1335 просмотров
1335 просмотров

У владельца Capital и AsiaCredit осталось несколько дней на спасение банков

Итоги работы БВУ Казахстана за три квартала

Иллюстрация: Kursiv.kz

Несмотря на риски второй волны пандемии, объем провизий в банковской системе РК с начала года снизился на 3%. По мнению S&P, текущего объема резервов недостаточно для покрытия проблемных кредитов, доля которых в совокупном ссуднике казахстанских БВУ составляла около 20% в середине 2020-го и через два года грозит вырасти до 23%.

Опубликованная Нацбанком статистика деятельности БВУ по итогам трех кварталов свидетельствует о том, что ожидаемое многими экспертами снижение платежеспособности заемщиков из-за кризиса пока не оказало прямого и явного негативного влияния на банковский сектор. Игроки, эффективные до пандемии, сохраняют эффективность и сейчас. В отчетности остальной массовки, по крайней мере, не видно особых признаков ухудшения ситуации. Впрочем, нельзя исключать, что у отдельных организаций бумажная отчетность (касающаяся прежде всего качества выданных кредитов) может не совпадать с реальным положением дел.

Активы

Совокупные активы БВУ с начала года выросли на 11,6% и составили 29,9 трлн тенге на 1 октября. Непосредственно в сентябре по отношению к предыдущему месяцу рост составил 1,15%. За девять месяцев прошлого года активы сектора увеличились всего на 3,46%.

В пятерку банков с самым большим объемом активов вошли Халык, Сбербанк, Kaspi, Forte и БЦК (см. инфографику). Лидерами по росту активов в абсолютном выражении являются Халык (+753 млрд тенге с начала года), Сбербанк (+617 млрд) и Kaspi (+373 млрд). В относительном выражении (если брать только 14 системно значимых универсальных банков, прошедших процедуру AQR) самые высокие темпы роста демонстрируют ВТБ (+38% с начала года), Сбербанк (+28%) и Bank RBK (+26%). 

В трех банках из периметра AQR активы по итогам трех кварталов сократились. В эту тройку вошли АТФ (–55 млрд тенге с начала года), Хоум Кредит (–40 млрд) и Forte (–17 млрд). Надо отметить, что еще месяц назад Forte замыкал список аутсайдеров в ренкинге по динамике активов, однако в сентябре нарастил показатель сразу на 101 млрд тенге и почти компенсировал всю накопленную до этого отрицательную разницу. Высокий рост активов в сентябре показали также Сбербанк (+121 млрд тенге за месяц) и Халык (+100 млрд).

Наибольшее падение активов в сентябре продемонстрировали Kaspi (–60 млрд тенге за месяц) и Jýsan (–58 млрд). Кроме них, сокращение активов в последнем отчетном месяце произошло в АТФБанке (–17 млрд тенге) и Хоум Кредите (–8 млрд).

Что касается антилидеров по темпам падения, то ими стали китайский дочерний ICBC (–17% с начала года), а также Capital и AsiaCredit (–16% у каждого). У владельца двух этих проблемных институтов Орифджана Шадиева осталось несколько дней на их спасение. Как ранее сообщал журналистам первый зампред Агентства по регулированию и развитию финансового рынка Олег Смоляков, Шадиев обязался предоставить финансовую поддержку своим банкам на сумму 29,3 млрд тенге в срок до 2 ноября.

Ситуация с банками Capital, AsiaCredit, а также Tengri (лишен лицензии 18 сентября) позволила аналитикам S&P Global Ratings утвердиться во мнении, что финансовые регуляторы в Казахстане недостаточно независимы. «Мы допускаем возможность политического вмешательства в их деятельность со стороны правительства, организаций, связанных с государством, и собственников банков, имеющих хорошие деловые связи. Тот факт, что регулирующий орган в течение длительного времени (8–18 месяцев) не принимал должных мер в ответ на нарушение пруденциальных нормативов капитала и ликвидности со стороны трех банков, свидетельствует об этих недостатках», – говорится в отчете S&P «Оценка отраслевых и страновых рисков банковского сектора РК», опубликованном в середине октября. 

Кредиты: динамика

Совокупный ссудный портфель БВУ (включая сделки обратного РЕПО и межбанковские займы) с начала года вырос на 3,9% и составил 15,3 трлн тенге на 1 октября. За девять месяцев прошлого года ссудник сектора увеличился на 3,6%, но это не значит, что в текущем году вопреки кризису кредиты растут быстрее. Дело в том, что в начале 2019-го произошла вторая реструктуризация Цеснабанка и его ссудник (который был вторым по величине на рынке и составлял 1,4 трлн тенге) просел сразу на 532 млрд тенге. Если вынести историю с Цесной за скобки, рост совокупного портфеля БВУ составил бы 8,3%, что более чем вдвое выше темпов текущего года. 

В пятерку банков с наибольшим объемом ссудного портфеля вошли Халык (4,63 трлн тенге на 1 октября), Сбербанк (1,62 трлн), Kaspi (1,4 трлн), Жилстрой (1,21 трлн) и БЦК (1,14 трлн). Лучшую динамику кредитования в абсолютном выражении демонстрируют Халык (+387 млрд тенге с начала года), Сбербанк (+169 млрд) и Жилстрой (+140 млрд). В относительном выражении, если не учитывать карликовые структуры, лидерами роста являются Bank RBK (+30% с начала года), Жилстрой (+13%) и Сбербанк (+12%).

У десяти из 26 работающих в Казахстане банков ссудник с начала года снизился, в том числе у шести участников AQR. Антилидерами падения в абсолютном выражении являются Евразийский (–84 млрд тенге с начала года), АТФ (–64 млрд) и Хоум Кредит (–60 млрд). Из участников AQR портфели сократились также у Kaspi (–21 млрд), Нурбанка (–7 млрд) и Альфы (–5 млрд). В относительном выражении самое быстрое снижение наблюдается у Kassa Nova (–23% с начала года), Capital (–22%) и AsiaCredit (–18%).

u-vladelca-capital-i-asiacredit-ostalos-neskolko-dnej-na-spasenie-bankov-3.jpg

Кредиты: экспертиза

Замедление кредитования очевидно связано с пандемией, но и до нее динамика кредитования в стране не впечатляла. С одной стороны, в экономике есть структурные проблемы, которые создают повышенные риски и не позволяют банкам (тем из них, которые вполне здоровы) активизировать финансирование бизнеса (или не позволяют бизнесу привлекать займы по текущим рыночным ставкам). Эти слабые места на днях перечислил глава Нацбанка Ерболат Досаев, отвечая на запрос группы мажилисменов, предложивших снизить предельные ставки по кредитам до 7–8% годовых. Среди них – непрозрачная структура компаний и низкое качество корпоративного управления, неблагоприятные условия ведения бизнеса, высокая доля государства в экономике, вымывающая частный сектор, низкая фискальная дисциплина, низкая эффективность процедур банкротства. Решение данных проблем принципиально важно для постепенного снижения стоимости кредитов, подчеркнул Досаев.

С другой стороны, сами банки до конца так и не избавились от токсичного наследия далекого уже 2007-го, когда в стране лопнул пузырь на рынке недвижимости. В частности, аналитики S&P одним из основных негативных факторов, определяющих риски банковского сектора РК, называют «длительную фазу коррекции экономики после кризиса 2008 года, что обусловлено неэффективной расчисткой балансов банков и недостаточным уровнем прозрачности в прошлые годы». В текущем году эта проблема усугубилась давлением на экономику, вызванным пандемией и низкими нефтяными ценами.

По прогнозам S&P, темпы роста совокупного кредитного портфеля казахстанских БВУ в этом году будут близки к нулю. В том числе объем займов бизнесу умеренно сократится (на 2–3%) вследствие мер по расчистке балансов, принятых несколькими банками в соответствии с требованиями регулятора по итогам AQR, а также из-за вызванного пандемией снижения спроса компаний на новые кредиты. Розничный портфель, наоборот, подрастет на 2–3%, поскольку спрос населения на кредиты поддерживается госпрограммами и сохраняющимся низким уровнем задолженности физлиц. По оценке S&P, отношение долга домохозяйств к ВВП в Казахстане на конец 2019 года составляло 9,3%, что по-прежнему ниже аналогичных показателей сопоставимых стран, таких как, например, Россия и Турция.

Кредиты: качество

Совокупный объем кредитов NPL 90+ с начала года вырос на 6,7%, но последние четыре месяца этот показатель снижается. За сентябрь объем безнадежной просрочки сократился на 3% (с 1,32 трлн тенге на 1 сентября до 1,28 трлн на 1 октября), а ее доля – с 8,7 до 8,35% соответственно. 

Здесь надо отметить, что сентябрьская статистика Нацбанка уже не включала в себя данные по Tengri Bank. Поскольку этот игрок имел мизерную долю на рынке, его отсутствие в статистике никак не повлияло на совокупные показатели сектора, за исключением одного – объема NPL 90+. По состоянию на конец августа безнадежная просрочка в Tengri достигла 48,7 млрд тенге, что составляло 3,7% от общего объема NPL в секторе. 

Если очистить совокупные объемы NPL от показателя Tengri, то сентябрьская динамика необслуживаемых кредитов развернется в противоположную сторону: вместо снижения на 42 млрд тенге мы увидим рост безнадежной просрочки на 7 млрд тенге за месяц. В частности, в Jýsan объем NPL 90+ вырос в сентябре на 12,5 млрд тенге, в Forte – на 6 млрд. 

В Kassa Nova объем кредитов с просрочкой свыше 90 дней увеличился в сентябре на 3,25 млрд тенге, что с учетом его небольшого размера привело к росту доли NPL 90+ в портфеле банка с 7 до 12,3%. «После первой волны обязательных реструктуризаций, проведенных по поручению главы государства, с июля около 10% клиентов не смогли развернуть свой бизнес и выйти на доходы, позволяющие своевременно погашать кредиты, – пояснила «Курсиву» председатель правления AO «Банк Kassa Nova» Шолпан Нурумбет. – Учитывая, что банк предоставил отсрочку по указу президента по 60% своего портфеля, или 36,6 млрд тенге, наблюдающийся рост NPL – это несущественный фактор. Так как на 34,2 млрд тенге клиенты смогли начать исполнять свои обязательства».

Подводные камни

Показатель NPL 90+ не отражает в полной мере качество банковских портфелей. По оценкам S&P, доля кредитов Стадии 3 (по МСФО такие займы считаются остропроблемными и требуют дополнительного резервирования. – «Курсив») составляла около 20% совокупного портфеля банковского сектора РК в середине 2020 года. «По нашему мнению, уровень проблемных кредитов остается высоким, поскольку в последние десять лет казахстанские банки медленно сокращали объем токсичных ссуд, выданных до кризиса 2008 года. Кроме того, регулирующий орган не принимал проактивных мер по улучшению режима, а банки продолжали применять агрессивную практику кредитования после кризиса. Мы ожидаем, что доля кредитов, имеющих характеристики Стадии 3, увеличится примерно до 23% в ближайшие два года», – говорится в октябрьском отчете S&P.

Несмотря на рост безнадежной просрочки и возросшие риски в связи с пандемией, провизии в банковской системе с начала года снизились до 1,92 трлн тенге, или на 3%. В S&P считают, что этого объема (12,8% от совокупного портфеля на 1 сентября) недостаточно для надлежащего покрытия проблемных кредитов. Аналитики агентства прогнозируют рост провизий примерно до 15% в ближайшие два года, «поскольку после проведения AQR регулятор потребовал от нескольких банков увеличить резервы на покрытие проблемных активов, сформировавшихся в прошлые годы». 

У четырех банков из периметра AQR с начала года уменьшился собственный балансовый капитал. У Jýsan снижение составило 110 млрд тенге, у Нурбанка – 20 млрд, у Kaspi – 17 млрд, у АТФ – 11 млрд. Причем у Kaspi Bank этот показатель рос фактически на протяжении всего текущего года, после чего в сентябре собственный капитал упал сразу на 110 млрд тенге, или на 31,6%, за месяц (с 347 млрд до 237 млрд тенге). А в середине октября холдинг Kaspi.kz (материнская структура одноименного банка) провел IPO в Лондоне. На запрос «Курсива» о причинах снижения капитала в Kaspi не ответили.

Чем богаты

За три квартала текущего года казахстанские банки сообща заработали 597 млрд тенге чистой прибыли против 432 млрд за аналогичный период 2019-го. Однако прошлогодний результат сильно искажен из-за показателя Jýsan Bank, отра­зившего в своей отчетности на 1 октября прошлого года убыток в размере 161 млрд тенге. Без учета Jýsan прибыль сектора в текущем году оказывается меньше прошлогодней – 591 млрд тенге против 593 млрд соответственно.

В пятерку самых прибыльных игроков вошли Халык, Kaspi, Сбербанк, Ситибанк и Forte. Совместными усилиями они заработали 512 млрд тенге с начала года, или 86% совокупной прибыли сектора. По мнению S&P, низкая прибыльность большинства БВУ в Казахстане связана со стремлением владельцев отдельных банков финансировать собственные бизнес-проекты на благоприятных условиях, а не обеспечивать максимальную доходность инвестиций в банки. «Мы полагаем, что кредитование связанных сторон, которое было основной проблемой казахстанских БВУ в последние десять лет, все еще сохраняется во многих банках», – констатируют аналитики S&P.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif