Быть ли цифровому тенге

«Курсив» решил выяснить, каковы основные преимущества и риски цифровых денег и можно ли ожидать их выпуска в Казахстане

Фото: Аскар Ахметуллин

Пандемия коронавируса сделала безналичные платежи как никогда актуальными. В этих условиях вырос интерес центральных банков к цифровым валютам.

Строго говоря, центральные банки (ЦБ) уже давно эмитируют цифровые деньги. Это резервные счета банков в ЦБ. Но эти цифровые деньги доступны только банкам – физические лица не могут иметь резервные счета в ЦБ. Так называемая CBDC (Central Bank Digital Currency), или цифровая валюта, может сделать резервные счета доступными для всех.

Участники Всемирного экономического форума (ВЭФ) сов­местно с рядом центральных банков в январе представили набор инструментов для разработки политики в отношении CBDC. Документ выделяет три вида таких цифровых валют: розничные, оптовые и гибридные. Первые доступны для широкого круга пользователей, в том числе физических лиц и нефинансовых организаций. Оптовые доступны только для коммерческих банков и других профессиональных участников денежного и кредитного рынков. 

Третий вид CBDC, гибридные, позволяет финучреждениям, у которых нет доступа к депозитным счетам ЦБ, хранить в них свои резервы. В таком случае ответственность за цифровую валюту несет уже не регулятор, а частная финансовая организация.

Возможности и риски

Внедрение CBDC позволит уже сегодня полностью перейти на механизм безналичных расчетов, считает руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты в Государственной думе РФ Элина Сидоренко

«Это придаст дополнительную прочность государственной финансовой системе и одновременно позволит обеспечивать прозрачность платежей», – отметила она в ходе онлайн-конференции Astana Finance Days в понедельник, 29 июня.

Благодаря CBDC центральным банкам и другим регулирующим органам будет легче отслеживать серые платежи, противодействовать отмыванию преступных доходов и уклонению от налогов, считает Сидоренко.

Очевидное преимущество цифровых валют – это диверсификация платежных средств, что позволяет обеспечить более высокую устойчивость финансового рынка, отметил технологический советник управляющего Нацбанка Бинур Жаленов, который также принял участие в дискуссии.

«CBDC представляет большие возможности для увеличения эффективности трансграничных платежей и облегчения деятельности регулятора в части денежно-кредитной политики. Просто быстрее фактически регулятор может вести инъекции ликвидности на рынок либо как-то манипулировать совместно с базовой ставкой», – считает он.

Вместе с тем внедрение цифровой валюты сопряжено и с немалыми рисками.

По словам Сидоренко, в случае с гибридными CBDC возникает вопрос о полномочиях организаций, которые будут участвовать в этом процессе.

«Пойти можно разными путями, в том числе по пути Китая, который создает специальную площадку для такого рода организаций, или по пути Банка Англии, который обещает через специальные компании-посредники обеспечивать полную анонимность проводимых платежей», – отметила эксперт.

Учитывая, что система CBDC будет контролироваться центральным банком, в России возникают риски, связанные с так называемым черным списком регулятора. 

«Человек либо организация, которые по какой-то причине находятся в черном списке (ЦБ России. – «Курсив»), будут ограничены в возможностях распоряжаться и владеть новым финансовым инструментом», – прокомментировала Сидоренко.

Введение цифровых валют может угрожать и национальной безопасности. «В 2015 году в Зимбабве была настолько ослаб­лена валюта, что они ее просто автоматически заменили долларом. Не думаете ли вы, что здесь будет такая же система, когда CBDC, выпущенные сильным государством, например, Китаем, будут фактически заменять национальную валюту в странах, которые являются соседями Китая и имеют зависимую от него экономику?» – задала вопрос российский эксперт, обращаясь к участникам дискуссии.

Нацбанк, по словам Жаленова, также видит регуляторные вызовы, связанные с внедрением CBDC.

«С помощью цифровых валют центральных банков появляется возможность для полной перезагрузки финансовой системы. Это своего рода disruptive innovation для банков и регуляторов… Как будет вести себя капитал? Куда будет идти ликвидность? До сих пор сохраняется высокая неопределенность в отношении этих вопросов», – заявил он.

Опыт Китая

Согласно мартовскому отчету Банка международных расчетов, по меньшей мере 17 центральных банков по всему миру изу­чают возможность внедрения цифровых валют. При этом ни один из этих проектов пока не ставит своей целью трансграничные платежи.

Вместе с тем эксперты отмечают большой потенциал в этой сфере у Китая. В мае, после шести лет подготовки, Народный банк Китая запустил пилотную программу по использованию цифрового юаня. Инструмент официально называется Digital Currency Electronic Payment (DCEP) и тестируется в четырех городах – Шэньчжене, Сучжоу, Чэнгду и Сюнане. Обладатели счетов в крупных китайских банках могут открыть цифровой кошелек DCEP в мобильном приложении банка и оплачивать с помощью него услуги предприятий вроде Starbucks и McDonalds.

По словам председателя Carbon Blue Innovations, профессора Майкла Суна, DCEP представляет собой двухуровневую систему, которая напрямую контролируется Народным банком Китая.

«На первом уровне эта валюта будет доступна коммерческим банкам Китая. Это делается для того, чтобы не подрывать существующую банковскую систему. А вот на втором уровне эта валюта уже станет доступна для различных платежей на основании технологии блокчейн», – пояснил он в ходе Astana Finance Days.

Параллельно c пилотированием цифрового юаня Китай запустил национальную блокчейн-сеть – Blockchain-based Service Network (BSN).

«Эта инфраструктура необходима для того, чтобы объединить все смарт-города Китая. Она станет костяком для цифрового Шелкового пути в будущем. Это в свою очередь позволит цифровой валюте курсировать по Шелковому пути и достичь торговых партнеров Китая», – отметил Сун.

Позиция Казахстана

Если CBDC и появится в Казахстане, она не заменит обычной фиатной валюты, полагает Бинур Жаленов.

«Одна из форм токенизации – это цифровые валюты центральных банков. В нашем понимании вначале это служит как альтернативное средство платежа, не как полная замена денег», – отметил эксперт. 

По его словам, Нацбанк все еще изучает вопрос создания CBDC, и принципиальных решений в отношении этого пока не принято.

«Планируется, что в ближайшее время стадия исследования будет закончена, и мы совместно с участниками финансового рынка предполагаем обсуждение различных вариантов дизайна», – отметил Бинур Жаленов.

По его словам, технология, по которой будет реализовываться проект, вторична.

«Важно понять, какую цель преследует Национальный банк (при создании цифровой валюты) ... Когда мы определимся с целями, мы сможем принять принципиальное решение, нужно ли нам внедрять цифровой тенге, в каком формате нам нужно его внедрять и поэтапность его внедрения», – отметил Жаленов.

 

финансовые регуляторы копия-1.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Кто из госкомпаний поделился с бюджетом в кризис

И как они выполняют распоряжение Токаева

Фото: Курсив

Казахстанские компании с государственным участием выплачивают дивиденды со своей чистой прибыли по итогам 2019 года. «Курсив» выяснил, как платят «дочки» самого крупного госхолдинга страны – ФНБ «Самрук-Казына», активы которого на 31 марта 2020 года составили 28,2 трлн тенге (около $67,5 млрд по текущему курсу).

Напомним, в марте 2020 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил нацкомпаниям выплатить до 100% чистого дохода в бюджет, чтобы сократить объем трансфертов из Нацфонда.

Месяцем позже правительство приняло постановление, определяющее нацкомпаниям объем выплаты дивидендов на ближайшие несколько лет. По новому регламенту госорганам, владеющим долей участия в уставном капитале нацкомпаний, по итогам 2020-го и последующих годов «надлежит принять меры для направления части чистого дохода компании на выплату дивидендов в размере не менее 70% от суммы чистого дохода, отраженного в консолидированной годовой финансовой отчетности, а в случае отсутствия дочерних организаций, в неконсолидированной годовой финансовой отчетности, и их своевременного перечисления».

В связи с этим «Курсив» рассматривает выплаты нацкомпаниями дивидендов по итогам 2019 года как долю от консолидированной чистой прибыли, как предписало правительство.

Единственной национальной компанией, полностью выполнившей поручение президента, стал трубопроводный оператор «КазТрансОйл». По итогам 2019 года компания не только выплатила в качестве дивидендов 100% чистой прибыли в размере 45,1 млрд тенге, но и направила на эти цели часть нераспределенной прибыли прошлых лет в размере 264,6 млн тенге. Общая сумма дивидендов составила 45,3 млрд тенге. Отметим, что чистая прибыль по итогам 2019 года выросла на 17%.

На втором месте оказалась горнодобывающая «Тау-Кен Самрук». За прошлый год компания снизила чистую прибыль на 8,8%, до 40,2 млрд тенге, но все же выплатила в бюджет 30,2 млрд тенге (75% чистой прибыли).

KEGOC тоже серьезно отнесся к поручению президента. По итогам прошлого года компания выплатила 30,1 млрд тенге дивидендов (74% чистой прибыли). Чистая прибыль KEGOC по итогам 2019 года выросла незначительно – на 1,8%, до 40,7 млрд тенге. Отметим, что компания последние несколько лет последовательно увеличивает долю чистого дохода, выплачиваемого в качестве дивидендов.

Чистая прибыль «Казпочты» по итогам прошлого года снизилась в 3,6 раза, до 74,17 млн тенге. Дивиденды почтовый оператор при этом выплатил на сумму 54,44 млн тенге (73% чистой прибыли).

Чистая прибыль национальной атомной компании «Казатомпром» по итогам прошлого года сократилась вдвое, до 213,7 млрд тенге. Значительная доля снижения, как отмечали в компании, связана с разовыми эффектами транзакций в 2018–2019 годах, а именно с включением в состав группы ряда добывающих предприятий. Общая сумма выплаченных дивидендов составила около 99 млрд тенге (46% чистой прибыли). Отметим, основной пакет акций (75%) «Казатомпрома» принадлежит фонду «Самрук-Казына», а остальная часть находится в свободном обращении.

Энергетический холдинг «Самрук-Энерго» по итогам прошлого года отчитался о росте чистой прибыли вдвое, до 7,1 млрд тенге. При этом в качестве дивидендов было выплачено 3,066 млрд тенге (43% чистой прибыли).

Оператор связи «Казахтелеком» по итогам 2019 года выплатил 8,3 млрд тенге дивидендов. Компания также выплатила дополнительно 0,14 млрд тенге по привилегированным акциям. С их учетом выходит, что по итогам прошлого года оператор связи направил в бюджет 8,47 млрд тенге, или 14% чистой прибыли. Отметим, что «Казахтелеком» за прошлый год нарастил чистую прибыль на 41%, до 60,3 млрд тенге. Председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев, комментируя отчетность, отмечал, что финансовые результаты по группе компаний в прошлом году превзошли ожидания.

Национальная нефтегазовая компания «КазМунайГаз» (КМГ) в 2019 году увеличила чистую прибыль в 1,7 раза, до 1,158 трлн тенге. Положительное влияние на динамику чистой прибыли, как отмечали в КМГ, оказали восстановление накопленных непризнанных убытков ТОО «Азиатский газопровод», увеличение объемов реализации газа в Китай, а также увеличение финансовых доходов и уменьшение финансовых расходов в 2019 году.

Тем не менее в качестве дивидендов компания решила выплатить всего 81,7 млрд тенге (7% чистой прибыли). При этом в аудированной финансовой отчетности по итогам прошлого года отмечается, что КМГ, кроме выплаты дивидендов, направил акционерам 20 млрд тенге, включая средства для строительства социальных объектов в Нур-Султане и Туркестане. Комментируя финансовые итоги 2019 года, в КМГ отметили, что доходы от своей деятельности компания направляет также и на обслуживание внешних обязательств. Сумма их погашений в прошлом году составила почти триллион тенге.

Транспортно-логистический холдинг «Казахстан темир жолы» (КТЖ) завершил 2019 год с убытком в размере 70,3 млрд тенге, снизив этот показатель на 19% по сравнению с 2018 годом. При этом холдинг все же выплатил дивиденды акционеру, но не за 2019 год, а по результатам 2013 и 2014 годов в сумме 16,4 млрд тенге.

Samruk-Kazyna Construction, оператор программы «Нурлы жер» по направлениям «арендное жилье» и «коммерческое жилье», по итогам прошлого года увеличил чистую прибыль на четверть, до 6,79 млрд тенге. Весь чистый доход решено было оставить в распоряжении компании для развития.

Национальный авиаперевозчик Air Astana в 2019 году нарастил консолидированную чистую прибыль более чем в 6 раз, примерно до 11,5 млрд тенге. Соуправляющий директор по финансам фонда «Самрук-Казына» Ернар Жанадил сообщил в четверг, 30 июля, что авиаперевозчик не станет выплачивать дивиденды по итогам 2019 года. По его словам, выплата дивидендов по итогам 2019 года не планировалась, несмотря на то, что компания получила отдельную чистую прибыль в размере 5,7 млрд тенге.

По данным Счетного комитета, в результате увеличения чистого дохода АО «ФНБ «Самрук-Казына» в 2019 году объем поступлений дивидендов в республиканский бюджет по сравнению с 2018 годом вырос более чем втрое, до 74,8 млрд тенге.

Однако в ведомстве недовольны размерами выплачиваемых нацкомпаниями дивидендов. Как отмечается в заключении Счетного комитета к отчету правительства об исполнении рес­публиканского бюджета за 2019 год, объем выплачиваемых государству дивидендов несоразмерен полученному чистому доходу нацкомпаний. Так, за 2015-2019 годы АО «ФНБ «Самрук-Казына» выплатило в республиканский бюджет всего 5% от чистого дохода в размере 2,636 трлн тенге.

«Низкий процент дивидендов в определенной степени обусловлен прочими распределениями в пользу акционера (398 млрд тенге) на финансирование непрофильных объектов, зачастую с завышенной стоимостью», – отмечается в заключении.

Другой проблемой стала многолетняя практика перечисления фондом в бюджет страны ежегодных дивидендов за истекший финансовый год только к концу года.

«Таким образом, учитывая уровень инфляции, затягивание перечисления дивидендов к концу года негативно отражается на формировании доходной части бюджета. В случае корректировки бюджета в парламенте указанные дивиденды не участвуют при перераспределении бюджетных средств, что позволило бы изыскать средства на инициативы главы государства», – говорится в документе.

При этом фонд продолжает зависеть от вливаний из бюджета и Национального фонда. В 2008-2019 годах «Самрук-Казыне» из республиканского бюджета было выделено 361,8 млрд тенге, из Нацфонда – 3,057 трлн тенге (целевые трансферты на сумму 831,1 млрд тенге, облигационные займы – на 2,226 трлн тенге).

5-полоса_дивиденды.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg