nedvijimost-v-krizis.png

1782 просмотра

Сколько зарабатывает топ-менеджмент казахстанских госкомпаний

Продолжаем считать деньги в карманах чиновников

Коллаж: Вадим Квятковский

В своем недавнем послании президент поручил на 25% сократить штат чиновников и работников квазигоссектора и за счет высвободившихся средств поднять зарплату тем, кто сохранит за собой место на службе. «Курсив» изучил, сколько платит себе топ-менеджмент различных организаций с госучастием.

Как отметил Касым-Жомарт Токаев, «во многих квазигосударственных акционерных обществах произошло смешение понятий. Корпоративное управление превращается в дополнительную бюрократическую процедуру». С другой стороны, даже если это делается для галочки, обязанность таких компаний раскрывать информацию о себе, в том числе публиковать аудированную отчетность, позволяет установить, насколько выгодно их существование не с точки зрения государственных интересов, а с точки зрения их руководства (назначенного государством) и других выгодоприобретателей, например независимых директоров.

Ресурсов «Курсива» недостаточно, чтобы исследовать все госпредприятия, тем более что многие из них не публичны. Мы остановили свой выбор (см. инфографику) на трех группах организаций, которые так или иначе сформированы вокруг Нацбанка, фонда «Самрук-Казына» и холдинга «Байтерек». Используя открытые источники, мы попытались понять, сколько платят эти компании своему топ-менеджменту (в целом и в среднем) и как изменилась эта статья расходов за последний год. Среди выбранных нами организаций есть и эффективные, и откровенно провальные, но сопоставление эффективности и заработков не является предметом данной статьи. К тому же не все компании из нашего списка были созданы акционером для извлечения прибыли.

Нацкомпании

ФНБ «Самрук-Казына» в своей консолидированной финотчетности за 2019 год сообщает о наличии 19 дочерних организаций. Из них, помимо материнской компании, мы выбрали семь самых крупных и добавили к ним три «дочки» «КазМунайГаза»: «КазТрансОйл», «КазТрансГаз» и РД КМГ. Из 11 компаний, составивших наш список, в восьми произошло увеличение суммарного вознаграждения, выплачиваемого ключевому управленческому персоналу (здесь и далее сравниваются суммы за 2019 и 2018 год).

Стремительно выросли заработки топов в КТЖ – с 210 млн до 512 млн тенге в год (+144%) на всех топ-менеджеров, причем их количество сократилось с 17 до 14 человек. Средний ежемесячный заработок члена правления КТЖ, по расчетам «Курсива», увеличился с 1,7 млн до 3,7 млн тенге, или на 115%; вознаграждение независимых директоров – с 1,8 млн до 4,2 млн тенге (+131%). Рост доходов управленцев произошел на фоне прихода в компанию Сауата Мынбаева, возглавившего КТЖ в ноябре 2018 года. До этого он пять лет руководил «КазМунайГазом», где заработки топов были несопоставимы с железнодорожной монополией домынбаевских времен.

На 63% вырос ФОТ управленцев в «Казахтелекоме», однако средний заработок члена правления при этом снизился с 6,2 млн до 5,8 млн тенге в месяц. Высокими темпами росло среднее вознаграждение членов правления в «Самрук-Энерго» (+60%), «КазТрансОйле» (+33%) и «КазТрансГазе» (+24%). Самое же крупное вознаграждение представителям своего исполнительного органа платит «Казатомпром»: даже несмотря на снижение на 16%, оно составило 11,5 млн тенге.

В трех компаниях (РД КМГ, Казпочта и сам материнский ФНБ) суммарное вознаграждение топов сократилось. В «Разведке Добыче» усредненный член правления стал получать на 69% меньше (2,9 млн вместо 9,24 млн тенге), а член совета директоров – на 71% (1,04 млн вместо 3,56 млн). Возможно, это следствие проведенного компанией в мае 2018 года делистинга в Лондоне и на KASE. Отсутствие статуса публичности позволяет в числе прочего экономить на зарплатах управленцев.

Финсектор

У Нацбанка по состоянию на конец прошлого года было 12 «дочек», из которых мы рассмотрели шесть. К ним мы добавили ЕНПФ (находится под управлением Нацбанка), Фонд проблемных кредитов (управляется Минфином), Фонд социального медицинского страхования (в ведении Минздрава) и Казахстанскую фондовую биржу (49% акций принадлежит Нацбанку). Мы не смогли найти в открытом доступе документы, относящиеся к экспертизе деятельности Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). На запрос, проводит ли МФЦА (или органы, входящие в его структуру) независимый аудит своей финансовой деятельности, в пресс-службе МФЦА не ответили.

Суммарное вознаграждение членов правления и совета директоров Нацбанка в 2019 году фактически не изменилось и составило 827 млн тенге против 823 млн годом ранее (данные консолидированной отчетности). На сайте Нацбанка указано, что его совет директоров состоит из 25 человек. В правление входят пять первых руководителей Нацбанка (они присутствуют и в составе СД), а также четыре чиновника, которые, строго говоря, не должны получать вознаграждение за участие в работе правления. Таким образом, средний заработок топов в Нацбанке (из расчета на 25 человек) составил в прошлом году 2,8 млн тенге в месяц.

Управленцы Казахстанского фонда гарантирования депозитов заработали больше – 4,18 млн тенге (+37% к предыдущему году). На 17% выросло вознаграждение топов в ЕНПФ (до 2,68 млн в месяц), на 12% – в Казахстанском фонде устойчивости (до 2,44 млн). Зато резко, почти вдвое, упало жалованье руководства в Национальной инвестиционной корпорации («дочка» Нацбанка, которая управляет активами Нацфонда, ЗВР, пенсионными деньгами). С другой стороны, в 2018 году они зарабатывали гораздо больше своих коллег из рассматриваемых нами организаций (4,39 млн тенге в месяц).

На 57% сократился суммарный объем вознаграждения топов в Фонде социального медицинского страхования, а их средний ежемесячный заработок понизился на 19% (до 1,6 млн тенге). И весьма ощутимо (на 41%) упали доходы у руководства KASE – единственной частной организации из нашего списка, которую мы решили включить просто для сравнения.

Институты развития

В эту группу мы включили НУХ «Байтерек» с его дочерними компаниями, а также организации, относящиеся к структуре КазАгро. Это выглядит логично после слов президента о том, что холдинги нужно оптимизировать. «Считаю целесообразным объединить эти две организации, создать единый институт развития с гораздо большими финансовыми возможностями. При этом количество портфельных компаний должно сократиться вдвое, штатная численность также сократится на 50%», – сказал Токаев в недавнем послании.

После множества скандалов в агропромышленной отрасли, банкротств крупнейших землевладельцев, фактического прекращения существования в прежнем статусе гигантского сельскохозяйственного банка – состояние, в котором находится КазАгро, наверное, можно назвать плачевным. «Байтерек» на этом фоне смотрится достаточно бодро, рисует очень красивые годовые отчеты с интересными раскрытиями – но его позитивное влияние на экономику и ее столь долго ожидаемую диверсификацию все-таки не очевидно.

Как видно из инфографики, некоторые «дочки» и «внучки» «Байтерека» существенно подняли зарплаты своим топам. Например, в страховой компании KazakhExport средний ежемесячный заработок ключевого персонала вырос на 65% (до 2,56 млн тенге), в компании «БРК-Лизинг» – на 42% (до 2,64 млн), в QazTech Ventures – на 38% (до 2,43 млн), в Фонде гарантирования жилищного строительства – на 37% (до 1,62 млн), в компании «Казына Капитал Менеджмент» – на 24% (до 2,56 млн тенге). На фоне этого оптимистичного роста диссонирует фонд «Даму», в котором вознаграждение топов упало на 25% (с 2,6 млн до 1,94 млн тенге).

Сам «Байтерек» считает необходимым содержать дорогих независимых директоров в своем СД. Их средний ежемесячный заработок в прошлом году вырос на 10,3% и достиг 8,9 млн тенге. Больше своим директорам платит только ФНБ «Самрук-Казына» (25,2 млн тенге в месяц). В 2019 году в СД «Байтерека» было три независимых директора – Филип Йео (73 года, из Сингапура), Клаус Мангольд (77 лет, из Германии) и Томас Миров (67 лет, из Германии).

Последний известен тем, что с 2008 по 2012 год был президентом Европейского банка реконструкции и развития. Мангольд с 2015 года «является почетным консулом Российской Федерации в Баден-Вюртемберге, а также Командором Почетного легиона (Франция) и почетным сенатором Университета Фрайбурга» (цитаты из годового отчета «Байтерека»). Йео с 2010 по 2013 год был «членом Комитета экспертов по государственному управлению ООН, учрежденной Экономическим и Социальным Советом для продвижения и развития государственного администрирования и управления среди стран-участников в соответствии с Программой развития ООН». Все трое входят в СД «Байтерека» с 30 декабря 2013 года и дважды (каждые три года) были переизбраны.

skolko-zarabatyvaet-top-menedzhment-kazahstanskih-goskompanij.png

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif