1416 просмотров
1416 просмотров

Как госкомпании выбирают аудиторов

«Курсив» обнаружил, что у некоторых заказчиков на этом рынке имеются очевидные предпочтения

Фото: Pixabay

Высокий уровень госдоли в экономике ставит успешность многих работающих в Казахстане бизнесов в зависимость от того, насколько масштабно и регулярно им удается продавать свои услуги государственным и квазигосударственным организациям. В числе прочих ниша госзаказа выглядит очень привлекательной, например для аудиторских компаний. «Курсив» обнаружил, что у некоторых заказчиков на этом рынке имеются очевидные предпочтения.

Нацкомпании

Бессменным аудитором ФНБ «Самрук-Казына» с момента его образования в 2008 году является компания Ernst & Young. Ее же услуги предпочитают многие «дочки» и «внучки» госфонда (см. инфографику). «КазМунайГаз» (КМГ) и его ключевые дочерние предприятия (РД КМГ, «КазТрансОйл», «КазТрансГаз», два нефтеперерабатывающих завода) не изменяют сотрудничеству с EY на протяжении вот уже 12 последних лет (информация ранее 2008 года на сайте Депозитария финансовой отчетности минфина отсутствует). «Казахтелеком» пользуется услугами EY как минимум с 2008 года, Samruk-Kazyna Construction и Объединенная химическая компания – с 2009-го, Экибастузская ГРЭС-2 – с 2010-го, KEGOC – с 2012-го.

Группе КТЖ нравится, когда ее аудирует Deloitte. Сама материнская компания, а также ее основные дочерние структуры («Қазтеміртранс», «Пассажирские перевозки», «КТЖ – Грузовые перевозки», «Транстелеком») сотрудничают с этим аудитором с 2008-го. Начиная с 2014 года Deloitte уполномочили проверять отчетность KTZ Express, с 2017-го – отчетность Актауского морского торгового порта.

С 2009 по 2013 год Deloitte была также аудитором «Казатомпрома» и как минимум двух его «дочек» – Ульбинского металлургического завода и компании «Волковгеология». Однако последние шесть лет «Казатомпром» закупает аудиторские услуги у PricewaterhouseCoopers. Кроме национальной атомной компании, действующими клиентами PwC являются «Самрук-Энерго» (с 2012 года) и «Самрук-Казына Инвест» (с 2016-го).

Из аудиторской «большой четверки» наименее востребованной портфельными компаниями «Самрук-Казыны» оказалась фирма KPMG. Ее услугами с 2014 года пользуются «Казпочта» и «Эйр Астана» и с 2015-го (то есть с момента создания) – авиа­компания Qazaq Air. Остальные «дочки» ФНБ (Taỳ-Ken Samuryq, «Самрук-Казына Контракт», КОРЭМ) заказывают аудит вне периметра «большой четверки», хотя первая из них (более известная под названием «Таỳ-Кен Самрук») с 2009 по 2015 год сотрудничала с EY.

Кодекс корпоративного управления группы «Самрук-Казына» не требует от фонда (и его «дочек») регулярной смены аудиторов. Он лишь обязывает осуществлять ротацию парт­нера и старшего персонала аудиторской фирмы в случае, если последняя аудирует компанию свыше пяти лет подряд. В последнем годовом отчете «КазМунайГаза» сказано, что акционеры рассматривают вопрос о назначении аудитора для «дочки» с периодичностью раз в три года, при этом «преду­смотрена ротация аудиторской компании каждые пять лет». Из этого же документа можно узнать, что как минимум до 2021 года включительно внешним аудитором КМГ останется Ernst & Young.

Институты развития

«Обделенная» нацкомпаниями KPMG с лихвой компенсирует это, предоставляя услуги многочисленным казахстанским институтам развития. Образованный в 2013 году холдинг «Байтерек» является постоянным клиентом KPMG начиная с 2014 года. Ранее созданные Банк развития Казахстана, «БРК-Лизинг» (в сентябре текущего года переименован в Фонд развития промышленности) и Казахстанская ипотечная компания (КИК) аудируются KPMG как минимум с 2008-го. Еще шесть «дочек» нацхолдинга (включая АО «Байтерек девелопмент» и АО «Фонд гарантирования жилищного строительства», которые в этом году были присоединены к КИК) все последние годы заказывали аудит исключительно в KPMG.
 
Как и в «Самрук-Казыне», политика организации внешнего аудита в холдинге «Байтерек» не подразумевает ротации услугодателя, но требует, чтобы сам внешний аудитор менял партнера по проекту (несущего основную ответственность за аудит) каждые пять лет.

При этом два института из состава «Байтерека» получают аудиторские услуги не у ключевого поставщика. Это фонд «Даму» и Жилстройсбербанк, аудитором которых является фирма PwC на протяжении семи и шести последних лет соответственно.

В холдинге «КазАгро» децентрализация аудиторского процесса не допускается. В 2008 году материнская структура и все «дочки» сотрудничали с компанией Deloitte. С 2009 года и по наши дни единственным аудитором группы является EY.

 

kak-goskompanii-vybirayut-auditorov.jpg

C приставкой «нац» 

У Нацбанка и его дочерних организаций, наоборот, существует целая палитра аудиторов. Сам макрорегулятор и его Национальная инвестиционная корпорация последние пять лет пользуются услугами KPMG. Аудитором ЕНПФ с 2016 года и Казахстанского фонда устойчивости с 2017 года является Deloitte. Казахстанский фонд гарантирования депозитов последние два года привлекает для аудита PwC. Центральный депозитарий ценных бумаг и Государственное кредитное бюро работают с разными аудиторами, не входящими в Big Four.

Также «Курсив» рассмотрел ряд игроков, которые либо гордо именуются нацкомпаниями, но не входят в «Самрук-Казыну», либо в силу своей деятельности привлекают к себе повышенное внимание общественности. Три компании из нашего списка аудируются (или аудировались) представителями «большой четверки». АО «Нацкомпания «QazExpoCongress» (более известна как «Астана ЭКСПО-2017») с момента создания по 2017 год было клиентом KPMG. Аудированной отчетности этой компании за последние два года в открытом доступе нет. Еще одним клиентом KPMG последние пять лет является нацкомпания «ҚазАвтоЖол» (находится в ведении МИИР и занимается в том числе управлением платными автодорогами). Нацкомпания «Қазақстан Ғарыш Сапары» (бывший «Казкосмос») с 2009 года привлекает для аудита Ernst & Young.

Нацкомпания Kazakh Tourism была создана в 2017 году, подчиняется Министерству культуры и спорта и позиционирует себя как «бренд-менеджер страны по туризму». За три года своего существования компания трижды меняла аудитора и на третий раз получила условно-положительное заключение по своей отчетности (после двух безусловно-положительных), чем и привлекла внимание «Курсива». Однако узнать, что не понравилось аудитору в отчетности компании за 2019 год, не представляется возможным. В документах, размещенных на сайте ДФО, страница с оговоркой аудитора отсутствует физически (после первой страницы сразу идет третья). На сайте самой компании отчетность за 2019 год не опубликована.

Нацкомпания «Казахстан инжиниринг» в разные годы входила в «Самрук», подчинялась Министерству индустрии, оборонному ведомству и в 2019 году вернулась под крыло МИИР. В долгосрочной перспективе компания видит себя как «эффективный центр инновационных и технологических компетенций в военном и гражданском машиностроении». По данным аудита, 2018 год группа завершила с убытком в размере 2,6 млрд тенге. Компания имела крупную задолженность перед Халыком, которую банк пролонгировал до 10 августа 2020 года. Согласно новому графику погашения «Казахстан инжиниринг» должен был выплатить Халыку 11,3 млрд тенге в 2019 году и 7,1 млрд в 2020-м. Заем планировалось гасить «за счет основной деятельности, а также за счет реализации активов в рамках приватизации». Аудита компании за 2019 год в публичном доступе нет.

 

kak-goskompanii-vybirayut-auditorov-2.jpg

Цена вопроса

Некоторые предприятия раскрывают свои расходы на внешний аудит. В частности, «КазМунайГаз» в 2019 году заплатил компании «Эрнст энд Янг» $5,3 млн (около 2 млрд тенге), из которых $0,4 млн составил гонорар за неаудиторские услуги (такие как подтверждение достоверности информации и прочие консультации). «КазТрансОйл» заплатил этой же компании 81,6 млн тенге (около $220 тыс.) за аудит 2019 года и заплатит еще 171,4 млн за два последующих года. За аудит KEGOC в 2019 году фирма «Эрнст энд Янг» получила 44,4 млн тенге (около $120 тыс.).

Согласно договору между

«Казатомпромом» и ТОО «Прайс­уотерхаусКуперс» три ближайших аудита (2020–2022 годы) обойдутся нацкомпании в 917 млн тенге. Средняя цена одного аудита составляет 306 млн тенге, или около $800 тыс. по курсу на день принятия решения. 

Группа «Самрук-Энерго» заплатила этой же фирме 134,4 млн тенге (около $350 тыс.) за аудит в 2019 году (включая проверку отчетности дочерних компаний) и почти 5 млн тенге за консультационные услуги. В своем годовом отчете «Самрук-Энерго» поясняет, почему отдает предпочтение PwC. По информации предприятия, в число клиентов PwC входит почти половина компаний, включенных в рейтинги FTSE 100 и Fortune 500. Кроме того, для улучшения качества услуг, предоставляемых топливно-энергетическим компаниям, в рамках фирмы PwC соз­дана Всемирная энергетическая служба, насчитывающая более 4 тыс. специалистов.

Холдинг «Байтерек» за аудит 2019 года заплатил фирме «КПМГ Аудит» 42,56 млн тенге (около $110 тыс.). Ровно столько же составила стоимость аудиторских услуг для Банка развития Казахстана. Меньше всего из дочерних компаний «Байтерека» на аудит тратится фонд «Даму» – 17,7 млн тенге за 2019 год (около $47 тыс.).

Чем богаты

О динамике заработка аудиторских компаний можно косвенно судить по объему средств, которыми они делятся с государством. Например, ТОО «КПМГ Аудит», по данным сервиса «Учёт.kz», в 2014 году заплатило в три с лишним раза больше налогов, чем годом ранее (620 млн против 194 млн тенге). И именно в 2014-м клиентами KPMG стали «Казпочта», «Эйр Астана», материнский «Байтерек» и одна из его «дочек». В текущем году, который еще не закончен, «КПМГ Аудит» успела перечислить в казну уже 822 млн тенге налогов. Сумма внушительная, хотя среди компаний «большой четверки» это наименьший показатель. 

 

kak-goskompanii-vybirayut-auditorov-3.jpg

ТОО «Делойт» и ТОО «Прайс­уотерхаусКуперс» в текущем году заплатили 949 млн и 855 млн тенге налогов соответственно. Динамика ежегодных налоговых отчислений PwC не содержит каких-либо резких колебаний. Что касается компании «Делойт», то у нее было две просадки по фискальным платежам – в 2013-м (до 578 млн с 698 млн тенге) и в 2015-м (до 480 млн с 596 млн). Так совпало, что с 2012 года фирма перестала аудировать KEGOC, а в 2013-м закончились контракты, заключенные с «Казатомпромом» и «Эйр Астаной». «Взамен» компания получила в госсекторе таких новых клиентов, как две «дочки» КТЖ, ЕНПФ и Казахстанский фонд устойчивости. Начиная с 2015 года объем налогов, выплаченных ТОО «Делойт», поступательно растет. 

Самым крупным налогоплательщиком из Big Four является ТОО «Эрнст энд Янг». По состоя­нию на 4 декабря 2020 года налоговые отчисления этого игрока составили 998 млн тенге и по итогам года наверняка превысят планку в 1 млрд. В отличие от «КПМГ Аудит», у фирмы «Эрнст энд Янг» прибыль в 2014 году, наоборот, упала, и объем выплаченных налогов сократился в 1,5 раза (до 403 млн с 624 млн тенге). Свою роль в этом мог сыграть в том числе уход «Казпочты» и трех «дочек» «Байтерека» к другим аудиторам. Однако начиная с 2014 года бизнес компании только рос, причем, судя по объему платежей в казну, рос быстрее конкурентов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер