1057 просмотров

В России хотят запретить криптовалюты

Что ждет этот рынок в Казахстане

Фото: Pixabay

Власти РФ представили новый законопроект, регулирующий оборот криптовалют. Предлагается запретить как оборот основных мировых цифровых валют, так и майнинговый бизнес. Эксперты отмечают жесткость принятой позиции и, как следствие, вероятный отток капитала с рынка. Вместе с тем казахстанский законопроект, затрагивающий цифровые активы, уже находится в сенате РК.

В Госдуме РФ был представлен обновленный вариант законопроекта «О цифровых финансовых активах», существенно меняющий ранее обсуждавшийся подход. Нововведения напрямую запрещают оборот в России криптовалют, выпущенных не под внутренним регулированием, а также их добычу (майнинг) и рекламу. Как сообщают российские СМИ, участники рынка и эксперты находят такой подход чрезмерно жестким и пагубным для рынка. Исключение одного майнинга чревато потерей для российской экономики более $2 млрд в год, считают эксперты. 

Россияне обсуждают подходы к регулированию криптовалют с 2018 года. В том же году началась и работа над проектом закона РК по вопросам регулирования цифровых технологий, в том числе затрагивающего цифровые активы, – «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования цифровых технологий» (законопроект «О регулировании цифровых технологий»). В Беларуси криптобиржи уже легализованы в специальном правовом режиме Парка высоких технологий. Были попытки ЕЭК рекомендовать регулирование криптоэкономики с целью евразийской гармонизации. Однако страны обошлись независимыми подходами; практика, вероятно, покажет наиболее удачный путь.

Несколько лет назад Нацбанк РК в лице экс-председателя Данияра Акишева аналогично ЦБ РФ занимал консервативную позицию. Между тем МФЦА, пользуясь особым конституционным статусом, в 2018 году принял нормативные акты, легализующие и регулирующие криптобизнес в рамках своей юрисдикции.

В прошлом году цифровые активы затронул в своем послании президент Касым-Жомарт Токаев, призвав оказывать содействие МФЦА и создавать бренд открытой юрисдикции.

Казахстан не против

Законопроектом «О регулировании цифровых технологий» определяется правовой статус цифровых активов – это имущество, созданное в электронно-цифровой форме, с применением средств криптографии и компьютерных вычислений, не являющееся деньгами, ценными бумагами. Цифровой актив не является средством платежа, а является товаром, переход прав на который осуществляется в цифровой среде. 

Определяются два подвида цифрового актива: обеспеченные (цифровые токены) и необеспеченные (криптовалюта). Цифровые токены являются средством учета, обмена и удостоверения имущественных прав, то есть обеспечены базовым активом в виде товаров, услуг. В международной практике это так называемые utility tokens, используемые для токенизации сделок, товаров, услуг. 

Необеспеченные цифровые активы – это криптовалюта. Выпуск и оборот необеспеченных цифровых активов на территории Казахстана запрещается, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Это означает отсылку к Конституционному закону о МФЦА и его нормативным актам, регулирующим криптобиржи. 

Таким образом, Казахстан обозначил правовой статус криптоимущества, встроив в действующее гражданское законодательство; отделил токенизацию от ценных бумаг, средств платежа и криптовалюты; ограничил оборот криптовалют до юрисдикции МФЦА, в которой предусмотрены процедуры лицензирования, финансового мониторинга и иные регуляторные механизмы.

Майнинг и предпринимательство

Казахстанский законопроект «О регулировании цифровых технологий» закрепил понятие цифрового майнинга, а также возникающие права собственности на цифровые активы. Запрета на майнинговую деятельность в РК закон не содержит; фактически майнинг легализуется и выводится из «серой» зоны. 

При этом разработчики закона закладывали следующее правоприменение: майнинг – сам по себе лишь процесс, не предпринимательская деятельность. Доход и, соответственно, налоговые обязательства возникают в двух случаях: реализации (продажи) добытой криптовалюты или возмездных услуг предоставления вычислительного оборудования для целей майнинга. В последнем случае такая деятельность ничем не отличается от других услуг дата-центров и стандартно регулируется действующим законодательством. 

В целом стоит отметить лояльный настрой правительства РК, видящего экономическую ценность направления. Майнинг-фирмы, зарегистрированные как дата-центры, продолжают развиваться в Казахстане и становятся частью цифровой экономики, утилизируя энергопрофицит, экспортируя вычислительные ресурсы, привлекая инвестиции. При этом Казахстан в силу недорогой электроэнергии и профицитных регионов обладает серьезным конкурентным потенциалом на глобальном рынке.

Дискуссия подходов

Во всем мире вопрос регулирования оборота криптовалют является неоднозначным. Кто-то за прогрессивное регулирование, другие – за нейтральность, третьи – за консервативную осторожность. Тем не менее прослеживается глобальный тренд на деанонимизацию и институционализацию крипторынка, его вывод из теневой экономики.
 
Если взглянуть на ряд развитых стран и рекомендации международных организаций, таких как FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), то подобный тренд является логичным ответом на давно обсуждаемые риски, связанные с мошенничеством, анонимностью, отмыванием доходов и незаконным оборотом. Ключевым моментом является разделение черного (теневого) и белого (разрешенного) рынка, при котором можно осуществлять надзор, лицензирование, мониторинг и развитие. Целями такого регулирования будут прослеживаемость оборота, внедрение процедур финансового мониторинга и идентификации; в то время как запрет создает риски теневого оборота, где виртуальные валюты продолжают функционировать без надлежащего надзора.

banner_wsj.gif

134 просмотра

Быть ли цифровому тенге

«Курсив» решил выяснить, каковы основные преимущества и риски цифровых денег и можно ли ожидать их выпуска в Казахстане

Фото: Аскар Ахметуллин

Пандемия коронавируса сделала безналичные платежи как никогда актуальными. В этих условиях вырос интерес центральных банков к цифровым валютам.

Строго говоря, центральные банки (ЦБ) уже давно эмитируют цифровые деньги. Это резервные счета банков в ЦБ. Но эти цифровые деньги доступны только банкам – физические лица не могут иметь резервные счета в ЦБ. Так называемая CBDC (Central Bank Digital Currency), или цифровая валюта, может сделать резервные счета доступными для всех.

Участники Всемирного экономического форума (ВЭФ) сов­местно с рядом центральных банков в январе представили набор инструментов для разработки политики в отношении CBDC. Документ выделяет три вида таких цифровых валют: розничные, оптовые и гибридные. Первые доступны для широкого круга пользователей, в том числе физических лиц и нефинансовых организаций. Оптовые доступны только для коммерческих банков и других профессиональных участников денежного и кредитного рынков. 

Третий вид CBDC, гибридные, позволяет финучреждениям, у которых нет доступа к депозитным счетам ЦБ, хранить в них свои резервы. В таком случае ответственность за цифровую валюту несет уже не регулятор, а частная финансовая организация.

Возможности и риски

Внедрение CBDC позволит уже сегодня полностью перейти на механизм безналичных расчетов, считает руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты в Государственной думе РФ Элина Сидоренко

«Это придаст дополнительную прочность государственной финансовой системе и одновременно позволит обеспечивать прозрачность платежей», – отметила она в ходе онлайн-конференции Astana Finance Days в понедельник, 29 июня.

Благодаря CBDC центральным банкам и другим регулирующим органам будет легче отслеживать серые платежи, противодействовать отмыванию преступных доходов и уклонению от налогов, считает Сидоренко.

Очевидное преимущество цифровых валют – это диверсификация платежных средств, что позволяет обеспечить более высокую устойчивость финансового рынка, отметил технологический советник управляющего Нацбанка Бинур Жаленов, который также принял участие в дискуссии.

«CBDC представляет большие возможности для увеличения эффективности трансграничных платежей и облегчения деятельности регулятора в части денежно-кредитной политики. Просто быстрее фактически регулятор может вести инъекции ликвидности на рынок либо как-то манипулировать совместно с базовой ставкой», – считает он.

Вместе с тем внедрение цифровой валюты сопряжено и с немалыми рисками.

По словам Сидоренко, в случае с гибридными CBDC возникает вопрос о полномочиях организаций, которые будут участвовать в этом процессе.

«Пойти можно разными путями, в том числе по пути Китая, который создает специальную площадку для такого рода организаций, или по пути Банка Англии, который обещает через специальные компании-посредники обеспечивать полную анонимность проводимых платежей», – отметила эксперт.

Учитывая, что система CBDC будет контролироваться центральным банком, в России возникают риски, связанные с так называемым черным списком регулятора. 

«Человек либо организация, которые по какой-то причине находятся в черном списке (ЦБ России. – «Курсив»), будут ограничены в возможностях распоряжаться и владеть новым финансовым инструментом», – прокомментировала Сидоренко.

Введение цифровых валют может угрожать и национальной безопасности. «В 2015 году в Зимбабве была настолько ослаб­лена валюта, что они ее просто автоматически заменили долларом. Не думаете ли вы, что здесь будет такая же система, когда CBDC, выпущенные сильным государством, например, Китаем, будут фактически заменять национальную валюту в странах, которые являются соседями Китая и имеют зависимую от него экономику?» – задала вопрос российский эксперт, обращаясь к участникам дискуссии.

Нацбанк, по словам Жаленова, также видит регуляторные вызовы, связанные с внедрением CBDC.

«С помощью цифровых валют центральных банков появляется возможность для полной перезагрузки финансовой системы. Это своего рода disruptive innovation для банков и регуляторов… Как будет вести себя капитал? Куда будет идти ликвидность? До сих пор сохраняется высокая неопределенность в отношении этих вопросов», – заявил он.

Опыт Китая

Согласно мартовскому отчету Банка международных расчетов, по меньшей мере 17 центральных банков по всему миру изу­чают возможность внедрения цифровых валют. При этом ни один из этих проектов пока не ставит своей целью трансграничные платежи.

Вместе с тем эксперты отмечают большой потенциал в этой сфере у Китая. В мае, после шести лет подготовки, Народный банк Китая запустил пилотную программу по использованию цифрового юаня. Инструмент официально называется Digital Currency Electronic Payment (DCEP) и тестируется в четырех городах – Шэньчжене, Сучжоу, Чэнгду и Сюнане. Обладатели счетов в крупных китайских банках могут открыть цифровой кошелек DCEP в мобильном приложении банка и оплачивать с помощью него услуги предприятий вроде Starbucks и McDonalds.

По словам председателя Carbon Blue Innovations, профессора Майкла Суна, DCEP представляет собой двухуровневую систему, которая напрямую контролируется Народным банком Китая.

«На первом уровне эта валюта будет доступна коммерческим банкам Китая. Это делается для того, чтобы не подрывать существующую банковскую систему. А вот на втором уровне эта валюта уже станет доступна для различных платежей на основании технологии блокчейн», – пояснил он в ходе Astana Finance Days.

Параллельно c пилотированием цифрового юаня Китай запустил национальную блокчейн-сеть – Blockchain-based Service Network (BSN).

«Эта инфраструктура необходима для того, чтобы объединить все смарт-города Китая. Она станет костяком для цифрового Шелкового пути в будущем. Это в свою очередь позволит цифровой валюте курсировать по Шелковому пути и достичь торговых партнеров Китая», – отметил Сун.

Позиция Казахстана

Если CBDC и появится в Казахстане, она не заменит обычной фиатной валюты, полагает Бинур Жаленов.

«Одна из форм токенизации – это цифровые валюты центральных банков. В нашем понимании вначале это служит как альтернативное средство платежа, не как полная замена денег», – отметил эксперт. 

По его словам, Нацбанк все еще изучает вопрос создания CBDC, и принципиальных решений в отношении этого пока не принято.

«Планируется, что в ближайшее время стадия исследования будет закончена, и мы совместно с участниками финансового рынка предполагаем обсуждение различных вариантов дизайна», – отметил Бинур Жаленов.

По его словам, технология, по которой будет реализовываться проект, вторична.

«Важно понять, какую цель преследует Национальный банк (при создании цифровой валюты) ... Когда мы определимся с целями, мы сможем принять принципиальное решение, нужно ли нам внедрять цифровой тенге, в каком формате нам нужно его внедрять и поэтапность его внедрения», – отметил Жаленов.

 

финансовые регуляторы копия-1.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg