Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


969 просмотров

Фантастика или реальность: появится ли ось Берлин–Москва–Пекин?

Все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин–Москва–Пекин, но насколько это вероятно, попытался выяснить «Къ»

Фото: shutterstock.com

В странах Северной Африки и Ближнего Востока все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин – Москва – Пекин. Есть в ней место и Казахстану. «Къ» побеседовал с экспертами о вероятности создания такой оси.

О существовании этой гипотезы рассказал нашему изданию руководитель Азиатского центра исследований и перевода, молодой египетский исследователь в области политической экономии Ахмед Мостафа. Надо сказать, что он и сам придерживается мнения, что в обозримом будущем вполне вероятно появление вначале на экономической, а позже даже и на политической основе альянса между Берлином, Москвой и Пекином. Более того, Мостафа подготовил несколько материалов по этому вопросу, в которых дает расширенные пояснения причинам возможного возникновения столь фантастического на вид будущего объединения, к которому могут присоединиться и другие страны, включая Казахстан.

Новые реалии?

В частности, в одной из статей Ахмеда Мостафы утверждается, что вопреки устоявшемуся мнению, отнюдь не Соединенные Штаты являются первой экономикой мира. Дескать, казаться таковой Америке помогают рейтинговые агентства, Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ), которые подотчетны исключительно Вашингтону. На самом же деле, начиная с 2008 года, когда случился Всемирный финансово-экономический кризис, первой экономикой мира стал Китай, а второй – Германия. Соответственно, сегодня США лишь печатают доллары, количество которых несопоставимо с реальным производством в этой стране, да через контролируемые международные СМИ и поисковые системы вводит в заблуждение как мировое сообщество, так и собственных граждан о своем могуществе.

Все это, считает Ахмед Мостафа, хорошо понимают в Германии и Китае, объем торговли между которыми в 2018 году достиг суммы эквивалентной почти $230 млрд и является показателем наивысшего уровня партнерства. При этом уровень этот, уверен египетский исследователь, мог бы быть и значительно больше, если бы не политика санкций в отношении Пекина и Берлина со стороны Соединенных Штатов, которым явно не нравится роль второго плана на фоне динамично развивающихся ФРГ и КНР. Вместе с тем в случае, если ослабевшие США, а вместе с ними и Великобритания, отмечает Ахмед Мостафа, продолжат нагнетать международную обстановку с одновременной демонстрацией своей военной силы, как это происходит в Северной Африке и на Ближнем Востоке, сближение Берлина и Пекина между собой произойдет намного быстрее, чем это кажется сейчас. При этом важным связующим звеном в этом процессе станет Россия, с которой, несмотря на жесткие американские санкции против Москвы, у Германии и Китая в целом неплохие отношения. По информации египетского специалиста, ссылающегося на данные Немецкой комиссии по внешней торговле, в 2018 году товарооборот между ФРГ и РФ составил 57,3 млрд евро, в свою очередь, со слов российского президента Путина, сказанным во время его последней большой пресс-конференции 20 декабря, объем торговли России и Китая вплотную приблизился к $100 млрд.

А также Турция, Индия и Казахстан…

Намного меньше разногласий, по сравнению с США и Великобританией, отмечает Ахмед Мостафа, у Китая и Германии с Россией и в политических вопросах. Это касается и темы признания Иерусалима в качестве признания столицы Израиля, и ситуации вокруг участия Москвы в конфликтах в Сирии и Украине, и отношения к ядерному соглашению с Ираном. Наконец, в обозримом будущем, отмечает египетский исследователь, и Берлин, и Пекин, которые стремятся значительно улучшить развитие своих экономик, вряд ли откажутся от поставок русских энергоресурсов, а также совместных с Москвой разработок в области исследований космоса и даже… высоких технологий.

Надо понимать, что, согласно этой гипотезе, о вероятном создании в некоем будущем альянса Берлин – Москва – Пекин, который может стать не только экономическим, но и политическим, есть место и Казахстану. Ведь наша страна занимает важное геостратегическое положение на пути между Пекином и Берлином и непосредственно граничит как с Китаем, так и с Россией. К тому же вряд ли предполагаемый альянс, к которому при определенных обстоятельствах якобы могут присоединиться Турция, Иран и Индия, оставит нашу страну в покое и не обратит внимания на ее природные богатства…

Эксперты допускают, но сомневаются

И все же возникло подозрение, что идея о создании геополитической оси Берлин – Москва – Пекин является своеобразной фантастикой, а может даже и политико-экономической утопией. В этой связи «Къ» решил обратиться за комментариями к экспертам, к авторитетному мнению которых прислушиваются практически на всех международных площадках. Их точка зрения по этому вопросу оказалась весьма интересной.

В частности, по мнению декана Школы государственной политики и права AlmaU, политолога Аскара Нурша, определенные предпосылки для укрепления между тремя странами-лидерами в своих регионах имеются. Правда, с небольшой, но важной оговоркой: до формирования тройственного альянса еще далеко. «Сумма двухсторонних связей в треугольник не превратится. И здесь желаемое выдается за действительное. На эту оценку влияет, собственно, установление деловых контактов между Кремлем и режимом ас-Сиси в Египте, а также заинтересованность Каира в развитии политического диалога с Германией и Китаем. Кроме того, это своего рода проекция евразийского континетализма на Египет, власти которого находятся под критикой либералов в странах Запада», – заметил в своем комментарии «Къ» Аскар Нурша.

Схожей точки зрения придерживается и профессор Казахстанско-немецкого университета, политолог Рустам Бурнашев. Отметив в беседе с «Къ», что ничего невозможного в мировой политике нет, он вместе с тем сказал, что в обозримом будущем не видит возможности появления подобной оси по нескольким причинам. «Во-первых, из трех стран предполагаемого альянса в геополитику играет только Россия. Да и то с натяжкой. В целом же все это какой-то конструкт в духе первой половины прошлого века. Во-вторых, зачем предполагаемым участникам нужна эта ось? Вообще что их может связывать и насколько она может быть устойчивой? К тому же Китай как союзник идеологически неприемлем для Запада, в том числе и для Германии. Россия же при нынешнем руководстве непредсказуема и, опять же, сомнительна как союзник. А при другом руководстве, по моему мнению,  будет более ориентирована на Европу», – заметил Рустам Бурнашев, добавив, что в настоящий момент подобные построения устарели, и ныне никто не формирует какие-либо оси. «Сегодня есть партнерство в одних сферах и соперничество-конкуренция в других», – подчеркнул политолог.  

А вот кто на самом деле огорошил, так это руководитель центра исследовательских инициатив Ma’no, политолог из Узбекистана Бахтиер Эргашев. По его словам, этой гипотезе уже не меньше 20 лет, а ее возрождение ничего хорошего не сулит. «Я сам о ней несколько лет назад писал, многие эксперты о ней говорили. Но 2014 год многое поменял. Это мне напоминает реинкарнацию идеи Карла Хаусхофера (основоположник немецкой школы геополитики. – «Къ») об оси Берлин – Москва – Токио в 20-30-х годах прошлого века в промежутке между двумя мировыми войнами. Но идеология оказалась сильнее геополитики», – подчеркнул Бахтиер Эргашев, заметив, что идея присоединения к этой оси Анкары, Тегерана и Дели напоминает ему цыганский табор.  

Поживем – увидим?

Между тем нельзя не заметить, что идея о создании некоего континентального блока с основой в виде той самой Берлин – Москва – Пекин в противовес западному англосаксонскому миру достаточно популярна среди политиков не только Западной Африки и Ближнего Востока, но и России и ряда стран Восточной Европы и Азии. Да, до появления подобного альянса пока очень и очень далеко, но вместе с тем сам факт появления подобных разговоров несколько настораживает. Хотя бы потому, что все это вместе может привести к еще большей конфронтации в мире, чем это наблюдается в настоящий момент. Другое дело, что на ровном месте такого рода идеи не появляются…

 


2709 просмотров

Когда демократия – не единственный путь к процветанию

Утратят ли демократические идеалы свою привлекательность? Ведь страны, считающиеся «несвободными», все чаще могут предложить своим гражданам более высокие доходы и уровень жизни, пишет The Wall Street Journal

Фото: Shutterstock.com

Когда XX век подходил к концу, демократия переживала подъем. Советский Союз распался, нацизм стал далеким кошмаром, и все континенты демонстрировали признаки движения навстречу свободным выборам и верховенству закона. Все человечество наконец прониклось духовными принципами демократической свободы и равенства – точнее, так считали многие наблюдатели.

Сейчас, оглядываясь назад, мы понимаем, что причины привлекательности демократии в те головокружительные дни были более сложными. В значительной степени это объяснялось не благородными идеалами, а экономическим успехом. В самых богатых странах мира была демократия – и весь остальной мир тоже хотел приобщиться к богатству.

Ныне мировое богатство смещается в более авторитарные регионы планеты, и неясно, как демократия покажет себя в конкурентной борьбе без каких-либо материальных преимуществ на своей стороне.

С 1890 года такие государства, как США, Великобритания и небольшая группа других демократических государств, доминировали в мировой экономике. Еще в 1995 году 96% людей, живущих в странах с доходом на душу населения выше $20 000 (в пересчете на сегодняшние мерки), были гражданами либеральных демократических государств. Не считая кучки олигархов, расположившихся на самом верху стагнирующих и репрессивных обществ, только демократы могли наслаждаться подлинным богатством.

Сегодняшняя действительность разительно отличается. Анализ прогнозов МВФ, сделанный The Wall Street Journal, показывает, что в следующие пять лет общий ВВП государств, имеющих рейтинг «несвободные» по версии Freedom House (неправительственная некоммерческая организация из США), превысит ВВП западных демократий.

Совокупная экономика демократических государств, таких как США, Германия, Франция и Япония, будет меньше, чем совокупная экономика автократических государств, таких как Китай, Россия, Турция и Саудовская Аравия.

Если западные страны хотят найти дорогу в этом новом мире, им необходимо понять, почему стрелки весов так быстро склонились от преобладания демократии в сторону возрождения авторитаризма.

Частично это объясняется отходом крупных экономик от демократии благодаря усилиям таких властных политиков, как президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Если демократические страны вроде Бразилии, Индии и ЮАР в ближайшие годы испытают похожее ослабление демократии, относительное могущество автократических правителей будет расти и дальше.

dem auto.PNG

Но еще более важный фактор – подъем авторитарного капитализма. До XXI века автократические режимы, достигшие относительно высокого уровня подушевого дохода, обычно или прекращали рост, как Советский Союз, или становились демократическими, как военные режимы в Азии, Латинской Америке и южной Европе. Страны вроде Сингапура, которые не становились демократиями, но продолжали развиваться, списывались на счет исключений, лишь подтверждавших правило.

Это ограничение все еще применимо к автократическим режимам вроде КНДР и Венесуэлы, которые цепляются за строгое государственное регулирование экономики. Но все больше становится таких стран, которые научились сочетать автократическое правление с дружественными рынку институтами, и их экономический рост далеко превзошел ту отметку, где обычно происходил переход к демократии.

На сегодняшний день, пишет The Wall Street Journal, 376 млн человек живет в «глубоко несвободных» государствах, включая Россию, Казахстан и страны Персидского залива, где доход на душу населения, рассчитанный по паритету покупательной способности, превышает $20 000 в год.

В прибрежных регионах Китая средние доходы уже превышают эту отметку, а в крупных городах доход на душу населения превысил $35 000. Когда весь Китай достигнет уровня подушевого дохода в $20 000 (по оценкам МВФ – в следующем году), 1,8 млрд человек по всему миру будут жить при авторитарном режиме с доходом выше среднего.

Для будущего демократии этот поворот событий имеет гигантское значение. Последний раз, когда демократический мир сталкивался с серьезным вызовом своему экономическому и технологическому превосходству, случился в 1957 году, когда СССР запустил первый в мире искусственный спутник Земли.

На волне послевоенного подъема и добавления семи вассальных государств из Восточной Европы ВВП Советского Союза, равнявшийся в 1945 году одной пятой ВВП США, к 1958 году стал равняться более чем половине американского ВВП.

Спустя несколько лет лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Самуэльсон предсказывал в своем популярном экономическом учебнике, что ВВП Советского Союза превысит ВВП США к 1984 году.

Этого, разумеется, так и не произошло. К 1969 году на Луне развевался американский флаг, а по темпу экономического роста США вновь обогнали СССР. Стандарты жизни при коммунизме так и не достигли западного уровня. В более поздних изданиях учебника Самуэльсона точка, в которой советская экономика должна была превзойти американскую, сдвигалась во все более отдаленное будущее.

Однако сегодня меньше причин для уверенности в том, что рано или поздно демократия одержит экономический триумф.

В 1957 году доля США и их демократических союзников – Японии, стран Европы – в мировой экономике составляла почти две трети – в три раза больше, чем у СССР, его союзников в Восточной Европе и Китая.

«Спутник-1», может, и заставил американцев понервничать, но Запад все еще обладал экономическим превосходством. Настоящий вопрос заключался в том, была ли у Запада политическая решимость для того, чтобы материальное могущество обратить в геополитическую гегемонию.

И как контраст: в 2019 году никакая политическая решимость не изменит тот факт, что доля западных стран в мировой экономике составляет менее трети.

Учитывая радикальный сдвиг в численности населения и производительности во всем мире, наблюдаемый в последние десятилетия, наивно было бы ожидать, что Северная Америка и Западная Европа снова будут господствовать в обозримом будущем.

Надежды, что США перерастут свое нынешнее положение – не более чем фантазии, пишет The Wall Street Journal.

Демократия ли будет править миром в XXI веке, или автократия, будет зависеть от того, к какому из двух лагерей примкнут ключевые неопределившиеся государства.

Если такие государства, как Индия, Нигерия и Индонезия, сумеют выстроить стабильные и обеспеченные демократические режимы, то в последующие десятилетия у принципов свободы и равенства будет шанс сохранить и распространить свое влияние. Но если эти государства станут автократиями в процессе приумножения своего богатства, демократам будет тяжелее приводить доказательства в свою пользу.

Ведь, как показывает история XX века – свобода гораздо слаще, когда она видится вратами к процветанию, пишет The Wall Street Journal.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank