Перейти к основному содержанию
4110 просмотров

Эксперты ЦА: В условиях мифотворчества интеграции стран региона быть не может

По мнению ученых, историков и экспертов, бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой

Фото: shutterstock.com

Неожиданный оборот приняла виртуальная дискуссия по вопросам развития и взаимодействия стран Центральной Азии. Сразу несколько участвующих в узбекистанском проекте «Центральная Евразия» экспертов обратили внимание на существование в регионе различных мифов. По их мнению, это явление не способствует ни интеграции, ни кооперации в Центральной Азии.

Можно не сомневаться, далеко не все жители нашего региона пытались сравнивать, скажем, учебники истории, по которым учатся дети в соседних странах. Речь не идет об учебной литературе из бывшей метрополии. Из-за особого положения российских телеканалов в центральноазиатском информационном пространстве с трактовками исторических событий с точки зрения Москвы все более-менее знакомы. Речь об учебниках по таким специфическим для каждой страны предметам, как «История Казахстана», «История Узбекистана» или «История Кыргызстана».

Только ради того, чтобы помнить?

Нет, все правильно, такие уроки должны быть в школьной программе. Ведь каждый человек обязан знать о героическом прошлом своей страны,иметь представление о том, какие народы ее населяли, помнить имена великих людей. В конце концов, историю своей родины, становления государства изучают во всех странах мира без исключения. Вместе с тем в международной практике появились тенденции, в соответствии с которыми из учебников истории убираются оценочные мнения о спорных событиях и конфликтах в прошлом враждующих между собой народах. Считается, что такой беспристрастный подход позволяет улучшить взаимоотношения с соседними государствами, особенно в случаях наличия общего исторического прошлого.

Между тем даже при беглом знакомстве с учебниками по истории из разных стран Центральной Азии, которые появились после обретения независимости, можно увидеть, что до нейтрально-документального подхода им пока далеко. Наряду с нелицеприятными оценками действий национальных героев соседних стран в них встречаются рассказы о невероятном могуществе отдельных каганатов и фактическое игнорирование существования в прошлом соседей, с которыми велась активная торговля. Особенно это хорошо заметно в литературе по истории IV–XVI веков. Так, например, в узбекистанских учебниках лишь вскользь упоминается Казахское ханство, определяя ему на исторических картах небольшую территорию в пределах нынешней Жамбылской области. В истории Кыргызстана сообщается, что «к 590 году Византия отняла у тюрок (Тюркского каганата. – Прим.) Босфор», в то время как Кыргызский каганат вплоть до X века боролся с восточными тюрками за господство в  Центральной Азии. В учебной литературе Казахстана много внимания уделяется расцвету Золотой и Белой орды, а также становлению Могулистана, которые в узбекистанской истории считаются враждебными внесшему огромный культурный вклад в развитие цивилизации в Центральноазиатском регионе государству Тимуридов…

Интерпретации сотрудничеству не способствуют

Непосредственно в ходе виртуальной дискуссии по вопросам развития и взаимодействия стран нашего региона, начавшейся в рамках проекта узбекистанского политолога Владимира Парамонова «Центральная Евразия», выяснилось, что бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой. При этом одни эксперты говорили о существующей проблеме прямо, другие – в несколько завуалированной форме. В любом случае поворот дискуссии в этом направлении стал несколько неожиданным, поскольку длительное время специалисты в основном рассуждали о наблюдаемом различии в экономическом и политическом развитии да нехватке научных и культурных связей между странами Центральной Азии.

Наиболее жестко по этому вопросу высказался сотрудник Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан Шерали Ризоен. По его словам, в странах региона существует проблема мифотворчества в историографии стран региона. «Читая материалы из различных источников, в том числе печатного и электронного характера, можно прийти к выводу, что народы ЦА развивались обособленно. В историографии региона наблюдается преувеличение роли отдельных народностей по отношению к другим коренным нациям. За последние 20 лет в некоторых странах ЦА трудно проследить концептуальное формирование их историографии. Например, от древности ученые-историки сразу переходят к средневековью. Такая интерпретация предлагается массовому потребителю, который в силу своих возможностей не имеет доступа к произведениям, признанным мировой исторической наукой», – заметил  таджикский политолог. При этом он подчеркнул, что все это неблагоприятно влияет на формирование общерегиональных ценностей и создает почву для бесполезных историографических и политических баталий, которые формируют негативный фон в вопросе сближения стран Центральной Азии. Более того, Шерали Ризоен уверен, что в целом сегодня наблюдается слабый подход к конструированию, выработке и продвижению общерегиональных интересов, которые не противоречат национальным интересам наших стран.

«Противоборство же стран ЦА с целью реализации краткосрочных интересов в конечном итоге только лишь вредит их целостному и комплексному развитию», – заявил эксперт из Таджикистана.

Также он заметил, что «региональный интерес» не имеет ничего общего с понятием  «интернациональный интерес», который был актуальным во времена Советского Союза. В этой связи таджикский политолог предлагает, во-первых, подготовить матрицу долгосрочных отношений Центральной Азии через сближение и объединение национальных интересов стран региона. Во-вторых, начать масштабно и целенаправленно бороться с мифотворчеством и конфликтами в историографии Центральноазиатских стран.

Что есть фон, а что есть форма?

Иными словами, но, по сути, на эту же проблему обратил свое внимание в беседе с руководителем проекта «Центральная Евразия» Владимиром Парамоновым и известный архитектор из Кыргызстана Улан Джапаров. Подчеркнув, что его слова носят обобщенно-метафорический характер, он, в частности, обратил внимание на существующий в наших странах скрытый комплекс неполноценности, который прячется за громкими национальными идеями своей исключительности или заботы о безопасности. «Это как болезнь роста, которой необходимо переболеть. Процесс может занять чуть больше или меньше времени – в зависимости от тех политических деятелей, кто готов или не готов воспринимать реальную ситуацию и адекватно реагировать», – заметил кыргызский архитектор.   

Интересно в этой связи и сравнение Улана Джапарова существующих проблем региона с процессом изготовления изделий из войлока. «В кыргызском традиционном орнаменте (в войлочных шырдаках) есть интересный принцип – равнозначность формы и фона. Тот рисунок, который вырезается из листа войлока одного цвета, оставляя орнаментальный фон, используется как вставка в полотно другого цвета, из которого, в свою очередь, также вырезан орнамент. Можно сказать, что форма формирует фон, а можно сказать и то, что фон воспринимает только ту форму, которая для него подходит», – заметил архитектор из Кыргызстана. По его наблюдениям, «притирка» между внутренними специфичными формами, которые  приобрели наши страны, и внешним фоном является тем самым процессами, что происходят в Центральной Азии. Причем вопреки многократно заявленным объединительным инициативам и созданию различных содружеств.

Когда каждый сам за себя

Надо понимать, что на появление ошибочной точки зрения о доминирующем положении в регионе одного народа над другим (это особенно заметно в социальных сетях), во многом связанной как с успехами той или иной страны в экономике, так и благодаря и где-то специфическим знаниям, полученным в образовательных учреждениях, обращают внимание и эксперты. Как итог соотечественник Джапарова политолог Дмитрий Орлов, мнение которого часто цитируют ведущие СМИ Кыргызстана, в ходе виртуальной дискуссии проекта «Центральная Евразия» заметил, что о равноправии наших стран говорить уже достаточно сложно, как с экономической, так и с политической точки зрения. «Во-первых, в регионе есть государства,  которые считают себя лидерами, а остальных – аутсайдерами. Во-вторых, все государства решают свои собственные задачи, даже те, кого считают этими самыми аутсайдерами, не думая об общих интересах. Это то, что называется геополитическим эгоизмом. А он, в свою очередь, – основа всех конфликтов,  которые до сих пор были в регионе. Судя по тому, что ничего не делается для устранения их причин, эти конфликты будут еще», – подчеркнул Дмитрий Орлов, заметив, что в первую очередь нашим странам необходимо  избавиться от мифов, которые сопровождают регион все эти 27 лет.

«Надо не только узнать о себе правду, но и признать ее. А после – не сводить счеты, а вместе искать выход из сложившегося положения», – заключил политолог из Кыргызстана.

Кстати, всю дискуссию, которая становится все более острой, можно прочитать на сайте партнера «Къ» в Узбекистане – аналитической группы «Центральная Евразия», где размещены мнения о проблемах  взаимоотношения между странами региона и путях по их устранению более 30 экспертов из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана. Важная деталь: в последних материалах можно заметить и замечания ведущего виртуальной дискуссии Владимира Парамонова, которые вызывают определенную тревогу. Процитируем одно из них.

«Чем сейчас мы с вами занимаемся? Мы с вами, по сути, ведем ту работу, которой должны заниматься наши государства, представленные командами управленцев, ключевыми аналитическими и научными институтами всех пяти стран региона. Причем мы сейчас отвечаем на те вопросы, которые должны задавать именно государственные структуры.… Но, обратившись к целому ряду чиновников от аналитики и экспертизы, к представителям тех же институтов стратегических исследований, я не вижу их адекватной реакции… О чем это говорит? Да о том, что с нашими системами что-то не так, раз ключевые государственные аналитические структуры Центральной Азии не могут и не готовы к диалогу, к взаимодействию с экспертной и научной средой своих же стран! Как тогда эти структуры будут взаимодействовать друг с другом, как будут решать ключевые проблемы региона на пути развития и сотрудничества?» – задался вопросом Владимир Парамонов.

banner_wsj.gif

1686 просмотров

Белый дом может ограничить въезд в США гражданам Кыргызстана и Белоруссии

Также под новые ограничения могут попасть Мьянма, Нигерия, Судан, Танзания и Эритрея

Фото: Bob Daemmrich / Zuma Press

ВАШИНГТОН – Администрация Трампа планирует ввести ограничения на въезд в США для еще семи государств, включая Нигерию – самую населенную страну Африки, по словам должностных лиц администрации, которые видели список этих стран.

Новые ограничения коснутся путешественников и иммигрантов из Белоруссии, Кыргызстана, Мьянмы, Нигерии, Судана, Танзании и Эритреи. Гражданам этих стран необязательно полностью запретят въезд в США, но они могут столкнуться с ограничениями по определенным типам виз, например, деловой или гостевой визе, говорят чиновники.

Гражданам некоторых стран могут запретить участвовать в программе розыгрыша виз «Диверсификационная лотерея», в которой граждане стран с низким уровнем иммиграции в США могут выиграть грин-карту. Президент Трамп призвал покончить с этой программой, заявив, что она позволяет нежелательным лицам въезжать в Штаты. Он предложил переориентировать существующую визовую систему в пользу квалифицированных рабочих.

Чиновники сказали, что список еще не утвержден окончательно, а 21 января в Белом доме всё еще велись дебаты о том, включать ли в список одну или две страны.

Министерство внутренней безопасности США не ответило на запрос о комментарии. Госдеп отказался прокомментировать новость.

Администрация президента планирует ввести расширенные ограничения в понедельник 27 января, в третью годовщину первого указа Трампа о запрете на въезд для граждан Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана, который он подписал в седьмой день на посту президента. Указ вызвал неоднозначную реакцию публики в начале президентства Трампа.

Белый дом заявил, что политика ограничения на въезд необходима, чтобы предотвратить возможные террористические акты, так как страны в списке недостаточно тщательно проверяют граждан, отправляющихся в США.

Первый указ, который запрещал въезжать в США большинству категорий граждан семи преимущественно мусульманских стран, был отклонен в федеральном суде и отозван. Второй вариант указа вышел в марте 2017 года и также был отклонен федеральным судьей, который заявил, что указ по-прежнему дискриминирует мусульман по религиозному признаку.

Третий вариант указа, выпущенный в сентябре 2017 года, был поддержан Верховным судом (пять голосов против четырех) в июне 2018 года на том основании, что федеральный закон предоставляет президенту широкие полномочия для приостановления въезда в США.

Согласно нынешней политике, в США не могут въезжать граждане Ирана, Йемена, КНДР, Ливии, Сирии и Сомали, а также политические чиновники из Венесуэлы. Белый дом ненадолго включил в этот список Чад, но убрал страну из списка в апреле 2018 года.

В отличие от первоначального списка, большинство стран-кандидатов для новых ограничений не являются преимущественно мусульманскими. Тем не менее, граждане некоторых из этих стран относительно часто просрочивают визу в США, по данным министерства внутренней безопасности.

В 2018 финансовом году 24% эритрейцев, въехавших в США по деловой или гостевой визе, просрочили визы. Для граждан Нигерии этот показатель составил 15%, для Судана – 12%. При этом в целом процент людей, просрочивших визу, составляет 1,9%.

Газета Politico первой сообщила об этих семи странах, которые могут попасть под ограничения.

Защитники прав иммигрантов раскритиковали планируемое расширение ограничительной политики.

«Десятки тысяч американских семей уже страдают и уже разделены из-за этого жестокого и предвзятого запрета. Усиление запрета не усилит безопасность ни для кого из нас», – сказала Фархана Хера, президент некоммерческой организации по защите гражданских прав мусульман Muslim Advocates.

Решение расширить ограничения на въезд сигнализирует о готовности администрации Трампа ужесточить иммиграционную политику в преддверии выборов 2020 года. Как считают советники Трампа, этот шаг сыграет в его пользу.

В этом месяце администрация Трампа повесила в Юме, Аризона, табличку в честь возведения 100 миль заградительной стены на южной границе Штатов. Администрация президента также усилила критику городов и штатов с лидерами-демократами, которые приняли политику предоставления убежища в отношении иммигрантов. Чиновники Белого дома рассматривают для них новые ограничения.

Федеральный судья в январе заблокировал распоряжение президента, которое дает властям штатов и местным властям право отказаться от размещения беженцев в их общинах.

Американский союз защиты гражданских свобод, который оспорил все три варианта указа Трампа, отказался комментировать вопрос о том, будет ли он снова оспаривать в суде расширение ограничений на въезд.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png