на форум приезжал советник Белого дома по делам Азии. Штат Калифорния направил своего лейтенанта-губернатора для обсуждения изменения климата.

В своей речи Си Цзиньпин как будто взялся ответить критикам своей экономической политики, во главе которых стоят США. Он подтвердил обязательства простимулировать импорт, предоставить зарубежным компаниям больше возможностей для ведения бизнеса и сохранить стабильность валюты КНР, что вторит предложениям Пекина в торговых переговорах с Вашингтоном.

Несмотря на то, что на публике они делали более осмотрительные заявления, китайские чиновники показались высокомерными некоторым иностранным дипломатам во время подготовительных встреч перед форумом, сообщили источники, знакомые с процессом.

На встречах по разработке коммюнике для саммита Си Цзиньпина с иностранными лидерами один китайский дипломат отчитал некоторых участников переговоров, особенно европейских чиновников. Они пытались добиться следования Китая лучшим практикам в сфере бизнеса и инвестиций, а также правам человека, говорят источники.

Го Сюэцзюнь, заместитель генерального директора в министерстве иностранных дел КНР, который председательствовал на встречах, обвинил участников переговоров в том, что они проявили неуважение к Си Цзиньпину и Китаю. Он отмел просьбы Европы о соблюдении взаимности как «язык американцев», имея в виду похожие требования Штатов в торговых переговорах с Китаем, заявили источники.

«Напомните мне отменить приглашение для вашего президента», – по их словам, в какой-то момент заявил Го.

Источники также сообщают, что китайские чиновники подали дипломатические жалобы против стран, попросивших о поправках, которые китайской стороне не понравились. МИД КНР не ответил на просьбу предоставить комментарий.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


2217 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций