Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


4454 просмотра

Почему сильной Центральной Азии пока не существует

По мнению экспертов, перед странами ЦА стоят два основных вызова: отсутствие механизмов интеграции и отток профессионалов, которые могли бы помочь развитию стран

Фото: shutterstock.com

Эксперты виртуального форума «Центральная Евразия» поставили под сомнение самостоятельность стран Центральной Азии. По их мнению, без процессов интеграции или кооперации регион будет оставаться на периферии мира.

Айкыну и Маре (имена изменены по их просьбе. – «Курсив») по 22 года. Он из Шымкента, она – из Алматы. Со стороны общение этих молодых людей выглядит очень странно. Они не говорят о погоде, не обсуждают сюжеты только что просмотренных фильмов и абсолютно не интересуются политикой. Их беседа построена исключительно на языке математических формул, в ходе которой все цифры с иксами и игреками тут же переносятся не только в смартфоны, но и на оказавшиеся под рукой салфетки, использованные билеты в кино или какие-нибудь чеки. Все дело в том, что молодые люди профессионально занимаются созданием мобильных приложений и онлайн-сервисов. Ради этого они, к ужасу своих родителей, даже бросили учебу в престижных вузах южной столицы Казахстана.

Востребованные где-то там

Айкын и Мара такие не одни. По такому же пути пошли и многие их друзья. Представители нового поколения подчеркивают, что в условиях текущего развития информационно-коммуникационных технологий уровень преподавания в высших учебных заведениях уже не соответствует их растущим запросам. При этом молодые люди отмечают, что теория должна обязательно подкрепляться практикой, а конечный продукт их деятельности быть востребованным на рынке. С последним пунктом, по замечанию Айкына и Мары, не только в Казахстане, но и во всех странах Центральной Азии сложнее: нет единого рынка, слабая платежеспособность населения и коммерческих структур, не видно особой заинтересованности со стороны государственных органов. По этой причине большая часть разработок Айкына и Мары уходит в Россию или в страны Запада. Соответственно, и свое будущее молодые люди связывают с Москвой, Берлином или Сан-Франциско, а не с Астаной, Ташкентом или Бишкеком.

«К сожалению, страны нашего региона не только сильно разобщены между собой, но и в силу своего географического расположения находятся в стороне от глобальных процессов цифровизации. Все к нам приходит в самую последнюю очередь и часто по остаточному принципу. Рынок IT-услуг не развит, и что-то не видно, чтобы его по-настоящему хотели развивать. Поэтому мы свой выбор уже сделали», – заметил в беседе с «Курсивом» молодой человек. По его словам, они уже подали свои резюме для работы в одной из российских компаний и со дня на день ожидают официального приглашения.

Об уже принятом решении покинуть регион говорит и подруга Айкына Мара. Записывая на салфетке в ходе нашей беседы очередную пришедшую ей в голову формулу, она заметила: «Мы совсем недавно вернулись из Москвы. Думаю, что очень скоро там начнем работать. И это хорошая площадка для дальнейшего переезда, например, в Калифорнию. Кстати, мы обратили внимание, что талантливых ребят из нашего региона в Москве много. Не только из Казахстана, но и из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана».

Механизмов интеграции пока не видно

Надо сказать, что беседа «Курсива» с молодыми казахстанцами в определенной степени перекликается с мнением экспертов, которые появились в ходе продолжающейся виртуальной дискуссии в рамках проекта политолога из Узбекистана Владимира Парамонова «Центральная Евразия». К примеру, ученый из Узбекистана, докторант японского Университета Цукуба Бахром Раджабов, рассуждая об основных проблемах, мешающих развитию стран Центральной Азии, отметил, что из числа основных вызовов для стран региона главными являются два. Во-первых, это отсутствие механизмов интеграции. Во-вторых, это отток профессионалов, которые, будучи технократами в хорошем смысле, могут оказывать влияние как на развитие стран, так и на проводимые в них реформы. Уловили сходство? Надо полагать, что да. Потому и предлагаемые ученым из Узбекистана решения по выходу из сложившейся ситуации выглядят вполне очевидными. «Мне представляется, необходимо коренным образом менять всю систему управления. Принципиально важно обеспечить условия для привлечения и воспитания кадров, реформирования систем образования, уходить от устаревших и неэффективных методов и практик. Одновременно необходимы институты, правовое сопровождение интеграции в Центральной Азии, понимание конечной цели интеграционных процессов: экономических, политических, социальных и иных», – заметил в ходе дискуссии Бахром Раджабов, подчеркнув, что многие проблемы не решаются с момента распада Советского Союза.

Говорить о реальном сотрудничестве еще рано

Интересна и точка зрения младшего научного сотрудника Института стратегического анализа и прогноза Кыргызско-Российского славянского университета Арсена Усенова, которая, кстати, отнюдь не противоречит словам Айкына и Мары. Ведь, по мнению эксперта, говорить о реальном сотрудничестве стран Центральной Азии пока еще рано, поскольку во взаимоотношениях между странами региона есть целый ряд не решенных с момента распада СССР проблем. Здесь и существующие территориальные разногласия, которые особенно заметны в так называемом «Ферганском треугольнике» на стыке границ Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. И все еще наблюдаемые споры по вопросу распределения водноэнергетических ресурсов. И отсутствие политической воли к интеграции у лидеров центральноазиатских государств. Отсюда и неутешительный вывод Арсена Усенова: «Объединенная Центральная Азия» пока не способна принимать самостоятельные решения. Как показывает история, все интеграционные проекты в регионе (ЦАЭС, ЦАС и др.) не имели продолжения в рамках границ пяти государств без иностранного участия. Часто стремление дистанцироваться и отстоять свой суверенитет является превалирующим в мотивах лидеров стран Центральной Азии. Это отражается и на невозможности регионализации без участия России. Наличие разобщенности в Центральной Азии делает доступным управление процессами в регионе со стороны внешних акторов, что в какой-то степени, кстати, отвечает их интересам».

Вместе с тем, судя по отсутствию реакции властных структур государств региона на предложения участников виртуальной дискуссии проекта «Центральная Евразия» по решению очевидных проблем региона, с трудом верится, что и на этот раз в Астане, Ташкенте, Бишкеке, Душанбе и Ашгабаде прислушаются к мнению того же Арсена Усенова. Хотя ничего экстраординарного эксперт из Кыргызстана не предлагает. Судите сами. «Во-первых, государствам ЦА пора осознать, что внутренние и региональные проблемы невозможно решить без диалога. Таким образом, логика принятия политических решений должна исходить из того, что от благополучия всего региона зависит и благополучие конкретной страны. Во-вторых, лидерам стран Центральной Азии необходимо проявить политическую волю по интеграции и начать этот процесс с регулярных встреч в формате «пятерки» для обсуждения и решения совместных проблем. Политическая воля, проявленная новым лидером Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, уже позволила разрядить обстановку в регионе. Были созданы условия для решения ряда проблем на пути сотрудничества стран Центральной Азии. Это касается и водных проблем, приграничных вопросов, энергетических проектов в регионе. Ответные инициативы со стороны лидеров других центральноазиатских государств должны обеспечить дальнейшее развитие отношений в регионе», – подчеркнул Арсен Усенов.

Центральная Азия – это виртуальная реальность

Впрочем, вполне возможно, что основная причина отсутствия реакции со стороны госструктур стран Центральной Азии связана с самим определением региона как такового. Ведь, по наблюдениям доктора исторических наук доцента кафедры «Международные отношения» Казахстанского института менеджмента, экономики и прогнозирования Гульнары Дадабаевой, складывается впечатление, что либо региона Центральная Азия не существует, либо он представляет собой некую виртуальную реальность. «На мой взгляд, в современном мире экономические основы для сотрудничества играют превалирующую роль. Поэтому считаю, что у стран Центральной Азии отсутствуют сильные мотивы для того, чтобы начать процесс реальной региональной интеграции. Во-первых, государства Центральной Азии находятся в стороне от основных транспортных маршрутов: есть лишь те, что сохранились с советского периода. Да, к ним добавились новые инфраструктурные проекты Китая, отдельные проекты, инициированные странами региона и их соседями. Тем не менее отсутствует единая транспортная стратегия, выработанная странами ЦА для продвижения проектов региональной интеграции или же как минимум интенсификации сотрудничества. Во-вторых, просматриваются ли перспективы увеличения товарооборота между странами региона, существует ли реальная заинтересованность развивать экономическое сотрудничество? У Узбекистана был и есть потенциал продавать соседям больше так называемых товаров с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, его экономика гораздо более диверсифицированна по сравнению с экономикой Казахстана и экономиками других стран ЦА. Однако насколько остальные государства региона заинтересованы в этом? Насколько в этом заинтересованы соседи – Китай и Россия?» – заметила в ходе дискуссии Гульнара Дадабаева, одновременно обратив внимание на тот факт, что и ЕС, и Китай, и США, и Россия, работая в основном в отраслях топливно-энергетического комплекса, не сильно заинтересованы в развитии промышленности стран региона. Что, кстати, вполне объяснимо. Ведь всем этим зарубежным инвесторам намного выгоднее заполнять потребительский рынок Центральной Азии своими товарами, нежели создавать себе возможных конкурентов в будущем. 

Соответственно, если страны Центральной Азии не хотят по-прежнему оставаться сателлитами ведущих экономик мира, они должны сами сделать шаги навстречу друг другу, чтобы в итоге стать заметным игроком в мировой экономике. О чем, собственно, и сказала в процессе виртуальной дискуссии Гульнара Дадабаева. «Если наши государства будут интенсивно над этим работать, то, даже несмотря на относительную однородность их экономик, они смогут создать условия для дальнейшего, более эффективного сотрудничества. Каждая из экономик стран региона небольшая по размерам. Это является определенным пределом для развития. Однако если при разработке экономической стратегии государства Центральной Азии будут рассчитывать на общий рынок, то тогда имеется потенциал для развития и диверсификации экономик. Кроме того, общие транспортные проекты, модернизация инфраструктуры также имеют большой потенциал для экономического развития региона. Казахстану выгоднее импортировать овощи и фрукты из Узбекистана, чем из Пакистана или Польши. Конечно, торгово-экономическое сотрудничество необходимо, однако важна работа и по дальнейшему снижению различных барьеров», – подчеркнула Гульнара Дадабаева.

Второстепенная идея?

Между тем интенсивности встреч руководителей стран региона, в ходе которых они обсуждали бы общие проблемы и пути их решения, пока не наблюдается. Например, последний саммит глав государств Центральной Азии, кстати, впервые за 9 лет, состоялся год назад – 15 марта 2018 года в Астане. Ожидалось, что следующая встреча состоится в эти дни, однако из-за того, что, мол, график президентов в марте сильно перегружен, было решено перенести второй саммит глав государств Центральной Азии на первую половину апреля. Анонсов встреч министров финансов и министров экономики наших государств и вовсе не видно. Все это говорит о том, что идея интеграции или хотя бы кооперации стран региона все еще является второстепенной. Соответственно, вполне естественно, что такие талантливые ребята, как Айкын и Мара, будут по-прежнему стремиться уехать из наших стран. Хотя бы потому, что их амбиции и востребованность на рынках развитых стран не позволяют им оставаться «на обочине мира». И никакими словами о патриотизме их не остановить. Разве что начать реальные процессы по сближению экономик стран региона, до лучших времен отбросив в сторону размышления об уникальности каждой страны в отдельности. 
 


1432 просмотра

Казахстан меж двух берегов: Россия и США обостряют борьбу за рынок вооружений ЦА

США и их союзники готовят удар по Российскому военно-промышленному комплексу

Штаты и их союзники, развернув против Кремля санкционную войну, похоже, примериваются к удару по одной из самых золотоносных экспортных отраслей России – ее военно-промышленному комплексу.

В первых числах февраля российское агентство РИА «Новости» провело видеомост Астана – Бишкек – Ереван – Минск – Москва с участием начальника Объединенного штаба Организации Договора о коллективной безопасности, генерал-полковника Анатолия Сидорова. Который, в числе прочего, заявил о том, что главной угрозой в зоне ответственности ОДКБ на европейском направлении является продолжающаяся милитаризация европейских стран. Он напомнил, что наряду с уже реализуемыми проектами НАТО по наращиванию системы управления коалиционными войсками, совершенствования оперативного оборудования на их территории США в рамках европейской инициативы сдерживания намерены в текущем году развернуть в Восточной Европе дополнительные формирования сухопутных войск, а также кибернетические подразделения. В странах Балтии, по его мнению, предполагается увеличить интенсивность мероприятий по боевой подготовке с участием американских формирований из состава сил, предназначенных для спецопераций, – и с применением американского вооружения.

«Североатлантический союз в рамках подготовки продолжает интенсивно отрабатывать планы по переброске воинских контингентов на территории европейских стран и создания многонациональной группировки войск вблизи государств – членов ОДКБ в интересах подготовки и проведения наступательных и специальных операций, – подчеркнул г-н Сидоров. – Различного рода провокации, санкционное политическое и экономическое давление становятся нормой межгосударственных отношений и создают предпосылки к снижению порогов применения силовых методов в разрешении возникающих противоречий. В данных условиях опасной тенденцией является продолжающееся разрушение системы контроля над вооружениями. Главную роль в указанном процессе играют Соединенные Штаты Америки», – заявил представитель ОДКБ.

Деньги – и никакой политики?

Европейское направление вообще заняло большую часть выступления главы Объединенного штаба ОДКБ – он, в числе прочего, напомнил и об утверждении администрацией США в конце 2018 года программы серийного производства усовершенствованных авиационных ядерных боеприпасов: размещение указанных средств поражения на авиабазах в Бельгии, Нидерландах, Германии, Италии и в Турции, где в настоящее время хранится около 200 единиц неуправляемых радиобомб предыдущего поколения, планируется начинать в первой половине 2020 года.

При этом следует учесть, что Вашингтон приостановил участие в договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который предусматривает ограничение возможностей по наращиванию ударно-наступательного потенциала. Зато начал обучать личный состав Вооруженных сил указанных государств способам применения ядерных боеприпасов, что является прямым нарушением Договора о неприменении ядерного оружия.

«Подобные шаги Вашингтона вызывают опасения даже у отдельных союзников Штатов и, безусловно, приведут к резкому росту напряженности в мире», – заявил спикер.

Прямой угрозой для зоны ответственности ОДКБ российская сторона считает и планирующуюся закупку Грузией французских систем противовоздушной обороны, что позволит в среднесрочной перспективе включить их в интегрированную систему противовоздушной и противоракетной обороны Североатлантического союза. Наконец, поставки вооружения и военной техники Киеву Москва также считает наступательной акцией.

Причем наступление это явно идет на военно-промышленный комплекс России, который в условиях санкций остается одной из самых доходных экспортных статей этой страны. Так, в 2016 году Россия экспортировала вооружения и военной техники на сумму $15,3 млрд, оставив за собой второе место на рынке вооружений и военной техники с 23% от его общего объема (первенствовали здесь Штаты с 33%).

В 2017 году, когда санкционные войны уже развернулись, поставки российского вооружения за рубеж чуть упали в абсолютном выражении – до $14 млрд, зато помощник президента России Владимир Кожин заявил, что, несмотря на западные санкции, в 2017 году у России появились новые партнеры – страны, которые ранее никогда не обращались к России за вооружением. Уточнять, что это за страны, он тогда благоразумно не стал, но сообщил, что общий портфель экспортных заказов на российское вооружение и военную технику на ближайшие годы составляет порядка $47–50 млрд.

Пробное поле битвы – Таджикистан

Понятно, что такая цифра на фоне не слишком большой эффективности санкционной политики не могла не вызвать ответной реакции. Которая проявилась буквально через несколько дней после видеоконференции Смирнова: глава Центрального командования Вооруженных сил США Джозеф Вотел на слушаниях в Комитете по делам ВС Конгресса прямым текстом заявил, что Штаты намерены переориентировать страны Центральной Азии продукцию американского ВПК. Пока это не получается только потому, что Россия ближе и ее вооружение дешевле.

«Мы стремимся увести страны Центральной Азии в сторону от военных закупок из России, однако более высокие цены на американские системы будут и дальше представлять проблему для таких стран, – сказал глава Центрального командования ВС США. – Пока мы продолжаем устанавливать военные отношения с Таджикистаном, Москва усиливает свое влияние и расширяет военную базу в республике, но Таджикистан заинтересован в помощи США и их скромном финансировании для обеспечения безопасности», – добавил он.
Таджикистан при этом, напомним, является членом ОДКБ, как и Казахстан и Кыргызстан. Так что Штатам в своих попытках вытеснить Россию с рынка вооружений следует помнить еще и о том, что помимо цен на оружие сдерживающим фактором являются пункты договора, подразумевающие некие общие стандарты в вооружении, военной технике и оборудовании участников этого договора. Иными словами, даже если американский ВПК завтра начнет отчаянно демпинговать на рынке вооружения ЦА, это еще не означает, что ему удастся отхватить этот рынок в одночасье. Тем более что Россия попытается и дальше наращивать в структуре ОДКБ и других интеграционных объединениях механизмы коллективного взаимодействия, подразумевающие завязывание ВС стран-участниц на единые стандарты, в том числе и технические.

«Ситуация в зоне ответственности ОДКБ свидетельствует о необходимости дальнейшего развития механизмов системы коллективной безопасности членов организации, наращивания потенциала кризисного реагирования и обеспечения готовности к применению войск коллективных сил ОДКБ, совершенствования применения войск коллективных войск ОДКБ и слаживания руководства войск ОДКБ в ходе совместных операций», – так эту мысль выразил начальник Объединенного штаба Организации Договора коллективной безопасности.

Когда демпинг бессилен, включается политика

Отметим, что российский ВПК для стран Центральной Азии удобен еще и тем, что не только продает свою продукцию дешевле американских аналогов, но и предоставляет то, что называется постпродажным обслуживанием: ремонт и модернизацию. Вряд ли Пентагон сможет предложить подобный сервис, как и вряд ли американские парламентарии пойдут на субсидирование продукции своего ВПК за счет своих налогоплательщиков.

Есть другой путь навязывания своей продукции: санкции в отношении потребителей продукции страны-конкурента. О возможности расширения санкционного списка США за счет стран – потребителей российских вооружений в ноябре прошлого года говорил старший партнер казахстанского Центра стратегических инициатив (CSI) Олжас Худайбергенов.

«Дальнейшее обострение отношений между США и Россией приведет к тому, что большинство российских госкомпаний и банков попадут под санкции, вследствие чего часть казахстанских государственных и частных компаний попадут в серый список. Также под санкции попадут операции по приобретению новых систем ПВО С-400 и прочей военной техники», – сказал Худайбергенов на форуме стратегических инициатив 7 ноября прошлого года.

Впрочем, сам автор прогноза заявил тогда, что вероятность этого «шокирующего прогноза» составляет менее 1%. Тем не менее торг вокруг рынка вооружений, судя по риторике представителей ВС США и ОДКБ, уже начался. И в борьбе за этот рынок все средства, судя по всему, будут с точки зрения сторон влияния хороши, тем более что Штаты могут ставить своей задачей выдавливать с него Россию не одномоментно, а постепенно. Выторговывая себе все новые сегменты этого рынка за счет уступок государствам Центральноазиатского региона в каких-то совершенно других областях.

Что до шокирующего прогноза CSI относительно санкций, то, скорее всего, он так и останется прогнозом с небольшой вероятностью. Но новые высказывания о необходимости выдавливания России с рынка вооружений мы услышим совсем скоро: в начале февраля министр иностранных дел России Сергей Лавров подтвердил, что через шесть месяцев Москва выйдет из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, зеркально ответив Вашингтону, который намерен полностью выйти из этого Договора в августе 2019 года. Нет сомнений, что после этого обострится борьба за рынки сбыта вооружений, равно как и за потенциальные плацдармы размещения этих ракет.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank