Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1769 просмотров

Мантра для Евразии: «у нас все хорошо»

На очередном заседании Евразийского межправительственного совета каких-либо разногласий не зафиксировано, но со стороны все выглядело несколько иначе

Фото: Офелия Жакаева / Олег Спивак

В Алматы 1 февраля, вслед за состоявшимся «цифровым форумом», прошло очередное заседание Евразийского межправительственного совета. Официально каких-либо разногласий не зафиксировано. Но со стороны все выглядело несколько иначе.

Завидев стоящую в холле фешенебельного отеля RitzCarlton группу журналистов, далеко не мелкий сотрудник службы безопасности решительно направился к ним. Облаченный в ныне традиционный для представителей этой профессии синий костюм, который предусматривает наличие обязательного галстука какого-то неопределенного фиолетового цвета, он всем своим видом демонстрировал, что возражений терпеть не будет.

– Вы должны немедленно покинуть помещение! – безапелляционно заявил человек в синем костюме.

– Почему? Мы хотим в перерыве взять комментарии у людей, участвующих в «цифровом форуме», – заметили ему в ответ представители СМИ.

– Нельзя! Здесь находятся особо охраняемые персоны. Разговаривать нельзя! Прошу, покиньте помещение…

Негласные правила

Следует пояснить, в настоящий момент на постсоветском пространстве под особо охраняемыми персонами подразумеваются не только главы государств, но и первые лица правительств. Соответственно, с ними не только поговорить, но без необходимого санкционирования даже подойти достаточно близко практически не представляется возможным. Распространяются появившиеся приблизительно пять–семь лет назад негласные правила и на представителей СМИ. Им, вероятно, в целях безопасности предлагается наблюдать за различными заседаниями (неважно, по какой тематике) в находящихся на почтительном расстоянии помещениях и исключительно только через установленные мониторы. Получается этакий совместный просмотр телевизора. При таких обстоятельствах вполне естественно, что особо охраняемые персоны гарантированно не услышат вредных вопросов от журналистов, которым, в свою очередь, остается лишь догадываться о нюансах происходящих событий во время заседаний.  

Прошедшие в Алматы 1 февраля Международный форум «Цифровая повестка в эпоху глобализации 2.0» и заседание Евразийского межправительственного совета исключением из правил как-то не стали. Все тот же коллективный просмотр телевизора, удобный разве что для вооруженных лэптопами представителей информагентств, да абсолютная невозможность задать вопросы главным ньюсмейкерам обоих мероприятий – премьерам стран – членов ЕАЭС. Впрочем, если у кого и возникли бы вопросы к главам правительств, то, вероятнее всего, большая их часть касалась бы итогов прошедшего заседания Евразийского межправительственного совета.

Немного рекламы, немного…

Дело в том, что на «цифровом форуме» каких-либо дискуссий между премьерами стран евразийской пятерки не наблюдалось: каждый из них в основном рекламировал достижения своей страны в сфере цифровизации.

«Мы весь прошлый год говорили только об «Астана Хабе». Мы хотели, чтобы осуществился этот проект и в течение прошлого года готовили не просто организационно-технологические вещи, но меняли также и законодательство. Наш парламент поддержал, и в кратчайшие сроки все изменения, которые нам необходимы были, чтобы запустить данный проект, были им приняты. И уже в начале ноября проект был осуществлен», – с гордостью заявил глава казахстанского кабинета министров Бакытжан Сагинтаев.

IMG_2215-01.png

«В нашей стране цифровая программа является национальной моделью. На ее финансирование мы запланировали на пять лет порядка 1 трлн 800 млрд руб., или $30 млрд. Часть денег будут из федерального бюджета, часть из внебюджетных средств», – торжественно заметил председатель правительства России Дмитрий Медведев.

Не остался в стороне от общего настроя и премьер-министр Беларуси Сергей Румас, подчеркнув, что благодаря деятельности расположенного в Минске Парка высоких технологий «по экспорту программного обеспечения на душу населения Беларусь сегодня опережает такие страны, как США, Китай и Индия».

Вместе с тем нельзя не признать, что премьерам из стран – членов ЕАЭС пару раз-таки удалось взбодрить участников статусного мероприятия, где были замечены несколько министров из казахстанского правительства и высокопоставленных чиновников из России. Речь идет о предложении Дмитрия Медведева превратить форум в Алматы в цифровой Давос. «Никаких препятствий, чтобы здесь был цифровой Давос, не существует! Горы нисколько не хуже, чем в Альпах», – заметил по этому поводу российский премьер.  Второй раз, судя по тому, что было видно через монитор, глаза знаковых участников мероприятия зажглись во время рассуждений все того же Медведева о впечатлениях от поездок на беспилотных автомобилях, на которые казахстанский премьер Сагинтаев то ли в шутку, то ли всерьез отреагировал: «задачи на следующий форум поняли».

Почти десерт

Впрочем, главным информационным десертом первого дня февраля 2019 года, несомненно, стало очередное заседания Евразийского межправительственного совета. Вернее, должен был им стать. Вмешались уже ставшие где-то традиционными «нельзя», «сюда не ходи, туда ходи», к которым прибавилось длительное ожидание хоть какой-нибудь информации о проходящем за закрытыми дверями заседании глав правительств стран ЕАЭС. В данном случае уже и от установленных в отсеке для прессы пяти огромных телевизоров толку не было никакого. Поскольку кроме картинки с символом ЕАЭС, флагами стран-участниц и надписью «Заседание Евразийского межправительственного совета» они в течение трех часов ничего не демонстрировали. Хотя предварительно ожидалось, что начавшаяся в 15.00 закрытая часть мероприятия продлится максимум 1,5 часа, после чего национальные делегации стран-участниц союза выйдут к прессе (то есть под установленные телекамеры) для проведения официальной части заседания.

Надо заметить, как раз этот выход делегаций и позволил сделать предположение, что за закрытыми дверями кипели нешуточные страсти. Если главы правительств Казахстана и России выглядели вполне удовлетворенными, то в отношении армянской, белорусской и кыргызстанской делегации складывалось впечатление, что они не совсем довольны достигнутыми результатами. Отчасти отразились эти настроения и на выступлениях премьеров.

DSC03330_0.jpg

В частности, глава правительства Казахстана Бакытжан Сагинтаев, по-генеральски чеканя каждое слово, сообщил, что в рамках реализации цифровой повестки ЕАЭС в офис управления цифровыми инициативами поступили десятки перспективных предложений, пять из которых уже запущены для проработки. «На постоянной основе идет активизация согласованного перечня преодоления барьеров, из них по итогам прошлого года устранено 17. На предыдущем заседании высшего совета главами государств была утверждена программа формирования общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов, а также принята декларация дальнейшего развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, которым мы все придаем большое значение», – отчитался перед коллегами Сагинтаев. При этом он  добавил, что в минувшем году проведены работы по формированию общего рынка алкогольной и табачной продукции, а также принят технический регламент по безопасности алкогольной продукции, работа над которым велась на протяжении девяти лет. Не менее интересной была и информация и том, что страны ЕАЭС практически завершили работы над соглашениями по налоговой политике в области акцизов на алкоголь и табак, а также о ближайших планах стран – членов Евразийского союза по развитию общего финансового рынка и единого пенсионного обеспечения.  

В сравнении с докладом Сагинтаева речь премьер-министра Беларуси Сергея Румаса была весьма эмоциональной и по своим ноткам сильно напоминала выступления белорусского президента Александра Лукашенко. «Сегодня главам правительств представлены доклады о состоянии взаимной торговли между государствами ЕАЭС в 2018 году и о макроэкономической ситуации в наших странах. В 2018 году (цифры еще не полные) объемы взаимной торговли увеличились почти на 12%, но при этом с третьими странами – на 21%. В 2017 году была другая пропорция: рост взаимной торговли на 27%, внешней – на 24%. В чем причина? Полагаю, не в последнюю очередь в том, что, несмотря на решения глав правительств и утвержденный план по устранению изъятий и ограничений на внутреннем рынке, количество барьеров во взаимной торговле в 2018 году не уменьшилось. Очевидно, что эта проблема должна быть в фокусе внимания комиссии и рассматриваться на ближайших заседаниях совета ЕАЭС. Беларусь поддерживает формат совещаний руководителей министр экономики государств-членов для выработки рекомендаций по положению макроэкономической устойчивости экономик стран союза. Полагаю, что такие страны должны способствовать предотвращению принятия в наших странах односторонних регулятивных решений, вносящих серьезный дисбаланс в экономическое развитие ЕАЭС и ставящих под сомнение судьбу нашего совместного проекта по формированию реального экономического союза», – заметил Сергей Румас, в ходе своего выступления несколько раз взглянув в сторону Дмитрия Медведева.

Вне всяких сомнений, Медведев ответил бы сразу, вот только очередь была премьер-министра Кыргызстана Мухаммедкалыя Абылгазыева. Несмотря на то, что кыргызский глава правительства явно нервничал, делать слишком резкие заявления он все же не стал. Все было по-восточному витиевато. «Сегодня мы также обсудили возможность создания наднациональных компаний на примере европейских компаний. Считаем важным продолжить изучение возможностей передового опыта в процессах и других успешных межгосударственных объединений, которые могут внести факт дальнейшего углубления нашего сотрудничества и обеспечить повышенный уровень передвижения товаров и услуг. Однако из-за наличия множества пробелов у других стран в создании подобных организаций, полагаем, что для дальнейшего продвижения данного вопроса необходимо провести тщательный анализ всех негативных и позитивных сторон данного предложения», – подчеркнул Мухаммедкалый Абылгазыев, заметив, что правительственным структурам стран – членов ЕАЭС необходимо встречаться как можно чаще.

Наконец настала очередь главы правительства России Дмитрия Медведева, который, в отличие от своего коллеги из Кыргызстана, тушеваться не стал. Более того, сложилось впечатление, что всем своим видом он демонстрировал, кто в данном случае хозяин положения. «Всегда, конечно, можно говорить, что и получше можно было сработать, чего-то там еще достичь, но в целом же результаты неплохие. За 10 месяцев внутрисоюзная торговля выросла почти на 12% , причем преимущественно за счет увеличения товарной массы. Объем торговли с внешними партнерами увеличился на 21%. Но эти цифры некорректно сравнивать, потому что эти проценты не показывают реальные изменения в объемах перемещаемых товаров, не отражают структуру товарооборота. Хотя, конечно, надо стремиться к лучшему. Важно, что бизнес активнее использует преимущества интеграции, общий рынок пополняется продукцией. Нам необходимо наращивать взаимную торговлю и дальше, чтобы на потребительском рынке было действительно больше товаров, которые сделаны в нашем Евразийском союзе. Ну а у людей – это наша главная цель, которую мы должны стараться достичь – был хороший выбор, исходя из предпочтений, качества и, конечно же, цены», – где-то упрекнул Сергея Румаса Дмитрий Медведев.  

Планы и позиции

Вообще, судя по выступлениям всех руководителей правительственных делегаций на заседании Евразийского межправительственного совета, за исключением армянской стороны, которой отчего-то слова так и не дали, свои надежды они возлагают на начавшийся 2019 год. В частности, предполагается, что по примеру соглашений с Ираном и Китаем правительства стран-членов ЕАЭС при активном участии Евразийской экономической комиссией завершат переговорный процесс по формированию зон свободной торговли с Сингапуром и Сербией, а также активизируют торговые переговоры с Израилем и Египтом. Есть точка зрения, что создание благоприятных условий доступа на рынки этих стран позволит значительно улучшить экспортный потенциал экономик стран-членов ЕАЭС. Много надежд возлагается и на подписанное в ходе прошедшего заседания Евразийского межправительственного совета соглашение о судоходстве между странами ЕАЭС. В соответствии с ним все страны – участницы экономического союза получают право на двухсторонние перевозки грузов и пассажиров в смежных и внутренних водах государств-членов объединения, что позволит за счет уведомительной системы сформировать единое транспортное пространство и общий внутренний рынок водных услуг.  

Что касается разногласий, то их, по уверениям председателя коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграна Саркисяна, не наблюдается – речь лишь о различии позиций по отдельным вопросам. «Итогами работы межправительственного заседания все руководители вроде довольны. А что касается отдельных вопросов, то позиции были разными. Очевидно, что если мы не приходим к решению, то недовольство одной из сторон всегда будет. А все недовольны, потому что не удалось добиться консенсуса», – заметил, отвечая на вопрос «Курсива», Тигран Саркисян. По его словам, в настоящий момент стороны не могут прийти к соглашению по коэффициентам взымаемых таможенных пошлин, как нет и определения окончательной цены на транзит газа. Так что на самом деле у нас все хорошо.


2305 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций