Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


4078 просмотров

Казахстан и США: доверяй, но проверяй

Похоже, что между РК и США при обсуждении вопроса о возможном влиянии американских санкций в отношении ряда стран на экономические интересы Казахстана появились некоторые недомолвки

Фото: shutterstock.com

12 октября Министерство национальной экономики Казахстана сообщило об итогах рабочей поездки своего руководителя Тимура Сулейменова в Вашингтон. На первый взгляд она прошла удачно. Но есть оставшиеся за кадром нюансы.

Судя по сообщению пресс-службы Министерства национальной экономики РК (МНЭ), рабочая поездка Тимура Сулейменова в Вашингтон в целом прошла в позитивном ключе. Отмечается, что в ходе прошедших встреч особое внимание «было уделено реализации достигнутых договоренностей между президентами Казахстана и США в январе текущего года», а также «затронуты темы по соблюдению экономических интересов Казахстана в условиях введения США антироссийских санкций». Кроме того, рассматривались вопросы по продвижению потенциального членства Казахстана в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Дьявол кроется в деталях

И если по первой и третьей темам переговоров каких-либо разногласий, похоже, не наблюдалось (в частности, в сообщении пресс-службы Министерства национальной экономики отмечается, что американская сторона обозначила свой интерес к реализации новых совместных проектов в различных сферах экономики, а также выразила готовность содействовать вступлению Казахстана в ОСЭР), то при обсуждении вопроса о возможном влиянии американских санкций в отношении ряда стран на экономические интересы Казахстана, похоже, появились некоторые недомолвки. К примеру, обращает на себя внимание встреча Тимура Сулейменова с американскими сенаторами, возглавляющими банковский комитет Сената США, –  республиканцем Майклом Крейпо и демократами Крисом Ван Холленом и Робертом Менендесом. Отмечается, что в беседе с казахстанским министром влиятельные американские политики не только подтвердили важность Казахстана как ключевого партнера в Центрально-Азиатском регионе, но и отметили, что антироссийские санкции не направлены против экономики РК.

Безусловно, по идее, подобные заверения от известных политиков США должны успокаивать правительство Казахстана. Но, как говорится, дьявол кроется в деталях. А вот детали эти как раз и не позволяют в полной мере доверять словам американских сенаторов, которые, скорее всего, продемонстрировали делегации из Казахстана один из вариантов политеса. Дело в том, что и Майк Крейпо, и Крис Ван Холлен, и Боб Менендес, во-первых, находятся в жесткой оппозиции к президенту США Дональду Трампу, регулярно критикуя его экономическую политику. Во-вторых, они относятся к числу тех «ястребов», кто активно ратует и за принятие жестких мер в отношении Турции за дело уже освобожденного пастора Эндрю Брансона, и за наказание Саудовской Аравии за возможную причастность ее властей к убийству журналиста The Washington Post Джамаля Хашогги, и, естественно, за ужесточение санкций против России. Лоббирующий интересы армянской диаспоры сенатор от штата Нью-Джерси Боб Менендес, кстати, в 2014 году даже попал в черный список Кремля с соответствующим запретом на въезд в Россию. Наконец, нельзя не заметить, что ни Менендес, ни Крейпо, ни Ван Холлен, ежедневно обновляющие свой аккаунт в Twitter, и словом там не обмолвились о встрече с делегацией из Казахстана. Что, в свою очередь, позволяет не только высказать предположение о декларативности заявлений американских сенаторов, но поставить под сомнение их знание ситуации вокруг Казахстана.

Эксперты: санкций нет, но они есть

Очень осторожно, но схожей точки зрения придерживаются и эксперты, которым Kursiv.kz задал один простой вопрос: «Можно ли верить заверениям американских политиков, заявивших, что, к примеру, антироссийские санкции не направлены против экономических интересов Казахстана?». Так, в беседе с Kursiv.kz ранее занимавший высокие посты в структурах казахстанского МИДа общественный деятель Казбек Бейсебаев заметил, что дело не в том, можно верить или не верить заявлениям американских политиков, а в том, что антироссийские санкции в любом случае  затрагивают интересы Казахстана. «Причина проста: Россия является для нас самым главным политическим и экономическим партнером, тогда как США могут поставить нам какие-то условия касательно торгово-экономического сотрудничества. Например, не покупайте продукцию у такой-то российской компании или что-то в этом роде», – поделился своим мнением с Kursiv.kz Бейсебаев.

В какой-то мере аналогичной позиции придерживается и политолог Андрей Чеботарев. «Вероятнее всего, американские сенаторы имели в виду, что прямых последствий от санкций против России для экономики Казахстана не будет. Другое дело, что есть косвенные влияния, которые мы видим. В результате американских санкций экономическая ситуация в Российской Федерации ухудшилась, что отразилось и на нас», – отметил Чеботарев, заметив, что публикация от Министерства национальной экономики Казахстана сильно похожа на пиар-ход с целью успокоить население страны. Вместе с тем он обратил внимание на деятельность Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), где тесно сотрудничают между собой казахстанские, российские и американские компании, и из которого пока никто не выходил, да и санкции против членов консорциума не вводились.

Своими рассуждениями по поводу доверия к заверениям сенаторов США во время их встречис главой МНЭ РК Тимуром Сулейменовым поделился с Kursiv.kz и еще один казахстанский политолог – Эдуард Полетаев. В частности, он заметил, что доверие в политике является важной категорией, которую исследуют ученые, поскольку она относится к социально-психологическому феномену. «Умение завоевать доверие – важнейшее качество политического деятеля. Американские политики не являются какими-то уникальными.  История показывает, что они говорили как ложь, так и правду. Политики даже если обманывают, то никак не больше других деятелей. Просто многое в их речах зависит от конкретной целесообразности, намерений и планов», – заметил Полетаев, что в случае необходимости политики всегда могут объяснить, почему обещание не было выполнено.

Неприятные моменты

Между тем, судя по публикации на официальном сайте Министерства национальной экономики Казахстана от 12 октября, во время рабочей поездки казахстанской делегации в Вашингтон отнюдь не все встречи относились к числу приятных. Вероятно, особенно сложным был разговор с заместителем торгового представителя Соединенных Штатов Джеффри Геришем по вопросу участия Республики Казахстан в Обобщенной системе преференций США (ОСП). Дело в том, что в апреле текущего года офис торгового представителя США на основании петиции от Американской федерации труда и Конгресса индустриальных организаций лишил Республику Казахстан преференций в торговле с Соединенными Штатами. Отмечалось, Казахстан не предпринял шагов для обеспечения своих работников международно признанными правами, в которые входят право на свободу создания ассоциаций и разрешения коллективных трудовых споров. Кроме того, указывалось, что Казахстан «активно ограничивает право работников формировать профсоюзы и ассоциации работодателей», а также имеет ограничивающее законодательство и враждебно относится к независимым трудовым представителям, на что неоднократно обращала внимание Международная организация труда (МОТ). Так вот, если верить сообщению от Министерства национальной экономики РК, на этот раз американская сторона положительно оценила не только стремление Казахстана к дальнейшему сотрудничеству с МОТ, но и его приверженность продолжать работу по приведению казахстанского законодательства в соответствии со стандартами ОСП. Возможно, так и есть. Другое дело, что на официальном сайте офиса торгового представителя США так и не появилось сообщения о снятии с Казахстана апрельских ограничений. 

Что будет, то будет

А вот вашингтонская встреча с министром торговли США Уилбуром Россом, похоже, прошла в более позитивном ключе. Сообщается, что Росс «положительно оценил прогресс в части практической имплементации защиты прав и интеллектуальной собственности в Казахстане». Более того, он выразил надежду, что в ходе предстоящего визита американской торговой миссии в Астану и Алматы, которая состоится 24–25 октября, Соединенным Штатам и Казахстану удастся не только подписать новые контракты, но и заключить ряд двусторонних соглашений.  Впрочем, нельзя исключать, что ряд намеченных планов Уилбура Росса во время предстоящей поездки в Казахстан не будут реализованы. В процесс переговоров может запросто вмешаться большая политика в виде возможной встречи 19 октября на казахстанско-узбекской границе президентов России и Узбекистана – Владимира Путина и Шавката Мирзиёева с Нурсултаном Назарбаевым. Учитывая, что Москва и Ташкент уже объявили о вероятном подписании в ходе визита Путина в Узбекистан различных контрактов и соглашений на общую сумму в $20 млрд, можно вполне допустить, что Астане придется пересмотреть некоторые статьи взаимоотношений с США, вступающие в силу после 25 октября текущего года, санкции которых «против ряда стран» как будто не затрагивают экономических интересов Республики Казахстан.  


1440 просмотров

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank