Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


4304 просмотра

Почему сильной Центральной Азии пока не существует

По мнению экспертов, перед странами ЦА стоят два основных вызова: отсутствие механизмов интеграции и отток профессионалов, которые могли бы помочь развитию стран

Фото: shutterstock.com

Эксперты виртуального форума «Центральная Евразия» поставили под сомнение самостоятельность стран Центральной Азии. По их мнению, без процессов интеграции или кооперации регион будет оставаться на периферии мира.

Айкыну и Маре (имена изменены по их просьбе. – «Курсив») по 22 года. Он из Шымкента, она – из Алматы. Со стороны общение этих молодых людей выглядит очень странно. Они не говорят о погоде, не обсуждают сюжеты только что просмотренных фильмов и абсолютно не интересуются политикой. Их беседа построена исключительно на языке математических формул, в ходе которой все цифры с иксами и игреками тут же переносятся не только в смартфоны, но и на оказавшиеся под рукой салфетки, использованные билеты в кино или какие-нибудь чеки. Все дело в том, что молодые люди профессионально занимаются созданием мобильных приложений и онлайн-сервисов. Ради этого они, к ужасу своих родителей, даже бросили учебу в престижных вузах южной столицы Казахстана.

Востребованные где-то там

Айкын и Мара такие не одни. По такому же пути пошли и многие их друзья. Представители нового поколения подчеркивают, что в условиях текущего развития информационно-коммуникационных технологий уровень преподавания в высших учебных заведениях уже не соответствует их растущим запросам. При этом молодые люди отмечают, что теория должна обязательно подкрепляться практикой, а конечный продукт их деятельности быть востребованным на рынке. С последним пунктом, по замечанию Айкына и Мары, не только в Казахстане, но и во всех странах Центральной Азии сложнее: нет единого рынка, слабая платежеспособность населения и коммерческих структур, не видно особой заинтересованности со стороны государственных органов. По этой причине большая часть разработок Айкына и Мары уходит в Россию или в страны Запада. Соответственно, и свое будущее молодые люди связывают с Москвой, Берлином или Сан-Франциско, а не с Астаной, Ташкентом или Бишкеком.

«К сожалению, страны нашего региона не только сильно разобщены между собой, но и в силу своего географического расположения находятся в стороне от глобальных процессов цифровизации. Все к нам приходит в самую последнюю очередь и часто по остаточному принципу. Рынок IT-услуг не развит, и что-то не видно, чтобы его по-настоящему хотели развивать. Поэтому мы свой выбор уже сделали», – заметил в беседе с «Курсивом» молодой человек. По его словам, они уже подали свои резюме для работы в одной из российских компаний и со дня на день ожидают официального приглашения.

Об уже принятом решении покинуть регион говорит и подруга Айкына Мара. Записывая на салфетке в ходе нашей беседы очередную пришедшую ей в голову формулу, она заметила: «Мы совсем недавно вернулись из Москвы. Думаю, что очень скоро там начнем работать. И это хорошая площадка для дальнейшего переезда, например, в Калифорнию. Кстати, мы обратили внимание, что талантливых ребят из нашего региона в Москве много. Не только из Казахстана, но и из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана».

Механизмов интеграции пока не видно

Надо сказать, что беседа «Курсива» с молодыми казахстанцами в определенной степени перекликается с мнением экспертов, которые появились в ходе продолжающейся виртуальной дискуссии в рамках проекта политолога из Узбекистана Владимира Парамонова «Центральная Евразия». К примеру, ученый из Узбекистана, докторант японского Университета Цукуба Бахром Раджабов, рассуждая об основных проблемах, мешающих развитию стран Центральной Азии, отметил, что из числа основных вызовов для стран региона главными являются два. Во-первых, это отсутствие механизмов интеграции. Во-вторых, это отток профессионалов, которые, будучи технократами в хорошем смысле, могут оказывать влияние как на развитие стран, так и на проводимые в них реформы. Уловили сходство? Надо полагать, что да. Потому и предлагаемые ученым из Узбекистана решения по выходу из сложившейся ситуации выглядят вполне очевидными. «Мне представляется, необходимо коренным образом менять всю систему управления. Принципиально важно обеспечить условия для привлечения и воспитания кадров, реформирования систем образования, уходить от устаревших и неэффективных методов и практик. Одновременно необходимы институты, правовое сопровождение интеграции в Центральной Азии, понимание конечной цели интеграционных процессов: экономических, политических, социальных и иных», – заметил в ходе дискуссии Бахром Раджабов, подчеркнув, что многие проблемы не решаются с момента распада Советского Союза.

Говорить о реальном сотрудничестве еще рано

Интересна и точка зрения младшего научного сотрудника Института стратегического анализа и прогноза Кыргызско-Российского славянского университета Арсена Усенова, которая, кстати, отнюдь не противоречит словам Айкына и Мары. Ведь, по мнению эксперта, говорить о реальном сотрудничестве стран Центральной Азии пока еще рано, поскольку во взаимоотношениях между странами региона есть целый ряд не решенных с момента распада СССР проблем. Здесь и существующие территориальные разногласия, которые особенно заметны в так называемом «Ферганском треугольнике» на стыке границ Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. И все еще наблюдаемые споры по вопросу распределения водноэнергетических ресурсов. И отсутствие политической воли к интеграции у лидеров центральноазиатских государств. Отсюда и неутешительный вывод Арсена Усенова: «Объединенная Центральная Азия» пока не способна принимать самостоятельные решения. Как показывает история, все интеграционные проекты в регионе (ЦАЭС, ЦАС и др.) не имели продолжения в рамках границ пяти государств без иностранного участия. Часто стремление дистанцироваться и отстоять свой суверенитет является превалирующим в мотивах лидеров стран Центральной Азии. Это отражается и на невозможности регионализации без участия России. Наличие разобщенности в Центральной Азии делает доступным управление процессами в регионе со стороны внешних акторов, что в какой-то степени, кстати, отвечает их интересам».

Вместе с тем, судя по отсутствию реакции властных структур государств региона на предложения участников виртуальной дискуссии проекта «Центральная Евразия» по решению очевидных проблем региона, с трудом верится, что и на этот раз в Астане, Ташкенте, Бишкеке, Душанбе и Ашгабаде прислушаются к мнению того же Арсена Усенова. Хотя ничего экстраординарного эксперт из Кыргызстана не предлагает. Судите сами. «Во-первых, государствам ЦА пора осознать, что внутренние и региональные проблемы невозможно решить без диалога. Таким образом, логика принятия политических решений должна исходить из того, что от благополучия всего региона зависит и благополучие конкретной страны. Во-вторых, лидерам стран Центральной Азии необходимо проявить политическую волю по интеграции и начать этот процесс с регулярных встреч в формате «пятерки» для обсуждения и решения совместных проблем. Политическая воля, проявленная новым лидером Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, уже позволила разрядить обстановку в регионе. Были созданы условия для решения ряда проблем на пути сотрудничества стран Центральной Азии. Это касается и водных проблем, приграничных вопросов, энергетических проектов в регионе. Ответные инициативы со стороны лидеров других центральноазиатских государств должны обеспечить дальнейшее развитие отношений в регионе», – подчеркнул Арсен Усенов.

Центральная Азия – это виртуальная реальность

Впрочем, вполне возможно, что основная причина отсутствия реакции со стороны госструктур стран Центральной Азии связана с самим определением региона как такового. Ведь, по наблюдениям доктора исторических наук доцента кафедры «Международные отношения» Казахстанского института менеджмента, экономики и прогнозирования Гульнары Дадабаевой, складывается впечатление, что либо региона Центральная Азия не существует, либо он представляет собой некую виртуальную реальность. «На мой взгляд, в современном мире экономические основы для сотрудничества играют превалирующую роль. Поэтому считаю, что у стран Центральной Азии отсутствуют сильные мотивы для того, чтобы начать процесс реальной региональной интеграции. Во-первых, государства Центральной Азии находятся в стороне от основных транспортных маршрутов: есть лишь те, что сохранились с советского периода. Да, к ним добавились новые инфраструктурные проекты Китая, отдельные проекты, инициированные странами региона и их соседями. Тем не менее отсутствует единая транспортная стратегия, выработанная странами ЦА для продвижения проектов региональной интеграции или же как минимум интенсификации сотрудничества. Во-вторых, просматриваются ли перспективы увеличения товарооборота между странами региона, существует ли реальная заинтересованность развивать экономическое сотрудничество? У Узбекистана был и есть потенциал продавать соседям больше так называемых товаров с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, его экономика гораздо более диверсифицированна по сравнению с экономикой Казахстана и экономиками других стран ЦА. Однако насколько остальные государства региона заинтересованы в этом? Насколько в этом заинтересованы соседи – Китай и Россия?» – заметила в ходе дискуссии Гульнара Дадабаева, одновременно обратив внимание на тот факт, что и ЕС, и Китай, и США, и Россия, работая в основном в отраслях топливно-энергетического комплекса, не сильно заинтересованы в развитии промышленности стран региона. Что, кстати, вполне объяснимо. Ведь всем этим зарубежным инвесторам намного выгоднее заполнять потребительский рынок Центральной Азии своими товарами, нежели создавать себе возможных конкурентов в будущем. 

Соответственно, если страны Центральной Азии не хотят по-прежнему оставаться сателлитами ведущих экономик мира, они должны сами сделать шаги навстречу друг другу, чтобы в итоге стать заметным игроком в мировой экономике. О чем, собственно, и сказала в процессе виртуальной дискуссии Гульнара Дадабаева. «Если наши государства будут интенсивно над этим работать, то, даже несмотря на относительную однородность их экономик, они смогут создать условия для дальнейшего, более эффективного сотрудничества. Каждая из экономик стран региона небольшая по размерам. Это является определенным пределом для развития. Однако если при разработке экономической стратегии государства Центральной Азии будут рассчитывать на общий рынок, то тогда имеется потенциал для развития и диверсификации экономик. Кроме того, общие транспортные проекты, модернизация инфраструктуры также имеют большой потенциал для экономического развития региона. Казахстану выгоднее импортировать овощи и фрукты из Узбекистана, чем из Пакистана или Польши. Конечно, торгово-экономическое сотрудничество необходимо, однако важна работа и по дальнейшему снижению различных барьеров», – подчеркнула Гульнара Дадабаева.

Второстепенная идея?

Между тем интенсивности встреч руководителей стран региона, в ходе которых они обсуждали бы общие проблемы и пути их решения, пока не наблюдается. Например, последний саммит глав государств Центральной Азии, кстати, впервые за 9 лет, состоялся год назад – 15 марта 2018 года в Астане. Ожидалось, что следующая встреча состоится в эти дни, однако из-за того, что, мол, график президентов в марте сильно перегружен, было решено перенести второй саммит глав государств Центральной Азии на первую половину апреля. Анонсов встреч министров финансов и министров экономики наших государств и вовсе не видно. Все это говорит о том, что идея интеграции или хотя бы кооперации стран региона все еще является второстепенной. Соответственно, вполне естественно, что такие талантливые ребята, как Айкын и Мара, будут по-прежнему стремиться уехать из наших стран. Хотя бы потому, что их амбиции и востребованность на рынках развитых стран не позволяют им оставаться «на обочине мира». И никакими словами о патриотизме их не остановить. Разве что начать реальные процессы по сближению экономик стран региона, до лучших времен отбросив в сторону размышления об уникальности каждой страны в отдельности. 
 


3718 просмотров

Мюнхен-2019: прежнему миру пришел конец?

Похоже, прежних отношений между странами уже не будет...

Фото: shutterstock.com

Ведущие мировые политики на Мюнхенской конференции по безопасности фактически закрепили раздел мирового сообщества на врагов и друзей. Прежних отношений между странами, похоже, уже не будет.

Юбилейная, 55-я по счету конференция по безопасности в Мюнхене с 15 по 17 февраля собрала рекордное количество участников. Ради того, чтобы по возможности непосредственно выяснить все детали наметившихся тенденций по изменениям в глобальной политике и экономике, в главный город немецкой земли Бавария прибыли 600 представителей политических элит из 50 стран мира. Среди них действующие главы государств и премьер-министры, руководители внешнеполитических ведомств, спикеры парламентов, влиятельные политические деятели и лидеры международных организаций. И если судить по выступлениям сразу нескольких знаковых фигур в мировой политике, делегатам Мюнхенского форума было о чем задуматься. Ведь, пожалуй, впервые с 30-х годов прошлого века мировое сообщество фактически разделилось на два противоборствующих друг другу лагеря, где каждая из сторон имеет свои неустойчивые альянсы и не желает идти на компромиссы. Что, безусловно, очень тревожно для Республики Казахстан. Поскольку если уже наблюдаемое противостояние перейдет некую красную черту, проводить нашей стране многовекторную политику станет весьма проблематично.

Почти в роли журналиста

Вместе с тем, несмотря на всю важность этой конференции, Казахстан был на ней представлен, мягко говоря, достаточно слабо. Из серии фотографий, которые 17 февраля в социальной сети Twitter разместил председатель казахстанского сената Касым-Жомарт Токаев, выяснилось, что кроме него самого в Мюнхене побывал еще и Кайрат Келимбетов. Возможно, был кто-то и еще. Но ни из сообщений практически государственных СМИ, появившихся уже после завершения Мюнхенского форума, ни из подборки новостей от официальных органов об этом ничего не сообщается. Очевидно лишь одно: ни один из представителей Казахстана в качестве спикера авторитетной конференции по безопасности не участвовал. 

Кстати, если Кайрат Келимбетов старался держаться в тени и, вероятно, больше работал в кулуарах, зазывая всех кого можно на английском и французском языках, коими он владеет в совершенстве, поучаствовать в работе Международного центра «Астана», то главный сенатор Казахстана был замечен и в публичном пространстве. Произошло это 15 февраля во время панельной дискуссии «Заставьте конкурентов торговать снова: от конфронтации к сотрудничеству?», в ходе которой он немного поработал в качестве журналиста, задав спикерам вопрос об отношении Европы и США к китайской концепции «Один пояс – один путь», к реализации которой страны Центральной Азии уже активно вовлечены. Сложно сказать, чего ожидал  Токаев, но ответы европейцев в лице министра финансов ФРГ Олафа Шольца, временно исполняющего обязанности директора Всемирного банка Кристалины Георгиевой и управляющего директора Международного валютного фонда Кристин Лагард, были достаточно предсказуемы. В целом все их рассуждения сводились к одному: пока Пекин полностью не примет правила игры Парижского клуба и не раскроет истинные суммы кредитования стран «Пути», особого доверия Китаю не будет. Что касается американского сенатора-республиканца Рона Джонсона, так он вообще столь же ожидаемо предпочел на эту тему не распространяться. 

Во многом реакция представителей западного мира на вопрос Касым-Жомарта Токаева объяснима двумя основными факторами и непосредственно связана с работой Мюнхенской конференции по безопасности. Во-первых, обращает на себя внимание, что в специальном  выпуске издания The Atlantic Times – The Security Times, подготовленном по заказу организаторов форума в столице Баварии, Китай наравне с Россией и Ираном называется в числе главных разрушителей прежнего миропорядка. Во-вторых, прежде чем собраться на свою панельную дискуссию, ее спикеры наверняка послушали выступления министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Ляйден и ее коллеги из Великобритании Гэвина Уильямсона, которые не забыли упомянуть о растущих политических и экономических угрозах с Востока и необходимости усиления роли НАТО. Так что было очевидно: ничего хорошего о китайской концепции «Один пояс – один путь», который во многом завязан на сотрудничестве с «главным злом» для Запада – Российской Федерацией, спикеры не скажут. Даже если думают несколько иначе.  

Две Америки

Впрочем, отнюдь не представители экономического блока и министры обороны ФРГ и Великобритании стали основными возмутителями спокойствия Мюнхенского форума. Намного опаснее для всего мира, как, естественно, и для интересов Казахстана, выглядела заочная полемика между двумя американскими делегациями. Первую, стоящую на позициях Дональда Трампа, условно возглавлял вице-президент США республиканец Майк Пенс. Лидером второй был влиятельнейший представитель американских демократов, преподаватель Университета Пенсильвании Джо Байден, который в прошлом был и вторым человеком в администрации Барака Обамы, и сенатором штата Делавэр.

«Сегодня Америка сильнее, чем когда-либо не было! Америка снова осуществляет руководство миром! При поддержке Конгресса США президент Трамп предпринял значительные меры для укрепления наших вооруженных сил, значительно увеличил инвестиции в нашу оборону. Мы опубликовали новую стратегию национальной безопасности, в которой речь идет о мире на основе мощи США. Мы начали процесс модернизации своего ядерного потенциала и пересмотрели свою ракетную стратегию. Сильная армия зависит от сильной экономики, и при президенте Трампе было много сделано для ее укрепления. Мы сократили налоги, снизили уровни регулирования, начали торговые переговоры и высвободили американский потенциал. Результаты впечатляют! За последние два года было создано 5,3 млн рабочих мест, безработица упала до рекордно низкого уровня за последние 50 лет, фондовый рынок растет, мы стали крупнейшим в мире производителем нефти и газа», – подчеркнул Майк Пенс. При этом  действующий вице-президент США недвусмысленно дал понять своим союзникам как по НАТО, так и по другим альянсам, что, если они не поддержат Вашингтон в его стремлении поставить на верный путь Китай, Россию и Иран, их ждут определенные неприятности.

Ответ «другой Америки» последовал всего через пару часов. «Сегодня мы много слышали о лидерстве. По моему опыту лидерство существует только в том случае, когда вас поддерживают другие. Отсутствие поддержки – это не лидерство… Факт заключается в том, что Америка не уходит от  ответственности за наш мир. Мы готовы взять на себя ответственность лидера XXI века. Мы должны это сделать вновь. Америка, которую я вижу, не отворачивается спиной к окружающему миру и не отказывается от своих союзников. Американцы понимают, что, сотрудничая и взаимодействуя с друзьями, можно задействовать все силы, которые позволят в сложных условиях меняющегося мира минимизировать существующие недостатки, используя свои преимущества. Америка, которую я вижу, выступает за свободу прессы, верховенство права, выступает против агрессии диктаторов и авторитарных лидеров, которые правят путем коррупции, принуждения и насилия. Америка, которую я вижу,  высоко ценит человеческое достоинство, не приветствует разделения родителей и детей и не поворачивается спиной к беженцам на нашей границе», – язвительно напомнил аудитории дела Трампа Джо Байден, заочно обращаясь к Майку Пенсу. Естественно, пообещав, что очень скоро Америка вновь повернется лицом к Европе и миру в условиях все более агрессивного поведения России и подъема желающего стать мировым гегемоном Китая.  

Почти восстание

Сравнивая между собой выступления Пенса и Байдена, нельзя не обратить внимания, что участникам Мюнхенской конференции по безопасности куда больше понравилась речь бывшего вице-президента. Прежде всего потому, что она не содержала в себе каких-либо требований и скрытых угроз. Фактически Джо Байден представлял собой хорошо знакомую всем с 90-х годов прошлого века Америку, действия которой предсказуемы для всех ее союзников, даже в условиях практически состоявшегося многополярного мира, о предстоящем появлении которого ранее неоднократно предупреждали лидеры Китая и России. Во всяком случае делегаты форума в Мюнхене явно охотнее аплодировали Джо Байдену, нежели Майку Пенсу.

Другое дело – далеко не факт, что Дональд Трамп, которого вице-президент называл чуть ли не выдающимся деятелем современности (вспоминаем Леонида Ильича), провалится на президентских выборах 2020 года. Очень может быть, что 45-й президент США останется в Овальном кабинете Белого дома в Вашингтоне вплоть до 2024 года. Судя по выступлениям представителей других союзнических Соединенным Штатам стран, там такую вероятность вполне допускают. И если это не так, то чем еще можно объяснить своеобразные отчеты отдельных глав оборонных ведомств стран – членов НАТО об увеличении военных расходов до требуемых Вашингтоном Трампа двух процентов от ВВП? Только военной угрозой со стороны России и Ирана? Сложно сказать. Очень может быть, что есть и другие на то причины. Например, дабы не попасть в число стран, которым ближе к лету 2019 года будет предложено платить 25-процентные пошлины на ввоз автомобилей на американский рынок.

Естественно, отнюдь не все в Европе, да и в других странах мира, согласны с таким прагматичным подходом Дональда Трампа. Некоторые из них начинают достаточно открыто говорить о своих разногласиях с Вашингтоном. Среди них, например, Германия. Достаточно сказать, что эмоциональную речь канцлера ФРГ Ангелы Меркель на Мюнхенской конференции по безопасности ведущие мировые СМИ уже назвали сенсационной. В частности, вопреки настойчивым призывам вице-президента США Майка Пенса, Ангела Меркель заявила, что Германия не намерена отказываться от поставок российского газа, в том числе и по строящемуся трубопроводу «Северный поток-2», желает продолжать тесное экономическое сотрудничество с Китаем; свой взгляд у Германии и на взаимоотношения с Ираном. «Иран – это та тема, которая приводит к расколу между нами. И я пообещала Кнессету, что существование Государства Израиль станет одним из главных смыслов, целью деятельности правительства Германии. Но здесь есть вопрос: будем ли мы силовыми методами сдерживать поступки Ирана или все же использовать рычаги и механизмы, которые уже существуют?» – заметила Ангела Меркель. Тем  самым она фактически кинула камешек в огород администрации Трампа, которая после выхода из ядерной сделки с Ираном ввела против Тегерана беспрецедентные экономические санкции, чем серьезно повысила градус напряженности на Ближнем и Среднем Востоке.

Компромиссов больше не будет?

По-новому повели себя в Мюнхене и делегации России и Китая. Они уже не пытались оправдываться и не старались как-либо пояснять свою позицию – просто ставили перед фактом. Так, член Политбюро ЦК Компартии Китая Ян Цзечи во время своего выступления безапелляционно заявил, что, несмотря на требования США, Китай не подпишет договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. «Китай допускает заключение нового соглашения, но у нас есть свои условия (с точки зрения Пекина, при ликвидации ракет наземного базирования необходимо ликвидировать и некоторое количество ракет морского базирования. – Kursiv.kz). Китай развивает свои возможности строго в соответствии со своими оборонительными нуждами, которые никому угрозы не представляют», – подчеркнул Ян Цзечи, хотя очевидно, что Америка Дональда Трампа на такое предложение не согласится.

Не менее показательными выглядят и ответы главы российского МИДа Сергея Лаврова на вопросы СМИ. В частности, в ответ на вопрос The Washington Post о гарантиях России в отношении президента Сирии Башара Асада, который, по мнению издания из США, совершает преступления против своего народа, Лавров заявил: «Что бы я вам сейчас ни ответил, вы все равно напишете по-своему. Поэтому пишите что хотите». Надо заметить, что ранее за Сергеем Лавровым такого не наблюдалось. Обычно он старался чуть ли не разжевать позиции российского правительства по самым сложным вопросам. Но не в этот раз.

Все это вместе указывает на то, что мировое сообщество подошло к той самой черте, где почти нет места прежним правилам, основанным на взаимных уступках и принятии компромиссных решений. И этот факт, повторимся, не может не тревожить. Ведь в мире, где не любят договариваться, крайне сложно занимать нейтральную позицию: сильные страны будут неизменно требовать дополнительных преференций у зависящих от них более слабых государств. Соответственно, нельзя исключать, что в какой-то момент Россия, США или Китай, а может даже и все эти страны, в категоричной форме потребуют от Республики Казахстан отказа от проводимой им многовекторной политики. Это значит, что официальной Астане следует внимательно следить за мероприятиями вроде Мюнхенской конференции по безопасности, чтобы вовремя нейтрализовать возможные угрозы интересам страны.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank