Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1168 просмотров

В Китае решили популяризировать марксизм

По словам лидера Поднебесной, Китай распрощался с проблемами, от которых его народ страдал тысячи лет, включая голод лишения и бедность

Фото: shutterstock.com

В эти дни в Китае много говорят об итогах социалистической революции. Но не Великой октябрьской революции, случившейся в России в 1917 году. В Поднебесной прославляют проявленную 40 лет назад революционную мудрость Коммунистической партии, которая изменила Китай, и предлагают популяризировать марксизм в контексте успехов КНР.

В начале 90-х годов первые казахстанские челноки, возвращаясь из своих поездок за одноразовым ширпотребом из Китая, неизменно делились впечатлениями об увиденных там чудесах. С нотками явного превосходства наши начинающие предприниматели рассказывали, насколько бедно живут китайцы по сравнению с нами. Дескать, в большинстве своем жилища китайских граждан представляют собою клетушки в полуразвалившихся бараках, где никогда не было горячей воды. Что по улицам близлежащих к Казахстану Урумчи и Кульджи ходят автобусы с деревянными кузовами и лавками вместо нормальных мягких сидений. А фабрики, где массово шьют дешевые кроссовки и одежду с пиратскими названиями «Абибас» или «Дольче энд Банана», обычно расположены в каких-то сараях с присущей им жуткой антисанитарией. Естественно, никому тогда и в голову не могло прийти, что всего через несколько лет еще недавно в буквальном смысле нищий Китай станет крупнейшим инвестором не только в Центрально-Азиатском регионе, но и в мире. Так что же произошло? Почему Китайская Народная Республика, население которой влачило жалкое существование, вдруг столь резко рванула вперед?

Кошка Дэн Сяопина

Если верить тому, что ныне говорят в Поднебесной, все началось 40 лет назад. Именно тогда на состоявшемся в Пекине с 18 по 22 декабря 1978 года на III пленуме ЦК Компартии Китая одиннадцатого созыва влиятельным в китайском обществе заместителем премьера Госсовета КНР Дэн Сяопином была поставлена под сомнение политика «большого скачка» Мао Цзэдуна. Более того, вместо «Нового большого скачка» и продолжения создания коммун и общественных бригад в городах и селах, на чем настаивали сторонники председателя ЦК КПК Хуа Гофена, официально считавшегося преемником «Великого Кормчего», Дэн Сяопин предложил политику «реформ и открытости» с одновременным строительством социализма с китайской спецификой. В ее рамках в Китае фактически была разрешена частная собственность в виде создания семейных предприятий в сельской местности и государственных производств с участием иностранного капитала. Одновременно была провозглашена «политика открытых дверей», разрешающая наиболее предприимчивым китайским гражданам под чутким руководством Компартии организовывать торговлю на внешних рынках и привлекать прямые инвестиции из-за рубежа. Кстати, ставшие поговорками слова Дэн Сяопина «неважно какого цвета кошка – главное, чтобы она ловила мышей» и «переходя реку, ощупываем камни», впервые прозвучали как раз на декабрьском пленуме 1978 года.

Благодаря научному социализму?

Любопытно, что на отмечаемых в эти дни торжествах по случаю 40-летия с начала проведения политики «реформ и открытости Китая» Дэн Сяопин абсолютно не упоминается. Вероятно, связано это с тем, что у Поднебесной ныне есть Председатель Си, имя которого с 2017 года официально внесено в Конституцию КНР наравне с основателем компартии Китая Мао Цзэдуном. Соответственно, все китайские СМИ в настоящий момент цитируют в основном Си Цзиньпина, который на прошедшем 18 декабря торжественном заседании несколько раз заявил о необходимости не только придерживаться марксизма как руководящей идеологии, но и продвигать его теоретические инновации в соответствии с практикой. «Нам необходимо обновлять и популяризировать марксизм в контексте Китая и совершать новые прорывы в развитии марксизма», – заявил Председатель КНР, подчеркнув, что Китай продемонстрировал жизнеспособность научного социализма неоспоримыми фактами.

К фактам Си Цзиньпин относит становление Китая как богатого и сильного государства, которое смогло развить социалистическую демократию и нарастить свою мягкую культурную силу на международном уровне. В итоге, по словам лидера Поднебесной, Китай распрощался с проблемами, от которых его народ страдал тысячи лет, включая голод лишения и бедность, значительно усилил управление в области экологии и окружающей среды, а также сделал свою Национально-освободительную армию несокрушимой силой, стоящей на страже благополучия народа КНР и мира во всем мире. «Мы неизменно сохраняли приверженность продвижению великого дела воссоединения Родины. Национальная и культурная идентичность как китайцев в Китае, так и китайцев, проживающих за рубежом, существенно укрепилась. Китай продвинулся ближе к центру мировой арены в качестве широко признаваемого сторонника мира во всем мире, вносящего вклад в глобальное развитие, и приверженца международного порядка. Коммунистическая партия Китая неизменно сохраняла приверженность укреплению и улучшению своего руководства и завоевала убедительную победу в антикоррупционной кампании», – заявил Си Цзиньпин по случаю 40-летния проведения политики «реформ и открытости».

Безусловно, Китай за последние годы изменился до неузнаваемости. По наблюдениям теперь уже бывших казахстанских челноков, видно это даже на примере далеко не самых центральных городов этой страны. «Несколько дней назад впервые за много лет побывал в Кульдже. В Китае его уже давно Инином называют. Скажу честно, город не узнал. Изменился кардинально. Прежними напичканными всякой дешевой техникой бараками уже и не пахнет. Вместо них новые современные дома. В то же время мне как-то не хотелось бы, чтобы у нас в Казахстане проводилась даже аналогичная Китаю политика», – заметил в беседе с «Къ» владелец одного из алматинских ТОО Наурыз Кундебаев, прочитав на русскоязычном сайте газеты «Женьминь Жибао» материалы с торжественного заседания в Пекине.

Эксперты сомневаются

Впрочем, по мнению казахстанских экспертов, популяризировать в Казахстане свой марксизм и научный социализм Китай не будет. К примеру, по наблюдениям политолога-востоковеда Ислама Кураева, идеи марксизма в Китае серьезно отличаются от классических форм данного рода идеологии.

«Китай имеет особенную структуру коммунизма. Политическая система, то есть философия в области развития и внешней политики, построена на ценностях Конфуция, а вот экономическая составляющая – полностью капиталистическая. Фактически мы наблюдаем новую форму социализма, который трансформировался в современных реалиях. Но суть в том, что такого рода государственный аппарат, как и вся составляющая построения государства, созданы исключительно для Китая и является чуждой для других стран», – подчеркнул Ислам Кураев. При этом он заметил, что в случае, если Китай начнет продвигать свои идеи за пределы своей  территории, ему придется столкнуться с серьезными финансовыми затратами и длительностью процесса, растянутому на несколько поколений. «Да, сейчас у наших соотечественников, в том числе и со стороны научной элиты, наблюдается большой интерес к Китаю. Но вместе с тем мы уже прошли этап марксизма и социализма. Это уже часть нашей истории, а не новые строки на чистом листе Казахстана. Соответственно, даже если и будут попытки такого рода интервенции со стороны Китая, они будут попросту не интересны нашему обществу», – заметил в беседе с «Къ» Кураев.

Схожего мнения придерживается и бывший дипломат, ранее специализировавшийся на странах Юго-Восточной Азии, Казбек Бейсебаев. «Вряд ли Китай станет продвигать идеи своего научного социализма. Китайцы не относятся к тем, кто приходит со своим уставом в чужой монастырь. А вот свое экономическое присутствие не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии, будет расширять наверняка», – поделился с «Къ» своей точкой зрения Казбек Бейсебаев.

«В Китае совершенно не случайно придают такое большое значение 40-летию начала новой экономической политики, которая связана с именем великого Дэн Сяопина. Именно продуманная экономическая реформа сумела за относительно короткий по историческим меркам срок превратить отсталую страну в одно из могущественных государств планеты со второй экономикой в мире», – поделился своим мнением с «Къ» политолог от КНПК Султанбек Султангалиев. По его словам, Китай, став прилежным учеником канувшего в Лету Советского Союза, учел все ошибки советских лидеров. Соответственно, Китайская Народная Республика сделала упор на торгово-экономическое сотрудничество с мировым сообществом, не претендуя на геополитическое первенство в мире, и явно не желая сколачивать новый социалистический лагерь под своей эгидой. «Идеология китайского коммунизма носит специфический национальный характер и рассчитана исключительно на китайцев. Это своего рода симбиоз местной государственнической составляющей с идеалами социальной справедливости. По этой причине ожидать идеологического вторжения со стороны нашего восточного соседа не следует. Да, китайская Компартия уделяет большое внимание развитию межпартийных отношений с политическими организациями других стран. В нашей стране, например, с партией «Нур-Отан» и КНПК. Но это не более чем элемент продуманной стратегии выстраивания гармоничный отношений с ближними и дальними государствами в целом», – отметил Султанбек Султангалиев. 
 


1 просмотр

Япония и ЕС хотят связать Европу и Азию

Смогут ли они создать альтернативу новому Шелковому пути

Коллаж: Вадим Квятковский

Альтернативой китайскому «Поясу и пути» назвали мировые СМИ инфраструктурное соглашение, подписанное ЕС и Японией. 

Япония и ЕС заключили инф­раструктурное соглашение о координации транспортных, энергетических и цифровых проектов, которые должны связать Европу и Азию. Документ был подписан Европейским Союзом и Японией 27 сентября в Брюсселе во время международного форума

«Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития». Из публикаций в западноевропейских и американских СМИ, которые очень похожи друг на друга, следует, что это инфраструктурное соглашение преследует цель создать весомую альтернативу китайской инициативе «Один пояс – один путь». 

Надо заметить, что в самом состоящем из 10 пунктов инф­раструктурном соглашении, которое подписали уходящий в ноябре текущего года с поста председателя Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, о китайской инициативе «Пояс и путь» нет ни слова. Есть пункт о намерениях «обеспечить синергизм и взаимодополня­емость» при сотрудничестве со странами Западных Балкан, Восточной Европы, Центральной Азии, Индо-Тихоокеанского региона и Африки в области связи и инфраструктуры. Имеется и заявление о необходимости содействия свободной, открытой, основанной на правилах справедливой, недискриминационной и предсказуемой региональной и международной торговли и инвестициям, а также содействия прозрачной практике закупок, обеспечению приемлемого уровня задолженности и высоким экономическим, финансовым, социальным и экологическим стандартам. Китай в соглашении не упоминается даже в контексте. 

Версия о желании Японии и Европейского Союза создать альтернативу китайскому проекту «Пояс и путь», к которому, кстати, присоединились уже 130 стран, возникла на основе выступлений на брюссельском форуме Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ. В частности, пока еще действующий председатель Еврокомиссии, говоря о пользе, которую должно принести подписанное с Японией инфраструктурное соглашение в виде увеличения объема торговли почти на 36 млрд евро, отметил необходимость создания и устойчивой финансовой связи между всеми участниками нового проекта.

«Речь идет о том, чтобы завещать будущим поколениям более взаимо­связанный мир, более чистую окружающую среду, а не горы долгов. Речь идет также о создании большого количества взаимосвязей между странами мира, а не о большей зависимости от страны», – подчеркнул Жан-Клод Юнкер.

Фразы Юнкера о «горах долгов» и «большей зависимости от страны» и позволили западноевропейским и американским СМИ выдвинуть предположение, что глава Еврокомиссии говорил именно о Китае. Соответственно журналисты сразу же вспомнили о «долговой дипломатии» Пекина, которая уже привела к появлению экономически зависимых от Китая стран. В качестве примера был приведен случай с Шри-Ланкой, которая из-за долга в $8 млрд была вынуждена передать китайской стороне в аренду на 99 лет свой стратегически важный порт Хамбантота.

Напомнили СМИ и истории «великих долгов» Пакистана, Черногории, Таджикистана, Кыргызстана и целого ряда попавших в долговую ловушку программы «Белый слон» стран Африки, которые за построенные Китаем «грязные инфраструктурные проекты» должны теперь миллиарды долларов. 

Добавил пищи для размышления и японский премьер Синдзо Абэ. Как и Юнкер, он в своем выступлении на форуме в Брюсселе не стал упоминать Китай, но зато фактически обозначил альтернативный китайскому «пути» маршрут.

«Будь то одна дорога или один порт, когда Европейский Союз и Япония предпринимают совместные шаги, появляется возможность построить устойчивое, всеобъемлющее и основанное на понятных правилах соединение от Индо-Тихоокеанского региона до Западных Балкан и Африки. Мы можем создать не просто связь между собой, а очень хорошую связь. И само собой разумеется, что для того, чтобы связь между Японией, Индо-Тихоокеанским регионом и Европой была устойчивой, морской путь, ведущий в Средиземное море и Атлантику, должен быть свободным и открытым», – подчеркнул премьер-министр Японии. 

Любопытно, что китайская сторона, несмотря на присутствие на форуме в Брюсселе представителя МИД КНР Сюэцзюня Го, не стала реагировать ни на выступления Жан-Клода Юнкера и Синдзо Абэ, ни на многочисленные публикации в западноевропейских и американских СМИ. За нее это сделала японская пресса.

В частности, деловое издание Japan Times заметило, что инициированное Европейским Союзом инфраструктурное соглашение вызвано завистью европейских чиновников по отношению к Китаю, который только в рамках сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы по формуле «17+1» инвестировал в их экономику более 600 млн евро. 

В завершение несколько интересных фактов.

•    Товарооборот ЕС и Китая по итогам 2018 года составил $684 млрд. 

•    В октябре 2018 года во время визита Синдзо Абэ в Пекин Китай и Япония подписали свыше 50 соглашений о всеобъемлющем сотрудничестве. В 2018 году товарооборот между двумя странами составил $320 млрд.

•    Для участия в форуме «Связь между ЕС и Азией: строительство мостов для устойчивого развития» был приглашен вице-министр энергетики Казахстана Мурат Журебеков. Представителей других стран ЕАЭС и СНГ на форуме в Брюсселе не обозначили.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций