Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1894 просмотра

Аральское море: единство при разногласиях

Государства-учредители Международного фонда по спасению Арала до сих пор не могут достигнуть полного согласия по морю, однако заметное изменение климата в регионе может поспособствовать переговорам

Фото: Reuters

Прошедший в городе Туркменбаши саммит глав государств-учредителей Международного фонда по спасению Арала назван историческим. Однако, судя по публикациям в СМИ и заявлениям руководителей этих стран, полного согласия так и не было достигнуто. Все остались при своих мнениях.

До встречи на туркменском курорте «Аваза» главы государств-учредителей Международного фонда спасения Арала не собирались вместе много лет. Предыдущий саммит состоялся в конце апреля 2009 года в Алматы. И хотя проблем вокруг бывшего Аральского моря меньше не становилось, как-то было не похоже, чтобы страны-учредители готовы были их совместно решать. Более того, все эти годы каждый тянул «одеяло» в свою сторону.

Каждый сам за себя

Так Туркмения, несмотря на возражения Узбекистана, продолжала проект по созданию в Каракумах озера Алтын-Асыр, вложив миллиарды долларов в фактический забор воды из Амударьинского речного бассейна. Узбекистан, вопреки прежним договоренностям, заблокировал строительство второй очереди проекта «Регулирование русла Сырдарьи и северной части Аральского моря», который позволил бы не только развивать рыболовство, но и вернуть городу Аральску выход к большой воде. Казахстан в свою очередь завершил строительство Коксарайского контррегулятора на Сырдарье. Обезопасив тем самым от постоянных подтоплений Кызылорду и Туркестан, но вместе с тем существенно сократив сброс воды из Шардаринского водохранилища в Арнасайскую впадину, ресурсы которой активно использовал Узбекистан. Не особо прислушивался к мнению соседей и Таджикистан, продолжая возведение на притоке Амударьи реке Вахш Рогунской ГЭС, работа которой может запросто повлиять на ситуацию в Приаралье в целом. Но больше всех «порадовал» Кыргызстан, в 2016 году заявивший о своем отказе участвовать в деятельности Международного фонда спасения Арала (МФСА), поскольку эта организация «не учитывает гидроэнергетические аспекты водопользования и потребности отдельных государств Центральной Азии».

Несмотря на разногласия

В этой связи, учитывая все существующие между странами региона разногласия, проведение саммита МФСА в городе Туркменбаши с участием первых лиц Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана действительно можно назвать историческим. Тем более что, судя по опубликованному, пусть и пространному, тексту коммюнике Совета глав государств-учредителей МФСА, стороны не только подтвердили свою «приверженность принятым решениям по совместному и комплексному управлению и рациональному использованию водных ресурсов и охране окружающей среды в бассейне Аральского моря». Они еще и готовы учитывать интересы «всех стран региона на принципах добрососедства и взаимного уважения». Достаточно позитивным представляется решение стран консолидировать усилия для «комплексного решения проблем, связанных с оздоровлением социально-экономической и экологической обстановки в бассейне Аральского моря, особенно в зонах, подверженных экологическому кризису». Многообещающе выглядит и предстоящее согласование между собой мер, направленных на обеспечение населения питьевой водой, увеличение площадей лесопосадок и уменьшение загрязнения вод, атмосферного воздуха и деградации земель. Соответственно для решения всех перечисленных проблем направлен и призыв к сотрудничеству институтам ООН, международным и региональным организациям.

На бога надейся…

Вот только далеко не факт, что те же международные организации и институты ООН начнут активно финансировать деятельность Международного фонда спасения Арала, который, по информации радио «Азаттык», за 25 лет своего существования уже потратил $15 млрд. По словам источника «Къ» из правительственных кругов в Астане, в настоящий момент как Казахстан, так и Узбекистан вряд ли получат от международных организаций деньги на спасение Аральского моря. «Раньше и Казахстану, и Узбекистану действительно давали гранты на подготовку проектно-сметной документации, на изучение флоры и фауны, на помощь населению, на другие мероприятия, связанные с Приаральем. Но сегодня ситуация несколько изменилась. На международном уровне наши страны уже не относят к развивающимся государствам. Они считаются достаточно развитыми. Если кто и может сегодня рассчитывать на помощь из-за рубежа, то только Кыргызстан, Таджикистан и где-то Туркмения. Но они к тому, что раньше называлось Аральским морем, имеют лишь косвенное отношение», – заметил собеседник «Къ», подчеркнув, что спасать остатки Арала Казахстану и Узбекистану придется собственными силами, постоянно контактируя между собой.

Все по-новому?

Здесь стоит отметить, что некоторые положительные сдвиги в этом направлении уже наметились. К примеру, на прошедшем в городе Туркменбаши саммите глав государств-участниц МФСА президент Казахстана Нурсултан Назарбаев фактически поддержал проект узбекской стороны по высадке в акватории бывшего моря защитных насаждений в виде саксаула и других солеустойчивых растений общей площадью почти в 350 тыс. гектаров. «Были очень полезные предложения, основанные на современных научных подходах. Например, укрепить соль на дне стойкими к ней зелеными насаждениями, которые будут способствовать улучшению экологической ситуации и одновременно служить источником получения кормов для сельскохозяйственных животных», – отметил в частности Нурсултан Назарбаев на прошедшей после завершения саммита МФСА пресс-конференции. О готовности создать все необходимые условия для выработки взаимоприемлемых механизмов взаимодействия в использовании водных ресурсов бассейна Аральского моря сообщил и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

И все же говорить о кардинальных сдвигах в решении вопроса по спасению Аральского региона пока не приходится. По словам руководителя института «Казгипроводхоз» Анатолия Рябцева, с тем же Узбекистаном до сих пор нет договоренностей по старту второй очереди проекта «Регулирование русла Сырдарьи и северной части Аральского моря». «Наш второй этап уже 10 лет топчется на месте. Узбекистан заблокировал этот проект, и мы ничего не можем сделать. По сути дела, нам надо заново все делать, начиная от создания технико-экономического обоснования. А ведь этот этап очень серьезный! Это и восстановление рыбных запасов, и создание инфраструктуры – там два больших моста должны появиться, но, увы, все это было остановлено. Теперь остается надеяться на новое руководство Узбекистана», – отметил в беседе с «Къ» Анатолий Рябцев, заметив, что президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев по образованию мелиоратор, а потому хорошо знает суть проблемы.

А вот от Туркменистана и Кыргызстана особых движений пока не видно. Согласно сообщениям от официального Ашхабада, там пока не собираются отказываться от проекта по созданию озера «Алтын Асыр». В день, когда начался саммит стран-участниц МФСА, правительственный сайт Туркменистана сообщил, что «с вводом в строй первой очереди туркменского озера «Алтын Асыр» коллекторы, отводящие от оазисов дренажные и отработанные воды, соединены в единую гидросистему. Сегодня, всего через несколько лет, в результате естественных биологических процессов вода очистилась до приемлемых норм, там появилась растительность и большое количество рыбы и птицы». Там же приводятся и слова президента Гурбангулы Бердымухамедова, уверяющего, что сооружение этого рукотворного водоема «даёт возможность успешно решать насущные экологические, экономические и социальные вопросы».

Что касается позиции Кыргызстана, то и она как-то не меняется. Достаточно сказать, что новый президент этой страны Сооронбай Жээнбеков присутствовал на саммите МФСА в качестве наблюдателя. При этом никакой информации о том, что Кыргызстан возвратит себе членство в Международном фонде спасения Арала, пока не появлялось.   

Коррективы от погоды

Впрочем, нахождению общего языка между странами-участницами МФСА может поспособствовать начавшееся заметное изменение климата в регионе, которое уже угрожает таянием ледников с последующим значительным понижением уровня воды в реках Центральной Азии, что приведет к очень серьезным внутриполитическим проблемам. В этой связи нельзя не упомянуть об одной из точек зрения, согласно которой еще в начале года саммит глав государств-участников МФСА даже и не планировался. Пока в дело «не вмешалась» погода. Первая, пришедшая с Арала пыльно-солевая буря в конце мая 2018 года, накрыла не только весь северо-запад Узбекистана, но и северо-восток Туркменистана, уничтожив все посевы культурных растений и накрыв белым налетом все дома, машины и деревья. Вторая буря из соли, прошедшая в июле на севере Туркменистана, нанесла непоправимый ущерб хлопковым и пшеничным полям, а также фруктовым садам Дашагузкого велаята. Третья – в начале августа – накрыла белой мглой даже Ташкент, чего ранее никогда не наблюдалось.


1395 просмотров

Бремя проекта «Один пояс – один путь» все сильнее давит на Пакистан

Предполагалось, что выдвинутая КНР инициатива по созданию масштабных инфраструктурных проектов будет способствовать развитию экономики ключевого китайского союзника, однако разразившийся экономический кризис стал причиной приостановки текущих проектов и вынудил Исламабад в преддверии Пекинского форума по инфраструктурной политике просить о помощи

Фото: wsj.com

Глобальная программа под названием «Один пояс – один путь», инициированная КНР для развития инфраструктуры, должна была обеспечить Пакистану, ближайшему союзнику Пекина, бурный экономический рост, который был бы выгоден обеим странам, пишет The Wall Street Journal.

Однако Пакистан, где в рамках программы было освоено меньше половины от общей суммы инвестиций в $62 млрд, столкнулся с серьезными кризисными явлениями, которые тормозят реализацию остальных инфраструктурных проектов. При этом китайские государственные компании, чьими силами эта инфраструктура была построена, требуют, чтобы правительство Пакистана гарантировало выплаты Пекину за проделанную работу.

Теперь Пакистан просит Китай выступить с инициативой другого рода, а именно оказать безвозмездную помощь в социальном развитии страны, выделив на эти цели $1 млрд, и открыть в стране предприятия из частного сектора Китая.

Кроме того, не так давно Пакистан запросил у КНР срочный кредит на сумму $2,1 млрд, еще большие суммы страна заняла у Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Эти деньги потребовались Исламабаду для того, чтобы не допустить кризиса платежного баланса и продержаться до тех пор, пока не будут достигнуты договоренности о выделении финансовой помощи со стороны Международного валютного фонда, что, как ожидается, произойдет в течение нескольких недель.

ГЛАВНАЯ_ПАКИСТАН_page-0001.jpg

Попытки Пакистана придать новый импульс программе сотрудничества, известной как Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), являющегося своего рода витриной глобальной инфраструктурной инициативы, охватывающей 70 государств, для правительства КНР уже не являются историей того успеха, которым они бы хотели поделиться на большом форуме, посвященном программе «Один пояс – один путь», который пройдет в Пекине в апреле. При этом именно в рамках этой программы Китаю удалось вытеснить из Пакистана США, ранее являвшихся ключевым партнером для этого государства.

Однако Пакистан не единственная страна, которая не сумела использовать выделенные кредиты и построенную китайскими госкомпаниями инфраструктуру для обеспечения устойчивого экономического развития или где просто возникла оппозиция инициативам со стороны Китая. Так, несмотря на мощный импульс к дальнейшему развитию, который китайская инициатива получила после того, как Италия стала первым европейским государством, подписавшим соглашение по программе «Один пояс – один путь», правительства, пришедшие к власти в Малайзии, Шри-Ланке и Мальдивах, выражают свое недовольство по поводу растущего уровня долга их стран и той обстановки секретности, которая окружает сделки с участием Китая.

В Пакистане, где вопросы многолетнего стратегического сотрудничества с Китаем находятся под контролем армии, публичная критика по стороны правительства была не такой явной. Однако новый премьер-министр Имран Хан подверг критике многие из тех проектов, которые его предшественник Наваз Шариф инициировал совместно с Китаем во время своего последнего четырехлетнего срока.

Так, правительство Хана негласно приостановило реализацию большинства проектов КПЭК, на которые Китай выделил $62 млрд. При этом в Пекине говорят о том, что из этого объема средств уже освоено $19 млрд, которые были израсходованы на строительство дорог, электростанций и портов, работы по которым начаты либо уже завершены.

Исламабад все еще надеется реализовать в рамках этой программы и другие инфраструктурные проекты, в частности модернизировать сеть железных дорог, однако как они будут финансироваться, пока непонятно.

При этом во взаимоотношениях с Китаем Имран Хан хотел бы сместить фокус на свои собственные приоритеты, в первую очередь в сферу здравоохранения и образования, привлекая для этого более привычные гранты для развивающихся стран, которые не нужно затем возвращать. Сегодня его правительство и без того вынуждено решать проблемы с долговым бременем, двойным бюджетом и кризисом платежного баланса.

«Если у нас нет денег, зачем нам новые инфраструктурные проекты?» – задаются вопросом официальные представители пакистанских властей.

По данным внутреннего анализа, проведенного пакистанским правительством, только за уже реализованные проекты страна должна будет в течение 20 последующих лет выплатить Китаю долг в размере $40 млрд. При этом Пакистан утверждает, что текущий долговой кризис с кредитами, предоставленными Китаем, не связан.

По словам пакистанских чиновников, в ближайшее время с Китаем будет подписано соглашение по реализации первой фазы программы оказания помощи на общую сумму от $400 до $500 млн. Возможно, это произойдет на предстоящем форуме в китайской столице. В Пекине при этом отмечают, что китайские эксперты уже посетили Пакистан для оценки потребностей страны.

«Решение объявить о новом этапе развития КПЭК приняли обе стороны. Мы расширим сферу сотрудничества, мы нарастим сотрудничество в промышленном секторе, а также в социальном секторе», – заявил две недели назад Яо Цзин, посол КНР в Пакистане.

Однако, как признают пакистанские власти, специальные экономические зоны для китайских производителей будут готовы только через два года. В то же время Пакистан хотел бы, чтобы они действовали по всей стране.

В частности, благодаря именно китайским проектам Пакистан смог решить проблему с острой нехваткой электроэнергии.

«За последние пять лет объем инвестиций в рамках КПЭК достиг огромных показателей. И у нас есть много поводов для радости», – считает Мустафа Хайдер Сайед, исполнительный директор, аналитического центра в Исламабаде «Пакистанско-китайский институт».

Предполагалось, что китайская инфраструктура устранит наиболее проблемные точки в транспортном и энергетическом секторах страны, создав, таким образом, условия для экономического роста в Пакистане. Однако вместо этого страна столкнулась с экономическими проблемами. Впрочем, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, строительство инфраструктуры все же обеспечило определенный стимул для развития экономики, обеспечив в прошлом финансовом году рост до 5,8%.

По мере снижения темпов строительства к 2022 году S&P ожидает снижение средних темпов роста экономики до 3,6%. Это всего лишь половина того уровня, при котором рынок труда может обеспечить новые рабочие места, и значительно ниже, чем у основных конкурентов в других странах азиатского региона. Кроме того, как сообщил в марте Государственный банк Пакистана, сокращение объемов деятельности, связанной с КПЭК, также будет способствовать значительному замедлению экономического роста в текущем году.

Некоторые пакистанские бизнесмены считают, что сама по себе китайская инфраструктура не способна вывести Пакистан на новую экономическую траекторию, поскольку страна не предприняла необходимые для обеспечения такого роста шаги, в частности по повышению внутренней производительности и сокращению бюрократической волокиты. То есть экономическое развитие Пакистана по-прежнему идет по старому циклу, когда более высокие темпы роста влекут за собой рост импорта, что вынуждает правительство принимать меры по искусственному замедлению роста экономики.

Официальные лица Пакистана говорят, что страна не подготовилась к будущим фискальным сценариям, и прежде чем оказывать давление на Китай с целью добиться реализации большего числа проектов, нужно было изучить то, какая именно инфраструктура нужна Пакистану.

Так, ряд проектов был реализован исключительно по политическим причинам, считают некоторые представители пакистанских властей. В частности, речь идет о проекте по созданию железнодорожного сообщения с родным городом бывшего премьер-министра страны Наваза Шарифа стоимостью $1,6 млрд. Сегодня возглавляемая Шарифом партия критикует власти за его отставку по решению суда в 2017 году, а также из-за последующей политической нестабильности, связанной с потерей страной импульса к экономическому развитию.

Вместе с тем администрация Имран Хана считает, что развитие ключевого компонента КПЭК, нового порта Гвадар, сильно отстает от намеченного плана. В районе этого удаленного порта наблюдается лишь незначительное судоходное движение, строительство автодорог не завершено, промышленная зона пуста, а обещанный аэропорт и электростанция не построены вообще.

«Позиция партии Имран Хана заключается в формуле: «Нам нравится идея КПЭК, но нам не нравится КПЭК в версии, предложенной Навазом Шарифом». Но Китаю такая позиция не по душе: они хотели, чтобы эти проекты приобрели статус национальных и не ожидали политической критики со стороны государства, которое они рассматривают как ближайшего партнера, даже если эта критика завуалирована и очень осторожная», – говорит Эндрю Смол, автор книги «Китайско-пакистанская ось».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank