Перейти к основному содержанию

b1_lexus.jpg


972 просмотра

В Китае решили популяризировать марксизм

По словам лидера Поднебесной, Китай распрощался с проблемами, от которых его народ страдал тысячи лет, включая голод лишения и бедность

Фото: shutterstock.com

В эти дни в Китае много говорят об итогах социалистической революции. Но не Великой октябрьской революции, случившейся в России в 1917 году. В Поднебесной прославляют проявленную 40 лет назад революционную мудрость Коммунистической партии, которая изменила Китай, и предлагают популяризировать марксизм в контексте успехов КНР.

В начале 90-х годов первые казахстанские челноки, возвращаясь из своих поездок за одноразовым ширпотребом из Китая, неизменно делились впечатлениями об увиденных там чудесах. С нотками явного превосходства наши начинающие предприниматели рассказывали, насколько бедно живут китайцы по сравнению с нами. Дескать, в большинстве своем жилища китайских граждан представляют собою клетушки в полуразвалившихся бараках, где никогда не было горячей воды. Что по улицам близлежащих к Казахстану Урумчи и Кульджи ходят автобусы с деревянными кузовами и лавками вместо нормальных мягких сидений. А фабрики, где массово шьют дешевые кроссовки и одежду с пиратскими названиями «Абибас» или «Дольче энд Банана», обычно расположены в каких-то сараях с присущей им жуткой антисанитарией. Естественно, никому тогда и в голову не могло прийти, что всего через несколько лет еще недавно в буквальном смысле нищий Китай станет крупнейшим инвестором не только в Центрально-Азиатском регионе, но и в мире. Так что же произошло? Почему Китайская Народная Республика, население которой влачило жалкое существование, вдруг столь резко рванула вперед?

Кошка Дэн Сяопина

Если верить тому, что ныне говорят в Поднебесной, все началось 40 лет назад. Именно тогда на состоявшемся в Пекине с 18 по 22 декабря 1978 года на III пленуме ЦК Компартии Китая одиннадцатого созыва влиятельным в китайском обществе заместителем премьера Госсовета КНР Дэн Сяопином была поставлена под сомнение политика «большого скачка» Мао Цзэдуна. Более того, вместо «Нового большого скачка» и продолжения создания коммун и общественных бригад в городах и селах, на чем настаивали сторонники председателя ЦК КПК Хуа Гофена, официально считавшегося преемником «Великого Кормчего», Дэн Сяопин предложил политику «реформ и открытости» с одновременным строительством социализма с китайской спецификой. В ее рамках в Китае фактически была разрешена частная собственность в виде создания семейных предприятий в сельской местности и государственных производств с участием иностранного капитала. Одновременно была провозглашена «политика открытых дверей», разрешающая наиболее предприимчивым китайским гражданам под чутким руководством Компартии организовывать торговлю на внешних рынках и привлекать прямые инвестиции из-за рубежа. Кстати, ставшие поговорками слова Дэн Сяопина «неважно какого цвета кошка – главное, чтобы она ловила мышей» и «переходя реку, ощупываем камни», впервые прозвучали как раз на декабрьском пленуме 1978 года.

Благодаря научному социализму?

Любопытно, что на отмечаемых в эти дни торжествах по случаю 40-летия с начала проведения политики «реформ и открытости Китая» Дэн Сяопин абсолютно не упоминается. Вероятно, связано это с тем, что у Поднебесной ныне есть Председатель Си, имя которого с 2017 года официально внесено в Конституцию КНР наравне с основателем компартии Китая Мао Цзэдуном. Соответственно, все китайские СМИ в настоящий момент цитируют в основном Си Цзиньпина, который на прошедшем 18 декабря торжественном заседании несколько раз заявил о необходимости не только придерживаться марксизма как руководящей идеологии, но и продвигать его теоретические инновации в соответствии с практикой. «Нам необходимо обновлять и популяризировать марксизм в контексте Китая и совершать новые прорывы в развитии марксизма», – заявил Председатель КНР, подчеркнув, что Китай продемонстрировал жизнеспособность научного социализма неоспоримыми фактами.

К фактам Си Цзиньпин относит становление Китая как богатого и сильного государства, которое смогло развить социалистическую демократию и нарастить свою мягкую культурную силу на международном уровне. В итоге, по словам лидера Поднебесной, Китай распрощался с проблемами, от которых его народ страдал тысячи лет, включая голод лишения и бедность, значительно усилил управление в области экологии и окружающей среды, а также сделал свою Национально-освободительную армию несокрушимой силой, стоящей на страже благополучия народа КНР и мира во всем мире. «Мы неизменно сохраняли приверженность продвижению великого дела воссоединения Родины. Национальная и культурная идентичность как китайцев в Китае, так и китайцев, проживающих за рубежом, существенно укрепилась. Китай продвинулся ближе к центру мировой арены в качестве широко признаваемого сторонника мира во всем мире, вносящего вклад в глобальное развитие, и приверженца международного порядка. Коммунистическая партия Китая неизменно сохраняла приверженность укреплению и улучшению своего руководства и завоевала убедительную победу в антикоррупционной кампании», – заявил Си Цзиньпин по случаю 40-летния проведения политики «реформ и открытости».

Безусловно, Китай за последние годы изменился до неузнаваемости. По наблюдениям теперь уже бывших казахстанских челноков, видно это даже на примере далеко не самых центральных городов этой страны. «Несколько дней назад впервые за много лет побывал в Кульдже. В Китае его уже давно Инином называют. Скажу честно, город не узнал. Изменился кардинально. Прежними напичканными всякой дешевой техникой бараками уже и не пахнет. Вместо них новые современные дома. В то же время мне как-то не хотелось бы, чтобы у нас в Казахстане проводилась даже аналогичная Китаю политика», – заметил в беседе с «Къ» владелец одного из алматинских ТОО Наурыз Кундебаев, прочитав на русскоязычном сайте газеты «Женьминь Жибао» материалы с торжественного заседания в Пекине.

Эксперты сомневаются

Впрочем, по мнению казахстанских экспертов, популяризировать в Казахстане свой марксизм и научный социализм Китай не будет. К примеру, по наблюдениям политолога-востоковеда Ислама Кураева, идеи марксизма в Китае серьезно отличаются от классических форм данного рода идеологии.

«Китай имеет особенную структуру коммунизма. Политическая система, то есть философия в области развития и внешней политики, построена на ценностях Конфуция, а вот экономическая составляющая – полностью капиталистическая. Фактически мы наблюдаем новую форму социализма, который трансформировался в современных реалиях. Но суть в том, что такого рода государственный аппарат, как и вся составляющая построения государства, созданы исключительно для Китая и является чуждой для других стран», – подчеркнул Ислам Кураев. При этом он заметил, что в случае, если Китай начнет продвигать свои идеи за пределы своей  территории, ему придется столкнуться с серьезными финансовыми затратами и длительностью процесса, растянутому на несколько поколений. «Да, сейчас у наших соотечественников, в том числе и со стороны научной элиты, наблюдается большой интерес к Китаю. Но вместе с тем мы уже прошли этап марксизма и социализма. Это уже часть нашей истории, а не новые строки на чистом листе Казахстана. Соответственно, даже если и будут попытки такого рода интервенции со стороны Китая, они будут попросту не интересны нашему обществу», – заметил в беседе с «Къ» Кураев.

Схожего мнения придерживается и бывший дипломат, ранее специализировавшийся на странах Юго-Восточной Азии, Казбек Бейсебаев. «Вряд ли Китай станет продвигать идеи своего научного социализма. Китайцы не относятся к тем, кто приходит со своим уставом в чужой монастырь. А вот свое экономическое присутствие не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии, будет расширять наверняка», – поделился с «Къ» своей точкой зрения Казбек Бейсебаев.

«В Китае совершенно не случайно придают такое большое значение 40-летию начала новой экономической политики, которая связана с именем великого Дэн Сяопина. Именно продуманная экономическая реформа сумела за относительно короткий по историческим меркам срок превратить отсталую страну в одно из могущественных государств планеты со второй экономикой в мире», – поделился своим мнением с «Къ» политолог от КНПК Султанбек Султангалиев. По его словам, Китай, став прилежным учеником канувшего в Лету Советского Союза, учел все ошибки советских лидеров. Соответственно, Китайская Народная Республика сделала упор на торгово-экономическое сотрудничество с мировым сообществом, не претендуя на геополитическое первенство в мире, и явно не желая сколачивать новый социалистический лагерь под своей эгидой. «Идеология китайского коммунизма носит специфический национальный характер и рассчитана исключительно на китайцев. Это своего рода симбиоз местной государственнической составляющей с идеалами социальной справедливости. По этой причине ожидать идеологического вторжения со стороны нашего восточного соседа не следует. Да, китайская Компартия уделяет большое внимание развитию межпартийных отношений с политическими организациями других стран. В нашей стране, например, с партией «Нур-Отан» и КНПК. Но это не более чем элемент продуманной стратегии выстраивания гармоничный отношений с ближними и дальними государствами в целом», – отметил Султанбек Султангалиев. 
 


2215 просмотров

2019: год непростых решений, разногласий и «ударов возмездия»

Масштабного вооруженного конфликта в 2019 году не предвидится, однако это не значит, что в целом обстановка в мире будет спокойной

Фото: shutterstock.com

Ведущие аналитические центры США и России опубликовали свои прогнозы в области политики и экономики на 2019 год. Из них следует: ряд событий, которые могут произойти в начавшемся году, заставят различные страны мира принимать непростые решения. По мнению экспертов «Къ», не исключено, что с определенными трудностями может столкнуться и Казахстан.

В первую очередь обращает на себя внимание, что и американский аналитический центр Stratfor, который уже много лет называют «теневым ЦРУ», и, вероятно, тесно связанное с ФСБ России агентство «Евразийские стратегии» вне зависимости друг от друга сходятся во мнении: масштабного вооруженного конфликта в 2019 году не предвидится. Однако это не значит, что в целом обстановка в мире будет спокойной. И американские, и российские эксперты отмечают: в нынешнем году велика вероятность расширения разногласий между Соединенными Штатами и их союзниками в Европе и Азии с одной стороны с осью Москва – Пекин – с другой. По их мнению, это противостояние отразится на мировой экономике и создаст массу проблем для стран, занимающих нейтральные позиции. Очевидно, что среди таких стран может оказаться и Казахстан, который, несмотря на тесные связи с Россией в рамках ЕАЭС и ОДКБ, а также Китаем в качестве члена ШОС, уже много лет старается проводить многовекторную политику.

О том, где будет горячо

Косвенно причины для беспокойства как политического, так и экономического характера указаны и в прогнозах. Взять, к примеру, обозначение экспертами из США и России горячих точек 2019 года, где возможны достаточно серьезные инциденты между противостоящими сторонами. Некоторые из них находятся достаточно близко от нашей страны, и случись там что-либо серьезное, эхо конфронтации может запросто докатиться и до нас. Там – это прежде всего Сирия, Афганистан, акватории Черного и Южно-Китайского морей, Персидский залив, Иран и Ормузский пролив. Разница только в названиях событий, которые могут стать предвестниками возможных прямых столкновений. Американские аналитики говорят о вероятном росте «гибридных атак» со стороны прежде всего Китая и России в ответ на жесткие меры Соединенных Штатов и их союзников против нарушителей правил международного сообщества. Специалисты из «Евразийских стратегий» указывают на вероятность увеличения числа провокаций, организуемых «марионетками» Вашингтона или Лондона. Вот только хрен редьки отнюдь не слаще.

Сирия все еще кипит

В частности, аналитики от Stratfor в своем очередном прогнозе вполне допускают, что на завершающем этапе гражданская война в Сирии может выплеснуться за свои нынешние пределы по нескольким направлениям. Прежде всего речь идет о вероятности конфликта, укрепляющего свои позиции в Сирии, Ирана с США и Израилем, а также начале широкомасштабной военной операции Турции против курдских военизированных формирований, которые считаются союзниками Соединенных Штатов. Здесь надо заметить, что расширение конфликта Анкары с курдами представляется наиболее опасным для интересов Казахстана. Не только потому, что в нашей стране проживают курды, отдельных представителей которых внешние силы могут спровоцировать на блокаду работающих у нас турецких компаний, как это уже было в 1999 году после ареста Абдуллы Оджалана. Но и по причине возможных проблем у Турции, о чем Дональд Трамп 13 января уже предупредил Анкару, пригрозив «разрушить экономику» этой страны в случае атаки турецкой армией позиций курдов после вывода американских войск из Сирии.

Очевидно, что, если в результате конфликта с США экономика Турецкой Республики начнет регрессировать, процесс этот обязательно скажется и на Казахстане. Ведь Турция уже много лет входит в первую десятку торговых партнеров Республики Казахстан, товарооборот с которой в 2018 году достиг $2 млрд, и по планам Астаны и Анкары к 2021–2023 годам должен вырасти до $5 млрд. Нетрудно догадаться, что в случае противостояния Анкары с Вашингтоном реализация этого плана будет отодвинута на более поздний срок. Кроме того, обеим странам придется пересмотреть и ряд совместных проектов, создаваемых в рамках организации Тюркского Совета. На то, что конфликт между Анкарой и Вашингтоном вполне реален, указывает заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавошоглу, который подчеркнул, что «Анкара не боится давления, а экономические угрозы ни к чему не приведут». Это значит, что власти Турции в ближайшей перспективе вряд ли откажутся от введения своих войск на территорию в настоящий момент контролируемую военизированными отрядами YPG (курдская народная самооборона. – «Къ») и PYD (курдская партия «Демократический союз». – «Къ»), которых Анкара давно считает террористами из-за их приверженности идеям Оджалана.  

Новая угроза?

Сложно назвать позитивным для Казахстана и прогноз аналитиков о возможном нанесении ударов возмездия со стороны Соединенных Штатов по Исламской Республике Иран за поддержку Тегераном «мирового терроризма». Надо заметить, что этот сценарий уже рассматривался в Вашингтоне, о чем 13 января сообщил партнер «Къ» в Центральной Азии, известное американское деловое издание The Wall Street Journal. В материале «Белый дом искал варианты для удара по Ирану» рассказывалось об удивлении чиновников из Госдепартамента США и Пентагона после появившегося запроса от помощника президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Джона Болтона о возможности нанесения ударов по Ирану после минометного обстрела дипломатического квартала в Багдаде. Отмечается, что Болтон не сомневался в том, что три выстрела были произведены проиранскими боевиками, что Пентагон по просьбе помощника президента в итоге разработал варианты возможных действий США против Ирана.

Несомненно, если «трамповские» Штаты таким специфическим способом накажут Иран, цены на нефть и сжиженный природный газ на мировых рынках моментально вырастут. Возможно даже в разы. Хотя бы потому, что даже сильно ослабленный Тегеран почти наверняка сумеет нанести ответный удар по нефтяным и газовым терминалам стран – союзников США в Персидском заливе, а заодно постарается блокировать Ормузский пролив, через который осуществляется почти 40% глобального экспорта нефти. И понятное дело, что такие последствия где-то даже выгодны нефтедобывающему Казахстану. Вот только у этого сценария есть и обратная сторона медали – в виде не только появления еще одной горячей точки со всеми ее прелестями в непосредственной близости от границ нашей страны, потери сотен миллионов долларов из-за вероятного прекращения торговли как с Ираном, так со странами Персидского залива. К тому же не факт, что из-за специфичности иранско-азербайджанских отношений (Тегерану не нравится достаточно тесная связь Баку с США и ЕС) всполохи конфликта Вашингтона с Тегераном не перекинутся на акваторию Каспия.

Разные взгляды на одну проблему

Впрочем, судя по количеству страниц в разделах, отведенных в своих прогнозах американскими и российскими аналитиками каждому из регионов мира, основные события 2019 года произойдут в Евразии или на постсоветском пространстве. Во всяком случае в политическом плане  –точно. Здесь же, кстати, наблюдаются и наибольшие разногласия между экспертами из Stratfor и «Евразийских стратегий» в оценке возможных событий начинающегося года. Особенно когда рассматривается Украина, где в конце марта ожидаются президентские выборы, а в октябре –  парламентские. Так вот, если верить «Евразийским стратегиям», в этот период от Украины следует ожидать политическую нестабильность. «Сразу за президентской кампанией начнется кампания по выборам в Верховную Раду, причем проигравшие в борьбе за пост главы государства сделают все, чтобы взять реванш в парламенте. Как следствие, выборы лишь усилят хроническую украинскую нестабильность», – уверяют российские эксперты, обращая внимание на «острое внутриполитическое противостояние» в виде самых радикальных форм и якобы является «источником международных кризисов».  

Американцы из Stratfor видят будущую ситуацию в Украине в несколько ином ключе. По их мнению, о какой-либо нестабильности в этой стране речи не идет. Хотя бы потому, что «кто бы ни победил на президентских и парламентских выборах в Украине, эта страна в своей внешней политике будет по-прежнему стремиться к интеграции с Западом». И если кто будет вносить же нервозность во внутреннеполитические дела этой страны, считают американские эксперты, то это только Россия, которая в ответ на оказание Соединенными Штатами военной помощи Украине, как и Киев, станет наращивать военно-морские силы, прежде всего в Азовском море.

Из этого следует, что ожидать улучшения отношений между Киевом и Москвой в 2019 году, даже в случае проигрыша действующего украинского президента Петра Порошенко по итогам мартовских выборов, совершенно не стоит. Соответственно, вполне вероятно, что украино-российский конфликт отразится и на Казахстане. Причем не только благодаря стараниям Москвы, по причине очередного уменьшения товарооборота с Украиной, но и из-за усиления внешнего давления на официальную Астану. Кстати, то, что давление будет наверняка, указывают и прогнозы как от Stratfor, так и от «Евразийских стратегий». Например, в пятом пункте материала из США отмечается, что наряду с наращиванием помощи в сфере безопасности прозападным Украине и Грузии Вашингтон поведет «борьбу против российского влияния в государствах, которые входят в орбиту Москвы». В основном под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом.  Приоритетное направление – Армения и Узбекистан, которые в последнее время на международной арене поддерживают все без исключения инициативы Москвы. Вместе с тем надо полагать, что США и их союзники не остановятся только на этих двух странах. Показательной является и публикуемая Stratfor карта стран бывшего Советского Союза, в которой Казахстан, наряду с Арменией, Беларусью, Кыргызстаном и Таджикистаном, относят к числу государств с максимальным влиянием Кремля.

Куда податься Астане?

В свою очередь о предстоящей борьбе за влияние на постсоветском пространстве говорят и в «Евразийских стратегиях». Правда, свой прогноз они подают несколько под иным соусом, предполагая возможную турбулентность таких объединений, как ЕАЭС и ОДКБ. В частности, по их мнению, в ОДКБ вполне вероятны дипломатические трения между партнерами. «В целом же 2019 год станет тестом на институциональную прочность: насколько союзные структуры устойчива к политической  конъюнктуре в отдельных странах?» – отмечают в «Евразийских стратегиях», подчеркивая, что профессиональные контакты между военными по линии этой организации будут идти своим чередом, и политическое напряжение им не повредит. Что касается ЕАЭС, то, по мнению экспертов из «Евразийских стратегий», этому союзу предстоит пережить в этом году сложные времена. Прежде всего из-за особой позиции Беларуси, которая все чаще говорит о своем желании уйти из-под чрезмерного влияния России. Здесь надо полагать, что если Минск начнет активно дистанцироваться от Москвы, то наверняка о своем будущем в составе ЕАЭС могут задуматься и в Астане. Тем более что Казахстану есть с кем налаживать взаимовыгодное сотрудничество. Это и Китай, отношения которого с Соединенными Штатами, согласно прогнозам и от Stratfor, и от «Евразийских стратегий», в 2019 году могут еще более ухудшиться из-за обострения ситуации в Южно-Китайском море, где в прошлом году уже произошло несколько инцидентов с участием флотов КНР и США. Это и Индия, которая все чаще начинает осознавать себя в качество мощной мировой державы, как в политическом, так и в экономическом плане. В любом случае принимаемые решения для Казахстана будут далеко не из числа легких.

Взгляд из Казахстана

Кстати, весьма интересны прогнозы для нашей страны и у отечественных экспертов, к которым «Къ» обратился за комментариями. Отметим: прежде чем отвечать на вопросы нашего издания, они внимательно прочли материалы и от Stratfor, и от «Евразийских стратегий». В итоге декан Школы государственной и общественной политики и права AlmaU Аскар Нурша в своем комментарии «Къ» предположил, что, в частности, экономическая ситуация в Казахстане будет непростой, как и в предыдущем году. «Не все определяется внешними причинами, а скорее особенностями нашей экономики и ее несовершенствами, над которыми надо много и много работать. Что касается внешних причин, то здесь, помимо системных проблем мировой экономики, ситуация подвержена сильным колебаниям, возникшим вследствие новых акцентов в американской торговой политике, которая реализуется администрацией Трампа. Другие игроки постепенно начинают к ней адаптироваться. Но я бы не стал утверждать однозначно о единой линии США и ЕС с одной стороны и России с Китаем – с другой», – заметил Аскар Нурша, высказав мнение, что, несмотря на противоречия между странами Запада, трансатлантическое единство, скорее всего, сохранится, а Пекин не пойдет на создание с Москвой единого антиамериканского фронта.

В свою очередь политолог Султанбек Султангалиев обратил внимание «Къ», что прогнозы заинтересованных сторон всегда отличаются определенной ангажированностью. «При ознакомлении с подобными материалами, при всем уважении к иностранным экспертам, необходимо делать, что называется, «поправку на ветер». Казахстан не следует воспринимать стороной, которая пассивно ждет, когда окажется в эпицентре мирового противостояния. Активная многовекторная политика, которую проводит наша страна, берет свое начало не вчера и не завтра закончится. Мы не участвуем в конфликтах интересов великих держав, продолжая развивать многоуровневые связи со всеми своими торгово-экономическими партнерами. Ключевые экономические игроки продолжают вкладывать инвестиции в нашу экономику», – подчеркнул он в своем комментарии «Къ».

Кроме того, казахстанский политолог заметил, что к противостоянию между РФ – КНР с одной стороны и Западом с другой необходимо относиться без лишнего ажиотажа. «Здесь правят балом интересы, а не эмоции. Игроки всегда готовы находить приемлемые компромиссы, так как, например, торговые войны на взаимоуничтожение экономик никому не выгодны. Поэтому я считаю, что степень ожесточения в санкционных войнах значительно преувеличена. Соответственно, единственным значимым фактором для нас в силу сырьевого характера казахстанской экономики являются колебания мировых цен на нефть», – поделился своей точкой зрения с «Къ» Султанбек Султангалиев. Здесь, как говорится, без комментариев.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Из Казахстана продолжает уезжать большое количество людей. Как Вы думаете, в чем главная причина?

Варианты

Цифра дня

Более 14 тысяч
ДТП
зарегистрировано в Казахстане за 2018 год, в них пострадало более 20,2 тысяч человек

Цитата дня

500 тысяч тенге на семью – это тот показатель, к которому должны стремиться все...

Даурен Абаев
Министр информации и коммуникаций РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank