Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1990 просмотров

Аральское море: единство при разногласиях

Государства-учредители Международного фонда по спасению Арала до сих пор не могут достигнуть полного согласия по морю, однако заметное изменение климата в регионе может поспособствовать переговорам

Фото: Reuters

Прошедший в городе Туркменбаши саммит глав государств-учредителей Международного фонда по спасению Арала назван историческим. Однако, судя по публикациям в СМИ и заявлениям руководителей этих стран, полного согласия так и не было достигнуто. Все остались при своих мнениях.

До встречи на туркменском курорте «Аваза» главы государств-учредителей Международного фонда спасения Арала не собирались вместе много лет. Предыдущий саммит состоялся в конце апреля 2009 года в Алматы. И хотя проблем вокруг бывшего Аральского моря меньше не становилось, как-то было не похоже, чтобы страны-учредители готовы были их совместно решать. Более того, все эти годы каждый тянул «одеяло» в свою сторону.

Каждый сам за себя

Так Туркмения, несмотря на возражения Узбекистана, продолжала проект по созданию в Каракумах озера Алтын-Асыр, вложив миллиарды долларов в фактический забор воды из Амударьинского речного бассейна. Узбекистан, вопреки прежним договоренностям, заблокировал строительство второй очереди проекта «Регулирование русла Сырдарьи и северной части Аральского моря», который позволил бы не только развивать рыболовство, но и вернуть городу Аральску выход к большой воде. Казахстан в свою очередь завершил строительство Коксарайского контррегулятора на Сырдарье. Обезопасив тем самым от постоянных подтоплений Кызылорду и Туркестан, но вместе с тем существенно сократив сброс воды из Шардаринского водохранилища в Арнасайскую впадину, ресурсы которой активно использовал Узбекистан. Не особо прислушивался к мнению соседей и Таджикистан, продолжая возведение на притоке Амударьи реке Вахш Рогунской ГЭС, работа которой может запросто повлиять на ситуацию в Приаралье в целом. Но больше всех «порадовал» Кыргызстан, в 2016 году заявивший о своем отказе участвовать в деятельности Международного фонда спасения Арала (МФСА), поскольку эта организация «не учитывает гидроэнергетические аспекты водопользования и потребности отдельных государств Центральной Азии».

Несмотря на разногласия

В этой связи, учитывая все существующие между странами региона разногласия, проведение саммита МФСА в городе Туркменбаши с участием первых лиц Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана действительно можно назвать историческим. Тем более что, судя по опубликованному, пусть и пространному, тексту коммюнике Совета глав государств-учредителей МФСА, стороны не только подтвердили свою «приверженность принятым решениям по совместному и комплексному управлению и рациональному использованию водных ресурсов и охране окружающей среды в бассейне Аральского моря». Они еще и готовы учитывать интересы «всех стран региона на принципах добрососедства и взаимного уважения». Достаточно позитивным представляется решение стран консолидировать усилия для «комплексного решения проблем, связанных с оздоровлением социально-экономической и экологической обстановки в бассейне Аральского моря, особенно в зонах, подверженных экологическому кризису». Многообещающе выглядит и предстоящее согласование между собой мер, направленных на обеспечение населения питьевой водой, увеличение площадей лесопосадок и уменьшение загрязнения вод, атмосферного воздуха и деградации земель. Соответственно для решения всех перечисленных проблем направлен и призыв к сотрудничеству институтам ООН, международным и региональным организациям.

На бога надейся…

Вот только далеко не факт, что те же международные организации и институты ООН начнут активно финансировать деятельность Международного фонда спасения Арала, который, по информации радио «Азаттык», за 25 лет своего существования уже потратил $15 млрд. По словам источника «Къ» из правительственных кругов в Астане, в настоящий момент как Казахстан, так и Узбекистан вряд ли получат от международных организаций деньги на спасение Аральского моря. «Раньше и Казахстану, и Узбекистану действительно давали гранты на подготовку проектно-сметной документации, на изучение флоры и фауны, на помощь населению, на другие мероприятия, связанные с Приаральем. Но сегодня ситуация несколько изменилась. На международном уровне наши страны уже не относят к развивающимся государствам. Они считаются достаточно развитыми. Если кто и может сегодня рассчитывать на помощь из-за рубежа, то только Кыргызстан, Таджикистан и где-то Туркмения. Но они к тому, что раньше называлось Аральским морем, имеют лишь косвенное отношение», – заметил собеседник «Къ», подчеркнув, что спасать остатки Арала Казахстану и Узбекистану придется собственными силами, постоянно контактируя между собой.

Все по-новому?

Здесь стоит отметить, что некоторые положительные сдвиги в этом направлении уже наметились. К примеру, на прошедшем в городе Туркменбаши саммите глав государств-участниц МФСА президент Казахстана Нурсултан Назарбаев фактически поддержал проект узбекской стороны по высадке в акватории бывшего моря защитных насаждений в виде саксаула и других солеустойчивых растений общей площадью почти в 350 тыс. гектаров. «Были очень полезные предложения, основанные на современных научных подходах. Например, укрепить соль на дне стойкими к ней зелеными насаждениями, которые будут способствовать улучшению экологической ситуации и одновременно служить источником получения кормов для сельскохозяйственных животных», – отметил в частности Нурсултан Назарбаев на прошедшей после завершения саммита МФСА пресс-конференции. О готовности создать все необходимые условия для выработки взаимоприемлемых механизмов взаимодействия в использовании водных ресурсов бассейна Аральского моря сообщил и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

И все же говорить о кардинальных сдвигах в решении вопроса по спасению Аральского региона пока не приходится. По словам руководителя института «Казгипроводхоз» Анатолия Рябцева, с тем же Узбекистаном до сих пор нет договоренностей по старту второй очереди проекта «Регулирование русла Сырдарьи и северной части Аральского моря». «Наш второй этап уже 10 лет топчется на месте. Узбекистан заблокировал этот проект, и мы ничего не можем сделать. По сути дела, нам надо заново все делать, начиная от создания технико-экономического обоснования. А ведь этот этап очень серьезный! Это и восстановление рыбных запасов, и создание инфраструктуры – там два больших моста должны появиться, но, увы, все это было остановлено. Теперь остается надеяться на новое руководство Узбекистана», – отметил в беседе с «Къ» Анатолий Рябцев, заметив, что президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев по образованию мелиоратор, а потому хорошо знает суть проблемы.

А вот от Туркменистана и Кыргызстана особых движений пока не видно. Согласно сообщениям от официального Ашхабада, там пока не собираются отказываться от проекта по созданию озера «Алтын Асыр». В день, когда начался саммит стран-участниц МФСА, правительственный сайт Туркменистана сообщил, что «с вводом в строй первой очереди туркменского озера «Алтын Асыр» коллекторы, отводящие от оазисов дренажные и отработанные воды, соединены в единую гидросистему. Сегодня, всего через несколько лет, в результате естественных биологических процессов вода очистилась до приемлемых норм, там появилась растительность и большое количество рыбы и птицы». Там же приводятся и слова президента Гурбангулы Бердымухамедова, уверяющего, что сооружение этого рукотворного водоема «даёт возможность успешно решать насущные экологические, экономические и социальные вопросы».

Что касается позиции Кыргызстана, то и она как-то не меняется. Достаточно сказать, что новый президент этой страны Сооронбай Жээнбеков присутствовал на саммите МФСА в качестве наблюдателя. При этом никакой информации о том, что Кыргызстан возвратит себе членство в Международном фонде спасения Арала, пока не появлялось.   

Коррективы от погоды

Впрочем, нахождению общего языка между странами-участницами МФСА может поспособствовать начавшееся заметное изменение климата в регионе, которое уже угрожает таянием ледников с последующим значительным понижением уровня воды в реках Центральной Азии, что приведет к очень серьезным внутриполитическим проблемам. В этой связи нельзя не упомянуть об одной из точек зрения, согласно которой еще в начале года саммит глав государств-участников МФСА даже и не планировался. Пока в дело «не вмешалась» погода. Первая, пришедшая с Арала пыльно-солевая буря в конце мая 2018 года, накрыла не только весь северо-запад Узбекистана, но и северо-восток Туркменистана, уничтожив все посевы культурных растений и накрыв белым налетом все дома, машины и деревья. Вторая буря из соли, прошедшая в июле на севере Туркменистана, нанесла непоправимый ущерб хлопковым и пшеничным полям, а также фруктовым садам Дашагузкого велаята. Третья – в начале августа – накрыла белой мглой даже Ташкент, чего ранее никогда не наблюдалось.


2217 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций