Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1574 просмотра

Brexit: плохо для ЕС, но удобно для Астаны?

По результатам выхода Великобритании из состава Европейского союза официальная Астана может даже выиграть, пусть и весьма в сомнительном плане

Фото: Shutterstock.com

Предстоящий развод Великобритании с Европейским союзом может негативно сказаться на экономических показателях обеих сторон. Вместе с тем Brexit почти не затронет интересов Казахстана. Более того, ряд моментов процесса ухода Соединенного Королевства из структур ЕС позволит Астане облегченно вздохнуть.

Ожидаемое прекращение членства Великобритании в структурах Европейского союза второй год подряд является одной из самых главных тем обсуждаемых европейским экспертным сообществом. Несмотря на уже определенные условиями сделки сроки «развода», который официально завершится в марте 2019 года, до сих пор трудно понять, по какому сценарию он произойдет. Одни эксперты считают, что он будет жестким, в результате чего Соединенное Королевство практически сразу «освободится из оков «Единой Европы». Другие, напротив, уверены: выход Великобритании из состава ЕС будет достаточно мягким и окончательно завершится только к 2022 году.

Альтернативы нет?

Судя по сообщениям европейских и британских изданий, пока все идет к оформлению разрыва отношений между Соединенным Королевством и Европейским союзом по так называемому мягкому варианту. В его основе лежит план действующего премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, которая в своей последней публикации от 17 ноября в газете The Sun достаточно безапелляционно заявила, что альтернативы предлагаемому ею курсу нет. «Нет другого подхода, с которым мы могли бы согласиться с ЕС. Курс, который я установила, является правильным для нашей страны и единственным, который будет работать», – подчеркнула Тереза Мэй.   

По уверениям британского премьера, ее план, который предварительно согласован со всеми 27 странами, входящими в Европейский союз, позволит не только прекратить ежегодные взносы в различные общеевропейские структуры (в настоящий момент они составляют свыше £4,5 млрд, или почти $5,8 млрд по текущему курсу. – «Къ»), но и отменить превалирующую юрисдикцию Европейского суда над британским законодательством. Кроме того, ее вариант Brexit’а предусматривает скорый выход из общей политики ЕС в области рыболовства, что вернет Великобритании статус независимого прибрежного государства, а также отказ от ведения единой общеевропейской сельскохозяйственной политики с ее многочисленными квотами на различные фермерские товары.

Не забыла Тереза Мэй упомянуть в своей публикации и о защите миллионов рабочих мест в Великобритании, и о будущем ограничении миграционных потоков. В соответствии с ее планом Brexit’а предполагается, что Соединенное Королевство до 2020 года останется в едином таможенном пространстве с Европейским союзом. Делается этого для того, чтобы зависящие от беспрепятственной торговли с Европой британские производители получили необходимое время для подготовки к новым отношениям с ЕС. Одновременно с этим Лондон начнет ограничивать ранее бесконтрольный въезд мигрантов на территорию Великобритании, который во многом зависел от требований Брюсселя.

Большинство за жесткий вариант

Кстати, последний пункт имеет для жителей Британских островов особое значение. Дело в том, что нередко именно Соединенное Королевство является конечным пунктом устремления миграционных потоков не только из европейских стран, но прежде всего из Африки и Азии. Связано это с особенностями законодательства Великобритании, которое предусматривает каждому прибывшему из-за рубежа человеку в возрасте старше 16 лет и получение еженедельного пособия по безработице в размере почти £112,  и предоставление бесплатного муниципального жилья, аренда аналога которого на рынке недвижимости для местных жителей начинается от £280 в неделю.

Надо заметить, что далеко не все в Великобритании поддерживают план «мягкого Brexit’а» от Терезы Мэй. Даже среди членов британской Консервативной партии, членом которой она является, есть немало сторонников более жесткого «развода» с Европейским союзом, что, по наблюдениям постоянно бывающего в Соединенном Королевстве известного казахстанского экономического обозревателя Тулегена Аскарова, отражается и на настроениях подданных Великобритании. «Судя по публикациям в британских СМИ, а также по непосредственным моим беседам с жителями этой страны, после референдума по Brexit в 2016 году особых изменений в настроениях граждан Великобритании не произошло. Если жители больших городов и Шотландии в целом за то, чтобы остаться в ЕС, то жители сельской местности и небольших городов выступают за «развод» с Европейским союзом. При этом сторонников за жесткий выход из ЕС в целом больше, хотя они и понимают, что немедленный разрыв отношений вряд ли возможен и в реальности будет мягкий вариант, который растянется на несколько лет», – заметил в беседе с «Къ» Тулеген Аскаров.

Между тем очевидно, что даже мягкий вариант Brexit’а заметно изменит политическую и экономическую архитектуру Европы. Из-за появления дополнительных таможенных и пограничных постов на железных и автомобильных дорогах, а также в портах большего времени потребуется для доставки пассажиров и грузов в Великобританию и обратно. Свое место прописки сменит и ряд общеевропейских структур, которые до Brexit’а располагались, например, в Лондоне. Уже сейчас сразу несколько крупнейших финансовых институтов рассматривают в качестве альтернативы британской столице для размещения своих головных офисов такие города, как Париж, Франкфурт-на-Майне и Вену. По идее, должен Brexit затронуть интересы и Республики Казахстан.

Астане понравится

Впрочем, из бесед с экспертами выясняется, что по результатам выхода Великобритании из состава Европейского союза официальная Астана может даже выиграть, пусть и весьма в сомнительном плане. К примеру, по мнению сотрудничающего с известным изданием The Economist британского журналиста Джоанны  Лиллис (Joanna Lillis), после Brexit’а сотрудничество между Соединенным Королевством и Республикой Казахстан будет продолжено, но в несколько видоизмененной форме. «Поскольку в правительстве Великобритании понимают, – а это подтвердили и в МВФ, что от Brexit’а следует ожидать серьезного ухудшения экономических показателей, в настоящий момент идет работа по заключению новых торговых сделок со странами, которые не входят в состав Европейского союза. Хотя этот факт вряд ли сможет принести дополнительную пользу Астане. Ведь Казахстан ничего не производит из того, в чем нуждается Великобритания. Кроме, конечно, нефти и газа. Поэтому, скорее всего, Лондон в случае переговоров с Астаной по новым сделкам будет предлагать свои товары для продажи на рынке Казахстана», – заметила в беседе с «Къ» Джоанна Лиллис. В то же время в политическом плане, отметила она, официальная Астана может быть где-то даже очень спокойной. «Мы все знаем, что страны Запада традиционно поддерживали соблюдения прав человека во всем мире. Но в настоящий момент Соединенным Штатам это уже неинтересно, оставался только Европейский союз. Однако после Brexit’а ЕС, как и Великобритания, сильно ослабнут. Поэтому я думаю, что после «развода» с Европейским союзом Лондон уже не станет выдвигать какие-либо требования в области защиты прав человека по всему миру, включая и Казахстан. Намного важнее для Великобритании станет заключение различных торговых сделок, что, конечно, будет выгодно правительству Казахстана», – поделилась своей точкой зрения с «Къ» Джоанна Лиллис.

Пока не все ясно

Не видит проблем для Казахстана по итогам Brexit’а и живущий в Берлине независимый немецко-британский исследователь в области внешней политики Биргит Брауер (Birgit Brauer). В своем комментарии «Къ» она заметила, что разрыв отношений Великобритании с Европейским союзом никак не повлияет на отношения Брюсселя с Астаной. «Несмотря на то, что ЕС теряет одно из самых важных государств-членов, этот факт не меняет сути самой организации, ее структуры или отношений с другими странами. Все остается на своих местах», – подчеркнула Биргит Брауер, вместе с тем отметив, что несколько иначе надо смотреть на позицию Соединенного Королевства. Дело в том, считает она, что Великобритания испытает широкий диапазон изменений, масштабы которых в настоящее время предсказать невозможно. «Многое будет зависеть от окончательной версии соглашения по Brexit. И если двусторонние отношения между Казахстаном и ЕС измениться не должны, то Великобритании предстоит пересмотр своей политики, своих целей и своего места в мире. Приоритеты Лондона могут сильно поменяться, что потребует и корректировок по целому ряду вопросов. Этот момент и может внести изменения в отношения между Великобританией и Казахстаном. А вот какие именно изменения, никто по этому поводу определенного сказать не может», – заметила в разговоре с «Къ» Биргит Брауер.

Мина отложенного действия

И все же если на межгосударственном уровне проблем из-за Brexit’а не предвидится, то на уровне бизнес-структур в ближайшее время они могут появиться. Особенно в Великобритании, которая, по разным оценкам, должна будет заплатить за свой разрыв отношений с Европейским союзом в общей сложности от $39 млрд до $43 млрд. Соответственно, то ли случайно, по совпадению, то ли очень даже продуманно, в Соединенном Королевстве практически одновременно с началом Brexit’а вступило в силу законодательство по ужесточению требований к сведениям о происхождении капиталов. В соответствии с Законами «Ордера на имущество невыясненного происхождения» и «Об уголовных финансах» каждое «политически значимое лицо», в том числе и из-за рубежа, прямо или косвенно владеющего в Великобритании активами на сумму свыше £50 тыс., обязано доказать законности их происхождения. В противном случае активы будут конфискованы и пойдут в бюджет британской короны либо той страны, которая докажет, что средства были выведены с ее территории незаконным путем.

По словам постоянно бывающего в Великобритании казахстанского экономического обозревателя Тулегена Аскарова, считающего, что появление нового законодательства случайно совпало с процессом Brexit’а, новые британские правила касаются и казахстанских граждан, «коих в Британии сейчас проживает достаточно много». «По всей видимости, во избежание правовых коллизий некоторые из них начнут перемещать свои активы на континент, как это уже сделали несколько известных казахстанских компаний», – сообщил «Къ» Тулеген Аскаров.


1484 просмотра

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank