1 просмотр

Тим Беннетт: «IPO "Казатомпрома" и Kaspi демонстрируют, почему нам нужно больше публичных размещений»

Интервью с председателем правления AIX

Фото: пресс-служба AIX

Тим Беннетт, работавший председателем правления AIX c момента ее основания, 24 мая покинет свой пост и возглавит совет директоров биржи.  

В беседе с «Курсивом» Тим Беннетт подвел итоги трех лет, в тече­ние которых возглавлял AIX, а также рассказал, как биржа планирует привлекать розничных инвесторов и можно ли ожидать в Казахстане листинга SPAC.

– Какие цели Вы ставили перед собой, когда начинали работать? Какие из них удалось выполнить?

– Я хотел построить здесь команду, которая действительно бы понимала важность рынков капитала. Когда мы недавно объявили об изменениях в руководстве, я поделился с нашей командой цитатой новозеландского тренера по рэгби Стива Хэнсена:

«Вы знаете, что у вас замечательная команда, когда все мыслят одинаково, в том числе и о том, что нужно предпринять, и о том, как победить».

За последние три года нам удалось создать команду, которая понимает, почему важно развивать рынки капитала, почему они важны для роста экономики.  

Главная наша цель – донести до общественности, а также ключевых стейкхолдеров, почему рынки капитала так важны. Я думаю, что на протяжении последних трех лет AIX повлияла на то, что широкий спектр стейкхолдеров теперь понимают важность развития рынков капитала для Казахстана. Мы считаем это своим достижением, такую цель я и ставил, когда пришел на эту работу.

Мы заметили перемену в том, как государственные организации смотрят на рынки капитала. Отрадно видеть, что новый финансовый регулятор (АРРФР) объявил о новой стратегии развития фондового рынка. Очевидно, что это хороший первый шаг. Мы также видим, что было создано Агентство по стратегическому планированию и реформам. Часть его мандата – развивать фондовый рынок. Министерство финансов старается диверсифицировать свои источники заимствования, также очевиден интерес иностранных инвесторов к тенговым облигациям. Кроме того, нас радует рост таких компаний, как Freedom Finance, Halyk Finance, Jýsan Invest. Все они развиваются и наращивают свою базу инвесторов.

– Как насчет невыполненных целей?

– Я бы хотел больше попутешествовать по Казахстану (смеется). Из-за COVID-19 эти планы немного сдвинулись.  

Что касается работы, то невыполненные цели есть всегда. Я думаю, что если бы не пандемия, мы в прошлом году добились бы гораздо больших успехов. Мы провели очень интенсивную работу с некоторыми нацкомпаниями в рамках подготовки к приватизации. «КазМунайГаз» и несколько других «дочек» «Самрук-Казыны» собирались провести IPO, и эти планы были отложены. Конечно, это было вне нашего контроля. Когда цены на нефть лихорадило, это не могло не отразиться на компаниях вроде КМГ. AirAstana же испытывала трудности из-за снижения количества перелетов по всему миру.

В то же время были и позитивные моменты, связанные с пандемией. Министры и другие официальные лица теперь несколько по-другому воспринимают экономическое развитие. Как я уже сказал, создание Агентства по стратегическому планированию и реформам – это кульминация этих усилий. Развитие фондового рынка стало ключевой частью повестки.   

– Прошлым летом AIX запустила сегмент регионального рынка акций (REMS), рассчитанный на компании с капитализацией до $200 миллионов. На данный момент в этом сегменте торгуются акции только АО «Банк ЦентрКредит». Почему, на Ваш взгляд, компании не стремятся на биржу даже при условии предоставления льгот?

– Во всем мире за последние 12 месяцев очень много компаний разместили свои акции на бирже, и есть еще ряд компаний с планами по IPO.  

Компании, которые сейчас проводят первичные размещения, в большинстве своем – компании роста. Инвесторы очень высоко оценивают такие предприятия. Например, Coinbase, которая разместилась 9 апреля – у нее значительный потенциал роста. Казахстанский холдинг Kaspi также можно включить в этот список – у компании очень хорошие перспективы, рынок очень хорошо воспринял ее размещение. И в то же время за последние несколько лет мы видели намного меньше IPO-компаний, у которых более скромные перспективы роста. Обычно такие компании работают в более традиционных секторах экономики.  

Если посмотреть на Казахстан, то здесь есть несколько компаний вроде Kaspi. Но все же большая часть предприятий, нуждающихся в финансировании, – выходцы из более традиционных отраслей, такова природа местной экономики. Это  промышленность и различные ресурсы – от нефти и газа до горнодобывающей промышленности.  

Кроме того, свою роль играют и культурные факторы. В Центральной Азии нет традиции продавать свой бизнес общественности. Я долгое время работал в Малайзии и Сингапуре. На этих рынках первое, что делает любой предприниматель, открывший успешный бизнес, – проводит IPO. Целые поколения людей так поступают. В Центральной Азии у владельцев предприятий  немного другой менталитет. Они боятся потерять контроль, видят минусы листинга или процесса листинга, который многим кажется слишком сложным. Они не видят плюсы: возможность получения дополнительного капитала для дальнейшего развития. Так что с привлечением компаний на биржу есть определенные сложности.   

За последние три года мы стали свидетелями двух IPO казахстанских компаний, которые оказались невероятно успешными. «Казатомпром» – образцовый пример того, как можно успешно продать часть национальной компании публике, по-настоящему вовлечь инвесторов и потом пожинать плоды в виде роста цены акций. То же касается Kaspi – они несколько раз пытались провести IPO. Ноябрь прошлого года стал отличным моментом для размещения. Эти два кейса демонстрируют, почему нам нужно больше публичных размещений. Мы ожидаем, что более мелкие компании тоже захотят привлекать капитал на бирже, поэтому мы и запустили сегмент REMS. Это тоже одна из особенностей Казахстана. Здесь есть небольшое количество крупных компаний и большое количество небольших предприятий.   

– Правительство готовит новую программу «Народного IPO». Как Вы знаете, впервые эта программа была запущена в 2012 году. Деталей новой программы пока нет…

– Многое изменилось с тех пор. Нужен более инновационный подход, чтобы обеспечить широкий спектр участников в этом процессе. Розничные инвесторы должны четко понимать, что они покупают, и они должны понимать, что это долгосрочные инвестиции. Чтобы такое народное IPO оказалось успешным, нужно много предпринять. Если посмотреть на последнюю крупную приватизацию в Европе – продажу Royal Mail в Великобритании в 2013 году, – можно извлечь из этого кейса некоторые уроки, которые помогут обеспечить хороший уровень участия розничных инвесторов и их понимание этого процесса. У нас в этом плане есть преимущество: нам доступны технологии, которых в 2013 году еще не существовало.  

– Каков, на Ваш взгляд, оптимальный подход к «Народному IPO» в нынешних условиях?

– Я думаю, что нужно расширить распределение акций. В большинстве случаев при приватизации розничные инвесторы покупают напрямую у государства или продающего акционера. Сейчас есть возможность сделать это очень дешево и эффективно в онлайн-формате. Нужно использовать клиентскую базу брокерских компаний.

Кроме того, нужно тщательно обдумать, как выстроить предложение. Как привлечь большое количество розничных инвесторов к участию в IPO, чтобы это было честно и стимулировало «физиков» покупать и удерживать акции на долгий срок? Нет смысла сегодня покупать акции национальной компании, чтобы продать завтра. Мы ведь хотим, чтобы розничные инвесторы были как можно шире представлены в числе акционеров нацкомпаний. Поэтому нужно структурировать предложение так, чтобы оно было широко доступно и предлагало инвесторам стимулы не просто покупать и продавать, а покупать и удерживать в портфеле.  

Третий важный фактор – финансовая грамотность. Как я уже говорил, люди должны понимать, что они покупают. Взять авиакомпании, например. В прошлом году авиаиндустрия была на грани краха. В следующем году, возможно, дела у авиакомпаний будут обстоять отлично. От цены билета в данном случае ничего не зависит. Поэтому нужен тщательный подход к маркетингу: как презентовать эти компании инвесторам, чтобы они понимали, во что вкладывают свои деньги.  

– Вы упомянули стимулы. Что именно Вы имеете в виду?

– В международной практике розничным инвесторам предоставляется скидка при покупке акций, как правило, в рамках какого-то лимитированного объема. Например, в Новой Зеландии инвесторы – граждане страны могут получить такую скидку при участии в торгах. Во-вторых, для «физиков» устанавливается постоянная цена, то есть они точно знают, по какой цене приобретают бумаги, в отличие от институциональных инвесторов. Те участвуют в книге заявок, и количество акций, которые они получат, зависит от цены, которую они предложат.  

Другой аспект – долгосрочное владение акциями. Снова обратимся к международному опыту – в некоторых странах предусматриваются бонусные акции для розничных инвесторов, если они удерживают акции на протяжении какого-то периода. И снова небольшое количество акций для большого количества розничных инвесторов. Или это могут быть бонусные дивиденды. Вот так некоторые страны стимулируют розничных инвесторов.  

– К слову, о розничных инвесторах. В конце прошлого года AIX запустила инвестиционное приложение Tabys. Сколько у приложения загрузок и активных пользователей? Каков средний чек?  

– Стоит отметить, что Tabys предназначен для начинающих инвесторов с небольшим капиталом. Я называю это «инвестиции по цене чашки кофе». Вместо того чтобы покупать Starbucks раз в неделю, можно инвестировать $3–4 в ETN. В результате вы, может быть, будете покупать кофе не трижды, а дважды в неделю. Инвесторы Tabys – это не те люди, которые обслуживаются у брокеров, они только начинают работать на фондовом рынке. Это так называемый продукт широкого потребления для тех, кто инвестирует впервые.

На данный момент у нас около 50 тыс. загрузок и порядка 5 тыс. зарегистрированных пользователей. Возраст инвесторов – от 16 до 69 лет, но основной костяк – молодые люди от 20 до 35 лет. Средний чек – $314. Приложение работает всего три-четыре месяца, и мы видим стабильный рост.  

Сейчас пользователям доступно девять ETN. В ближайшее время мы собираемся запустить еще одну ETN, привязанную к QQQ. Это ETF, который отслеживает индекс NASDAQ-100. Мы стараемся отслеживать, какие инструменты наиболее интересны пользователям Tabys. Например, мы видели меньше интереса к ETN, привязанным к краткосрочным казначейским векселям и гораздо больше – к ETN, базовым активом которых являются дивидендные акции. Теперь мы понимаем, что востребовано среди наших пользователей. Инвесторов привлекают технологические компании, поэтому мы решили запустить инструмент, привязанный к QQQ.  

– Какие инструменты на AIX наиболее популярны среди розничных инвесторов?

– Акции пользуются наибольшим спросом, но растет интерес и к облигациям. Нас очень порадовало размещение облигаций ТОО «Мегастрой Лтд» несколько недель назад, которое организовал Jýsan Invest. Довольны остались все: эмитент, брокер и биржа. На это размещение был огромный спрос со стороны розничных инвесторов – клиентов Jýsan. Компания «Мегастрой» была очень довольна, что ей удалось привлечь почти $12 млн на развитие своего бизнеса. Я думаю, что в этом году среди розничных инвесторов будет сохраняться спрос на бонды с хорошей доходностью.  

– Микрофинансовые организации в последнее время размещают облигации с высокой доходностью. Розничные инвесторы, насколько я могу судить, также проявляют к ним большой интерес…

– Да. Не хотел бы высказывать какое-либо суждение по поводу микрофинансового сектора – это личное дело инвестора, куда вкладывать свои деньги. Но я бы хотел призвать компании и из других секторов задуматься о выходе на рынок долга. Я думаю, что казахстанский бизнес слишком сильно полагается на банковский сектор.  

По мере выхода из пандемии мы наблюдаем по всему миру сильный отскок в плане экономического роста. Рост ВВП в Китае несколько недель назад превысил 18%. Казахстанская экономика также будет восстанавливаться быстрее, когда ситуация с COVID-19 будет под контролем. Предприятия должны задуматься о том, где они возьмут средства на расширение бизнеса, чтобы воспользоваться этим моментом роста.  

– За последний год мы наблюдали бум размещений SPAC-компаний на рынке США. Что Вы думаете о таком способе размещения? Надолго ли он останется популярным? Допускаете ли возможность размещения SPAC на AIX? Преду­смотрено ли это правилами биржи?

– Отвечу сначала на последний вопрос. Мы изучаем возможность размещения SPAC на нашей бирже с регуляторной точки зрения, то есть какие изменения в правилах могут потребоваться, чтобы сделать это возможным. Если бы какой-либо SPAC захотел разместиться на бирже, мы бы поддержали эту инициативу.  

Почему SPAC в последнее время так популярны? За последнее время мы видим все больше и больше так называемых прямых листингов. Первой компанией в США, воспользовавшейся таким методом листинга, была Spotify, а самый свежий пример – Coinbase. Это предприятия, которым, по сути, не нужен капитал, но акционеры которых хотят получить ликвидность, продать часть бизнеса. Прямой листинг привлекает такие компании, потому что в США, в частности, прямой листинг проще, к компаниям выдвигается меньше требований, чем при IPO. К тому же это дешевле. SPAC произошли от прямого листинга – это бланковые компании, листинг которых требует очень небольшого раскрытия информации, потому что у них нет никакого бизнеса.  

Я думаю, SPAC в последнее время удалось привлечь так много денег, потому что это связано с макроэкономической реакцией на кризис. На мировых финансовых рынках сейчас очень много денег, потому что центральные банки вливали их в экономику. Будет ли это продолжаться? В долгосрочном плане – не думаю. Скорее всего, регуляторы начнут более пристально следить за этими сделками, а инвесторы будут более внимательно оценивать их стоимость, потому что основатели или спонсоры SPAC обычно очень хорошо зарабатывают на таких размещениях.

Ожидаю ли я, что SPAC будут существовать через пять лет? Да, конечно. Это  инновационный способ привлекать деньги. AIX готова поддержать эту инициативу, если будет соответствующий спрос со стороны инвесторов или эмитентов. Ожидаю ли я, что они будут привлекать столько же денег, сколько привлекали за последние полгода? Нет.  

– Поступали ли уже заявки на размещение SPAC на AIX?

– Скажу так: этот вопрос поднимался. Есть интерес, но нет каких-то конкретных предложений. И я их не ожидаю. Тут мы снова возвращаемся к вопросу о том, какие компании выходят на биржу в Казахстане. Как вы знаете, компании, которые размещаются через SPAC, – это по большей части компании роста, которые потребляют много капитала, чтобы поддержать рост, компании с высокой оценкой. Таких компаний просто нет в Казахстане.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер