Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3752 просмотра

Когда демократия – не единственный путь к процветанию

Утратят ли демократические идеалы свою привлекательность? Ведь страны, считающиеся «несвободными», все чаще могут предложить своим гражданам более высокие доходы и уровень жизни, пишет The Wall Street Journal

Фото: Shutterstock.com

Когда XX век подходил к концу, демократия переживала подъем. Советский Союз распался, нацизм стал далеким кошмаром, и все континенты демонстрировали признаки движения навстречу свободным выборам и верховенству закона. Все человечество наконец прониклось духовными принципами демократической свободы и равенства – точнее, так считали многие наблюдатели.

Сейчас, оглядываясь назад, мы понимаем, что причины привлекательности демократии в те головокружительные дни были более сложными. В значительной степени это объяснялось не благородными идеалами, а экономическим успехом. В самых богатых странах мира была демократия – и весь остальной мир тоже хотел приобщиться к богатству.

Ныне мировое богатство смещается в более авторитарные регионы планеты, и неясно, как демократия покажет себя в конкурентной борьбе без каких-либо материальных преимуществ на своей стороне.

С 1890 года такие государства, как США, Великобритания и небольшая группа других демократических государств, доминировали в мировой экономике. Еще в 1995 году 96% людей, живущих в странах с доходом на душу населения выше $20 000 (в пересчете на сегодняшние мерки), были гражданами либеральных демократических государств. Не считая кучки олигархов, расположившихся на самом верху стагнирующих и репрессивных обществ, только демократы могли наслаждаться подлинным богатством.

Сегодняшняя действительность разительно отличается. Анализ прогнозов МВФ, сделанный The Wall Street Journal, показывает, что в следующие пять лет общий ВВП государств, имеющих рейтинг «несвободные» по версии Freedom House (неправительственная некоммерческая организация из США), превысит ВВП западных демократий.

Совокупная экономика демократических государств, таких как США, Германия, Франция и Япония, будет меньше, чем совокупная экономика автократических государств, таких как Китай, Россия, Турция и Саудовская Аравия.

Если западные страны хотят найти дорогу в этом новом мире, им необходимо понять, почему стрелки весов так быстро склонились от преобладания демократии в сторону возрождения авторитаризма.

Частично это объясняется отходом крупных экономик от демократии благодаря усилиям таких властных политиков, как президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Если демократические страны вроде Бразилии, Индии и ЮАР в ближайшие годы испытают похожее ослабление демократии, относительное могущество автократических правителей будет расти и дальше.

dem auto.PNG

Но еще более важный фактор – подъем авторитарного капитализма. До XXI века автократические режимы, достигшие относительно высокого уровня подушевого дохода, обычно или прекращали рост, как Советский Союз, или становились демократическими, как военные режимы в Азии, Латинской Америке и южной Европе. Страны вроде Сингапура, которые не становились демократиями, но продолжали развиваться, списывались на счет исключений, лишь подтверждавших правило.

Это ограничение все еще применимо к автократическим режимам вроде КНДР и Венесуэлы, которые цепляются за строгое государственное регулирование экономики. Но все больше становится таких стран, которые научились сочетать автократическое правление с дружественными рынку институтами, и их экономический рост далеко превзошел ту отметку, где обычно происходил переход к демократии.

На сегодняшний день, пишет The Wall Street Journal, 376 млн человек живет в «глубоко несвободных» государствах, включая Россию, Казахстан и страны Персидского залива, где доход на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности, превышает $20 000 в год.

В прибрежных регионах Китая средние доходы уже превышают эту отметку, а в крупных городах доход на душу населения превысил $35 000. Когда весь Китай достигнет уровня подушевого дохода в $20 000 (по оценкам МВФ – в следующем году), 1,8 млрд человек по всему миру будут жить при авторитарном режиме с доходом выше среднего.

Для будущего демократии этот поворот событий имеет гигантское значение. Последний раз, когда демократический мир сталкивался с серьезным вызовом своему экономическому и технологическому превосходству, случился в 1957 году, когда СССР запустил первый в мире искусственный спутник Земли.

На волне послевоенного подъема и добавления семи вассальных государств из Восточной Европы ВВП Советского Союза, равнявшийся в 1945 году одной пятой ВВП США, к 1958 году стал равняться более чем половине американского ВВП.

Спустя несколько лет лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Самуэльсон предсказывал в своем популярном экономическом учебнике, что ВВП Советского Союза превысит ВВП США к 1984 году.

Этого, разумеется, так и не произошло. К 1969 году на Луне развевался американский флаг, а по темпу экономического роста США вновь обогнали СССР. Стандарты жизни при коммунизме так и не достигли западного уровня. В более поздних изданиях учебника Самуэльсона точка, в которой советская экономика должна была превзойти американскую, сдвигалась во все более отдаленное будущее.

Однако сегодня меньше причин для уверенности в том, что рано или поздно демократия одержит экономический триумф.

В 1957 году доля США и их демократических союзников – Японии, стран Европы – в мировой экономике составляла почти две трети – в три раза больше, чем у СССР, его союзников в Восточной Европе и Китая.

«Спутник-1», может, и заставил американцев понервничать, но Запад все еще обладал экономическим превосходством. Настоящий вопрос заключался в том, была ли у Запада политическая решимость для того, чтобы материальное могущество обратить в геополитическую гегемонию.

И как контраст: в 2019 году никакая политическая решимость не изменит тот факт, что доля западных стран в мировой экономике составляет менее трети.

Учитывая радикальный сдвиг в численности населения и производительности во всем мире, наблюдаемый в последние десятилетия, наивно было бы ожидать, что Северная Америка и Западная Европа снова будут господствовать в обозримом будущем.

Надежды, что США перерастут свое нынешнее положение – не более чем фантазии, пишет The Wall Street Journal.

Демократия ли будет править миром в XXI веке, или автократия, будет зависеть от того, к какому из двух лагерей примкнут ключевые неопределившиеся государства.

Если такие государства, как Индия, Нигерия и Индонезия, сумеют выстроить стабильные и обеспеченные демократические режимы, то в последующие десятилетия у принципов свободы и равенства будет шанс сохранить и распространить свое влияние. Но если эти государства станут автократиями в процессе приумножения своего богатства, демократам будет тяжелее приводить доказательства в свою пользу.

Ведь, как показывает история XX века – свобода гораздо слаще, когда она видится вратами к процветанию, пишет The Wall Street Journal.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1560 просмотров

Япония и ЕС хотят связать Европу и Азию

Смогут ли они создать альтернативу новому Шелковому пути

Коллаж: Вадим Квятковский

Альтернативой китайскому «Поясу и пути» назвали мировые СМИ инфраструктурное соглашение, подписанное ЕС и Японией. 

Япония и ЕС заключили инф­раструктурное соглашение о координации транспортных, энергетических и цифровых проектов, которые должны связать Европу и Азию. Документ был подписан Европейским Союзом и Японией 27 сентября в Брюсселе во время международного форума

«Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития». Из публикаций в западноевропейских и американских СМИ, которые очень похожи друг на друга, следует, что это инфраструктурное соглашение преследует цель создать весомую альтернативу китайской инициативе «Один пояс – один путь». 

Надо заметить, что в самом состоящем из 10 пунктов инф­раструктурном соглашении, которое подписали уходящий в ноябре текущего года с поста председателя Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, о китайской инициативе «Пояс и путь» нет ни слова. Есть пункт о намерениях «обеспечить синергизм и взаимодополня­емость» при сотрудничестве со странами Западных Балкан, Восточной Европы, Центральной Азии, Индо-Тихоокеанского региона и Африки в области связи и инфраструктуры. Имеется и заявление о необходимости содействия свободной, открытой, основанной на правилах справедливой, недискриминационной и предсказуемой региональной и международной торговли и инвестициям, а также содействия прозрачной практике закупок, обеспечению приемлемого уровня задолженности и высоким экономическим, финансовым, социальным и экологическим стандартам. Китай в соглашении не упоминается даже в контексте. 

Версия о желании Японии и Европейского Союза создать альтернативу китайскому проекту «Пояс и путь», к которому, кстати, присоединились уже 130 стран, возникла на основе выступлений на брюссельском форуме Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ. В частности, пока еще действующий председатель Еврокомиссии, говоря о пользе, которую должно принести подписанное с Японией инфраструктурное соглашение в виде увеличения объема торговли почти на 36 млрд евро, отметил необходимость создания и устойчивой финансовой связи между всеми участниками нового проекта.

«Речь идет о том, чтобы завещать будущим поколениям более взаимо­связанный мир, более чистую окружающую среду, а не горы долгов. Речь идет также о создании большого количества взаимосвязей между странами мира, а не о большей зависимости от страны», – подчеркнул Жан-Клод Юнкер.

Фразы Юнкера о «горах долгов» и «большей зависимости от страны» и позволили западноевропейским и американским СМИ выдвинуть предположение, что глава Еврокомиссии говорил именно о Китае. Соответственно журналисты сразу же вспомнили о «долговой дипломатии» Пекина, которая уже привела к появлению экономически зависимых от Китая стран. В качестве примера был приведен случай с Шри-Ланкой, которая из-за долга в $8 млрд была вынуждена передать китайской стороне в аренду на 99 лет свой стратегически важный порт Хамбантота.

Напомнили СМИ и истории «великих долгов» Пакистана, Черногории, Таджикистана, Кыргызстана и целого ряда попавших в долговую ловушку программы «Белый слон» стран Африки, которые за построенные Китаем «грязные инфраструктурные проекты» должны теперь миллиарды долларов. 

Добавил пищи для размышления и японский премьер Синдзо Абэ. Как и Юнкер, он в своем выступлении на форуме в Брюсселе не стал упоминать Китай, но зато фактически обозначил альтернативный китайскому «пути» маршрут.

«Будь то одна дорога или один порт, когда Европейский Союз и Япония предпринимают совместные шаги, появляется возможность построить устойчивое, всеобъемлющее и основанное на понятных правилах соединение от Индо-Тихоокеанского региона до Западных Балкан и Африки. Мы можем создать не просто связь между собой, а очень хорошую связь. И само собой разумеется, что для того, чтобы связь между Японией, Индо-Тихоокеанским регионом и Европой была устойчивой, морской путь, ведущий в Средиземное море и Атлантику, должен быть свободным и открытым», – подчеркнул премьер-министр Японии. 

Любопытно, что китайская сторона, несмотря на присутствие на форуме в Брюсселе представителя МИД КНР Сюэцзюня Го, не стала реагировать ни на выступления Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ, ни на многочисленные публикации в западноевропейских и американских СМИ. За нее это сделала японская пресса.

В частности, деловое издание Japan Times заметило, что инициированное Европейским Союзом инфраструктурное соглашение вызвано завистью европейских чиновников по отношению к Китаю, который только в рамках сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы по формуле «17+1» инвестировал в их экономику более 600 млн евро. 

В завершение несколько интересных фактов.

•    Товарооборот ЕС и Китая по итогам 2018 года составил $684 млрд. 

•    В октябре 2018 года во время визита Синдзо Абэ в Пекин Китай и Япония подписали свыше 50 соглашений о всеобъемлющем сотрудничестве. В 2018 году товарооборот между двумя странами составил $320 млрд.

•    Для участия в форуме «Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития» был приглашен вице-министр энергетики Казахстана Мурат Журебеков. Представителей других стран ЕАЭС и СНГ на форуме в Брюсселе не обозначили.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций