Коронавирус испортил прогнозы по прибыли

Многие компании отозвали свои прогнозные отчеты, что привело к значительному разрыву в оценках аналитиков

Иллюстрация: Benedikt Luft for The Wall Street Journal

Приближающийся сезон отчетности может стать серьезной проверкой для инвесторов и аналитиков. По их собственным словам, никогда раньше им не доводилось работать вслепую настолько буквально.

После начала экономического кризиса, разразившегося из-за пандемии коронавируса, свыше 180 компаний из списка S&P 500 отозвали свои прогнозы по прибыли, что ограничило поле зрения для инвесторов. В итоге это привело к сильнейшему (как минимум с 2007 года) разбросу в оценках прибыли со стороны аналитиков.

В целом экономисты согласны с тем, что недавно завершившийся II квартал стал чем-то вроде нижней точки падения, однако масштаб ущерба все еще неясен. Среди компаний, которые первыми опубликуют свою финансовую отчетность, будут JPMorgan Chase & Co., Goldman Sachs Group Inc. и Netflix Inc. – они уже на этой неделе неофициально дадут старт сезону отчетности.

«Начиная с марта я либо говорю по телефону с людьми из индустрии, либо веду переговоры с клиентами в режиме нон-стоп», – говорит управляющий директор компании Stephens Inc. Джек Аткинс, который в своей работе делает акцент на индустрии грузоперевозок. «Каждый день, семь дней в неделю мы пытаемся понять, что же происходит. Это весьма непросто и отнимает много сил», – отмечает он.

Впрочем, несмотря на мрачные прогнозы, фондовый рынок по-прежнему сохраняет устойчивость. Индекс S&P 500 вырос на 42% после того, как в марте достиг минимальных значений. Во многом это произошло благодаря масштабным программам ФРС и Конгресса по стимулированию экономического роста. И хотя за последний месяц ралли замедлилось, в 2020 году индекс опустился лишь на 1,4%.

В общем и целом, согласно прогнозам опрошенных компанией FactSet аналитиков, корпоративная прибыль для компаний из списка S&P 500 во II квартале должна была упасть на 45%. Ожидается, что все 11 секторов индекса зафиксируют спад, причем в энергетике, потребительском секторе и промышленных компаниях это падение будет наиболее сильным. Ожидается, что прибыль продолжит снижаться и в III, и в IV кварталах, хотя и более умеренно, а затем в I квартале следующего года начнет расти вновь.

Еще до пандемии многие компании прекратили публиковать свои отчеты с прогнозами по прибыли. Среди критиков этой практики оказались глава JPMorgan Джеймс Даймон и Уоррен Баффет, которые утверждают, что она ограничивает анализ корпоративного успеха краткосрочной перспективой.

По словам аналитиков, прогнозные отчеты по прибыли необходимы инвесторам для того, чтобы принимать решения на основе конкретных сведений, а иногда и чтобы поддерживать в компаниях атмосферу открытости. Публикация отчетов также помогает снизить волатильность на рынке акций.

Согласно данным Dow Jones Market Data, в условиях дефицита информации по корпоративным отчетам усредненный спред, по прогнозам аналитиков, по прибыли для компаний из списка S&P 500 подскочил с 30 центов в первом квартале до 40 центов во втором. Для сравнения: за предыдущие 13 лет усредненный спред варьировался в коридоре от 9 до 16 центов.

Такой широкий разрыв в оценках говорит о том, что акции могут оказаться в рискованном положении. Эта тенденция нарастает в течение последних недель, поскольку прогнозы Уолл-стрит оказались совершенно неверными.

Например, компания FedEx Corp., предоставляющая курьерские услуги по всему миру, после отзыва прогнозного отчета в марте удивила аналитиков и инвесторов прибылью в $2,53 за акцию, опубликовав 30 июня финансовую отчетность за квартал. Это оказалось выше среднего прогноза в $1,58 со стороны сразу 22 аналитиков. После публикации отчетности акции FedEx выросли в цене, показав в течение последующих двух торговых дней рост почти на 20%.

koronavirus-isportil-prognozy-po-pribyli.jpg

Джек Аткинс оказался среди тех аналитиков, чьи оценки не оправдались. Не имея доступа к прогнозному отчету компании, он был вынужден положиться на комментарий конкурирующей фирмы United Parcel Service Inc., которая в апреле объявила о том, что востребованность предоставляемых ею услуг смещается от B2B-сектора в сторону потребительского сектора, который, как правило, связан с большими издержками и является менее доходным. 

Аткинс пересмотрел свою модель, предполагая, что FedEx столкнется с аналогичной проблемой. «Чего мы не ожидали, так это невероятно высокого уровня оборота, который продемонстрировала FedEx, осуществляя наземные перевозки, что помогло смягчить некоторые временные изменения», – говорит Аткинс.

Противоположная тенденция развернулась после того, как 25 июня свою квартальную отчетность опубликовала компания Nike. Ретейлер спортивной одежды объявил о потере 51 цента на акцию, что оказалось далеко за пределами оценок аналитиков, варьировавшихся от прибыли в 55 центов на акцию до потери 38 центов на акцию. В течение следующих двух дней акции Nike упали почти на 6%.

Примечательно, что аналитики испытывают трудности не только с прогнозами по прибыли. Экономические данные также оказалось сложно оценить. Например, показатели уровня безработицы в США за май и июнь превысили ожидания, что несколько обескуражило инвесторов и экономистов.

«Мы все оказались примерно в одном положении, пытаясь действовать в неизведанных водах», – отмечает Гарри Кертис, управляющий директор компании Instinet Inc.

Кертис работает с казино, арендным жильем и круизными компаниями – тремя отраслями, которые наиболее сильно пострадали в кризис, вызванный коронавирусом. Создание новых балансовых моделей для всех этих компаний было относительно простым, особенно для круизных компаний, поскольку их доход резко снизился либо упал до нуля в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, говорит он.

Компания Carnival Corp., в марте отозвавшая свой годовой прогнозный отчет, 18 июня сообщила о потере в период с марта по май $3,30 на акцию. Прогнозы со стороны 14 аналитиков, изучавших эти акции, варьировались от прибыли в 60 центов на акцию до потери в $2,50. C прогнозом потери $1,97 Кертис оказался где-то посередине. В итоге за две последующие торговые сессии акции Carnival упали на 16%.

Как отмечает Кертис, в такой период, как сейчас, лучшее, что могут сделать аналитики для своих клиентов, – это попытаться заглянуть в будущее. Например, он сам фокусирует свои усилия на оценке того, сможет ли компания пережить длительный спад и когда инвесторы могут надеяться увидеть хоть какие-то признаки восстановления. 

«Работа изменилась, теперь оценки акций основываются на прибыли за два года», – говорит Кертис.

До пандемии крупные банки, которые уже на этой неделе будут в центре внимания, редко публиковали прогнозные отчеты, говорит Джерард Кэссиди, управляющий директор и глава департамента стратегии по акциям банков США компании RBC Capital Markets.

Обычно аналитики всегда имели определенное представление о кредитных потерях банков, что является переменной для определения их прибыли. 

Теперь это не так, и данные, свидетельствующие о том, что экономика США восстанавливается быстрее, чем ожидалось, делают прогнозы еще туманнее, отмечает Кэссиди.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg