Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1 просмотр

Казахстан и США: доверяй, но проверяй

Похоже, что между РК и США при обсуждении вопроса о возможном влиянии американских санкций в отношении ряда стран на экономические интересы Казахстана появились некоторые недомолвки

Фото: shutterstock.com

12 октября Министерство национальной экономики Казахстана сообщило об итогах рабочей поездки своего руководителя Тимура Сулейменова в Вашингтон. На первый взгляд она прошла удачно. Но есть оставшиеся за кадром нюансы.

Судя по сообщению пресс-службы Министерства национальной экономики РК (МНЭ), рабочая поездка Тимура Сулейменова в Вашингтон в целом прошла в позитивном ключе. Отмечается, что в ходе прошедших встреч особое внимание «было уделено реализации достигнутых договоренностей между президентами Казахстана и США в январе текущего года», а также «затронуты темы по соблюдению экономических интересов Казахстана в условиях введения США антироссийских санкций». Кроме того, рассматривались вопросы по продвижению потенциального членства Казахстана в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Дьявол кроется в деталях

И если по первой и третьей темам переговоров каких-либо разногласий, похоже, не наблюдалось (в частности, в сообщении пресс-службы Министерства национальной экономики отмечается, что американская сторона обозначила свой интерес к реализации новых совместных проектов в различных сферах экономики, а также выразила готовность содействовать вступлению Казахстана в ОСЭР), то при обсуждении вопроса о возможном влиянии американских санкций в отношении ряда стран на экономические интересы Казахстана, похоже, появились некоторые недомолвки. К примеру, обращает на себя внимание встреча Тимура Сулейменова с американскими сенаторами, возглавляющими банковский комитет Сената США, –  республиканцем Майклом Крейпо и демократами Крисом Ван Холленом и Робертом Менендесом. Отмечается, что в беседе с казахстанским министром влиятельные американские политики не только подтвердили важность Казахстана как ключевого партнера в Центрально-Азиатском регионе, но и отметили, что антироссийские санкции не направлены против экономики РК.

Безусловно, по идее, подобные заверения от известных политиков США должны успокаивать правительство Казахстана. Но, как говорится, дьявол кроется в деталях. А вот детали эти как раз и не позволяют в полной мере доверять словам американских сенаторов, которые, скорее всего, продемонстрировали делегации из Казахстана один из вариантов политеса. Дело в том, что и Майк Крейпо, и Крис Ван Холлен, и Боб Менендес, во-первых, находятся в жесткой оппозиции к президенту США Дональду Трампу, регулярно критикуя его экономическую политику. Во-вторых, они относятся к числу тех «ястребов», кто активно ратует и за принятие жестких мер в отношении Турции за дело уже освобожденного пастора Эндрю Брансона, и за наказание Саудовской Аравии за возможную причастность ее властей к убийству журналиста The Washington Post Джамаля Хашогги, и, естественно, за ужесточение санкций против России. Лоббирующий интересы армянской диаспоры сенатор от штата Нью-Джерси Боб Менендес, кстати, в 2014 году даже попал в черный список Кремля с соответствующим запретом на въезд в Россию. Наконец, нельзя не заметить, что ни Менендес, ни Крейпо, ни Ван Холлен, ежедневно обновляющие свой аккаунт в Twitter, и словом там не обмолвились о встрече с делегацией из Казахстана. Что, в свою очередь, позволяет не только высказать предположение о декларативности заявлений американских сенаторов, но поставить под сомнение их знание ситуации вокруг Казахстана.

Эксперты: санкций нет, но они есть

Очень осторожно, но схожей точки зрения придерживаются и эксперты, которым Kursiv.kz задал один простой вопрос: «Можно ли верить заверениям американских политиков, заявивших, что, к примеру, антироссийские санкции не направлены против экономических интересов Казахстана?». Так, в беседе с Kursiv.kz ранее занимавший высокие посты в структурах казахстанского МИДа общественный деятель Казбек Бейсебаев заметил, что дело не в том, можно верить или не верить заявлениям американских политиков, а в том, что антироссийские санкции в любом случае  затрагивают интересы Казахстана. «Причина проста: Россия является для нас самым главным политическим и экономическим партнером, тогда как США могут поставить нам какие-то условия касательно торгово-экономического сотрудничества. Например, не покупайте продукцию у такой-то российской компании или что-то в этом роде», – поделился своим мнением с Kursiv.kz Бейсебаев.

В какой-то мере аналогичной позиции придерживается и политолог Андрей Чеботарев. «Вероятнее всего, американские сенаторы имели в виду, что прямых последствий от санкций против России для экономики Казахстана не будет. Другое дело, что есть косвенные влияния, которые мы видим. В результате американских санкций экономическая ситуация в Российской Федерации ухудшилась, что отразилось и на нас», – отметил Чеботарев, заметив, что публикация от Министерства национальной экономики Казахстана сильно похожа на пиар-ход с целью успокоить население страны. Вместе с тем он обратил внимание на деятельность Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), где тесно сотрудничают между собой казахстанские, российские и американские компании, и из которого пока никто не выходил, да и санкции против членов консорциума не вводились.

Своими рассуждениями по поводу доверия к заверениям сенаторов США во время их встречис главой МНЭ РК Тимуром Сулейменовым поделился с Kursiv.kz и еще один казахстанский политолог – Эдуард Полетаев. В частности, он заметил, что доверие в политике является важной категорией, которую исследуют ученые, поскольку она относится к социально-психологическому феномену. «Умение завоевать доверие – важнейшее качество политического деятеля. Американские политики не являются какими-то уникальными.  История показывает, что они говорили как ложь, так и правду. Политики даже если обманывают, то никак не больше других деятелей. Просто многое в их речах зависит от конкретной целесообразности, намерений и планов», – заметил Полетаев, что в случае необходимости политики всегда могут объяснить, почему обещание не было выполнено.

Неприятные моменты

Между тем, судя по публикации на официальном сайте Министерства национальной экономики Казахстана от 12 октября, во время рабочей поездки казахстанской делегации в Вашингтон отнюдь не все встречи относились к числу приятных. Вероятно, особенно сложным был разговор с заместителем торгового представителя Соединенных Штатов Джеффри Геришем по вопросу участия Республики Казахстан в Обобщенной системе преференций США (ОСП). Дело в том, что в апреле текущего года офис торгового представителя США на основании петиции от Американской федерации труда и Конгресса индустриальных организаций лишил Республику Казахстан преференций в торговле с Соединенными Штатами. Отмечалось, Казахстан не предпринял шагов для обеспечения своих работников международно признанными правами, в которые входят право на свободу создания ассоциаций и разрешения коллективных трудовых споров. Кроме того, указывалось, что Казахстан «активно ограничивает право работников формировать профсоюзы и ассоциации работодателей», а также имеет ограничивающее законодательство и враждебно относится к независимым трудовым представителям, на что неоднократно обращала внимание Международная организация труда (МОТ). Так вот, если верить сообщению от Министерства национальной экономики РК, на этот раз американская сторона положительно оценила не только стремление Казахстана к дальнейшему сотрудничеству с МОТ, но и его приверженность продолжать работу по приведению казахстанского законодательства в соответствии со стандартами ОСП. Возможно, так и есть. Другое дело, что на официальном сайте офиса торгового представителя США так и не появилось сообщения о снятии с Казахстана апрельских ограничений. 

Что будет, то будет

А вот вашингтонская встреча с министром торговли США Уилбуром Россом, похоже, прошла в более позитивном ключе. Сообщается, что Росс «положительно оценил прогресс в части практической имплементации защиты прав и интеллектуальной собственности в Казахстане». Более того, он выразил надежду, что в ходе предстоящего визита американской торговой миссии в Астану и Алматы, которая состоится 24–25 октября, Соединенным Штатам и Казахстану удастся не только подписать новые контракты, но и заключить ряд двусторонних соглашений.  Впрочем, нельзя исключать, что ряд намеченных планов Уилбура Росса во время предстоящей поездки в Казахстан не будут реализованы. В процесс переговоров может запросто вмешаться большая политика в виде возможной встречи 19 октября на казахстанско-узбекской границе президентов России и Узбекистана – Владимира Путина и Шавката Мирзиёева с Нурсултаном Назарбаевым. Учитывая, что Москва и Ташкент уже объявили о вероятном подписании в ходе визита Путина в Узбекистан различных контрактов и соглашений на общую сумму в $20 млрд, можно вполне допустить, что Астане придется пересмотреть некоторые статьи взаимоотношений с США, вступающие в силу после 25 октября текущего года, санкции которых «против ряда стран» как будто не затрагивают экономических интересов Республики Казахстан.  


2305 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций