Перейти к основному содержанию

6089 просмотров

Получится ли у Узбекистана стать центром притяжения для инвесторов со всего мира?

Возможности оценивает партнер Scot Holland | CBRE в Казахстане и Центральной Азии

Фото предоставлено компанией NRG

Бесспорно, Узбекистан сегодня – это не Узбекистан вчера. Страна начала проводить так необходимые ей реформы: принимает новые законы, направленные на облегчение предпринимательской деятельности и привлечение иностранных инвестиций, отменяет визы и разрешает покупать недвижимость иностранцам. 

У страны очень богатая история и мощное культурное наследие, которое она готова показать миру. Мы видим правильный вектор развития, взятый правительством. 

Но как бы все ни аплодировали новому курсу, пока непонятно, что будет через 5–10 лет. Привлечение инвестиций и развитие бизнеса – это улица с двусторонним движением. Поверят ли иностранные инвесторы? Пойдут ли они в Узбекистан? А придя, не обожгутся ли? Сейчас мы можем только предполагать.
 
Абсолютно такой же вектор мы наблюдаем и в Казахстане. Правительство прилагает максимальные усилия для упрощения бизнес-среды и привлечения инвестиций. Работа Казахстана в этом направлении получила мировое признание – страна входит в первую тридцатку по легкости ведения бизнеса. Тем не менее высокий рейтинг не гарантировал Казахстану сильного притока инвестиций в сферы, не касающиеся ресурсной/добывающей промышленности. 

Аппетит на экономики развивающихся стран уже не такой сильный, как был 15–20 лет назад. Время, когда инвесторы сами летели в страну и стояли с деньгами в очереди, чтобы вложить их в развивающийся рынок, прошло. И, скорее всего, прошло безвозвратно. Сейчас инвестиции надо завоевать: предложить инвестору то, чего нет у другой развивающейся страны, и убедить его в том, что лучше вкладывать здесь и сейчас. 

Узбекистан показывает рост прямых иностранных инвестиций, но и здесь практически все вложения – в добывающий сектор. Основные инвестиции в недвижимость страны делают местные компании, которым по факту принадлежит почти 100% рынка. На рынке недвижимости почти нет иностранных игроков. Многие компании из Азии, в первую очередь из Кореи, смотрят на рынок, но дальше исследований или небольших тестовых проектов дело пока не идет. Турецкие компании, которые традиционно чувствуют себя комфортно на центральноазиатских рынках, тоже не спешат. У всех позиция wait and see – «поживем – увидим». Нет ни одного якорного известного девелопера или фонда, инвестирующего в недвижимость. Появятся ли в стране инвестиции в экономику, отличную от сырьевой, или Узбекистан повторит путь Казахстана? 

Локальная покупательная способность в Узбекистане находится на относительно невысоком уровне. Очень большое количество узбекистанцев выехали в Россию и дальнее зарубежье. Они вкладывают свои деньги в экономики других стран, отправляя домой ровно столько, чтобы поддерживать на плаву оставшихся родственников. Одна из приоритетных задач правительства – сделать так, чтобы эти люди захотели вернуться: жить, работать и тратить деньги в Узбекистане. Решение этой задачи станет фундаментом и знаком для инвесторов приходить в страну. 

Одна из наиболее одиозных и закрытых стран постсоветского пространства превращается в открытую и привлекательную страну как для туристов, так и, возможно, для инвесторов. Но Узбекистан получил в наследство экономику, которую сложно оценить и понять. От того, как правительство оценит ситуацию и что предпримет, будет зависеть будущее развитие страны: останется ли экономика государственной или станет частной, и это будет свободный рынок. 

Узбекистан должен выстроить совершенно новую экономику и встроить ее в глобальные потоки. Мы точно видим, что есть политическая воля сделать страну открытой и привлекательной. Но одного желания в сегодняшнем мире недостаточно. Глава про развивающиеся рынки уже пройдена. Важна имплементация этой воли и построение совершенно новой экономики. А для этого стране нужны управленцы с новым мышлением.

banner_wsj.gif

47439 просмотров

Как проходили резкие изменения курса тенге

Рассказываем про обесценивание нацвалюты

Фото: Lifeinsurance

Восстанавливаем условия, в которых тенге дешевел резко и значительно.

Девальвация 2009 года

21 января 2009 года Анвара Сайденова на посту председателя НБРК сменил Григорий Марченко.

С июля 2008 года по январь 2009 года рубль подешевел с 5,13 до 3,41 тенге.

4 февраля 2009 года было объявлено о девальвации тенге. Официальный курс доллара США на 4 февраля 2009 года – 122,32 тенге, на 5 февраля – уже 143,98 тенге. Одновременно ставка рефинансирования НБРК была снижена с 10 до 9,5%.

KASE. Спекуляции на тему обесценения национальной валюты, а также недоступность зарубежного фондирования обострили дефицит краткосрочной тенговой ликвидности. Ставки денежного рынка в I квартале 2009 года пробили максимум: овернайт (TONIA) 4 февраля составил 19,82% годовых, трехмесячный KazPrime (межбанковский депозит) – 14,5% годовых. При этом объем торгов на валютном рынке в феврале достиг $9,07 млрд, что в 2 раза больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

Нацфонд. В феврале 2009 года активы Национального фонда РК просели на $5,6 млрд, до $22,3 млрд, или на 20% по сравнению с предыдущим месяцем. Нарастить фонд до прежнего объема государству удалось лишь в августе 2010 года. В то же время Нацбанк осуществляет масштабные валютные интервенции – регулятор продает $2,83 млрд еще в январе 2009 года и $2,98 млрд – в феврале.

Нефть. Исторический максимум стоимости нефти пришелся на июль 2008 года. Brent достигла $147,5 за баррель в ходе торгов 11 июля 2008 года. В это время средний дневной объем торгов в 15 раз превышал суточную добычу нефти в мире. Вскоре «пузырь» лопнул, и цены резко начали снижаться – в декабре 2008 года цены достигли минимального на тот момент уровня $38–39. 5 февраля 2009 года Brent торговалась на уровне $46,46 за баррель.

Dow Jones. «Медвежий» тренд индекса Dow Jones обозначился уже в середине 2008 года как следствие ипотечного кризиса в США, который перерос в мировой финансовый кризис. В мае – июне 2008 года индекс был на уровне 12–13 тыс. пунктов. Крупнейшим падением во время этого кризиса стал крах 29 сентября 2008 года, когда индекс упал на 778 пунктов (с 11 143 до 10 365), в процентном соотношении наиболее существенным было падение 15 октября, когда уже упавший до 9310 пунктов индекс сократился еще на 7,87%. К концу года индекс просел почти на 50%. 5 февраля 2009 года индекс обозначился на уровне 8063,07 пункта.

Девальвация 2014 года

1 октября 2013 года Григорий Марченко покинул пост председателя Нацбанка, его сменил Кайрат Келимбетов.

11 февраля 2014 года регулятор сообщил о решении отказаться от поддержания обменного курса тенге на прежнем уровне. В итоге новый курс доллара был установлен на уровне 185 тенге плюс-минус 3 тенге. Прежний курс был равен 156 тенге за доллар.

Нефть. В условиях благоприятной внешней экономической конъюнктуры и стабильного макроэкономического положения в Казахстане причин для очередной девальвации не было, о чем за месяц до обвала курса заявил глава Нацбанка. Так, нефть торговалась на уровне $110 за баррель, при этом цены на энергоноситель оставались высокими вплоть до осени 2014 года.

Dow Jones. В 2012–2014 годах индекс Dow Jones демонстрировал стабильный восходящий тренд. В середине февраля 2014 года индекс торговался на отметке 16 тыс. пунктов. К концу 2014 года на фоне быстрого роста американского ВВП индекс впервые в своей истории превысил 18 тыс. пунктов.

KASE. Ощутимых скачков в ставках денежного рынка во время девальвации 2014 года не наблюдалось. Так, овернайт 13 февраля был на уровне ставки рефинансирования НБРК – 5,5%, межбанковский депозит – 6%. Однако в начале марта индикатор TONIA подскочил до рекордных 80%. Валютную ликвидность обеспечили интервенции Нацбанка, которые в январе – фервале 2014 года составили $2,92 млрд.

На Национальном фонде девальвация 2014 года не отра­зилась, напротив, активы фонда стабильно пополнялись и достигли в августе рекордных $77,24 млрд.

Рубль. Другой индикатор возможной девальвации тенге – курс доллара к рублю – также оставался стабильным. Стремительное ослабление рубля началось уже после девальвации тенге и было связано с введением экономических санкций против России и со стремительным падением цен на нефть. В феврале 2014 года доллар стоил 35,18 рубля, а в июле 2015 года курс вырос до 61,74 рубля. Ослабление рубля создает давление на тенге, но НБРК продолжает удерживать курс на установленной в феврале отметке.

Девальвация 2015 года

20 августа 2015 года правительство Казахстана приняло решение отпустить национальную валюту в свободное плавание. Искусственно сдерживаемый курс доллара за день подскочил с 188,38 до 255,26 тенге.

С июня 2014 года по август 2015 года Нацбанком РК на валютном рынке было проведено интервенций на сумму $32,3 млрд. Активы Национального фонда в августе 2015 года составили $68,8 млрд, за год показатель сократился на $8,46 млрд, или на 11%.

Рубль. Несмотря на августовскую девальвацию, курс тенге к рублю не соответствовал сложившейся закономерности 5:1. Если в России доллар 20 августа 2015 года стоил 65,7 рубля, то в Казахстане он должен был соответствовать 330 тенге.

Толчком для дальнейшего роста курса стало заявление нового председателя Нацбанка Данияра Акишева о минимизации участия регулятора на валютном рынке, он объяснил это необходимостью сохранения золотовалютных резервов. Через два дня, 7 ноября 2015 года, курс доллара преодолел психологический рубеж в 300 тенге. К концу года доллар торговался уже на уровне 340 тенге.

KASE. В целом объем торгов в августе 2015 года на валютном рынке Казахстанской фондовой биржи был относительно умеренным – $4,58 млрд. Резкий скачок в ставке овернайт был зафиксирован 20 августа – до 60%. Однако и это не было пределом. Следующие несколько месяцев ликвидность валюты обеспечивали интервенции Нацбанка, однако после отказа от поддержки курса вливаниями со стороны регулятора ставки зашкаливали выше 300% (21 декабря TONIA закрылся на 317,95%). Это были самые высокие ставки на денежном рынке за последние 10 лет.

Базовая ставка, введенная регулятором как инструмент денежно-кредитной политики с 2 сентября 2015 года на уровне 12%, уже через месяц была увеличена до 16%, а затем в 2016 году и до рекордных 17%.

Нефть. Осенью 2014 года международные организации понизили прогнозы глобального роста и мирового спроса на топливо, следом началось снижение стоимости нефти, которое за год достигло 50%. Неготовность ОПЕК договориться о сокращении добычи также была не на руку нефтедобытчикам. На момент девальвации нефть марки Brent стоила $45,46.

Dow Jones. 21 августа 2015 года индекс Dow Jones потерял 530 пунктов (с 16 989 до 16 459; 3,12%). Падение было вызвано опасениями инвесторов в связи с кризисом на фондовых рынках Китая. Однако к концу года индекс нагнал свои прежние позиции.

Девальвация 2020 года

В период с 10 по 11 марта 2020 года нацвалюта РК ослабла с 388,07 до 393,6 тенге за доллар. Резкий скачок курса последовал за реакцией Нацбанка на ухудшение ситуации в мировой экономике – повышением базовой ставки с 9,25 до 12% и обещанием проводить валютные интервенции для стабилизации рынка валют.

KASE. Интервенции действительно последовали, в пресс-релизе 16 марта Центробанк заявил, что делал это «для стабилизации ситуации на валютном рынке в условиях резкого изменения внешних условий торговли и дефицита предложения иностранной валюты». В отдельные периоды регулятор был единственным продавцом валюты на КФБ. Сколько денег было потрачено на поддержание курса, будет известно в апреле. Однако уже с 10 по 20 марта на рынке РЕПО объем сделок составил $10,65 млрд, ставка TONIA при этом оставалась неизменной – 13,5%.

В то же время регулятор сообщил, что намерен способствовать формированию равновесного курса в соответствии с политикой свободного курсообразования, что практически означает отказ от будущих интервенций со стороны Нацбанка. 16 марта 2020 года курс доллара в Казахстане взлетел с 405,5 до 434,6 тенге. На длинных выходных в честь Наурыза курс определен на уровне 444,8 тенге. Всего с 1 по 20 марта нацвалюта обесценилась на 18%.

Дополнительным фактором давления на курс выступает введение в республике чрезвычайного положения, связанного с пандемией коронавируса. 23 марта 2020 Касым-Жомарт Токаев провел заседание Государственной комиссии по чрезвычайному положению. Для стабилизации обменного курса тенге президент поручил обеспечить обязательную продажу субъектами квазигосударственного сектора части своей экспортной выручки на валютном рынке страны.

Нефть. Падение курса тенге происходит на фоне низких цен на нефть. Эпидемия коронавируса стала причиной снижения промышленного производства в Китае и еще ряде стран, что привело к падению потребления нефти. Но решающим ударом по нефтяным ценам – они обвалились ниже $30 за баррель – стали отказ России договариваться о новом снижении объемов добычи нефти и начатая Саудовской Аравией ценовая война. 22 марта торги нефтью марки Brent закрылись на уровне $26,8. Цены на нефть ниже, чем во время девальвации 2015 года.

Dow Jones. С распространением COVID-19 на «медвежью» территорию уходит и мировой фондовый рынок. Dow Jones с пика 29 551,42 пункта, достигнутого в феврале 2020 года, за месяц упал на 20%. 20 марта индекс составил уже 19 173 пункта.

Айгуль копия_page-0001.jpg

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif