nedvijimost-v-krizis.png

2120 просмотров

В каких банках хранят деньги нацкомпании Казахстана

И сколько они потеряли

Фото: Depositphotos/tankist276

Некоторые крупные госкомпании раскрывают в своей отчетности, в каких банках они держат свободные денежные средства. Из этой информации следует, что в прошлом году «дочки» и «внучки» госфонда «Самрук-Казына» больше всего денег хранили в Халыке, а среди остальных казахстанских банков предпочитали АТФ и Forte. Политика размещения ликвидности квазигосударственными структурами важна в том числе потому, что ранее госигроки потеряли крупные суммы из-за ликвидации или реструктуризации ряда отечественных БВУ.

Полюса притяжения

Изучая годовую аудированную отчетность гос­компаний, «Курсив» обнаружил шесть организаций (КазМунайГаз, РД КМГ, КазТрансГаз, КазТрансОйл, Казахтелеком и KEGOC), полностью раскрывших, где и в каких объемах они хранят временно свободную ликвидность. По состоянию на конец 2019 года в четырех из шести случаев явное предпочтение было отдано Халыку (см. инфографику). КазТрансОйл держал на текущих и депозитных счетах в этом банке 95% свободной ликвидности (с учетом грузинской «дочки» Халыка), РД КМГ – 89%, Казахтелеком – 70%, КазТрансГаз – 60%. Также сюда можно отнес­ти КТЖ, которая хоть и не раскрывает структуру размещения денег, но в своей отчетности сообщает, что хранит в Халыке 87% от общей суммы денежных средств и их эквивалентов (или 132 млрд тенге).

Исключение составили KEGOC (34%) и материнский КазМунайГаз (13%). KEGOC хоть и продолжает хранить больше всего средств в Халыке, но за последний отчетный год снизил эти объемы на 2,6 млрд тенге. Доля двух других банков в структуре размещения ликвидности KEGOC сопоставима с долей Халыка: в Forte она составляла 28%, в АТФБанке – 26%. Оставшиеся 12% (годом ранее – лишь 1,8%) компания держала в Банке ЦентрКредит. Надо отметить, что из рассматриваемых шести компаний KEGOC располагал наименьшим объемом свободных денег – 44,3 млрд тенге на конец 2019 года.

Больше всего средств на отчетную дату было у КазМунайГаза (491 млрд тенге), из них Халыку было доверено 64 млрд, или 13%. На фоне объемов, размещенных в Халыке остальными компаниями «Самрук-Казыны», эта доля может показаться очень маленькой, но если учесть, что в конце 2018-го она составляла всего 2,5%, то становится ясно, что в плане фондирования Халык усилился. 

Что касается остальных денег КМГ, то максимальный объем (193 млрд тенге, или 39%) он хранил в Национальном банке РК, и это уникальный случай – остальные компании, раскрывшие информацию о размещении ликвидности в разрезе банков, этот инструмент не использовали.

v-kakix-bankax-xranyat-dengi-nackompanii-kazaxstana-4.jpg
 
Из отдельной финотчетности КМГ выясняется, что в 2019 году (точная дата не известна) компания открыла в Нацбанке долларовый депозит в размере $500 млн (по курсу 386 тенге за доллар). 24 февраля текущего года $200 млн из этой суммы КМГ забрал. «Размещение оставшейся суммы депозита продлили на срок до 12 июня 2020 года», – говорится в финотчетности. Ставка по этому вкладу не раскрывается, но приблизительно ее уровень понять можно. В целом на конец 2019 года КМГ разместил депозитов на сумму, эквивалентную 255,5 млрд тенге, и заработал по ним 22,9 млрд тенге вознаграждения. Таким образом, средняя ставка оказывается равной 8,95%. С учетом того, что доля вклада в Нацбанке составляет 76% от всех депозитов КМГ, ставка по нему не должна сильно отличаться от среднего значения. Отсюда можно предположить, что проценты по вкладу в Нацбанке могли быть выше рыночных.

На конец 2018 года КМГ держал примерно по 150 млрд тенге в пяти иностранных банках. Спустя год, на фоне общего снижения свободной ликвидности в компании (с 929 млрд до 491 млрд тенге), эти суммы были радикально сокращены. Счета в Sumitomo Mitsui, Societe Generale и эмиратском Citibank были обнулены, в Mizuho и Tokyo-Mitsubishi уменьшились до 61 млрд и 34 млрд тенге соответственно. В результате самым крупным зарубежным (и вторым в целом после Нацбанка) держателем денег КМГ стал Credit Agricole, но и в нем средства компании снизились со 123 млрд до 87 млрд тенге. Также КМГ обнулил счета в трех казахстанских банках – Forte, БЦК и Сбербанке. Зато, помимо наращивания денег в Нацбанке (+193 млрд тенге за 2019 год) и Халыке (+41 млрд), компания резко увеличила счета в Алтын Банке (+27,6 млрд) и АТФ (+21,7 млрд).

Личные предпочтения

Показательно, что в АТФ свои деньги хранят пять из шести рассматриваемых компаний (за исключением КазТрансОйла). В двух из них размещения можно назвать символическими: 1,7 млн тенге от КазТрансГаза и 860 млн от РД КМГ. Материнский КМГ держит на счетах АТФБанка 23,6 млрд тенге, Казахтелеком – 11,8 млрд, KEGOC – 11,5 млрд, что в сумме составляет 47 млрд. Любопытно, что в консолидированной отчетности КМГ, где структура размещения ликвидности тоже раскрывается, АТФ отдельно не указан, хотя названы банки с гораздо меньшим объемом средств, вплоть до микроскопического счета в Societe Generale (52 млн тенге).
 
Вообще, иностранные банки, которым доверяют свои деньги компании «Самрук-Казыны», имеют международные рейтинги не хуже «ВВВ+». АТФБанку в настоящее время присвоен рейтинг «B-». По итогам AQR этот банк вошел в четверку игроков, у которых была выявлена потребность в существенном дорезервировании. В обмен на господдержку крупнейший акционер АТФ (им является Галимжан Есенов через принадлежащее ему ТОО «KNG Finance») обязался в срок до 25 мая докапитализировать банк на 10,3 млрд тенге. Судя по отсутствию официальной информации, это условие до сих пор не выполнено. В примечаниях к аудированной финотчетности АТФ сказано, что «конечный собственник банка принял на себя обязательство по докапитализации на сумму более 14 млрд тенге до конца 2020 года». 

С мая 2013 года по апрель 2019-го председателем правле­ния АТФБанка был Энтони Эспина. 15 апреля прошлого года он ушел с этой должности, но остался работать в банке в качестве члена совета директоров. 20 мая 2019 года Эспина был параллельно избран членом СД КазМунайГаза, причем не как независимый директор, а как представитель интересов акционера – фонда «Самрук-Казына». Эспина «располагает обширным опытом работы с фондовыми рынками, что представляет огромную ценность для КМГ в контексте повышения нашей финансовой устойчивости и проработки вариантов IPO компании», приводятся в годовом отчете КМГ слова председателя совета директоров компании Кристофера Уолтона.

7 полоса (2)-01.jpg

Институты развития

В отчетности госкомпаний, являющихся институтами развития, структура размещения свободных денежных средств в разрезе банков не раскрывается. Специфика работы данных организаций заключается в том, что во многих случаях они не кредитуют конечных заемщиков напрямую, а делают это через банки. Поэтому при дефолте того или иного БВУ институты развития могут потерять не только размещенные там депозиты и деньги на текущих счетах, но и предоставленные этому банку заемные средства для дальнейшего целевого кредитования.

Например, группа компаний КазАгро понесла серьезные убытки в результате оздоровления Bank RBK в 2017 году и Цеснабанка в 2018-м и начале 2019-го. В Bank RBK агрохолдинг и его «дочки» держали 63 млрд тенге, взамен которых они получили облигации с фиксированной купонной ставкой 0,01% годовых и сроком погашения 15 лет. Справедливая стоимость этих бумаг, по расчетам КазАгро, составила 9,5 млрд тенге. В Цеснабанке реструктуризации подверглись требования агрохолдинга в размере 172 млрд тенге, которые превратились в 15-летние облигации с годовой ставкой 0,1%. При первоначальном признании данных бумаг группа зафиксировала убыток на сумму 137 млрд тенге. 

Кроме того, КазАгро потерял деньги и в других банках в размере 26,5 млрд тенге. «Это суммы на текущих счетах в БВУ, которые перестали быть ликвидными в результате ухудшения финансового положения банков», – говорится в отчетности холдинга. «За 2018 год группа компаний холдинга получила консолидированный убыток в размере 136 млрд тенге. На данный финансовый показатель оказали влияние события в отечественном банковском секторе, повлекшие за собой отзыв лицензий у ряда финансовых институтов», – констатировал КазАгро в годовом отчете за 2018 год. 

НУХ «Байтерек» реструктурировал требования к Цеснабанку (по депозитам и кредитам) на сумму 82 млрд тенге. Взамен 53 млрд тенге холдинг сначала (в сентябре 2018-го) получил 10-летние облигации с годовой ставкой 4%, а затем (в январе 2019-го) срок погашения этих бумаг был увеличен до 15 лет, а вознаграждение снижено до 0,1%. Справедливая стоимость данных облигаций по состоянию на конец 2018 года составила 7,4 млрд тенге. Оставшаяся часть займов на сумму 29 млрд тенге была пролонгирована на 15 лет по ставке 0,1% годовых. «Чистая прибыль холдинга по итогам 2018 года составила 35 млрд тенге, что на 20% ниже значения 2017 года. Сокращение чистой прибыли связано с признанием дисконта и начислением резервов на сумму 48 млрд тенге при конвертации требований к Цеснабанку», – говорится в годовом отчете «Байтерека» за 2018 год.

Ранее холдинг потерял деньги в результате реструктуризации требований к Bank RBK на сумму 11,3 млрд тенге. Справедливая стоимость полученных холдингом облигаций составила 1,7 млрд тенге и представляла собой справедливую стоимость гарантии ТОО «Казахмыс», предоставленной держателям данных бумаг. «Принимая во внимание тот факт, что реструктуризация проводилась по поручению акционера, путем принятия соответствующего постановления правительства, часть убытка от обесценения (4 млрд тенге) была признана непосредственно в составе собственного капитала», – поясняется в консолидированной финотчетности «Байтерека». Кроме того, холдинг лишился средств в двух обанкротившихся банках. Как констатируется в его отчетности, по состоянию на конец 2019 года холдинг имеет остатки на депозитных счетах в Казинвестбанке и Delta Bank на сумму 6,7 млрд и 9,5 млрд тенге соответственно, которые полностью обесценены.

Потери «Самрука»

В аудированной отчетности компаний «Самрук-Казыны» за 2019 год не упоминаются факты потерь, связанных с оздоровлением Цеснабанка (оно прошло в два этапа – сентябрь 2018 года и январь 2019-го), хотя приводятся потери более ранних периодов, относящиеся к таким банкам, как Казинвестбанк (лишен лицензии в декабре 2016-го), Delta Bank (лишен лицензии в ноябре 2017-го) и Эксимбанк (лишен лицензии в августе 2018-го).

Однако в финансовых документах за 2018 год информация о конвертации требований ФНБ к Цеснабанку присутствует. В консолидированной отчетности «Самрук-Казыны» говорится, что в ноябре 2018 года группа (под группой здесь подразумеваются дочерние организации, включенные в отчетность ФНБ) приобрела купонные облигации Цеснабанка на сумму 55,2 млрд тенге со сроком погашения до 15 января 2034 года и ставкой вознаграждения 0,1% годовых. Справедливая стоимость этих бумаг, по оценке ФНБ, составляла 18,5 млрд тенге на дату первоначального признания. «Разница между номинальной и справедливой стоимостью облигаций в размере 36,7 млрд тенге была признана как процентные расходы в составе себестоимости», – поясняется в отчетности ФНБ. 

Сам фонд «Самрук-Казына», согласно его отдельной отчетности, приобрел облигации Цеснабанка номинальной стоимостью 38,5 млрд тенге (на тех же условиях, что описаны выше). При первоначальном признании данный заем был оценен по справедливой стоимости, составляющей 6,8 млрд тенге. Разница между номинальной и справедливой стоимостью займа в размере 31,7 млрд тенге была признана как убыток от дисконтирования финансовых активов в отдельном отчете о совокупном доходе.

Обращает на себя внимание тот факт, что в отчетности ФНБ за 2018 год механизм конвертации требований к Цеснабанку раскрыт не полностью. Как указано выше, реструктуризация обязательств банка перед компаниями госсектора (речь идет о текущих счетах и краткосрочных депозитах госкомпаний) проходила в два этапа. Сначала, осенью 2018-го, эти деньги были заменены на долгосрочные облигации банка сроком обращения 10 лет (то есть до 2028 года) и ставкой 4% годовых. И уже потом, в январе 2019-го, условия для эмитента были еще более облегчены посредством снижения ставки купона до 0,1% и продления срока погашения до 2034 года. Общая сумма реструктурированных таким образом обязательств Цеснабанка составила 121 млрд тенге.

Что касается фактов потерь в других банках, то они выглядят следующим образом. В отдельной финотчетности ФНБ «Самрук-Казына» говорится о 6,5 млрд тенге, «сгоревших» в АО «Астана-Финанс». В отдельной финотчетности КМГ сообщается о том, что компания начислила 100%-ный резерв под обесценение депозитов в Delta Bank на сумму $36,2 млн. КазТрансОйл, KEGOC и Казатомпром реструктурировали депозиты в Bank RBK на сумму 5 млрд, 1,5 млрд и 567 млн тенге соответственно.

Казахтелеком оценил как маловероятные к взысканию вклады и денежные средства на счетах Эксимбанка и Казинвестбанка в размере 3,9 млрд и 430 млн тенге соответственно. KEGOC держал в Эксимбанке депозит на сумму $8 млн, из которых ликвидацион­ная комиссия вернула $178 тыс. 
Кроме того, KEGOC создал резерв под обесценение средств, размещенных в Казинвестбанке и Delta Bank, в объеме 1,24 млрд и 1,23 млрд соответственно. «Эйр Астана» держала депозиты в Delta Bank и Казинвестбанке на сумму 15 млрд и 4,74 млрд тенге соответственно, которые компания переклассифицировала в долгосрочную дебиторскую задолженность. В 2017 году, по данным компании, ей удалось взыскать с Delta Bank 1,5 млрд тенге наличными через исполнительное производство. По состоянию на конец 2019 года резерв на обесценение для двух этих банков составляет 100%, говорится в отчетности «Эйр Астаны». 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif