Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3832 просмотра

Мюнхен-2019: прежнему миру пришел конец?

Похоже, прежних отношений между странами уже не будет...

Фото: shutterstock.com

Ведущие мировые политики на Мюнхенской конференции по безопасности фактически закрепили раздел мирового сообщества на врагов и друзей. Прежних отношений между странами, похоже, уже не будет.

Юбилейная, 55-я по счету конференция по безопасности в Мюнхене с 15 по 17 февраля собрала рекордное количество участников. Ради того, чтобы по возможности непосредственно выяснить все детали наметившихся тенденций по изменениям в глобальной политике и экономике, в главный город немецкой земли Бавария прибыли 600 представителей политических элит из 50 стран мира. Среди них действующие главы государств и премьер-министры, руководители внешнеполитических ведомств, спикеры парламентов, влиятельные политические деятели и лидеры международных организаций. И если судить по выступлениям сразу нескольких знаковых фигур в мировой политике, делегатам Мюнхенского форума было о чем задуматься. Ведь, пожалуй, впервые с 30-х годов прошлого века мировое сообщество фактически разделилось на два противоборствующих друг другу лагеря, где каждая из сторон имеет свои неустойчивые альянсы и не желает идти на компромиссы. Что, безусловно, очень тревожно для Республики Казахстан. Поскольку если уже наблюдаемое противостояние перейдет некую красную черту, проводить нашей стране многовекторную политику станет весьма проблематично.

Почти в роли журналиста

Вместе с тем, несмотря на всю важность этой конференции, Казахстан был на ней представлен, мягко говоря, достаточно слабо. Из серии фотографий, которые 17 февраля в социальной сети Twitter разместил председатель казахстанского сената Касым-Жомарт Токаев, выяснилось, что кроме него самого в Мюнхене побывал еще и Кайрат Келимбетов. Возможно, был кто-то и еще. Но ни из сообщений практически государственных СМИ, появившихся уже после завершения Мюнхенского форума, ни из подборки новостей от официальных органов об этом ничего не сообщается. Очевидно лишь одно: ни один из представителей Казахстана в качестве спикера авторитетной конференции по безопасности не участвовал. 

Кстати, если Кайрат Келимбетов старался держаться в тени и, вероятно, больше работал в кулуарах, зазывая всех кого можно на английском и французском языках, коими он владеет в совершенстве, поучаствовать в работе Международного центра «Астана», то главный сенатор Казахстана был замечен и в публичном пространстве. Произошло это 15 февраля во время панельной дискуссии «Заставьте конкурентов торговать снова: от конфронтации к сотрудничеству?», в ходе которой он немного поработал в качестве журналиста, задав спикерам вопрос об отношении Европы и США к китайской концепции «Один пояс – один путь», к реализации которой страны Центральной Азии уже активно вовлечены. Сложно сказать, чего ожидал  Токаев, но ответы европейцев в лице министра финансов ФРГ Олафа Шольца, временно исполняющего обязанности директора Всемирного банка Кристалины Георгиевой и управляющего директора Международного валютного фонда Кристин Лагард, были достаточно предсказуемы. В целом все их рассуждения сводились к одному: пока Пекин полностью не примет правила игры Парижского клуба и не раскроет истинные суммы кредитования стран «Пути», особого доверия Китаю не будет. Что касается американского сенатора-республиканца Рона Джонсона, так он вообще столь же ожидаемо предпочел на эту тему не распространяться. 

Во многом реакция представителей западного мира на вопрос Касым-Жомарта Токаева объяснима двумя основными факторами и непосредственно связана с работой Мюнхенской конференции по безопасности. Во-первых, обращает на себя внимание, что в специальном  выпуске издания The Atlantic Times – The Security Times, подготовленном по заказу организаторов форума в столице Баварии, Китай наравне с Россией и Ираном называется в числе главных разрушителей прежнего миропорядка. Во-вторых, прежде чем собраться на свою панельную дискуссию, ее спикеры наверняка послушали выступления министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Ляйден и ее коллеги из Великобритании Гэвина Уильямсона, которые не забыли упомянуть о растущих политических и экономических угрозах с Востока и необходимости усиления роли НАТО. Так что было очевидно: ничего хорошего о китайской концепции «Один пояс – один путь», который во многом завязан на сотрудничестве с «главным злом» для Запада – Российской Федерацией, спикеры не скажут. Даже если думают несколько иначе.  

Две Америки

Впрочем, отнюдь не представители экономического блока и министры обороны ФРГ и Великобритании стали основными возмутителями спокойствия Мюнхенского форума. Намного опаснее для всего мира, как, естественно, и для интересов Казахстана, выглядела заочная полемика между двумя американскими делегациями. Первую, стоящую на позициях Дональда Трампа, условно возглавлял вице-президент США республиканец Майк Пенс. Лидером второй был влиятельнейший представитель американских демократов, преподаватель Университета Пенсильвании Джо Байден, который в прошлом был и вторым человеком в администрации Барака Обамы, и сенатором штата Делавэр.

«Сегодня Америка сильнее, чем когда-либо не было! Америка снова осуществляет руководство миром! При поддержке Конгресса США президент Трамп предпринял значительные меры для укрепления наших вооруженных сил, значительно увеличил инвестиции в нашу оборону. Мы опубликовали новую стратегию национальной безопасности, в которой речь идет о мире на основе мощи США. Мы начали процесс модернизации своего ядерного потенциала и пересмотрели свою ракетную стратегию. Сильная армия зависит от сильной экономики, и при президенте Трампе было много сделано для ее укрепления. Мы сократили налоги, снизили уровни регулирования, начали торговые переговоры и высвободили американский потенциал. Результаты впечатляют! За последние два года было создано 5,3 млн рабочих мест, безработица упала до рекордно низкого уровня за последние 50 лет, фондовый рынок растет, мы стали крупнейшим в мире производителем нефти и газа», – подчеркнул Майк Пенс. При этом  действующий вице-президент США недвусмысленно дал понять своим союзникам как по НАТО, так и по другим альянсам, что, если они не поддержат Вашингтон в его стремлении поставить на верный путь Китай, Россию и Иран, их ждут определенные неприятности.

Ответ «другой Америки» последовал всего через пару часов. «Сегодня мы много слышали о лидерстве. По моему опыту лидерство существует только в том случае, когда вас поддерживают другие. Отсутствие поддержки – это не лидерство… Факт заключается в том, что Америка не уходит от  ответственности за наш мир. Мы готовы взять на себя ответственность лидера XXI века. Мы должны это сделать вновь. Америка, которую я вижу, не отворачивается спиной к окружающему миру и не отказывается от своих союзников. Американцы понимают, что, сотрудничая и взаимодействуя с друзьями, можно задействовать все силы, которые позволят в сложных условиях меняющегося мира минимизировать существующие недостатки, используя свои преимущества. Америка, которую я вижу, выступает за свободу прессы, верховенство права, выступает против агрессии диктаторов и авторитарных лидеров, которые правят путем коррупции, принуждения и насилия. Америка, которую я вижу,  высоко ценит человеческое достоинство, не приветствует разделения родителей и детей и не поворачивается спиной к беженцам на нашей границе», – язвительно напомнил аудитории дела Трампа Джо Байден, заочно обращаясь к Майку Пенсу. Естественно, пообещав, что очень скоро Америка вновь повернется лицом к Европе и миру в условиях все более агрессивного поведения России и подъема желающего стать мировым гегемоном Китая.  

Почти восстание

Сравнивая между собой выступления Пенса и Байдена, нельзя не обратить внимания, что участникам Мюнхенской конференции по безопасности куда больше понравилась речь бывшего вице-президента. Прежде всего потому, что она не содержала в себе каких-либо требований и скрытых угроз. Фактически Джо Байден представлял собой хорошо знакомую всем с 90-х годов прошлого века Америку, действия которой предсказуемы для всех ее союзников, даже в условиях практически состоявшегося многополярного мира, о предстоящем появлении которого ранее неоднократно предупреждали лидеры Китая и России. Во всяком случае делегаты форума в Мюнхене явно охотнее аплодировали Джо Байдену, нежели Майку Пенсу.

Другое дело – далеко не факт, что Дональд Трамп, которого вице-президент называл чуть ли не выдающимся деятелем современности (вспоминаем Леонида Ильича), провалится на президентских выборах 2020 года. Очень может быть, что 45-й президент США останется в Овальном кабинете Белого дома в Вашингтоне вплоть до 2024 года. Судя по выступлениям представителей других союзнических Соединенным Штатам стран, там такую вероятность вполне допускают. И если это не так, то чем еще можно объяснить своеобразные отчеты отдельных глав оборонных ведомств стран – членов НАТО об увеличении военных расходов до требуемых Вашингтоном Трампа двух процентов от ВВП? Только военной угрозой со стороны России и Ирана? Сложно сказать. Очень может быть, что есть и другие на то причины. Например, дабы не попасть в число стран, которым ближе к лету 2019 года будет предложено платить 25-процентные пошлины на ввоз автомобилей на американский рынок.

Естественно, отнюдь не все в Европе, да и в других странах мира, согласны с таким прагматичным подходом Дональда Трампа. Некоторые из них начинают достаточно открыто говорить о своих разногласиях с Вашингтоном. Среди них, например, Германия. Достаточно сказать, что эмоциональную речь канцлера ФРГ Ангелы Меркель на Мюнхенской конференции по безопасности ведущие мировые СМИ уже назвали сенсационной. В частности, вопреки настойчивым призывам вице-президента США Майка Пенса, Ангела Меркель заявила, что Германия не намерена отказываться от поставок российского газа, в том числе и по строящемуся трубопроводу «Северный поток-2», желает продолжать тесное экономическое сотрудничество с Китаем; свой взгляд у Германии и на взаимоотношения с Ираном. «Иран – это та тема, которая приводит к расколу между нами. И я пообещала Кнессету, что существование Государства Израиль станет одним из главных смыслов, целью деятельности правительства Германии. Но здесь есть вопрос: будем ли мы силовыми методами сдерживать поступки Ирана или все же использовать рычаги и механизмы, которые уже существуют?» – заметила Ангела Меркель. Тем  самым она фактически кинула камешек в огород администрации Трампа, которая после выхода из ядерной сделки с Ираном ввела против Тегерана беспрецедентные экономические санкции, чем серьезно повысила градус напряженности на Ближнем и Среднем Востоке.

Компромиссов больше не будет?

По-новому повели себя в Мюнхене и делегации России и Китая. Они уже не пытались оправдываться и не старались как-либо пояснять свою позицию – просто ставили перед фактом. Так, член Политбюро ЦК Компартии Китая Ян Цзечи во время своего выступления безапелляционно заявил, что, несмотря на требования США, Китай не подпишет договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. «Китай допускает заключение нового соглашения, но у нас есть свои условия (с точки зрения Пекина, при ликвидации ракет наземного базирования необходимо ликвидировать и некоторое количество ракет морского базирования. – Kursiv.kz). Китай развивает свои возможности строго в соответствии со своими оборонительными нуждами, которые никому угрозы не представляют», – подчеркнул Ян Цзечи, хотя очевидно, что Америка Дональда Трампа на такое предложение не согласится.

Не менее показательными выглядят и ответы главы российского МИДа Сергея Лаврова на вопросы СМИ. В частности, в ответ на вопрос The Washington Post о гарантиях России в отношении президента Сирии Башара Асада, который, по мнению издания из США, совершает преступления против своего народа, Лавров заявил: «Что бы я вам сейчас ни ответил, вы все равно напишете по-своему. Поэтому пишите что хотите». Надо заметить, что ранее за Сергеем Лавровым такого не наблюдалось. Обычно он старался чуть ли не разжевать позиции российского правительства по самым сложным вопросам. Но не в этот раз.

Все это вместе указывает на то, что мировое сообщество подошло к той самой черте, где почти нет места прежним правилам, основанным на взаимных уступках и принятии компромиссных решений. И этот факт, повторимся, не может не тревожить. Ведь в мире, где не любят договариваться, крайне сложно занимать нейтральную позицию: сильные страны будут неизменно требовать дополнительных преференций у зависящих от них более слабых государств. Соответственно, нельзя исключать, что в какой-то момент Россия, США или Китай, а может даже и все эти страны, в категоричной форме потребуют от Республики Казахстан отказа от проводимой им многовекторной политики. Это значит, что официальной Астане следует внимательно следить за мероприятиями вроде Мюнхенской конференции по безопасности, чтобы вовремя нейтрализовать возможные угрозы интересам страны.


1756 просмотров

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

astanaeconomicforum.jpg

Цифра дня

Более 7 млн
тенге
получит из бюджета каждый кандидат в президенты РК на агитацию

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank