Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3418 просмотров

Эксперты ЦА: В условиях мифотворчества интеграции стран региона быть не может

По мнению ученых, историков и экспертов, бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой

Фото: shutterstock.com

Неожиданный оборот приняла виртуальная дискуссия по вопросам развития и взаимодействия стран Центральной Азии. Сразу несколько участвующих в узбекистанском проекте «Центральная Евразия» экспертов обратили внимание на существование в регионе различных мифов. По их мнению, это явление не способствует ни интеграции, ни кооперации в Центральной Азии.

Можно не сомневаться, далеко не все жители нашего региона пытались сравнивать, скажем, учебники истории, по которым учатся дети в соседних странах. Речь не идет об учебной литературе из бывшей метрополии. Из-за особого положения российских телеканалов в центральноазиатском информационном пространстве с трактовками исторических событий с точки зрения Москвы все более-менее знакомы. Речь об учебниках по таким специфическим для каждой страны предметам, как «История Казахстана», «История Узбекистана» или «История Кыргызстана».

Только ради того, чтобы помнить?

Нет, все правильно, такие уроки должны быть в школьной программе. Ведь каждый человек обязан знать о героическом прошлом своей страны,иметь представление о том, какие народы ее населяли, помнить имена великих людей. В конце концов, историю своей родины, становления государства изучают во всех странах мира без исключения. Вместе с тем в международной практике появились тенденции, в соответствии с которыми из учебников истории убираются оценочные мнения о спорных событиях и конфликтах в прошлом враждующих между собой народах. Считается, что такой беспристрастный подход позволяет улучшить взаимоотношения с соседними государствами, особенно в случаях наличия общего исторического прошлого.

Между тем даже при беглом знакомстве с учебниками по истории из разных стран Центральной Азии, которые появились после обретения независимости, можно увидеть, что до нейтрально-документального подхода им пока далеко. Наряду с нелицеприятными оценками действий национальных героев соседних стран в них встречаются рассказы о невероятном могуществе отдельных каганатов и фактическое игнорирование существования в прошлом соседей, с которыми велась активная торговля. Особенно это хорошо заметно в литературе по истории IV–XVI веков. Так, например, в узбекистанских учебниках лишь вскользь упоминается Казахское ханство, определяя ему на исторических картах небольшую территорию в пределах нынешней Жамбылской области. В истории Кыргызстана сообщается, что «к 590 году Византия отняла у тюрок (Тюркского каганата. – Прим.) Босфор», в то время как Кыргызский каганат вплоть до X века боролся с восточными тюрками за господство в  Центральной Азии. В учебной литературе Казахстана много внимания уделяется расцвету Золотой и Белой орды, а также становлению Могулистана, которые в узбекистанской истории считаются враждебными внесшему огромный культурный вклад в развитие цивилизации в Центральноазиатском регионе государству Тимуридов…

Интерпретации сотрудничеству не способствуют

Непосредственно в ходе виртуальной дискуссии по вопросам развития и взаимодействия стран нашего региона, начавшейся в рамках проекта узбекистанского политолога Владимира Парамонова «Центральная Евразия», выяснилось, что бескомпромиссная трактовка прошлого мешает нашим странам найти общий язык между собой. При этом одни эксперты говорили о существующей проблеме прямо, другие – в несколько завуалированной форме. В любом случае поворот дискуссии в этом направлении стал несколько неожиданным, поскольку длительное время специалисты в основном рассуждали о наблюдаемом различии в экономическом и политическом развитии да нехватке научных и культурных связей между странами Центральной Азии.

Наиболее жестко по этому вопросу высказался сотрудник Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан Шерали Ризоен. По его словам, в странах региона существует проблема мифотворчества в историографии стран региона. «Читая материалы из различных источников, в том числе печатного и электронного характера, можно прийти к выводу, что народы ЦА развивались обособленно. В историографии региона наблюдается преувеличение роли отдельных народностей по отношению к другим коренным нациям. За последние 20 лет в некоторых странах ЦА трудно проследить концептуальное формирование их историографии. Например, от древности ученые-историки сразу переходят к средневековью. Такая интерпретация предлагается массовому потребителю, который в силу своих возможностей не имеет доступа к произведениям, признанным мировой исторической наукой», – заметил  таджикский политолог. При этом он подчеркнул, что все это неблагоприятно влияет на формирование общерегиональных ценностей и создает почву для бесполезных историографических и политических баталий, которые формируют негативный фон в вопросе сближения стран Центральной Азии. Более того, Шерали Ризоен уверен, что в целом сегодня наблюдается слабый подход к конструированию, выработке и продвижению общерегиональных интересов, которые не противоречат национальным интересам наших стран.

«Противоборство же стран ЦА с целью реализации краткосрочных интересов в конечном итоге только лишь вредит их целостному и комплексному развитию», – заявил эксперт из Таджикистана.

Также он заметил, что «региональный интерес» не имеет ничего общего с понятием  «интернациональный интерес», который был актуальным во времена Советского Союза. В этой связи таджикский политолог предлагает, во-первых, подготовить матрицу долгосрочных отношений Центральной Азии через сближение и объединение национальных интересов стран региона. Во-вторых, начать масштабно и целенаправленно бороться с мифотворчеством и конфликтами в историографии Центральноазиатских стран.

Что есть фон, а что есть форма?

Иными словами, но, по сути, на эту же проблему обратил свое внимание в беседе с руководителем проекта «Центральная Евразия» Владимиром Парамоновым и известный архитектор из Кыргызстана Улан Джапаров. Подчеркнув, что его слова носят обобщенно-метафорический характер, он, в частности, обратил внимание на существующий в наших странах скрытый комплекс неполноценности, который прячется за громкими национальными идеями своей исключительности или заботы о безопасности. «Это как болезнь роста, которой необходимо переболеть. Процесс может занять чуть больше или меньше времени – в зависимости от тех политических деятелей, кто готов или не готов воспринимать реальную ситуацию и адекватно реагировать», – заметил кыргызский архитектор.   

Интересно в этой связи и сравнение Улана Джапарова существующих проблем региона с процессом изготовления изделий из войлока. «В кыргызском традиционном орнаменте (в войлочных шырдаках) есть интересный принцип – равнозначность формы и фона. Тот рисунок, который вырезается из листа войлока одного цвета, оставляя орнаментальный фон, используется как вставка в полотно другого цвета, из которого, в свою очередь, также вырезан орнамент. Можно сказать, что форма формирует фон, а можно сказать и то, что фон воспринимает только ту форму, которая для него подходит», – заметил архитектор из Кыргызстана. По его наблюдениям, «притирка» между внутренними специфичными формами, которые  приобрели наши страны, и внешним фоном является тем самым процессами, что происходят в Центральной Азии. Причем вопреки многократно заявленным объединительным инициативам и созданию различных содружеств.

Когда каждый сам за себя

Надо понимать, что на появление ошибочной точки зрения о доминирующем положении в регионе одного народа над другим (это особенно заметно в социальных сетях), во многом связанной как с успехами той или иной страны в экономике, так и благодаря и где-то специфическим знаниям, полученным в образовательных учреждениях, обращают внимание и эксперты. Как итог соотечественник Джапарова политолог Дмитрий Орлов, мнение которого часто цитируют ведущие СМИ Кыргызстана, в ходе виртуальной дискуссии проекта «Центральная Евразия» заметил, что о равноправии наших стран говорить уже достаточно сложно, как с экономической, так и с политической точки зрения. «Во-первых, в регионе есть государства,  которые считают себя лидерами, а остальных – аутсайдерами. Во-вторых, все государства решают свои собственные задачи, даже те, кого считают этими самыми аутсайдерами, не думая об общих интересах. Это то, что называется геополитическим эгоизмом. А он, в свою очередь, – основа всех конфликтов,  которые до сих пор были в регионе. Судя по тому, что ничего не делается для устранения их причин, эти конфликты будут еще», – подчеркнул Дмитрий Орлов, заметив, что в первую очередь нашим странам необходимо  избавиться от мифов, которые сопровождают регион все эти 27 лет.

«Надо не только узнать о себе правду, но и признать ее. А после – не сводить счеты, а вместе искать выход из сложившегося положения», – заключил политолог из Кыргызстана.

Кстати, всю дискуссию, которая становится все более острой, можно прочитать на сайте партнера «Къ» в Узбекистане – аналитической группы «Центральная Евразия», где размещены мнения о проблемах  взаимоотношения между странами региона и путях по их устранению более 30 экспертов из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Туркменистана. Важная деталь: в последних материалах можно заметить и замечания ведущего виртуальной дискуссии Владимира Парамонова, которые вызывают определенную тревогу. Процитируем одно из них.

«Чем сейчас мы с вами занимаемся? Мы с вами, по сути, ведем ту работу, которой должны заниматься наши государства, представленные командами управленцев, ключевыми аналитическими и научными институтами всех пяти стран региона. Причем мы сейчас отвечаем на те вопросы, которые должны задавать именно государственные структуры.… Но, обратившись к целому ряду чиновников от аналитики и экспертизы, к представителям тех же институтов стратегических исследований, я не вижу их адекватной реакции… О чем это говорит? Да о том, что с нашими системами что-то не так, раз ключевые государственные аналитические структуры Центральной Азии не могут и не готовы к диалогу, к взаимодействию с экспертной и научной средой своих же стран! Как тогда эти структуры будут взаимодействовать друг с другом, как будут решать ключевые проблемы региона на пути развития и сотрудничества?» – задался вопросом Владимир Парамонов.


1 просмотр

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций