Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3363 просмотра

Эксперты ЦА: В условиях мифотворчества интеграции стран региона быть не может

По мнению ученых, историков и экспертов, бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой

Фото: shutterstock.com

Неожиданный оборот приняла виртуальная дискуссия по вопросам развития и взаимодействия стран Центральной Азии. Сразу несколько участвующих в узбекистанском проекте «Центральная Евразия» экспертов обратили внимание на существование в регионе различных мифов. По их мнению, это явление не способствует ни интеграции, ни кооперации в Центральной Азии.

Можно не сомневаться, далеко не все жители нашего региона пытались сравнивать, скажем, учебники истории, по которым учатся дети в соседних странах. Речь не идет об учебной литературе из бывшей метрополии. Из-за особого положения российских телеканалов в центральноазиатском информационном пространстве с трактовками исторических событий с точки зрения Москвы все более-менее знакомы. Речь об учебниках по таким специфическим для каждой страны предметам, как «История Казахстана», «История Узбекистана» или «История Кыргызстана».

Только ради того, чтобы помнить?

Нет, все правильно, такие уроки должны быть в школьной программе. Ведь каждый человек обязан знать о героическом прошлом своей страны,иметь представление о том, какие народы ее населяли, помнить имена великих людей. В конце концов, историю своей родины, становления государства изучают во всех странах мира без исключения. Вместе с тем в международной практике появились тенденции, в соответствии с которыми из учебников истории убираются оценочные мнения о спорных событиях и конфликтах в прошлом враждующих между собой народах. Считается, что такой беспристрастный подход позволяет улучшить взаимоотношения с соседними государствами, особенно в случаях наличия общего исторического прошлого.

Между тем даже при беглом знакомстве с учебниками по истории из разных стран Центральной Азии, которые появились после обретения независимости, можно увидеть, что до нейтрально-документального подхода им пока далеко. Наряду с нелицеприятными оценками действий национальных героев соседних стран в них встречаются рассказы о невероятном могуществе отдельных каганатов и фактическое игнорирование существования в прошлом соседей, с которыми велась активная торговля. Особенно это хорошо заметно в литературе по истории IV–XVI веков. Так, например, в узбекистанских учебниках лишь вскользь упоминается Казахское ханство, определяя ему на исторических картах небольшую территорию в пределах нынешней Жамбылской области. В истории Кыргызстана сообщается, что «к 590 году Византия отняла у тюрок (Тюркского каганата. – Прим.) Босфор», в то время как Кыргызский каганат вплоть до X века боролся с восточными тюрками за господство в  Центральной Азии. В учебной литературе Казахстана много внимания уделяется расцвету Золотой и Белой орды, а также становлению Могулистана, которые в узбекистанской истории считаются враждебными внесшему огромный культурный вклад в развитие цивилизации в Центральноазиатском регионе государству Тимуридов…

Интерпретации сотрудничеству не способствуют

Непосредственно в ходе виртуальной дискуссии по вопросам развития и взаимодействия стран нашего региона, начавшейся в рамках проекта узбекистанского политолога Владимира Парамонова «Центральная Евразия», выяснилось, что бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой. При этом одни эксперты говорили о существующей проблеме прямо, другие – в несколько завуалированной форме. В любом случае поворот дискуссии в этом направлении стал несколько неожиданным, поскольку длительное время специалисты в основном рассуждали о наблюдаемом различии в экономическом и политическом развитии да нехватке научных и культурных связей между странами Центральной Азии.

Наиболее жестко по этому вопросу высказался сотрудник Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан Шерали Ризоен. По его словам, в странах региона существует проблема мифотворчества в историографии стран региона. «Читая материалы из различных источников, в том числе печатного и электронного характера, можно прийти к выводу, что народы ЦА развивались обособленно. В историографии региона наблюдается преувеличение роли отдельных народностей по отношению к другим коренным нациям. За последние 20 лет в некоторых странах ЦА трудно проследить концептуальное формирование их историографии. Например, от древности ученые-историки сразу переходят к средневековью. Такая интерпретация предлагается массовому потребителю, который в силу своих возможностей не имеет доступа к произведениям, признанным мировой исторической наукой», – заметил  таджикский политолог. При этом он подчеркнул, что все это неблагоприятно влияет на формирование общерегиональных ценностей и создает почву для бесполезных историографических и политических баталий, которые формируют негативный фон в вопросе сближения стран Центральной Азии. Более того, Шерали Ризоен уверен, что в целом сегодня наблюдается слабый подход к конструированию, выработке и продвижению общерегиональных интересов, которые не противоречат национальным интересам наших стран.

«Противоборство же стран ЦА с целью реализации краткосрочных интересов в конечном итоге только лишь вредит их целостному и комплексному развитию», – заявил эксперт из Таджикистана.

Также он заметил, что «региональный интерес» не имеет ничего общего с понятием  «интернациональный интерес», который был актуальным во времена Советского Союза. В этой связи таджикский политолог предлагает, во-первых, подготовить матрицу долгосрочных отношений Центральной Азии через сближение и объединение национальных интересов стран региона. Во-вторых, начать масштабно и целенаправленно бороться с мифотворчеством и конфликтами в историографии Центральноазиатских стран.

Что есть фон, а что есть форма?

Иными словами, но, по сути, на эту же проблему обратил свое внимание в беседе с руководителем проекта «Центральная Евразия» Владимиром Парамоновым и известный архитектор из Кыргызстана Улан Джапаров. Подчеркнув, что его слова носят обобщенно-метафорический характер, он, в частности, обратил внимание на существующий в наших странах скрытый комплекс неполноценности, который прячется за громкими национальными идеями своей исключительности или заботы о безопасности. «Это как болезнь роста, которой необходимо переболеть. Процесс может занять чуть больше или меньше времени – в зависимости от тех политических деятелей, кто готов или не готов воспринимать реальную ситуацию и адекватно реагировать», – заметил кыргызский архитектор.   

Интересно в этой связи и сравнение Улана Джапарова существующих проблем региона с процессом изготовления изделий из войлока. «В кыргызском традиционном орнаменте (в войлочных шырдаках) есть интересный принцип – равнозначность формы и фона. Тот рисунок, который вырезается из листа войлока одного цвета, оставляя орнаментальный фон, используется как вставка в полотно другого цвета, из которого, в свою очередь, также вырезан орнамент. Можно сказать, что форма формирует фон, а можно сказать и то, что фон воспринимает только ту форму, которая для него подходит», – заметил архитектор из Кыргызстана. По его наблюдениям, «притирка» между внутренними специфичными формами, которые  приобрели наши страны, и внешним фоном является тем самым процессами, что происходят в Центральной Азии. Причем вопреки многократно заявленным объединительным инициативам и созданию различных содружеств.

Когда каждый сам за себя

Надо понимать, что на появление ошибочной точки зрения о доминирующем положении в регионе одного народа над другим (это особенно заметно в социальных сетях), во многом связанной как с успехами той или иной страны в экономике, так и благодаря и где-то специфическим знаниям, полученным в образовательных учреждениях, обращают внимание и эксперты. Как итог соотечественник Джапарова политолог Дмитрий Орлов, мнение которого часто цитируют ведущие СМИ Кыргызстана, в ходе виртуальной дискуссии проекта «Центральная Евразия» заметил, что о равноправии наших стран говорить уже достаточно сложно, как с экономической, так и с политической точки зрения. «Во-первых, в регионе есть государства,  которые считают себя лидерами, а остальных – аутсайдерами. Во-вторых, все государства решают свои собственные задачи, даже те, кого считают этими самыми аутсайдерами, не думая об общих интересах. Это то, что называется геополитическим эгоизмом. А он, в свою очередь, – основа всех конфликтов,  которые до сих пор были в регионе. Судя по тому, что ничего не делается для устранения их причин, эти конфликты будут еще», – подчеркнул Дмитрий Орлов, заметив, что в первую очередь нашим странам необходимо  избавиться от мифов, которые сопровождают регион все эти 27 лет.

«Надо не только узнать о себе правду, но и признать ее. А после – не сводить счеты, а вместе искать выход из сложившегося положения», – заключил политолог из Кыргызстана.

Кстати, всю дискуссию, которая становится все более острой, можно прочитать на сайте партнера «Къ» в Узбекистане – аналитической группы «Центральная Евразия», где размещены мнения о проблемах  взаимоотношения между странами региона и путях по их устранению более 30 экспертов из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана. Важная деталь: в последних материалах можно заметить и замечания ведущего виртуальной дискуссии Владимира Парамонова, которые вызывают определенную тревогу. Процитируем одно из них.

«Чем сейчас мы с вами занимаемся? Мы с вами, по сути, ведем ту работу, которой должны заниматься наши государства, представленные командами управленцев, ключевыми аналитическими и научными институтами всех пяти стран региона. Причем мы сейчас отвечаем на те вопросы, которые должны задавать именно государственные структуры.… Но, обратившись к целому ряду чиновников от аналитики и экспертизы, к представителям тех же институтов стратегических исследований, я не вижу их адекватной реакции… О чем это говорит? Да о том, что с нашими системами что-то не так, раз ключевые государственные аналитические структуры Центральной Азии не могут и не готовы к диалогу, к взаимодействию с экспертной и научной средой своих же стран! Как тогда эти структуры будут взаимодействовать друг с другом, как будут решать ключевые проблемы региона на пути развития и сотрудничества?» – задался вопросом Владимир Парамонов.


1422 просмотра

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank