718 просмотров

Почти 1,9 млн казахстанцев воспользовались кредитной отсрочкой

41,5% субъектов МСБ обратились за реструктуризацией займов

Фото: Аскар Ахметуллин

Отсрочка по платежам по кредитам, предоставленная казахстанцам с 16 марта по 15 июня в связи с действием режима чрезвычайного положения (действовал с 16 марта по 11 мая) на фоне распространения с 13 марта в республике коронавирусной инфекции, пользовалась спросом у населения. Ею воспользовались 1 890 443 человека, или 34% от всех заемщиков – физических лиц.

Общая сумма отсроченных платежей составила 268 млрд тенге, сообщила на заседании правительства 23 июня председатель агентства по регулированию и развитию финансового рынка Мадина Абылкасымова.

«За реструктуризацией кредита обратились 12 455 субъектов МСБ – это составляет 41,5% от заемщиков МСБ, имеющих банковские кредиты. Общая сумма реструктуризированных платежей составила 165 млрд тенге», – сказала она.

Мерами поддержки был обеспечен охват 12 отраслей и 346 видов экономической деятельности, наиболее пострадавших в результате введения ЧП. От общего количества субъектов МСБ, получивших отсрочку, 34% приходится на сферу торговли, 11% – на услуги химчисток, салонов красоты, парикмахерских; 5% – на транспорт и складирование; 4% – на общественное питание; 3% – на туризм и 1% – на гостиничную отрасль.

Несмотря на завершение периода действия режима ЧП, восстановление деятельности предприятий МСБ, отметила Абылкасымова, происходит неравномерно и не в полной мере.

«Наблюдается сокращение объема спроса на товары и услуги, упали обороты и выручка, следовательно, снизилась возможность обслуживания обязательств по полученным кредитам. В этой связи агентством совместно с банками второго уровня и ассоциацией финансистов Казахстана реализовываются дополнительные меры поддержки субъектов МСБ», – сказала она.

15 июня утвержден новый порядок предоставления дополнительных мер поддержки субъектов МСБ. С 16 июня по 15 сентября 2020 года субъект МСБ вправе обратиться в банк или микрофинансовую организацию с заявлением о предоставлении дополнительных мер поддержки. Кредитные организации индивидуально по каждому предпринимателю оценят его финансовое состояние, влияние ЧП и карантина на финансово-хозяйственную деятельность и перспективы восстановления финансового состояния субъекта МСБ. При очевидном ухудшении будут предложены два направления поддержки. Первое – это предоставление отсрочки платежей на период, достаточный для восстановления финансового состояния заемщика, испытывающего временные финансовые трудности. Данная мера, по мнению Абылкасымовой, не приведет к существенному росту долговой нагрузки бизнеса, так как выплата отсроченных платежей по кредиту будет распределена до даты полного погашения займа либо по окончании срока займа в течение дополнительного периода равного времени отсрочки.

«Второе – рефинансирование кредита по льготным условиям в рамках государственных программ поддержки субъектов предпринимательства для заемщиков, обслуживающих кредиты по рыночным ставкам. Такой возможностью смогут воспользоваться все субъекты МСБ, в том числе ранее получившие отсрочку. Национальным банком совместно с агентством реализуется программа льготного кредитования субъектов МСБ на пополнение оборотного капитала», – сказала глава агентства.

По данной программе кредиты выдаются по ставке до 8% на срок до одного года, общий объем программы составляет 600 млрд тенге. В рамках данной программы уже выдано кредитов на сумму 259 млрд тенге.

Кроме того, для снижения долговой нагрузки субъектов МСБ осуществляется рефинансирование кредитов по программе «Дорожная карта бизнеса-2025» по ставке 6%. Учитывая отсутствие залогов у субъектов МСБ, предоставляются гарантии со стороны «Даму» до 85% от суммы кредита. Дополнительную возможность для рефинансирования предоставляет новое направление для субъектов микро- и малого предпринимательства.

«Банковская система в настоящее время абсорбирует потери, связанные с реструктуризацией кредитов, благодаря накопленному запасу капитала. Для поглощения дополнительных убытков банков, вызванных кризисом и поддержанием кредитования экономики агентством, полностью задействован механизм пруденциального регулирования. Введены временные регуляторные послабления в целях высвобождения капитала и ликвидности банков», – сказала Абылкасымова.

В частности, принято решение по временному снижению требований к консервационному буферу собственного капитала банков второго уровня, снижены требования к собственному капиталу, в том числе к кредитам, выданным МСБ, смягчены требования по коэффициентам ликвидности, что позволило высвободить капитал банков в размере 468 млрд тенге, ликвидность – в размере 1 767 млрд тенге.

В целом принятые меры позволили поддержать объемы банковского кредитования экономики. По состоянию на 1 июня текущего года кредитный портфель банков второго уровня составил 15,1 трлн тенге, увеличившись с начала года на 325 млрд тенге, или 2,2%. После падения в апреле кредитного портфеля банковской системы на 2,5% наблюдается слабый рост в мае на 1,2%.

«Вместе с тем отмечу, что портфель кредитов МСБ пока еще не вышел в рост после падения на 3,4% в апреле, оставшись на том же уровне», – сказала Абылкасымова, пообещав держать на контроле реализацию дополнительных мер поддержки заемщиков со стороны банков и государства.

Антикризисные меры правительства, озвученные президентом Касым-Жомартом Токаевым 23 марта, включали кредитные каникулы для населения и МСБ. В обращении президента страны необходимость предоставления отсрочки по кредитам была заявлена в форме предложения, а не требования. От банков ожидали «полного понимания и гражданской солидарности». Сумма вознаграждения банкам за период отсрочки переносилась на более поздний срок. Поэтому, в зависимости от условий одобрения отсрочки, заемщику пролонгировался срок договора, либо в дальнейшем увеличивалась сумма ежемесячного платежа. Чтобы воспользоваться такой возможностью, физические и юридические лица должны были подать в банк соответствующее заявление.

banner_wsj.gif

83 просмотра

Быть ли цифровому тенге

«Курсив» решил выяснить, каковы основные преимущества и риски цифровых денег и можно ли ожидать их выпуска в Казахстане

Фото: Аскар Ахметуллин

Пандемия коронавируса сделала безналичные платежи как никогда актуальными. В этих условиях вырос интерес центральных банков к цифровым валютам.

Строго говоря, центральные банки (ЦБ) уже давно эмитируют цифровые деньги. Это резервные счета банков в ЦБ. Но эти цифровые деньги доступны только банкам – физические лица не могут иметь резервные счета в ЦБ. Так называемая CBDC (Central Bank Digital Currency), или цифровая валюта, может сделать резервные счета доступными для всех.

Участники Всемирного экономического форума (ВЭФ) сов­местно с рядом центральных банков в январе представили набор инструментов для разработки политики в отношении CBDC. Документ выделяет три вида таких цифровых валют: розничные, оптовые и гибридные. Первые доступны для широкого круга пользователей, в том числе физических лиц и нефинансовых организаций. Оптовые доступны только для коммерческих банков и других профессиональных участников денежного и кредитного рынков. 

Третий вид CBDC, гибридные, позволяет финучреждениям, у которых нет доступа к депозитным счетам ЦБ, хранить в них свои резервы. В таком случае ответственность за цифровую валюту несет уже не регулятор, а частная финансовая организация.

Возможности и риски

Внедрение CBDC позволит уже сегодня полностью перейти на механизм безналичных расчетов, считает руководитель рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты в Государственной думе РФ Элина Сидоренко

«Это придаст дополнительную прочность государственной финансовой системе и одновременно позволит обеспечивать прозрачность платежей», – отметила она в ходе онлайн-конференции Astana Finance Days в понедельник, 29 июня.

Благодаря CBDC центральным банкам и другим регулирующим органам будет легче отслеживать серые платежи, противодействовать отмыванию преступных доходов и уклонению от налогов, считает Сидоренко.

Очевидное преимущество цифровых валют – это диверсификация платежных средств, что позволяет обеспечить более высокую устойчивость финансового рынка, отметил технологический советник управляющего Нацбанка Бинур Жаленов, который также принял участие в дискуссии.

«CBDC представляет большие возможности для увеличения эффективности трансграничных платежей и облегчения деятельности регулятора в части денежно-кредитной политики. Просто быстрее фактически регулятор может вести инъекции ликвидности на рынок либо как-то манипулировать совместно с базовой ставкой», – считает он.

Вместе с тем внедрение цифровой валюты сопряжено и с немалыми рисками.

По словам Сидоренко, в случае с гибридными CBDC возникает вопрос о полномочиях организаций, которые будут участвовать в этом процессе.

«Пойти можно разными путями, в том числе по пути Китая, который создает специальную площадку для такого рода организаций, или по пути Банка Англии, который обещает через специальные компании-посредники обеспечивать полную анонимность проводимых платежей», – отметила эксперт.

Учитывая, что система CBDC будет контролироваться центральным банком, в России возникают риски, связанные с так называемым черным списком регулятора. 

«Человек либо организация, которые по какой-то причине находятся в черном списке (ЦБ России. – «Курсив»), будут ограничены в возможностях распоряжаться и владеть новым финансовым инструментом», – прокомментировала Сидоренко.

Введение цифровых валют может угрожать и национальной безопасности. «В 2015 году в Зимбабве была настолько ослаб­лена валюта, что они ее просто автоматически заменили долларом. Не думаете ли вы, что здесь будет такая же система, когда CBDC, выпущенные сильным государством, например, Китаем, будут фактически заменять национальную валюту в странах, которые являются соседями Китая и имеют зависимую от него экономику?» – задала вопрос российский эксперт, обращаясь к участникам дискуссии.

Нацбанк, по словам Жаленова, также видит регуляторные вызовы, связанные с внедрением CBDC.

«С помощью цифровых валют центральных банков появляется возможность для полной перезагрузки финансовой системы. Это своего рода disruptive innovation для банков и регуляторов… Как будет вести себя капитал? Куда будет идти ликвидность? До сих пор сохраняется высокая неопределенность в отношении этих вопросов», – заявил он.

Опыт Китая

Согласно мартовскому отчету Банка международных расчетов, по меньшей мере 17 центральных банков по всему миру изу­чают возможность внедрения цифровых валют. При этом ни один из этих проектов пока не ставит своей целью трансграничные платежи.

Вместе с тем эксперты отмечают большой потенциал в этой сфере у Китая. В мае, после шести лет подготовки, Народный банк Китая запустил пилотную программу по использованию цифрового юаня. Инструмент официально называется Digital Currency Electronic Payment (DCEP) и тестируется в четырех городах – Шэньчжене, Сучжоу, Чэнгду и Сюнане. Обладатели счетов в крупных китайских банках могут открыть цифровой кошелек DCEP в мобильном приложении банка и оплачивать с помощью него услуги предприятий вроде Starbucks и McDonalds.

По словам председателя Carbon Blue Innovations, профессора Майкла Суна, DCEP представляет собой двухуровневую систему, которая напрямую контролируется Народным банком Китая.

«На первом уровне эта валюта будет доступна коммерческим банкам Китая. Это делается для того, чтобы не подрывать существующую банковскую систему. А вот на втором уровне эта валюта уже станет доступна для различных платежей на основании технологии блокчейн», – пояснил он в ходе Astana Finance Days.

Параллельно c пилотированием цифрового юаня Китай запустил национальную блокчейн-сеть – Blockchain-based Service Network (BSN).

«Эта инфраструктура необходима для того, чтобы объединить все смарт-города Китая. Она станет костяком для цифрового Шелкового пути в будущем. Это в свою очередь позволит цифровой валюте курсировать по Шелковому пути и достичь торговых партнеров Китая», – отметил Сун.

Позиция Казахстана

Если CBDC и появится в Казахстане, она не заменит обычной фиатной валюты, полагает Бинур Жаленов.

«Одна из форм токенизации – это цифровые валюты центральных банков. В нашем понимании вначале это служит как альтернативное средство платежа, не как полная замена денег», – отметил эксперт. 

По его словам, Нацбанк все еще изучает вопрос создания CBDC, и принципиальных решений в отношении этого пока не принято.

«Планируется, что в ближайшее время стадия исследования будет закончена, и мы совместно с участниками финансового рынка предполагаем обсуждение различных вариантов дизайна», – отметил Бинур Жаленов.

По его словам, технология, по которой будет реализовываться проект, вторична.

«Важно понять, какую цель преследует Национальный банк (при создании цифровой валюты) ... Когда мы определимся с целями, мы сможем принять принципиальное решение, нужно ли нам внедрять цифровой тенге, в каком формате нам нужно его внедрять и поэтапность его внедрения», – отметил Жаленов.

 

финансовые регуляторы копия-1.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg