Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2929 просмотров

В ожидании Путина: Медведев уехал, вопросы остались

Нельзя исключать, что на встрече в Петропавловске президенты России и Казахстана будут обсуждать не столько сотрудничество между странами, сколько новую политику Соединенных Штатов по отношению к ряду стран бывшего Советского Союза

Фото: Reuters

Официально визит председателя правительства РФ Дмитрия Медведева в Казахстан прошел исключительно в дружеской обстановке и при полном взаимопонимании. Вместе с тем отсутствие подробной информации об итогах прошедших в Астане переговоров, как и ряд других нюансов дипломатического характера, дают основания полагать, что во взаимоотношениях между РФ и РК все не так уж и безоблачно.

Второй по счету в этом году визит главы правительства России Дмитрия Медведева в Казахстан прошел в привычно дружеском формате. Как и всегда, это торжественная встреча с улыбками и цветами в аэропорту Астаны, куда поприветствовать дорогого гостя приезжает премьер-министр страны – ныне это Бакытжан Сагинтаев. Далее – кортеж с ветерком по заблаговременно очищенным столичным улицам. Обязательный прием у главы Республики Казахстан, где подтверждается высокий уровень отношений между стратегическими партнерами. Наконец, сам процесс переговоров в рамках официального визита. И все же на этот раз были некоторые нюансы, заметить которые было достаточно сложно из-за огромного потока однообразной информации. Причем как со стороны России, так и Казахстана. 

Общими словами

В частности, всеми официальными ресурсами, освещающими ход визита Медведева в Казахстан, было отмечено, что в ходе встречи председателя правительства РФ с премьером РК Сагинтаевым был обсужден широкий круг вопросов. Речь шла о дальнейшем углублении и расширении торгово-экономического, инвестиционного и интеграционного взаимодействия, текущих и перспективных проектах в области топливно-энергетического и транспортно-транзитного комплекса, а также о сотрудничестве  в сфере высоких технологий и использования космодрома «Байконур». Конкретика? Как раз ее на этот раз практически не было.

Да, из тех же сообщений стало известно, что на переговорах Медведева и Сагинтаева рассматривался вопрос об актуальности создания скоростного грузопассажирского транзитного коридора «Евразия» по направлению Китай – Казахстан – Европа. Но вот к какому соглашению пришли в итоге договаривающиеся стороны, как-то непонятно. Если будет таковой, то когда начнут работать над его созданием? Завтра, послезавтра или через пять лет? Слова же о том, что с его появлением «повысится инвестиционная привлекательность регионов», – это только слова, поскольку это и так очевидно. Аналогичная «петрушка» наблюдается и с темами сотрудничества России и Казахстана в рамках создаваемого Международного финансового центра «Астана», а также стратегического партнерства и взаимодействия в области космической деятельности. Опять же, только общие слова да обтекаемые фразы, вроде «на основе двусторонних договоренностей стороны приступили к модернизации инфраструктуры города Байконур».

Цифры есть, но и вопросы тоже

Впрочем, в ряде информационных сообщений об итогах российско-казахстанских переговоров можно наблюдать и цифры, говорящие о растущем товарообороте между двумя странами. Отмечается, что в период с января по август 2018 года он составил $11,3 млрд. И это на 8,3% выше, чем за аналогичный период в году прошлом. Здесь же и еще пару жизнеутверждающих информаций, демонстрирующих эталонные отношения между Астаной и Москвой: экспорт из Казахстана за тот же период 2018 года вырос на 13,3%, составив $3,4 млрд. Естественно, увеличился и валовый приток взаимных прямых инвестиций. За последние 13 лет Россия инвестировала в Казахстан $13,4 млрд, а Казахстан в российскую экономику – $4 млрд. «В настоящее время ведется совместная работа с российской стороной по ряду инвестиционных проектов на сумму порядка $4 млрд в сфере химической/нефтехимической, АПК, машиностроения, металлургии, туризма и легкой промышленности», – подчеркивается в официальных сообщениях, где отмечается, что ныне в Республике Казахстан работают более девяти тысяч юридических лиц с российским участием.

Зачем Медведев и Путин приедут в Казахстан?

Складывается впечатление, что Москва постепенно усиливает давление на Астану, требуя от нее присоединиться к российским экономическим санкциям против Украины, Грузии и стран Западной Европы

Фото: Reuters

Безусловно, все это важно, все это радует и даже достойно аплодисментов. Но ведь ради констатации этого замечательного во всех отношениях сотрудничества официального визита целого российского премьера вроде как и не нужно. По идее, достаточно было встречи в Казани первых вице-премьеров обеих стран – Аскара Мамина и Антона Силуанова, которая состоялась 29 октября. Тем более что и основные темы заседания межправительственной комиссии Казахстан – Россия были абсолютно  аналогичными. По этой причине можно предположить, что в Астану Дмитрий Медведев прилетел прежде всего для участия в заседании Совета глав правительств государств – участников СНГ, по которому также «миллион» вопросов. Даже несмотря на то, что, в отличие от казахстанско-российских переговоров, немалая часть из 17 подписанных советом различных соглашений и решений находится в публичном доступе.

К примеру, несколько странными выглядят соглашение между странами СНГ по «обеспечению готовности на случай ядерной аварии или возникновения радиационной аварийной ситуации», а также решения по «развитию медико-социальной помощи и повышения качества жизни ветеранов войн – участников локальных конфликтов и членов их семей» и «выделении ассигнований на создание объединенной системы ПВО». Почему странными? Хотя бы потому, что созданная на обломках Советского Союза международная организация – Содружество Независимых Государств, функционирующая на добровольной основе, уже давно не играет особой роли в международных отношениях, являясь достаточно зыбким образованием. К тому же из состава СНГ уже вышли такие государства, как Грузия и Украина. Последняя страна, кстати, являлась одним из основателей Содружества, созданного во время Беловежских соглашений в 1991 году. Это значит, оставшиеся в СНГ страны могут в будущем и не соблюдать достигнутые соглашения и решения. Отсюда и подозрение, что участие Медведева и в заседании глав правительств Содружества также является условным прикрытием для чего-то более важного. Но вот чего?

Что-то не так

Возможно, все дело в предстоящем визите Владимира Путина в Казахстан. Ожидается, что 9 ноября президент Российской Федерации приедет в административный центр Северо-Казахстанской области – город  Петропавловск – для участия в XV Форуме казахстанско-российского межрегионального сотрудничества, где встретится с Нурсултаном Назарбаевым. Кстати, о том, что в Казахстане придают этому мероприятию огромное значение, говорит тот факт, что как раз к форуму в Петропавловске построены новые здания, к примеру, Дворец школьников и универсальный теннисный центр, а также реконструированы главные городские улицы и прилегающие к ним дворы.

Но зачем? Вот здесь и весьма любопытны наблюдения бывшего высокопоставленного сотрудника казахстанского МИДа Казбека Бейсебаева, которыми он поделился с «Къ».

«Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время недавней встречи с Дмитрием Медведевым назвал отношения между нашими двумя странами образцовыми. До этого президент в своем последнем послании сказал, что отношения Казахстана с Российской Федерацией являются эталоном межгосударственных связей. После таких слов возникает устойчивое впечатление, что отношения между нашими странами действительно являются таковыми. И обычно в мировой практике лидеры двух дружеских государств регулярно встречаются на различных площадках», – заметил Казбек Бейсебаев.

Однако, по наблюдениям экс-дипломата, на этот раз что-то пошло не так, как обычно. «После встречи в Сочи в мае этого года президенты Казахстана и России впервые встретились лишь 20 октября в Сарыагаше, где также присутствовал президент Узбекистана. В то же время следует отметить, что за этот период Путин несколько раз встречался и с Сооронбаем Жээнбековым (президент Кыргызстана. – «Къ»), и с Шавкатом Мирзиёевым (президент Узбекистана. – «Къ»). Такой продолжительный промежуток в контактах на личном уровне, скажем так, как-то диссонирует с «образцовыми и  эталонными отношениями» между нашими странами. Тот же Дмитрий Медведев на самом деле приезжал только для участия в заседании Совета глав правительств СНГ, но прилетел почти за сутки до этого мероприятия. Видимо, у него было что сказать лично нашему президенту», – высказал предположение Казбек Бейсебаев, при этом не пожелав делать какие-либо выводы.

Претензии были и остаются

Интересно, что предпочел воздержаться от расширенных комментариев по поводу возможных разногласий между Россией и Казахстаном и политический обозреватель российской газеты «Коммерсантъ» Кирилл Кривошеев. В беседе с «Къ» он заметил, что претензии России к Казахстану остаются прежними.

«Об этом наша газета писала. Это ситуация вокруг портов на Каспии и их использовании американцами. И вообще, в связи с многовекторностью Казахстана и некоторых его голосований на различных международных площадках», – отметил Кирилл Кривошеев.

В этой связи нельзя исключать, что на встрече в Петропавловске президенты России и Казахстана будут обсуждать не столько сотрудничество между нашими странами в области развития туризма, как это заявлено в основной программе XV Казахстанско-российского форума. Вполне возможно, что одной из главных тем встречи станет новая политика Соединенных Штатов по отношению к ряду стран бывшего Советского Союза. Новая программа называется «Большой Каспийский регион» и, судя по сообщениям зарубежных СМИ, нацелена на работу с Арменией, Азербайджаном, Грузией, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Соответственно, не исключено, что Путин предостережет Астану от активного участия в этой программе, напомнив про некоторые нюансы, серьезно омрачающие «эталонные отношения» между Россией и Казахстаном. Во всяком случае, думается, неспроста накануне приезда президента РФ в Петропавловск в российском экспертном сообществе вновь вспомнили о странном участии ряда казахстанских предприятий в ныне закрытой Дональдом Трампом американской программе по закупке «нестандартного вооружения», часть которого оказалась у сирийской вооруженной оппозиции. Так что очень может быть, что 9 ноября в Петропавловске вместе с цветами, улыбками и констатацией идеального сотрудничества между Астаной и Москвой будут и очень серьезные разговоры о безоблачном будущем дружеских казахстанско-российских отношений.
 


2312 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций