Почему растет ставка РЕПО на KASE

Индикатор TONIA вырос на 4 000 базисных пунктов - до 10,6% годовых

Фото: Олег Спивак

На KASE выросла стоимость коротких денег. Это может быть связано с недавними размещениями государственных ценных бумаг (ГЦБ) Минфином РК, считает глава казначейства Евразийского банка Канат Абеуов.

Его точку зрения разделяет директор департамента казначейства АО «Фридом Финанс» Асхат Ержанов.

«Резкий рост ставок обычно связан с ситуациями, когда участникам рынка необходима короткая ликвидность для исполнения своих тенговых обязательств, например платежей в бюджет. Но налоговая неделя еще не скоро, поэтому рост ставок, скорее всего, связан с аукционом по размещению ГЦБ. У участников рынка может складываться положительное ожидание по тенговым ГЦБ, поэтому для новых покупок привлекается ликвидность посредством операций РЕПО», - предположил Ержанов.

Средневзвешенное значение индикатора TONIA, который представляет собой средневзвешенную процентную ставку по сделкам открытия РЕПО сроком на один рабочий день, заключенным на бирже в секторе автоматического РЕПО с ГЦБ, за последние два дня выросло на 40% и после обеда в четверг, 16 июля, составило 10,6% годовых. Среднедневной объем сделок превысил 245 млрд тенге.

Напомним, РЕПО (от англ. repo – repurchase agreement) – вид сделки, при которой ценные бумаги продаются и одновременно заключается соглашение об их обратном выкупе по заранее оговоренной цене.

ГЦБ являются одним из самых привлекательных секторов финансового рынка, так как вложения средств в них имеют высокий уровень надежности. Доход по ГЦБ гарантирован государством и не облагается налогом.

По мнению Каната Абеуова, скачок ставки может быть связан с недавними размещениями ГЦБ Минфина.

Отметим, в понедельник, 13 июля, Министерство финансов РК привлекло на KASE 10,2 млрд тенге, разместив семилетние МЕУКАМ-120 с доходностью 10,6693% годовых. Спрос к предложению составил 233%.

В среду, 15 июля, минфин привлек еще 25,4 млрд тенге, разместив МЕУКАМ-132 с доходностью 10,7958% годовых и сроком погашения 2,8 года. Спрос к предложению составил 862%.

«Расчеты, скорее всего, падают на сегодня, либо на вчера уже падали. Большой объем размещения, поэтому есть спрос на тенге», - отметил Абеуов.

«Обычно (скачок ставок) приходится на налоговую неделю, когда на рынке присутствует дефицит тенге во время выплат в бюджет. Сейчас для налоговой недели еще рано», - добавил глава казначейства Евразийского банка.

Нацбанк не увидел ничего необычного в повышении TONIA. «Для Национального банка ничего особенного. Все в рамках коридора ставок», - пояснили «Курсиву» в пресс-службе регулятора.

В KASE ответили Kursiv.kz, что в период налоговых платежей образуется повышенный спрос на тенговую ликвидность. Подтверждением этому служит регулярная волатильность индикатора денежного рынка - TONIA. 

Высокий спрос на привлечение краткосрочной ликвидности обусловлен также активизацией первичного рынка ГЦБ – только за первую половину июня на площадке KASE было проведено шесть аукционов, на которых Минфин привлек более 100 млрд тенге. «Следствием роста первичного рынка ГЦБ является расширение залоговой базы участников рынка репо и одновременное сокращение предложения денег на данном рынке, что в свою очередь приводит к росту ставок рынка репо и его индикаторов», - говорится в сообщении KASE.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg