Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


987 просмотров

Фантастика или реальность: появится ли ось Берлин–Москва–Пекин?

Все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин–Москва–Пекин, но насколько это вероятно, попытался выяснить «Къ»

Фото: shutterstock.com

В странах Северной Африки и Ближнего Востока все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин – Москва – Пекин. Есть в ней место и Казахстану. «Къ» побеседовал с экспертами о вероятности создания такой оси.

О существовании этой гипотезы рассказал нашему изданию руководитель Азиатского центра исследований и перевода, молодой египетский исследователь в области политической экономии Ахмед Мостафа. Надо сказать, что он и сам придерживается мнения, что в обозримом будущем вполне вероятно появление вначале на экономической, а позже даже и на политической основе альянса между Берлином, Москвой и Пекином. Более того, Мостафа подготовил несколько материалов по этому вопросу, в которых дает расширенные пояснения причинам возможного возникновения столь фантастического на вид будущего объединения, к которому могут присоединиться и другие страны, включая Казахстан.

Новые реалии?

В частности, в одной из статей Ахмеда Мостафы утверждается, что вопреки устоявшемуся мнению, отнюдь не Соединенные Штаты являются первой экономикой мира. Дескать, казаться таковой Америке помогают рейтинговые агентства, Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ), которые подотчетны исключительно Вашингтону. На самом же деле, начиная с 2008 года, когда случился Всемирный финансово-экономический кризис, первой экономикой мира стал Китай, а второй – Германия. Соответственно, сегодня США лишь печатают доллары, количество которых несопоставимо с реальным производством в этой стране, да через контролируемые международные СМИ и поисковые системы вводит в заблуждение как мировое сообщество, так и собственных граждан о своем могуществе.

Все это, считает Ахмед Мостафа, хорошо понимают в Германии и Китае, объем торговли между которыми в 2018 году достиг суммы эквивалентной почти $230 млрд и является показателем наивысшего уровня партнерства. При этом уровень этот, уверен египетский исследователь, мог бы быть и значительно больше, если бы не политика санкций в отношении Пекина и Берлина со стороны Соединенных Штатов, которым явно не нравится роль второго плана на фоне динамично развивающихся ФРГ и КНР. Вместе с тем в случае, если ослабевшие США, а вместе с ними и Великобритания, отмечает Ахмед Мостафа, продолжат нагнетать международную обстановку с одновременной демонстрацией своей военной силы, как это происходит в Северной Африке и на Ближнем Востоке, сближение Берлина и Пекина между собой произойдет намного быстрее, чем это кажется сейчас. При этом важным связующим звеном в этом процессе станет Россия, с которой, несмотря на жесткие американские санкции против Москвы, у Германии и Китая в целом неплохие отношения. По информации египетского специалиста, ссылающегося на данные Немецкой комиссии по внешней торговле, в 2018 году товарооборот между ФРГ и РФ составил 57,3 млрд евро, в свою очередь, со слов российского президента Путина, сказанным во время его последней большой пресс-конференции 20 декабря, объем торговли России и Китая вплотную приблизился к $100 млрд.

А также Турция, Индия и Казахстан…

Намного меньше разногласий, по сравнению с США и Великобританией, отмечает Ахмед Мостафа, у Китая и Германии с Россией и в политических вопросах. Это касается и темы признания Иерусалима в качестве признания столицы Израиля, и ситуации вокруг участия Москвы в конфликтах в Сирии и Украине, и отношения к ядерному соглашению с Ираном. Наконец, в обозримом будущем, отмечает египетский исследователь, и Берлин, и Пекин, которые стремятся значительно улучшить развитие своих экономик, вряд ли откажутся от поставок русских энергоресурсов, а также совместных с Москвой разработок в области исследований космоса и даже… высоких технологий.

Надо понимать, что, согласно этой гипотезе, о вероятном создании в некоем будущем альянса Берлин – Москва – Пекин, который может стать не только экономическим, но и политическим, есть место и Казахстану. Ведь наша страна занимает важное геостратегическое положение на пути между Пекином и Берлином и непосредственно граничит как с Китаем, так и с Россией. К тому же вряд ли предполагаемый альянс, к которому при определенных обстоятельствах якобы могут присоединиться Турция, Иран и Индия, оставит нашу страну в покое и не обратит внимания на ее природные богатства…

Эксперты допускают, но сомневаются

И все же возникло подозрение, что идея о создании геополитической оси Берлин – Москва – Пекин является своеобразной фантастикой, а может даже и политико-экономической утопией. В этой связи «Къ» решил обратиться за комментариями к экспертам, к авторитетному мнению которых прислушиваются практически на всех международных площадках. Их точка зрения по этому вопросу оказалась весьма интересной.

В частности, по мнению декана Школы государственной политики и права AlmaU, политолога Аскара Нурша, определенные предпосылки для укрепления между тремя странами-лидерами в своих регионах имеются. Правда, с небольшой, но важной оговоркой: до формирования тройственного альянса еще далеко. «Сумма двухсторонних связей в треугольник не превратится. И здесь желаемое выдается за действительное. На эту оценку влияет, собственно, установление деловых контактов между Кремлем и режимом ас-Сиси в Египте, а также заинтересованность Каира в развитии политического диалога с Германией и Китаем. Кроме того, это своего рода проекция евразийского континетализма на Египет, власти которого находятся под критикой либералов в странах Запада», – заметил в своем комментарии «Къ» Аскар Нурша.

Схожей точки зрения придерживается и профессор Казахстанско-немецкого университета, политолог Рустам Бурнашев. Отметив в беседе с «Къ», что ничего невозможного в мировой политике нет, он вместе с тем сказал, что в обозримом будущем не видит возможности появления подобной оси по нескольким причинам. «Во-первых, из трех стран предполагаемого альянса в геополитику играет только Россия. Да и то с натяжкой. В целом же все это какой-то конструкт в духе первой половины прошлого века. Во-вторых, зачем предполагаемым участникам нужна эта ось? Вообще что их может связывать и насколько она может быть устойчивой? К тому же Китай как союзник идеологически неприемлем для Запада, в том числе и для Германии. Россия же при нынешнем руководстве непредсказуема и, опять же, сомнительна как союзник. А при другом руководстве, по моему мнению,  будет более ориентирована на Европу», – заметил Рустам Бурнашев, добавив, что в настоящий момент подобные построения устарели, и ныне никто не формирует какие-либо оси. «Сегодня есть партнерство в одних сферах и соперничество-конкуренция в других», – подчеркнул политолог.  

А вот кто на самом деле огорошил, так это руководитель центра исследовательских инициатив Ma’no, политолог из Узбекистана Бахтиер Эргашев. По его словам, этой гипотезе уже не меньше 20 лет, а ее возрождение ничего хорошего не сулит. «Я сам о ней несколько лет назад писал, многие эксперты о ней говорили. Но 2014 год многое поменял. Это мне напоминает реинкарнацию идеи Карла Хаусхофера (основоположник немецкой школы геополитики. – «Къ») об оси Берлин – Москва – Токио в 20-30-х годах прошлого века в промежутке между двумя мировыми войнами. Но идеология оказалась сильнее геополитики», – подчеркнул Бахтиер Эргашев, заметив, что идея присоединения к этой оси Анкары, Тегерана и Дели напоминает ему цыганский табор.  

Поживем – увидим?

Между тем нельзя не заметить, что идея о создании некоего континентального блока с основой в виде той самой Берлин – Москва – Пекин в противовес западному англосаксонскому миру достаточно популярна среди политиков не только Западной Африки и Ближнего Востока, но и России и ряда стран Восточной Европы и Азии. Да, до появления подобного альянса пока очень и очень далеко, но вместе с тем сам факт появления подобных разговоров несколько настораживает. Хотя бы потому, что все это вместе может привести к еще большей конфронтации в мире, чем это наблюдается в настоящий момент. Другое дело, что на ровном месте такого рода идеи не появляются…

 


2230 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций