Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2372 просмотра

Евразийская интеграция: объединяться или разбегаться

Недоверие к своим торгово-экономическим партнерам и отсутствие конструктивного взаимодействия между странами, входящими в ЕАЭС, негативно сказываются на всех участниках экономического союза

Фото: Олег Спивак

Последствия глобального экономического кризиса 2007–2009 годов, санкции в отношении России, недоверие к своим торгово-экономическим партнерам и отсутствие конструктивного взаимодействия между странами, входящими в ЕАЭС, негативно сказываются на всех участниках экономического союза. Как отмечали эксперты, собравшиеся 6 сентября в Алматы на Конгресс евразийских СМИ, проблема заключается в том, что сегодня никто не знает, в каком направлении развивать интеграционные процессы.

Как сапожник без сапог

«ЕАЭС является новой реальностью на евразийском пространстве. С одной стороны, после начальной фазы быстрого роста ЕАЭС уперся в некий краткосрочный «потолок», через который предстоит долго пробиваться дальше, с другой –  ЕАЭС успел добиться достаточно многого и вполне жизнеспособен», – отметили участники мероприятия.

Действительно за довольно короткий срок – 3,5 года, с тех пор как существует Евразийский экономический союз (ЕЭК), была создана его институциональная основа. «Его отличительная черта в системе органов управления союза Евразийской экономической комиссии –  структура, которая имеет наднациональные полномочия. Они не всеобъемлющие, как у Европейского союза, но они у нас есть, –  с гордостью подчеркнул директор департамента развития интеграции ЕЭК Сергей Шухно.

Но здесь, по его словам, очень важен вопрос по снятию внутри союза барьеров и недопущению появления новых. «Эта проблема очень чувствительна и этим вопросам посвящена большая часть повестки решения органов Евразийского союза – порядка 40% от всех решений, принятых Евразийской экономической комиссией. Есть у нас белая книга, в ней сейчас около 60 препятствий. Снимаются препятствия, но, к сожалению, появляются новые», –  говорит представитель ЕЭК. Тем не менее, по его утверждению, сегодня Евразийская комиссия постепенно становится тем центром, который не только аккумулирует национальные позиции, но и вносит предложения по углублению интеграции, осуществляет мониторинг выполнения договоренностей в рамках союза.

Однако последняя ремарка тут же подверглась резкой критике со стороны других участников конгресса. Российский экономист Евгений Надоршин привел в пример разразившуюся не так давно дискуссию о лимитах на беспошлинный ввоз товаров физическими лицами на территорию ЕАЭС. «Выходят представители министерств и ведомств РФ и говорят: а давайте мы это сделаем. Простите, но тут же возникает вопрос: к чьим полномочиям относится это решение? Ищем в СМИ, что говорит евразийская комиссия на этот счет. Не поверите – а ничего на этот счет она не говорит. Собственно, она предпочитает отмолчаться, когда национальные министерства перешагивают через границы своих национальных полномочий и дождаться что же там будет. Как в таком случае можно рассчитывать на то, что наднациональное законодательство будут воспринимать серьезно?», –  задается вопросом экономист.

IMG_7332.JPG

По мнению г-на Надоршина, недостаточно прописать законодательные акты. Оно и понятно, если не будет тех, кто начнет отстаивать право этих законодательных актов действовать так, как прописано в последних, то никакого движения вперед и не будет.  Сергей Шухно попытался парировать, заметив, что российский Минфин так и не перешел черту по поводу беспошлинного ввоза. «Правильно, такие заявления есть. Поэтому я и говорю, что очень важно соблюдать право союза и нужны механизмы. Поэтому рядом стоит вопрос о наделении комиссии такими полномочиями», – нехотя признал представитель ЕЭК.

Впрочем, ни поучаствовать в развернувшейся дискуссии, ни дослушать ее продолжение собравшимся представителям СМИ так и не удалось, поскольку организаторы по непонятной причине предпочли все самое интересное обсудить кулуарно. Что вызвало некоторое недоумение у журналистов, поскольку мероприятие было организовано для прессы, да и сами участники еще в самом начале конгресса заявили о том, что считают его очень важным, поскольку, мол, работа ЕАЭС зачастую скрыта от граждан этого экономического объединения. 

Макроэкономический баланс или китайское ярмо

Вместе с тем затронутая тема нашла отражение в выступлении другого российского эксперта Михаила Делягина, который, коротко пробежавшись по резко меняющимся глобальным процессам, вывел неожиданный прогноз о том, что нас ждет впереди глобальная депрессия. «То, что мы считаем по инерции истерикой г-на Трампа, –  начало этому положил еще Обама со своими трансокеанскими партнерствами, которые были направлены на разрушение глобальных рынков. Те самые рынки, которые мы строили, начинают распадаться буквально на глазах на макрорегионы. Наступят очень грозные и жесткие времена. Сокращение объемов рынков может привести к утрате технологий. О чем, собственно, сказал Владимир Путин на недавно прошедшем макроэкономическом форуме. И в этой ситуации для нас встает очень простой вопрос: или мы сможем построить свой макрорегион, несмотря на все наши проблемы, или мы будем, как уважительно говорят о нас китайцы, надежным тылом великой Поднебесной. Одной из провинций, имеющей свою политическую самостоятельность, а в экономическом плане придатком Китая»? – задался вопросом экономист.

В этой связи он видит выход в создании четкой координации макроэкономической политики. Вопрос лишь в том, как это можно реализовать, если страны – участники ЕАЭС имеют принципиально разные цели? Между тем, с точки зрения его коллеги Евгения Надоршина, строить столь мрачные прогнозы преждевременно, поскольку глобальные рынки сбыта скорее всего останутся без каких-либо изменений. «Нефть она как торговалась, так и будет торговаться. Никакие специфические макрорегионы нефти не появятся. То же самое по большому количеству однородных продуктов. Как китайский МТК ворвался в сегмент бюджетных моделей и разместился там комфортно, он так же там, скорее всего, и останется. Потому что компании заняли свои ниши, которые глобальные игроки будут рассматривать. Они не будут сокращать свою деятельность из-за того, что политики решили рассориться. Да и тот же Китай макрорегионом ограничить сложно», – уверен экономист.

Но проблема все же есть. По мнению эксперта, она кроется в росте националистических настроений, которые наблюдюется с начала кризиса 2008 года и мешают развиваться экономическому сотрудничеству. «Нам будет очень тяжело преодолевать национальные барьеры и находить компромиссы, поэтому мы с большей легкостью будем объединяться вокруг сильного экономического партнера Китая, чем вокруг друг друга», – отметил в комментариях «Къ» Евгений Надоршин.

Пунктиры Шелкового пути

Стоит отметить, что экспертов конгресса роль Китая интересовала не только как глобального игрока, способного подмять под себя другие страны, но и как активного участника строительства Великого шелкового пути, стремящегося получить выгоду от вложенных инвестиций.

Евразийский банк развития (ЕАБР) должен иметь гораздо большие инвестиционные возможности для реализации интеграционных проектов, чем сейчас, считает Евгений Надоршин.

«Инвестиционный портфель ЕАБР в $3 млрд – это достаточно скромный объем. Интеграционный банк такого уровня должен иметь возможность покрывать проект если не в одиночку, то хотя бы существенную часть – вроде автомобильной дороги для обеспечения грузопотока между Китаем и Европой», – заявил эксперт.

По его мнению, несложно подсчитать потери, которые возникают из-за отсутствия российского участка на этой дороге, и эти потери оказываются гораздо выше, чем все выгоды от всех проектов, которые были реализованы усилиями ЕАБР. «Выгоды только одной торговле могут быть весьма внушительными. Препонов, конечно, много. Но банк интеграционный должен иметь возможности и, если надо, совершенно серьезно двигать проекты, измеряемые порядка $10 млрд. Тогда это полноценный интеграционный банк на этом пространстве – заметьте, не весь портфель, а проект. Мы говорим о совсем ином масштабе», – подчеркнул экономист.

В свою очередь, председатель правления ЕАБР Андрей Бельянинов задался вопросом существования маршрутов Шелкового пути. «Давайте умозрительно представим карту мира. Кто-нибудь когда-нибудь видел, что такое маршрут Шелкового пути? Хоть бы кто-нибудь пунктиром прочертил и сказал: «Вот такой Шелковый путь». Что сделали наши китайские коллеги? Они бросили этот камень в тазик, пошли волны, и от стен этого тазика волны начали отражаться. Мы сейчас обсуждаем то, что мне пока непонятно. Наверное, у наших китайских коллег есть стратегия. Мы, мне кажется, сами прокладываем эти пути. В этом, наверное, гениальность этого вброса», – заметил глава Евразийского банка.

К слову, данное заявление вызвало еще раз удивление отдельных представителей СМИ, которые в кулуарах, обсуждая услышанное, предположили, что, возможно, это была такого рода шутка, но при этом отмечали, что еще в I–III веках нашей эры упомянутый г-ном Бельяниновым Шелковый путь соединял четыре могущественные империи – Римскую, Парфянскую, Кушанскую и Китайскую. Одна ветвь Шелкового пути вела через Хорезм на Волгу, в Восточную Европу. Таким образом, товары из Китая, Индии, Центральной Азии достигали Руси. Другая ветвь шла через Балх и земли современного Афганистана в Индию. Товары, которые шли по третьей ветви, попадали из Багдада к Средиземному морю и дальше в Египет, Византию и Италию. Сегодня дороги, которые считаются Великим Шелковым путем, соединяют такие страны, как Азербайджан, Грузию и Северный Кавказ, Иран, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

Нацвалюты в приоритете

Затронули эксперты и возможность перехода к расчету нацвалютами между странами-участницами ЕАЭС. Однако при этом они сошлись во мнении, что данный процесс дело дорогое, но необходимое. Пока речь не шла о вопросах безопасности, не было нужды его продвигать. Но теперь, когда игроки евразийского пространства столкнулись с ситуацией заморозки международных резервов с достаточно сложными стратегическими последствиями, возможно, есть смысл снова заняться продвижением расчетов в нацвалютах. Конечно, для этого необходимо будет развивать торги в парах валют друг друга, но для этого должен быть спрос на эти валюты. Но нацвалюты пока слабы, а хеджирование от валютных рисков требует дополнительных вложений. Тем не менее, по мнению экономистов, внедрение расчетов посредством нацвалют позволят: во-первых, решить вопрос безопасности, а во-вторых, это сфера, которую можно будет быстро и уверенно расширять далеко за пределы Евразийского союза.


1489 просмотров

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank