Перейти к основному содержанию

b1_lexus.jpg


923 просмотра

Фантастика или реальность: появится ли ось Берлин–Москва–Пекин?

Все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин–Москва–Пекин, но насколько это вероятно, попытался выяснить «Къ»

Фото: shutterstock.com

В странах Северной Африки и Ближнего Востока все большую популярность получает гипотеза о возможном появлении в ближайшем будущем политико-экономической оси Берлин – Москва – Пекин. Есть в ней место и Казахстану. «Къ» побеседовал с экспертами о вероятности создания такой оси.

О существовании этой гипотезы рассказал нашему изданию руководитель Азиатского центра исследований и перевода, молодой египетский исследователь в области политической экономии Ахмед Мостафа. Надо сказать, что он и сам придерживается мнения, что в обозримом будущем вполне вероятно появление вначале на экономической, а позже даже и на политической основе альянса между Берлином, Москвой и Пекином. Более того, Мостафа подготовил несколько материалов по этому вопросу, в которых дает расширенные пояснения причинам возможного возникновения столь фантастического на вид будущего объединения, к которому могут присоединиться и другие страны, включая Казахстан.

Новые реалии?

В частности, в одной из статей Ахмеда Мостафы утверждается, что вопреки устоявшемуся мнению, отнюдь не Соединенные Штаты являются первой экономикой мира. Дескать, казаться таковой Америке помогают рейтинговые агентства, Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ), которые подотчетны исключительно Вашингтону. На самом же деле, начиная с 2008 года, когда случился Всемирный финансово-экономический кризис, первой экономикой мира стал Китай, а второй – Германия. Соответственно, сегодня США лишь печатают доллары, количество которых несопоставимо с реальным производством в этой стране, да через контролируемые международные СМИ и поисковые системы вводит в заблуждение как мировое сообщество, так и собственных граждан о своем могуществе.

Все это, считает Ахмед Мостафа, хорошо понимают в Германии и Китае, объем торговли между которыми в 2018 году достиг суммы эквивалентной почти $230 млрд и является показателем наивысшего уровня партнерства. При этом уровень этот, уверен египетский исследователь, мог бы быть и значительно больше, если бы не политика санкций в отношении Пекина и Берлина со стороны Соединенных Штатов, которым явно не нравится роль второго плана на фоне динамично развивающихся ФРГ и КНР. Вместе с тем в случае, если ослабевшие США, а вместе с ними и Великобритания, отмечает Ахмед Мостафа, продолжат нагнетать международную обстановку с одновременной демонстрацией своей военной силы, как это происходит в Северной Африке и на Ближнем Востоке, сближение Берлина и Пекина между собой произойдет намного быстрее, чем это кажется сейчас. При этом важным связующим звеном в этом процессе станет Россия, с которой, несмотря на жесткие американские санкции против Москвы, у Германии и Китая в целом неплохие отношения. По информации египетского специалиста, ссылающегося на данные Немецкой комиссии по внешней торговле, в 2018 году товарооборот между ФРГ и РФ составил 57,3 млрд евро, в свою очередь, со слов российского президента Путина, сказанным во время его последней большой пресс-конференции 20 декабря, объем торговли России и Китая вплотную приблизился к $100 млрд.

А также Турция, Индия и Казахстан…

Намного меньше разногласий, по сравнению с США и Великобританией, отмечает Ахмед Мостафа, у Китая и Германии с Россией и в политических вопросах. Это касается и темы признания Иерусалима в качестве признания столицы Израиля, и ситуации вокруг участия Москвы в конфликтах в Сирии и Украине, и отношения к ядерному соглашению с Ираном. Наконец, в обозримом будущем, отмечает египетский исследователь, и Берлин, и Пекин, которые стремятся значительно улучшить развитие своих экономик, вряд ли откажутся от поставок русских энергоресурсов, а также совместных с Москвой разработок в области исследований космоса и даже… высоких технологий.

Надо понимать, что, согласно этой гипотезе, о вероятном создании в некоем будущем альянса Берлин – Москва – Пекин, который может стать не только экономическим, но и политическим, есть место и Казахстану. Ведь наша страна занимает важное геостратегическое положение на пути между Пекином и Берлином и непосредственно граничит как с Китаем, так и с Россией. К тому же вряд ли предполагаемый альянс, к которому при определенных обстоятельствах якобы могут присоединиться Турция, Иран и Индия, оставит нашу страну в покое и не обратит внимания на ее природные богатства…

Эксперты допускают, но сомневаются

И все же возникло подозрение, что идея о создании геополитической оси Берлин – Москва – Пекин является своеобразной фантастикой, а может даже и политико-экономической утопией. В этой связи «Къ» решил обратиться за комментариями к экспертам, к авторитетному мнению которых прислушиваются практически на всех международных площадках. Их точка зрения по этому вопросу оказалась весьма интересной.

В частности, по мнению декана Школы государственной политики и права AlmaU, политолога Аскара Нурша, определенные предпосылки для укрепления между тремя странами-лидерами в своих регионах имеются. Правда, с небольшой, но важной оговоркой: до формирования тройственного альянса еще далеко. «Сумма двухсторонних связей в треугольник не превратится. И здесь желаемое выдается за действительное. На эту оценку влияет, собственно, установление деловых контактов между Кремлем и режимом ас-Сиси в Египте, а также заинтересованность Каира в развитии политического диалога с Германией и Китаем. Кроме того, это своего рода проекция евразийского континетализма на Египет, власти которого находятся под критикой либералов в странах Запада», – заметил в своем комментарии «Къ» Аскар Нурша.

Схожей точки зрения придерживается и профессор Казахстанско-немецкого университета, политолог Рустам Бурнашев. Отметив в беседе с «Къ», что ничего невозможного в мировой политике нет, он вместе с тем сказал, что в обозримом будущем не видит возможности появления подобной оси по нескольким причинам. «Во-первых, из трех стран предполагаемого альянса в геополитику играет только Россия. Да и то с натяжкой. В целом же все это какой-то конструкт в духе первой половины прошлого века. Во-вторых, зачем предполагаемым участникам нужна эта ось? Вообще что их может связывать и насколько она может быть устойчивой? К тому же Китай как союзник идеологически неприемлем для Запада, в том числе и для Германии. Россия же при нынешнем руководстве непредсказуема и, опять же, сомнительна как союзник. А при другом руководстве, по моему мнению,  будет более ориентирована на Европу», – заметил Рустам Бурнашев, добавив, что в настоящий момент подобные построения устарели, и ныне никто не формирует какие-либо оси. «Сегодня есть партнерство в одних сферах и соперничество-конкуренция в других», – подчеркнул политолог.  

А вот кто на самом деле огорошил, так это руководитель центра исследовательских инициатив Ma’no, политолог из Узбекистана Бахтиер Эргашев. По его словам, этой гипотезе уже не меньше 20 лет, а ее возрождение ничего хорошего не сулит. «Я сам о ней несколько лет назад писал, многие эксперты о ней говорили. Но 2014 год многое поменял. Это мне напоминает реинкарнацию идеи Карла Хаусхофера (основоположник немецкой школы геополитики. – «Къ») об оси Берлин – Москва – Токио в 20-30-х годах прошлого века в промежутке между двумя мировыми войнами. Но идеология оказалась сильнее геополитики», – подчеркнул Бахтиер Эргашев, заметив, что идея присоединения к этой оси Анкары, Тегерана и Дели напоминает ему цыганский табор.  

Поживем – увидим?

Между тем нельзя не заметить, что идея о создании некоего континентального блока с основой в виде той самой Берлин – Москва – Пекин в противовес западному англосаксонскому миру достаточно популярна среди политиков не только Западной Африки и Ближнего Востока, но и России и ряда стран Восточной Европы и Азии. Да, до появления подобного альянса пока очень и очень далеко, но вместе с тем сам факт появления подобных разговоров несколько настораживает. Хотя бы потому, что все это вместе может привести к еще большей конфронтации в мире, чем это наблюдается в настоящий момент. Другое дело, что на ровном месте такого рода идеи не появляются…

 


2215 просмотров

2019: год непростых решений, разногласий и «ударов возмездия»

Масштабного вооруженного конфликта в 2019 году не предвидится, однако это не значит, что в целом обстановка в мире будет спокойной

Фото: shutterstock.com

Ведущие аналитические центры США и России опубликовали свои прогнозы в области политики и экономики на 2019 год. Из них следует: ряд событий, которые могут произойти в начавшемся году, заставят различные страны мира принимать непростые решения. По мнению экспертов «Къ», не исключено, что с определенными трудностями может столкнуться и Казахстан.

В первую очередь обращает на себя внимание, что и американский аналитический центр Stratfor, который уже много лет называют «теневым ЦРУ», и, вероятно, тесно связанное с ФСБ России агентство «Евразийские стратегии» вне зависимости друг от друга сходятся во мнении: масштабного вооруженного конфликта в 2019 году не предвидится. Однако это не значит, что в целом обстановка в мире будет спокойной. И американские, и российские эксперты отмечают: в нынешнем году велика вероятность расширения разногласий между Соединенными Штатами и их союзниками в Европе и Азии с одной стороны с осью Москва – Пекин – с другой. По их мнению, это противостояние отразится на мировой экономике и создаст массу проблем для стран, занимающих нейтральные позиции. Очевидно, что среди таких стран может оказаться и Казахстан, который, несмотря на тесные связи с Россией в рамках ЕАЭС и ОДКБ, а также Китаем в качестве члена ШОС, уже много лет старается проводить многовекторную политику.

О том, где будет горячо

Косвенно причины для беспокойства как политического, так и экономического характера указаны и в прогнозах. Взять, к примеру, обозначение экспертами из США и России горячих точек 2019 года, где возможны достаточно серьезные инциденты между противостоящими сторонами. Некоторые из них находятся достаточно близко от нашей страны, и случись там что-либо серьезное, эхо конфронтации может запросто докатиться и до нас. Там – это прежде всего Сирия, Афганистан, акватории Черного и Южно-Китайского морей, Персидский залив, Иран и Ормузский пролив. Разница только в названиях событий, которые могут стать предвестниками возможных прямых столкновений. Американские аналитики говорят о вероятном росте «гибридных атак» со стороны прежде всего Китая и России в ответ на жесткие меры Соединенных Штатов и их союзников против нарушителей правил международного сообщества. Специалисты из «Евразийских стратегий» указывают на вероятность увеличения числа провокаций, организуемых «марионетками» Вашингтона или Лондона. Вот только хрен редьки отнюдь не слаще.

Сирия все еще кипит

В частности, аналитики от Stratfor в своем очередном прогнозе вполне допускают, что на завершающем этапе гражданская война в Сирии может выплеснуться за свои нынешние пределы по нескольким направлениям. Прежде всего речь идет о вероятности конфликта, укрепляющего свои позиции в Сирии, Ирана с США и Израилем, а также начале широкомасштабной военной операции Турции против курдских военизированных формирований, которые считаются союзниками Соединенных Штатов. Здесь надо заметить, что расширение конфликта Анкары с курдами представляется наиболее опасным для интересов Казахстана. Не только потому, что в нашей стране проживают курды, отдельных представителей которых внешние силы могут спровоцировать на блокаду работающих у нас турецких компаний, как это уже было в 1999 году после ареста Абдуллы Оджалана. Но и по причине возможных проблем у Турции, о чем Дональд Трамп 13 января уже предупредил Анкару, пригрозив «разрушить экономику» этой страны в случае атаки турецкой армией позиций курдов после вывода американских войск из Сирии.

Очевидно, что, если в результате конфликта с США экономика Турецкой Республики начнет регрессировать, процесс этот обязательно скажется и на Казахстане. Ведь Турция уже много лет входит в первую десятку торговых партнеров Республики Казахстан, товарооборот с которой в 2018 году достиг $2 млрд, и по планам Астаны и Анкары к 2021–2023 годам должен вырасти до $5 млрд. Нетрудно догадаться, что в случае противостояния Анкары с Вашингтоном реализация этого плана будет отодвинута на более поздний срок. Кроме того, обеим странам придется пересмотреть и ряд совместных проектов, создаваемых в рамках организации Тюркского Совета. На то, что конфликт между Анкарой и Вашингтоном вполне реален, указывает заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавошоглу, который подчеркнул, что «Анкара не боится давления, а экономические угрозы ни к чему не приведут». Это значит, что власти Турции в ближайшей перспективе вряд ли откажутся от введения своих войск на территорию в настоящий момент контролируемую военизированными отрядами YPG (курдская народная самооборона. – «Къ») и PYD (курдская партия «Демократический союз». – «Къ»), которых Анкара давно считает террористами из-за их приверженности идеям Оджалана.  

Новая угроза?

Сложно назвать позитивным для Казахстана и прогноз аналитиков о возможном нанесении ударов возмездия со стороны Соединенных Штатов по Исламской Республике Иран за поддержку Тегераном «мирового терроризма». Надо заметить, что этот сценарий уже рассматривался в Вашингтоне, о чем 13 января сообщил партнер «Къ» в Центральной Азии, известное американское деловое издание The Wall Street Journal. В материале «Белый дом искал варианты для удара по Ирану» рассказывалось об удивлении чиновников из Госдепартамента США и Пентагона после появившегося запроса от помощника президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Джона Болтона о возможности нанесения ударов по Ирану после минометного обстрела дипломатического квартала в Багдаде. Отмечается, что Болтон не сомневался в том, что три выстрела были произведены проиранскими боевиками, что Пентагон по просьбе помощника президента в итоге разработал варианты возможных действий США против Ирана.

Несомненно, если «трамповские» Штаты таким специфическим способом накажут Иран, цены на нефть и сжиженный природный газ на мировых рынках моментально вырастут. Возможно даже в разы. Хотя бы потому, что даже сильно ослабленный Тегеран почти наверняка сумеет нанести ответный удар по нефтяным и газовым терминалам стран – союзников США в Персидском заливе, а заодно постарается блокировать Ормузский пролив, через который осуществляется почти 40% глобального экспорта нефти. И понятное дело, что такие последствия где-то даже выгодны нефтедобывающему Казахстану. Вот только у этого сценария есть и обратная сторона медали – в виде не только появления еще одной горячей точки со всеми ее прелестями в непосредственной близости от границ нашей страны, потери сотен миллионов долларов из-за вероятного прекращения торговли как с Ираном, так со странами Персидского залива. К тому же не факт, что из-за специфичности иранско-азербайджанских отношений (Тегерану не нравится достаточно тесная связь Баку с США и ЕС) всполохи конфликта Вашингтона с Тегераном не перекинутся на акваторию Каспия.

Разные взгляды на одну проблему

Впрочем, судя по количеству страниц в разделах, отведенных в своих прогнозах американскими и российскими аналитиками каждому из регионов мира, основные события 2019 года произойдут в Евразии или на постсоветском пространстве. Во всяком случае в политическом плане  –точно. Здесь же, кстати, наблюдаются и наибольшие разногласия между экспертами из Stratfor и «Евразийских стратегий» в оценке возможных событий начинающегося года. Особенно когда рассматривается Украина, где в конце марта ожидаются президентские выборы, а в октябре –  парламентские. Так вот, если верить «Евразийским стратегиям», в этот период от Украины следует ожидать политическую нестабильность. «Сразу за президентской кампанией начнется кампания по выборам в Верховную Раду, причем проигравшие в борьбе за пост главы государства сделают все, чтобы взять реванш в парламенте. Как следствие, выборы лишь усилят хроническую украинскую нестабильность», – уверяют российские эксперты, обращая внимание на «острое внутриполитическое противостояние» в виде самых радикальных форм и якобы является «источником международных кризисов».  

Американцы из Stratfor видят будущую ситуацию в Украине в несколько ином ключе. По их мнению, о какой-либо нестабильности в этой стране речи не идет. Хотя бы потому, что «кто бы ни победил на президентских и парламентских выборах в Украине, эта страна в своей внешней политике будет по-прежнему стремиться к интеграции с Западом». И если кто будет вносить же нервозность во внутреннеполитические дела этой страны, считают американские эксперты, то это только Россия, которая в ответ на оказание Соединенными Штатами военной помощи Украине, как и Киев, станет наращивать военно-морские силы, прежде всего в Азовском море.

Из этого следует, что ожидать улучшения отношений между Киевом и Москвой в 2019 году, даже в случае проигрыша действующего украинского президента Петра Порошенко по итогам мартовских выборов, совершенно не стоит. Соответственно, вполне вероятно, что украино-российский конфликт отразится и на Казахстане. Причем не только благодаря стараниям Москвы, по причине очередного уменьшения товарооборота с Украиной, но и из-за усиления внешнего давления на официальную Астану. Кстати, то, что давление будет наверняка, указывают и прогнозы как от Stratfor, так и от «Евразийских стратегий». Например, в пятом пункте материала из США отмечается, что наряду с наращиванием помощи в сфере безопасности прозападным Украине и Грузии Вашингтон поведет «борьбу против российского влияния в государствах, которые входят в орбиту Москвы». В основном под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом.  Приоритетное направление – Армения и Узбекистан, которые в последнее время на международной арене поддерживают все без исключения инициативы Москвы. Вместе с тем надо полагать, что США и их союзники не остановятся только на этих двух странах. Показательной является и публикуемая Stratfor карта стран бывшего Советского Союза, в которой Казахстан, наряду с Арменией, Беларусью, Кыргызстаном и Таджикистаном, относят к числу государств с максимальным влиянием Кремля.

Куда податься Астане?

В свою очередь о предстоящей борьбе за влияние на постсоветском пространстве говорят и в «Евразийских стратегиях». Правда, свой прогноз они подают несколько под иным соусом, предполагая возможную турбулентность таких объединений, как ЕАЭС и ОДКБ. В частности, по их мнению, в ОДКБ вполне вероятны дипломатические трения между партнерами. «В целом же 2019 год станет тестом на институциональную прочность: насколько союзные структуры устойчива к политической  конъюнктуре в отдельных странах?» – отмечают в «Евразийских стратегиях», подчеркивая, что профессиональные контакты между военными по линии этой организации будут идти своим чередом, и политическое напряжение им не повредит. Что касается ЕАЭС, то, по мнению экспертов из «Евразийских стратегий», этому союзу предстоит пережить в этом году сложные времена. Прежде всего из-за особой позиции Беларуси, которая все чаще говорит о своем желании уйти из-под чрезмерного влияния России. Здесь надо полагать, что если Минск начнет активно дистанцироваться от Москвы, то наверняка о своем будущем в составе ЕАЭС могут задуматься и в Астане. Тем более что Казахстану есть с кем налаживать взаимовыгодное сотрудничество. Это и Китай, отношения которого с Соединенными Штатами, согласно прогнозам и от Stratfor, и от «Евразийских стратегий», в 2019 году могут еще более ухудшиться из-за обострения ситуации в Южно-Китайском море, где в прошлом году уже произошло несколько инцидентов с участием флотов КНР и США. Это и Индия, которая все чаще начинает осознавать себя в качество мощной мировой державы, как в политическом, так и в экономическом плане. В любом случае принимаемые решения для Казахстана будут далеко не из числа легких.

Взгляд из Казахстана

Кстати, весьма интересны прогнозы для нашей страны и у отечественных экспертов, к которым «Къ» обратился за комментариями. Отметим: прежде чем отвечать на вопросы нашего издания, они внимательно прочли материалы и от Stratfor, и от «Евразийских стратегий». В итоге декан Школы государственной и общественной политики и права AlmaU Аскар Нурша в своем комментарии «Къ» предположил, что, в частности, экономическая ситуация в Казахстане будет непростой, как и в предыдущем году. «Не все определяется внешними причинами, а скорее особенностями нашей экономики и ее несовершенствами, над которыми надо много и много работать. Что касается внешних причин, то здесь, помимо системных проблем мировой экономики, ситуация подвержена сильным колебаниям, возникшим вследствие новых акцентов в американской торговой политике, которая реализуется администрацией Трампа. Другие игроки постепенно начинают к ней адаптироваться. Но я бы не стал утверждать однозначно о единой линии США и ЕС с одной стороны и России с Китаем – с другой», – заметил Аскар Нурша, высказав мнение, что, несмотря на противоречия между странами Запада, трансатлантическое единство, скорее всего, сохранится, а Пекин не пойдет на создание с Москвой единого антиамериканского фронта.

В свою очередь политолог Султанбек Султангалиев обратил внимание «Къ», что прогнозы заинтересованных сторон всегда отличаются определенной ангажированностью. «При ознакомлении с подобными материалами, при всем уважении к иностранным экспертам, необходимо делать, что называется, «поправку на ветер». Казахстан не следует воспринимать стороной, которая пассивно ждет, когда окажется в эпицентре мирового противостояния. Активная многовекторная политика, которую проводит наша страна, берет свое начало не вчера и не завтра закончится. Мы не участвуем в конфликтах интересов великих держав, продолжая развивать многоуровневые связи со всеми своими торгово-экономическими партнерами. Ключевые экономические игроки продолжают вкладывать инвестиции в нашу экономику», – подчеркнул он в своем комментарии «Къ».

Кроме того, казахстанский политолог заметил, что к противостоянию между РФ – КНР с одной стороны и Западом с другой необходимо относиться без лишнего ажиотажа. «Здесь правят балом интересы, а не эмоции. Игроки всегда готовы находить приемлемые компромиссы, так как, например, торговые войны на взаимоуничтожение экономик никому не выгодны. Поэтому я считаю, что степень ожесточения в санкционных войнах значительно преувеличена. Соответственно, единственным значимым фактором для нас в силу сырьевого характера казахстанской экономики являются колебания мировых цен на нефть», – поделился своей точкой зрения с «Къ» Султанбек Султангалиев. Здесь, как говорится, без комментариев.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Из Казахстана продолжает уезжать большое количество людей. Как Вы думаете, в чем главная причина?

Варианты

Цифра дня

Более 14 тысяч
ДТП
зарегистрировано в Казахстане за 2018 год, в них пострадало более 20,2 тысяч человек

Цитата дня

500 тысяч тенге на семью – это тот показатель, к которому должны стремиться все...

Даурен Абаев
Министр информации и коммуникаций РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank