Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


3413 просмотров

Как развязать клубок проблем Центральной Азии?

Ныне уже далеко не все помнят о тех бурных дискуссиях, что велись во всех странах Центрально-Азиатского региона в начале 90-х годов прошлого века

Фото: shutterstock.com

Во взаимоотношениях между государствами Центральной Азии существует множество проблем. Тем не менее экспертное сообщество стран региона считает, что имеющиеся  разногласия можно преодолеть.

Ныне уже далеко не все помнят о тех бурных дискуссиях, что велись во всех странах Центрально-Азиатского региона в начале 90-х годов прошлого века. Когда стало понятно, что развала Советского Союза не избежать, в столицах, провозгласивших свою независимость государств Центральной Азии, на первый план вышли не только вопросы о создании новых символов государственности или национальных валют. Не менее важными были и темы экономической и даже политической интеграции стран региона. Предполагалось, что вначале бывшие советские республики Средней Азии восстановят и укрепят свои экономические связи, а уж затем, возможно, приступят к созданию единого государства на федеративной либо конфедеративной основе.

От войны до революций

Вот только всем этим грандиозным планам сбыться было не суждено. Максимум чего удалось добиться государствам региона, – это создания в 1994 году Центрально-Азиатского Экономического Сообщества (ЦАЭС), которое с грехом пополам просуществовало чуть больше десяти лет. Причем в большей степени лишь на бумаге. На то были и свои причины. В 1992 году Таджикистан погрузился в пучину пятилетней гражданской войны, эхо которой слышно до сих пор. В 1995 году о своем нейтралитете официально объявил Туркменистан – не только отказавшись от подписания договора по созданию ЦАЭС, но и впоследствии закрывшись от внешнего мира. К началу 2000-х начала обосабливаться и Республика Узбекистан, власти которой, в отличие от стремительно развивающегося Казахстана, так и не решились на проведение масштабных экономических реформ. Не лучшим образом сложились звезды и у Кыргызстана. Этой стране так и не удалось найти следы 14 из 16 тонн своего золотого запаса, вывезенного в 1993 году владельцем швейцарской компании Siabeko Tried&Finance AG Борисом Бирштейном. Серьезно сказались на развитии Кыргызской Республики в целом и две прошедшие революции в 2005 и 2010 годах.

Казалось бы, не только об интеграции, но и о тесном сотрудничестве стран Центральной Азии можно смело позабыть. Тем более что за минувшие почти три десятилетия страны региона достаточно сильно обособились друг от друга. И все же, несмотря на ныне наблюдаемую существенную разницу в уровне развития, идея интеграции государств Центральной Азии,оказывается, по-прежнему жива. 

Факт этот выяснился благодаря виртуальной дискуссии, которую начал известный политолог из Узбекистана Владимир Парамонов. В рамках своего аналитического проекта «Центральная Евразия» он задал экспертам всего два вопроса: «Какие основные проблемы на пути развития стран Центральной Азии и взаимоотношений между ними вы бы обозначили?» и «Как, на ваш взгляд, можно наиболее эффективно решить данные проблемы?». Получилось весьма интересно, поскольку каждый из экспертов, отвечая на вопросы Парамонова, вольно или невольно исходил из интересов страны, которую он представлял.

Туркменский подход

К примеру, директор туркменского отделения Международного центра некоммерческого права (ICNL), политолог Энебай Какабаева заметила, что если ранее Туркменистан в отношениях со всеми субъектами международных отношений, включая и страны Центральной Азии, придерживался строго прагматичного подхода, отдавая предпочтение двусторонним соглашениям, то в настоящий момент наметились некоторые изменения. «Туркменистан готов к многостороннему партнерству в таких сферах, как экономика, торговля, логистика и связь. Президент Туркменистана говорит, что сотрудничество с ближайшими соседями является одним из приоритетных аспектов внешнеполитической стратегии страны и настроено на самое широкое партнерство со странами региона, всемерно содействуя продвижению равноправного, доверительного диалога по всем направления как в двустороннем, так и в многостороннем формате», – заметила Энебай Какабаева.  При этом она считает, что существующие  проблемы взаимоотношений между странами Центральной Азии прежде всего надо искать в уровне их взаимного доверия и культуры диалога путем двусторонней и многосторонней дипломатии. «Только взаимная заинтересованность сторон, дельные предложения и проекты могут вывести данные отношения на новый уровень. Туркменистан после прихода к власти президента Гурбангулы Бердымухамедова начал более интенсивный диалог со своими соседями по региону. Следует отметить, что в последнее время в данной области наметилась позитивная тенденция, которую надлежало бы укрепить рядом взаимовыгодных результативных проектов», – подчеркнула Энебай Какабаева.

Повоюем вместе?

Об общих для всех стран Центральной Азии проблемах рассказал в рамках экспертной дискуссии и представитель Таджикистана, доктор исторических наук, профессор Рахматшо Махмадшоев. По его мнению, к ним в первую очередь относятся погранично-территориальные проблемы. «Особо остры они либо были, либо остаются в отношениях между Таджикистаном и  Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном, Таджикистаном и Китаем, а также между Китаем и приграничными с ним государствами ЦА», – отметил профессор Рахматшо Махмадшоев. Кроме этого, таджикский эксперт назвал и еще ряд проблем, которые осложняют взаимоотношения между странами региона. В их числе разногласия в вопросах освоения водно-энергетических ресурсов, слабое межгосударственное транспортное сообщение, сложности с реализацией готовой сельскохозяйственной, промышленной и энергетической продукции. «На этом фоне особо выделяются военно-политические проблемы, связанные с региональными конфликтами, деятельностью движения «Талибан» и ряда террористических группировок», – подчеркнул Рахматшо Махмадшоев.  

Естественно, есть у эксперта из Таджикистана и мнение, как распутать существующий клубок проблем. «Во-первых, решая территориально-пограничные проблемы, необходимо строго соблюдать существующие межгосударственные соглашения и руководствоваться нормами международного права. Во-вторых, следует сообща использовать водные ресурсы. При этом страны, расположенные в низовьях рек, должны компенсировать возможные природно-климатические потери (например, в результате селей и т. п.) и принимать участие в покрытии эксплуатационных расходов (в частности, по содержанию водной инфраструктуры) странам, расположенным выше по течению. В-третьих, между всеми государствами Центрально Азии необходимо ввести безвизовые сообщения, устранить налоговые и таможенные противоречия. В целом также следует стремиться сообща и в интересах общерегионального развития  использовать все основные ресурсы – не только водные, но и энергетические и другие», – отметил Рахматшо Махмадшоев.

Однако наиболее любопытным является четвертый пункт предложений таджикского эксперта. Рахматшо Махмадшоев считает, что перед угрозой терроризма, экстремизма и втягивания стран Центральной Азии в крупный региональный конфликт необходимо приступить к формированию совместных военных и антитеррористических структур, подразделений, группировок. «Их деятельность должна быть нацелена прежде всего на защиту и прикрытие стратегических направлений, к которым, безусловно, относятся многие участки на границе между Таджикистаном и Афганистаном», – подчеркнул профессор из Душанбе.  

И медиапространство, и фестивали

Как и эксперт из Таджикистана, комплекс погранично-территориальных проблем и противоречий, как и наличие таможенных преград на пути экспорта сельскохозяйственной продукции, отнесла к числу наиболее заметных разногласий между странами региона и доцент Кыргызского национального университета им. Жусупа Баласагына Аита Султаналиева. Также ее сильно беспокоит углубляющийся разрыв научно-исследовательских связей и продолжающееся снижение интенсивности и качества обмена научной и образовательной информацией. Главной же проблемой региона Аита Султаналиева называет разрушение природного парка флоры и фауны. И что интересно, преодолеть существующие в регионе разногласия, по мнению эксперта из Кыргызстана, можно путем создания региональных информационных площадок и единого медийного поля. «Более того, необходимо проводить встречи не только на высшем уровне – на уровне глав государств, но и сближать народы непосредственно между собой.  Например, это можно делать через организацию регулярных масштабных межгосударственных мероприятий: фестивалей, форумов, слетов, олимпиад. Также следует больше организовывать молодежные лагеря и школы, ведь именно через контакты со сверстниками будет происходить сближение, поиск и понимание общих целей и задач», – не сомневается Аита Султаналиева.

Глобальный подход

Узбекистан в первой части экспертной дискуссии представлял доктор политических наук, профессор Сайфиддин Жураев. И нельзя не заметить, что его взгляд на общие проблемы Центральной Азии сильно отличался от точки зрения экспертов из других стран региона своим где-то философским подходом. «Ряд важных проблем на пути развития стран Центральной Азии связан со сложностью или даже, лучше сказать, болезненностью процессов формирования новых моделей взаимоотношений», – сказал он, заметив, что во многом существующие проблемы всех пяти государств региона имеют глобальный контекст, в том числе из-за стремительно меняющейся системы международных отношений. В этой связи профессор Жураев высказал мнение, что для развития как регионального, так и международного сотрудничества странам Центральной Азии необходимо выработать более качественный подход к внешней политике. «Прежде всего необходимо уделять большее внимание экспертно-аналитическому обеспечению процесса принятия решений. Данное обстоятельство также требует и усиления публичности в обсуждении самых актуальных вопросов на повестке дня внешней политики всех стран Центральной Азии», – подчеркнул Сайфиддин Жураев.

Не интеграция, а кооперация

Что касается Казахстана, то первым спикером стал старший научный сотрудник службы международных научных проектов Библиотеки Первого Президента РК Осман Досов. Кстати, свою точку зрения по поводу наблюдаемых проблем стран региона казахстанский эксперт разбил на части. «Во-первых, к основным проблемам можно отнести разноплановость экономик и уровня развития стран ЦА. Во-вторых, другой важной проблемой является сохраняющаяся конкуренция между государствами ЦА. В-третьих, значительно влияние внешних факторов, которым договориться с каждой из стран ЦА в отдельности с выгодой для себя намного быстрее и проще, нежели в случае наличия некой консолидированной позиции всех государств региона», – отметил специалист из Казахстана. В качестве же выхода из  сложившейся практики взаимоотношений между Центральноазиатскими странами Осман Досов видит кооперацию государств региона, а не привычную для всех интеграцию. «Казахстан  и Узбекистан могли бы взять на себя ответственность за указанный процесс, создав что-то вроде оси региональной кооперации», – отметил старший научный сотрудник службы международных научных проектов Библиотеки Первого Президента РК.

Как видно из высказываний экспертов, несмотря на различие как взглядов, так и подходов к решению существующих в Центральной Азии проблем, всех их объединяет одно желание – существенно улучшить взаимоотношения между странами региона. Во всяком случае еще никто не сказал, что  нынешняя ситуация в Центральной Азии не требует какой-либо корректировки, а ее государства не должны что-либо менять. Впрочем, как говорится, еще не вечер, поскольку виртуальная дискуссия только началась.


2245 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций