Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2697 просмотров

Эмитенты и инвесторы фондового рынка Казахстана ждут встречных шагов

Предприниматели не спешат инвестировать, так как не видят выгодного предложения

Фото: Shutterstock

Для дальнейшего развития фондового рынка республики необходимо решить множество проблем, но фундаментальной причиной его нынешнего «подзависания» является спор о первичности курицы и яйца: розничный инвестор массово не заходит на рынок, потому что не видит выгодного предложения от подходящих ему по стоимости эмитентов, а подходящие по стоимости рядовому инвестору эмитенты не выходят на биржу ввиду отсутствия выгодного для них денежного предложения от розницы.

В этой ситуации, считает генеральный директор компании «Фридом Финанс» Тимур Турлов, критически важным становится появление на рынке посредников, которые сумеют сформировать пул розничных инвесторов с одной стороны и заинтересовать в деньгах этого пула потенциального эмитента.

В ходе панельной сессии Астанинского Экономического форума «Роль розничных инвесторов в экономике» председатель правления Казахстанской фондовой биржи (KASE) Алина Алдамберген отметила, что в последние семь лет показатели интереса физических лиц к фондовому рынку формально демонстрируют высокую динамику роста: в центральном депозитарии на настоящий момент открыто 119 тыс. счетов, в то время как в 2012 году насчитывалось всего лишь 10 тыс. счетов физических лиц. При этом доля ценных бумаг в сбережениях населения составляет 15%, что не так уж и мало в сравнении с соседями (например, в России этот показатель равен 16%), а доля участия розничных инвесторов на различных рынках за последние пять лет находится на уровне 50%. Но при этом есть одна существенная деталь, которая характеризует качество этого роста: из 119 тыс. счетов физлиц активными, по оценке Алдамберген, является лишь шестая часть – порядка 17 тыс. счетов.

Это те, кто действительно работает на рынке и оживляет его, остальные мало чем отличаются от 10 млн вкладчиков Единого накопительного пенсионного фонда, который является нетто-покупателем ценных бумаг на внутреннем рынке: формально они являются участниками рынка через ЕНПФ, который инвестирует акуммулированные им пенсионные накопления граждан в ценные бумаги, но на деле, однажды войдя на рынок, скажем, при проведении «Народного IPO», каких-либо осознанных активных действий на нем эти инвесторы не предпринимают. Почему?

Нет денег – нет движения

По мнению старшего партнера Центра стратегических исследований (CSI Group) Олжаса Худайбергенова, причина небольшой активности физических лиц, равно как и небольшого количества их счетов в центральном депозитарии, банальна: отсутствие у населения достаточного количества свободных средств, которые оно могло бы инвестировать в ценные бумаги.

«Наш фонд оплаты труда составляет примерно 30% от ВВП, а в тех же Штатах доля оплаты труда в ВВП выше вдвое, соответственно, увеличение доли оплаты труда увеличит возможности инвестирования», - говорит Худайбергенов.

При этом, отмечает экономист, фонд оплаты труда оценивается экспертами в Казахстане в объеме от 18 до 19 трлн тенге, но официальная цифра говорит о том, что он составляет 8 трлн тенге – и разница, по его словам, этот теневой оборот, с легализацией которого у потенциальных розничных инвесторов возникают проблемы.

«Соответственно, задача госорганов, чтобы экономика вышла из тени, и население получило возможность активно инвестировать», - считает глава CSI Group.

Правда, даже в случае выполнения этой задачи не стоит ожидать, что количество участников фондового рынка в сегменте физлиц увеличится кратно: Худайбергенов подчеркнул, что 10 трлн тенге, которые гипотетически ежегодно находятся в тени (вернее – в конвертах) в Казахстане, распределяются между наемными работниками неравномерно. И примерная доля населения, которая получает ежемесячный доход в размере свыше 500 тыс. тенге (а всерьез об инвестировании, по его мнению, начинают задумываться люди с таким уровнем стабильного дохода), составляет всего 3% от 10 млн вкладчиков ЕНПФ – то есть официально трудоустроенных казахстанцев.

«В результате возможности для осуществления активного инвестирования имеет только половина из этих 3% - 150 тыс. человек, это по грубой оценке, - подытожил эксперт. - Однозначно эту долю надо наращивать, поскольку когда физлица не участвуют в официальном обороте, держат деньги под матрасом, это сдерживает развитие не только фондового рынка, но и экономики в целом. И более-менее массовая готовность к инвестированию у нас появится только после того, как население достигнет определенного уровня дохода, плюс у населения должна быть уверенность в судебной системе, с помощью которой оно может защитить свои права», - добавил он.

Доллар по 150 – это реальность, но это утопия

С тем, что повышение благосостояния населения является классическим рецептом для роста фондового рынка, согласен и генеральный директор компании «Фридом Финанс» Тимур Турлов, по оценке которого, наиболее желанная для казахстанского фондового рынка аудитория, обладающая значимым объемом сбережений (свыше 1 млн тенге свободных средств) и одновременно хорошим уровнем образования, близка сейчас в стране к озвученной Худайбергеновым цифре в 150 тыс. человек. Проблема заключается в том, что нарастить количественно это потенциальное «ядро» фондового рынка решением сверху не получится.

«Тумблер, который регулирует количество денег, достающихся государственному и частному сектору, в таких странах, как наша страна и как многие ресурсные экономики, является курс национальной валюты: чем слабее курс национальной валюты, тем большее количество ресурсов находится в распоряжении государственного сектора, - напомнил глава «Фридом Финанс». - Поэтому те девальвации, которые мы пережили, в том числе – по достаточно объективным обстоятельствам, которые были связаны с большими дисбалансами в торговле с Россией, которые были связаны с падением цен на нефть, ударили негативно и по среднему инвестиционному чеку. Очевидно, что у нас не было, наверное, никакой другой реальной альтернативы в тот момент, но сама идея о том, что мы должны повышать производительность своего труда, наша валюта должна быть более сильной, это, наверное, и есть ключ к повышению доверия и к повышению благосостояния в конечном счете», - добавил он.

При этом Турлов заметил, что правительство не может просто взять и изменить курс национальной валюты, хотя чисто физически и гипотетически, по его ощущениям, объем золотовалютных резервов государства это позволяет сделать в рамках разумного (рамки разумного, по его словам, позволили бы опустить доллар даже до 150 тенге).

«Другое дело, что это не привело бы ни к какому реальному повышению производительности труда, и, в конечном счете, стране стало бы еще хуже через какое-то время, - заметил спикер. - Поэтому мы должны не искусственно это делать, а стремиться к естественному развитию рынка для того, чтобы доверие к финансовой системе находилось на высоком уровне – это то, чем должны заниматься все: правительство, регулятор, банковское сообщество. Если мы хотим становиться все более богатой страной, если мы хотим сохранять финансовую независимость, свой суверенитет, нам нужна своя нормально работающая банковская система, и нам нужно перестать поиски того банка, который станет следующим на выход с рынка, это очень опасная и деструктивная игра», - подчеркнул он.

Ну, а пока потенциал даже упомянутого «ядра» в Казахстане полностью не задействован: по оценке главы «Фридом Финанс», из упомянутых 150 тыс. человек, располагающих свободными для инвестирования средствами, на рынок не вышло порядка 80%. Не вышли как в силу недоверия к системе, так и в силу отсутствия на рынке выгодного им предложения. И основной задачей своей компании в этих условиях Турлов видит формирование на рынке таких предложений.

Когда яйца курицу не ждут

«Мы должны предложить доход, выгоду, чтобы эти инвесторы пришли: если не будет выгоды, если не будет интересных инструментов, если не будет возможности зарабатывать, то бессмысленно строить любую инфраструктуру – мы все не нужны, если нет интересных инвестиционных возможностей, - заявил он. - Безусловно, этих возможностей много, когда у нас высокий уровень экономического роста и мало, когда он низкий. Это всегда проблема курицы и яйца – у нас нет интересных эмитентов, потому что нет инвесторской базы, а инвесторской базы нет, потому что нет интересных эмитентов», - сформулировал он главную проблему рынка.

При этом, по его мнению, данная дилемма вполне решаема и в нынешних условиях, когда эмитенты и инвесторы выжидательно смотрят друг на друга: в стране создана достаточно действенная инфраструктура для того, чтобы двинуть эти выжидающие стороны навстречу друг другу.

«Мы во «Фридом Финанс» сейчас уже рассматриваем 5-6 потенциальных эмитентов, у нас есть компании, которые заинтересованы в привлечении капитала на бирже, и на другой стороне уже есть инвесторы, у которых есть десятки, а может быть и сотни миллионов долларов, - пояснил Турлов. И если у нас есть эффективный бизнес, которому нужен капитал для работы, инвесторы для него найдутся:на мой взгляд, найти сейчас $100 млн от частных инвесторов в нынешних условиях – абсолютно реальная задача, несколько десятков тысяч частных инвесторов, которые у нас есть, уже готовы дать достаточно большой пул. Даже наши ритейловые инвесторы потенциальные могут инвестировать сотни миллионов долларов, и у нас есть инфраструктура, люди уже знают об этих возможностях - нам только осталось привести эти возможности на рынок для того, чтобы люди поверили, что здесь можно сделать деньги», - добавил он.

Речь идет о формировании предложения для небольших, но быстрорастущих компаний, которые в основе своей по всему миру и становятся главным потребителем средств розничных инвесторов. Хотя в Казахстане всплеск интереса к фондовому рынку до сих пор обуславливался исключительно IPO крупных «голубых фишек».

«Проведение двух «Народных IPO» со стороны «КазТрансОйла» и KEGOC стало большим скачком в развитии казахстанского фондового рынка и привлекло огромное количество розничных инвесторов, потому что при банковском кризисе, при девальвации люди все равно остались довольны – они заработали больше, - отмечает Турлов. - Нам нужны такие идеи, и здесь очень хотелось бы, чтобы для нас приватизация была не только способом быстро привлечь максимальный капитал, но и сформировать возможности развития фондового рынка. Этот тезис важен для нас сейчас, на фоне приватизации, которая может насытить наш рынок и дать критический толчок для увеличения инвесторской базы. Для того чтобы самые привлекательные активы «Самрук-Казыны» уходили не в Лондон, а оставались здесь и развивали наш рынок капитала», - заключил глава «Фридом Финанс».

Бонусы от публичности

Тут проблема в том, что казахстанскому менеджменту легче отдавать акции в одни надежные руки, чем распылять их среди неограниченного числа миноритариев, которые рано или поздно начинают задавать неудобные вопросы этому менеджменту, отмечает исполнительный директор Qazaq Association of Minority Shareholders Данияр Темирбаев. По его мнению, борьбу с этим вполне можно было бы начать сверху, установив более высокие заработные платы в тех компаниях квазигосударственного сектора, которые являются публичными, по сравнению с их закрытыми аналогами.

«Ннепрозрачным у нас сейчас выгодно быть, ведь прозрачность – это раскрытие информации перед миноритарными акционерами, выслушивание их мнения, ответы на какие-то неудобные вопросы, - говорит Темирбаев. - Наверное, надо создать для национальных компаний какие-то дестимулирующие меры к тому, чтобы оставаться непубличными. Хорошо бы, если бы зарплаты в публичных компаниях, акции которых торгуются на бирже, зарплаты были бы кратно выше чем в непубличных. И бонусная система была бы привязана к капитализации компании – повысилась капитализации, Бог с ним, пусть у него будут огромные бонусы, не повысилась – тогда это проблема менеджмента, с которого будут спрашивать миноритарии», - добавил он.

Ну, и в качестве развития темы дефицита интересных эмитентов на рынке эксперт затронул еще один аспект, сдерживающий развитие фондового рынка и приход на него новых игроков: даже когда государство выводит на рынок такого интересного эмитента, размер предложения от него изначально ограничен.

«Начиная с 1996 года на IPO выведено всего 5 эмитентов на казахстанский фондовый рынок, причем речь не идет о пакетах, которые заинтересовали бы институциональных инвесторов, речь идет о пакетах в 10-15%. О каком мы можем говорить интересе иностранцев, если на такие пакеты они не заходят, - констатировал Темирбаев. - Также стоит понимать, что сейчас созрел класс инвесторов, которых не устраивают существующие инструменты на бирже, но при этом ликвидность на рынке создают как раз-таки розничные клиенты», - заключил он, согласившись с предыдущими спикерами в том, что именно сейчас, благодаря ряду IPO крупных компаний интерес к фондовому рынку в стране был подогрет – и этот всплеск вполне может стать стартовым капиталом для его дальнейшего качественного роста.


279 просмотров

Қазақстан қор нарығы Кот-д’Ивуар мен Буркина-Фасоның қор нарығымен қатар тұр

Бұған не себеп?

Фото: Shutterstock.com

Қазақстан қор нарығы Morgan Stanley индекстер тобында MSCI Frontier Markets шекаралық нарығына жатқызылған. Бізден бөлек бұл индекстің құрамында Бангладеш, Буркина-Фасо, Хорватия, Эстония, Литва, Кот-д’Ивуар, Иордания, Кения сынды тағы 25 ел бар. Ал бұндай көршілер Ұлттық банктің көңілінен шықпатын секілді. 

«Шекарашылар»

Қазақстанның 2020-2024 жылдарға арналған әлеуметтік-экономикалық даму болжамында құнды қағаздар нарығын дамытуға басымдық берілген. Алдағы 4 жылда Ұлттық банк аталмыш саланы реттуді жеңілдету (либерализация), институционалды инвесторлардың мүмкіндігін арттыру және инвестициялық банкинг институты үшін заңнамалық платформа қалыптастыруға ниетті. 

«Құнды қағаздар нарығын реттеушінің алдында тұрған ең басты KPI – Frontier Markets-тен Emerging Marketке (дамушы нарық – «Курсив») өту. Бұл дегеніміз, сыртқы инвесторлар Қазақстанға ақша салуға қорықпауы үшін  біздің нарықты үшін тартымды ету»,– деп түсіндірді «Сентрас Секьюритиз» АҚ басқарма төрағасы Талғат Қамаров.

Мәселе мынада, MSCI Frontier Markets-тің классикалық үлгісі бойынша,  шекаралық нарықта жалпы құны $1,5 миллиардты құрайтын кем дегенде 3 компания болуы керек. Бұл құрылымдардың сауда алаңындағы айналымы кем дегенде $776 млн-ға тең болуы тиіс. 

«Бізде бұндай көрсеткіштерге тек «Қазақмыс» сай келеді. Kaspi.kz өзінің болашақ IPO-сы үшін Лондонды таңдады және біз еркін ел болғандықтан, оларды бұл таңдауы үшін жазғыра алмаймыз», – деді атын атағысы келмеген қаржыгер. 

Егер акция нарығының капиталдануын есепке алмасақ, Қазақстан қор биржасы  MSCI Frontier Markets-тің өзге талаптарына толығымен сай: есептесу жүйесі Т+3-ке ауыстырылған, бағалы қағаздарды шетелдіктерге сатуда маңызды шектеу жоқ, валюта да еркін айналымда. 

«Дамушы нарық мәртебесін алу үшін керемет инфрақұрылым қажет, ал бізде ол жағынан ақсап тұрмыз. Сонымен қатар ыңғайлы салықтық реттеу, түсінікті және ашық ақша саясаты және қор нарығына еркін кіріп-шығу мүмкіндігі керек. Осының бәрі қалыптасқан кезде ғана шетелдік капиталды тартуға болады»,– деп пайымдайды Қамаров. 

KASE-нің қыркүйектегі баспасөз хабарламасында айтылғандай, әзірге резидент емес ойыншылардың корпоративті облигациялар нарығындағы үлесі – 0,2%, акция нарығындағы үлесі – 12,9%. Бұл ретте «Курсивтің» дереккөздері бейрезиденттердің рөлін  құнды қағаздарды шетелдік брокерлер арқылы сатып алатын қазақстандық инвесторлар ойнап жүргеніне сенімді. 

Бақылау 

Қазақстан қор нарығына шетелдік капитал қажет екені сөзсіз. Сол үшін Ұлттық банк бақылау бағытын өзгертуге бел буып, бұл «жаңалықты» әлеуметтік-экономикалық стратегияға бөлек тармақпен енгізіп қойған:«Бағалы қағаздар нарығын одан әрі дамытуға қажетті жағдай жасау үшін Ұлттық банк бағалы қағаздар нарығы өкілдерін қадағалау мен реттеуде  формальді тәсілден тәуекелге бағытталған тәсілге көшу шараларын қолға алады».

Айта кетейік, Қазақстан қаржы нарығындағы тәуекелге бағытталған бақылау жыл басынан бері жұмыс істегенімен, қажетті  құжаттары әлі жарияланған жоқ.
 
«Тәуекелге бағытталған бақылау қабылданғанымен, біз оны әлі сезінген жоқпыз. Бұл тәсіл тәуекелі жоғары компанияларды бақылау күшейіп, ал тұрақты көрсеткіш көрсетіп келе жатқан, ешқандай ескерту алмаған компанияларды бақылау әлсірейді дегенді білдіреді. Бақылаудың күшейіп немесе азайғанын басқалар сезінген шығар бәлкім, бірақ біз емес»,– деп пайымдайды «Сентрас Секьюритиз» басшысы.

Инвестбанкинг

Сонымен қатар, стратегияда инвестициялық банкингтің құрылатыны жайлы айтылады. Айта кетейік, біздің елде 10 жылға жуық өзін Орталық Азия аймағының инвестициялық банкі ретінде таныстырып келген Visor Capital жұмыс істеді. Ал 2016 жылы оның акционерлері ауысуымен қатар, атауы мен құрылымы Tengri Capital болып өзгерді. 

«Иә, бізде Visor Capital болатын. Инвестбанктердің негізгі қызметі – банктік емес кредиторлар мен борышкерлердің арасында қаржы делдалы болу. Банк делдалдығы сатып алу қабілетін ең қажетті және ең тиімді түрде пайдаланылатын жаққа қарай бұруға мүмкіндік береді. Біз бизнестен шықтық»,– дейді Visor Kazakhstan басқарушы серіктесі Алмаз Чукин.

Инвестбанктерді көбінесе «капиталистердің банкі» деп атайды. Бұл ұйымдар ең алдымен бизнес сатып алу немесе сатумен байланысты кеңес беру қызметін ұсынады, қосымша капитал тартуға көмектеседі, бағалы қағаздарды немесе өзге де өндірістік  қаржы құралдарын сату немесе сатып алуда делдал қызметін атқарады.
 
«Оларға бағалы қағаздар андеррайтингі, бағалы қағаздарды кепілге қойып несие беруге, бағалы қағаздардың өзімен несиелеуге рұқсат етіледі, яғни бұл – қор нарығында шоғырланған шағын банк. Бұл биржадағы үлкен ойын үшін капиталдандырылуы тиіс толыққанды институт", – деп түсіндірді Талғат Қамаров.

Ол отандық брокерлерді шартты түрде үшке бөлді: шағын құрылымдар, орташа капиталы бар компаниялар және ірі ойыншылар.
 
«Міне, соңғыларына қарапайым брокерлер мен басқарушылардан толыққанды инвестициялық банкке айналатын уақыт келді, себебі мұндай компаниялардың капиталы жеткілікті», – деп есептейді Қамаров.

«Қазақстанда бұл нарықтың негізі бар», – дейді Сбербанктің тәуелсіз директоры Ульф Вокурка, – Halyk Finance немесе «Фридом Финанс»  секілді құрылымдар «инвестициялық банк» анықтамасына сәйкес келеді. Ондай өзгеріс нарыққа оң әсер етеді деген ойдамын. Сондай-ақ, дәл солар үшін қадағалау мен есепке алудың белгілі бір режимі әзірленіп, енгізілуі мүмкін».

Ал KASE не дейді?

Қазақстан қор биржасы акцияларының 49%-ы Ұлттық Банкке тиесілі,  сондай-ақ ол отандық сауда алаңын реттеумен айналысады. Сондықтан болар бәлкім, KASE өкілдері қадағалау органы туралы қандай да бір түсініктеме беруден әрдайым бас тартады. Бірақ биржада да әрекетшіл жандар  жұмыс істейді, осыдан бір жыл бұрын олар нарықты дамыту туралы өз идеяларын ұсынған еді.

«Біз нарықтағы өтімділік өсімін ынталандырғымыз келеді. Кейбір пруденциялық нормативтердің сәл-пәл жеңілдегенін қалаймыз. Мысалы, сақтандыру компаниялары бағалы қағаздарды рейтингісін-ақ сатып алса. Жалпы, пруденциалдық реттеуді құралдардың рейтингінен ажыратса жақсы болар еді. Дегенмен оның тәуекелі жоғары болғандықтан, мұны ақырындап іске асыру керек»,– дейді KASE басқарма төрағасының орынбасары Андрей Цалюк.
 

21_11_240.gif

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций