28325 просмотров

Кто кого кормит в Казахстане

Рэнкинг регионов-доноров и реципиентов

Иллюстрация: Анна Рахилькина

Бюджетная самодостаточность регионов страны по итогам 2019 года остается на низком уровне. Лишь четыре из 17 регионов и городов республиканского значения способны самостоятельно прокормить себя. Доходная часть остальных дотируемых областей в большей мере состоит из трансфертов. Судя по прог­нозному трехлетнему бюджету, в ближайшие годы ситуация не поменяется.

Богатые и не очень

По итогам исполненного бюджета 2019 года в число регионов – доноров Казахстана вошли Алматы, Нур-Султан, Атырауская и Мангистауская области. Это единственные территориальные единицы, которые по итогам прошлого года имели профицит местного бюджета (без учета целевых трансфертов). Согласно статье 45 Бюджетного кодекса РК, в случае если объем доходов региона превышает объем расходов, то «излишки» изымаются из местного в республиканский бюджет.

По информации, опубликованной на сайте Министерства финансов РК, самое крупное бюджетное изъятие в 2019 году было зафиксировано в южной столице страны. Алматы перечислил в рес­публиканскую казну 115,3 млрд тенге. В прошлые годы мегаполис не раз возглавлял рэнкинг регионов-доноров, более того, в этом году объем изъятий из казны Алматы увеличится на 49% (до 171,7 млрд тенге), но все же лидерство по итогам 2020 года перейдет к Атырауской области. 

Нефтяная столица Казахстана в этом году перечислит в республиканский бюджет 207,3 млрд тенге, что в два раза больше, чем в 2019-м.

Нур-Султан с последней строчки рэнкинга регионов-доноров в этом году переместился на третью позицию, потеснив Мангис­таускую область. Однако скачок произошел не из-за экономического роста столицы, а на фоне снижения доходов Мангышлака.

Для выравнивания уровня финансовой обеспеченности бюджетный кодекс предполагает выделение дополнительных перечислений (субвенций) тем местным бюджетам, у которых затраты значительно выше, чем доходы. Их в Казахстане превалирующее большинство.

Возглавляет список аутсайдеров в рэнкинге со значительным отрывом Туркестанская область. В прошлом году объем субвенций из республиканского бюджета для нее превысил отметку в 402 млрд тенге (без учета целевых трансфертов). 

Это связано как с низким уровнем экономического развития (налоговые поступления за 2019 год составили всего 59 млрд тенге), так и с высокой плотностью населения, значительным уровнем затрат на образование (более 270 млрд тенге) и социальную помощь (92 млрд тенге).

На втором месте в списке дотируемых регионов промышленно развитый Восточный Казахстан. Ему выделено 163,9 млрд тенге. Так как корпоративный налог промышленных гигантов черной и цветной металлургии региона уходит в республиканскую казну, собственные доходы местного бюджета сформированы за счет ИПН, соцналога и акцизов. В прошлом году эта сумма составляла всего 112 млрд тенге. И этих денег не хватает, чтобы покрыть растущие потребности востока на образование, ЖКХ, сельское хозяйство.

Тройку аутсайдеров замыкает Жамбылская область, для которой в прошлом году были выделены субвенции в объеме 161,9 млрд тенге. Ситуация в этом регионе аналогична с соседней Туркестанской областью. Собственные доходы от налогов (чуть более 56 млрд тенге) не покрывают даже половины главной статьи расходов местного бюджета – образования (133 млрд тенге). 

Исходя из утвержденного бюджета, в 2020 году всем дотируемым регионам увеличены объемы субвенций минимум на 20%, максимум – на 94%.

9-трансферт-фактор-01.png

Проедаем больше, чем зарабатываем

Общий объем бюджетных изъятий у регионов-доноров в 2019 году составил 285,7 млрд тенге. Это лишь небольшое дополнение (8%) к гарантированному и целевому трансфертам, выделенным в 2019 году из Нацфонда (3,070 трлн тенге) для обеспечения основных потребностей страны. Впервые за многие годы объем изъятия из Нацфонда превысил уровень его годового дохода.

Судя по данным о движении средств на счете Нацфонда, опуб­ликованным Минфином РК, из заработанных в прошлом году 2,8 трлн тенге 99,9% доходов фонда приходится на налоговые поступления от нефтяного сектора. Географически это все те же западные регионы страны. По данным Комитета госдоходов Минфина РК, треть всех налогов в бюджет в прошлом году пришлась на ТОО «Тенгизшевройл», «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» и АО «Мангистаумунайгаз».
 
«Адрес» главных кормильцев страны также можно проследить, исходя из статистики по вкладу регионов в ВВП Казахстана. Диаграмма показывает, что главными производителями продукции являются Алматы, Атырауская область и Нур-Султан. 

Прогнозный бюджет на 2020–2022 годы позволяет сделать вывод, что расстановка сил и источников дотаций в ближайшую трехлетку не поменяется. Начиная уже с этого года регио­ны-доноры, согласно плану, должны «сдать» в бюджет на 47% больше – уже 420 млрд тенге. Небольшой рост, на 7–8%, про­изойдет и в следующие годы. 

А вот размер гарантированного целевого трансферта из Нацфонда в 2022 году власти намерены уменьшить, но лишь на 100 млрд тенге. Трансфертозависимость республиканского и, как следствие, местных бюджетов останется на том же высоком уровне. Для сравнения: в докризисный 2006 год доля трансферта Нацфонда в общем объеме доходов госбюджета составляла 5%, а в 2019 году – 32,7%.

Сложно, но возможно?

Как повысить уровень экономической самодостаточности регио­нов и что нужно сделать, чтобы начать зарабатывать не только на экспорте сырья – эти вопросы «Курсив» адресовал экспертам.

Управляющий директор Цент­ра исследований прикладной экономики AERC, автор телеграм-канала Tengenomika Олжас Тулеуов считает, что единственный путь, который сможет привести экономику Казахстана к независимости от экспорта сырья, – это развитие человеческого капитала, создание новых технологий и товаров через НИОКР. Именно научно-технические разработки представляют собой неисчерпаемые ресурсы для роста экономики, стоимость и спрос на которые мало зависимы от внешнеэкономической конъюнктуры, чего не скажешь о природных ресурсах.

«На мой взгляд, повышение уровня экономической самодостаточности регионов необходимо начинать с увеличения вовлеченности местного населения и представителей бизнес-среды в процессы принятия важных решений. Это позволит более точечно подходить к имеющимся проблемным вопросам и возможностям повышения социально-экономических условий жизни и ведения бизнеса. Кроме того, начиная с уровней городов областного значения и районов, городов республиканского значения необходимо внедрять выборность акимов, которые в условиях состязательности смогут предлагать лучшие и наиболее эффективные решения главных региональных проблем», – комментирует Олжас Тулеуов.

Менее оптимистично настроен политолог, экономист Петр Своик

«В существующей внешне- ориентированной экономической модели самодостаточность регионов невозможна. Основные экономические потоки сосредоточены в тех местах, где добывается сырье для экспорта, а они распределены по территории Казахстана неравномерно. К сожалению, у нас нет национального кредита, и 75% всех инвестиций в Казахстан – это иностранные потоки. А куда они идут? В те же самые регионы. Да, правительство много лет пытается проводить программу внутреннего развития, но реальная экономическая модель, настроенная на экспорт сырья и импорт готовых материалов, не может распространяться на весь Казахстан», – отметил в интервью «Курсиву» Петр Своик.

В Докладе по развитию казахстанской экономики аналитики Всемирного банка указывают, что в 2020 году мировые цены на сырьевые товары могут снизиться из-за больших объемов поставок и низкого спроса – как это сейчас и происходит.

Вместе с увеличением социальных расходов в Казахстане это может привести к увеличению ненеф­тяного дефицита бюджета. По мнению экспертов Всемирного банка, сохранение устойчивости госбюджета Казахстана возможно только при увеличении ненефтяных доходов и сокращении плановых трансфертов Нацфонда.

banner_wsj.gif

2077 просмотров

Как отразился кризис на богатых казахстанцах

Рассказывая об обслуживании статусных клиентов, банкиры не приводили цифры, но охотно комментировали общие тенденции

Коллаж: Вадим Квятковский

Казахстанские банкиры считают снижение спроса на услуги private banking техническим отступлением перед пандемией. «Курсив» узнал, как защищали свои деньги богатые соотечественники и воспользовались ли они правом на кредитную отсрочку. 

В начале нулевых все успешные банки Казахстана боролись за сегмент VIP-клиентов. Отечественные финансисты на этом поле с трудом, но все же обходили именитых зарубежных конкурентов. Тогда сразу несколько кредитных организаций активно развивали дорогие услуги для особенных клиентов. Дальше всех в этом направлении зашли Казком, БТА и АТФ. Услуги этих организаций были дороже, но и сервис во много раз превосходил в то время демократичный Халык.
 
Глобальный экономический кризис 2008 года остудил пыл местных финансистов к лакшери-сегменту и доказал жизнестойкость модели финансового масс-маркета. Валютный кризис 2015-го почистил ряды капиталистов, после чего казахстанские банкиры перестали выносить private banking в приоритетное направление. Но это не означает, что ниша умерла. Пока в стране есть богатые люди, финансисты найдут способы потратить их деньги. 

При подготовке этого материала «Курсив» разослал запросы в 10 крупных банков страны. На фоне полученных нами ответов выделяется комментарий Kaspi.kz.

Оказывается, в этой организации и для VIP, и для обычных клиентов действуют равные условия обслуживания, то есть нет никаких специальных проектов, премиум-карт, отдельных предложений. Но Kaspi скорее исключение, нежели правило. 

COVID & Рrivate

Рассказывая об обслуживании статусных клиентов, банкиры не приводили цифры, но охотно комментировали общие тенденции. В частности, они уверены, что рынок private banking находится на этапе развития и потенциал роста здесь высок, так как спрос на элитное обслуживание из года в год увеличивается. «В целом ситуация с коронавирусом не повлияла на существенный рост либо снижение клиентской базы в сегменте private banking. Если сравнивать цифры на начало марта и на начало июня, в нашем банке количество VIP-клиентов снизилось незначительно, однако это связано с внутренней ресегментацией», – объяснили в Jýsan Bank.

VIP-клиенты Евразийского банка работают со структурой много лет, здесь хорошо знают их привычки и особенности. Представители банка говорят, что их клиенты – это люди, которые давно сколотили свое состояние, поэтому они неоднократно проходили через разного рода кризисы и выработали иммунитет к трудностям. «В большинстве своем они не слишком эмоционально реагируют на экономическую неопределенность, – делится управляющий директор Евразийского банка Татьяна Куржей. – В период пандемии наш портфель не изменился в объеме. Большей частью основной капитал данной категории клиентов сконцентрирован в иностранной валюте и остается стабильным в период кризиса».

В дочернем Альфа-Банке пока не могут оценить ситуацию в лакшери-сегменте, так как масш­таб и глубина ковид-кризиса до сих пор непонятны. 

«Безусловно, как и остальные сегменты, клиенты private и VIP-банкингов потерпели достаточные убытки, в особенности в части владельцев бизнесов, чья деятельность напрямую связана со сферами туризма и логистики», – сообщили в пресс-службе структуры. 

Все банкиры отметили общую тенденцию, которая объединила во время карантина VIP-клиентов и обычных потребителей финансовых услуг. «Многие клиенты перешли на использование дистанционных сервисов – существенно увеличилось количество операций, проведенных через мобильное приложение банка», – рассказал директор по работе с состоятельными клиентами Банка ВТБ (Казахстан) Артем Шатаев.

Заложники ситуации

VIP-клиенты казахстанских банков придерживаются консервативной стратегии в тратах. Финансисты объясняют это тем, что они самостоятельно заработали капитал, поэтому знают цену деньгам. «Состоятельным людям в Казахстане присущи такие качества в их характере и образе жизни, как осознанность совершаемых покупок, рацио­нальность и взвешенность в принятии решений. Но снижение спроса по объективным причинам отмечается по организации досуга, путешествий и других элементов из категории услуг Lifestyle», – рассказали о тратах випов в Банке ЦентрКредит.

Снижение оборота капитала в приватном портфеле Jýsan Bank пресс-служба объяснила самоизоляцией. Да и где тратить? В период карантина в ограниченном режиме работали все увеселительные заведения, внутренний и международный туризм встали на паузу, а ТРЦ закрылись. «Поэтому количество операций VIP-клиентов уменьшилось. Но рассматривать это как вопрос экономии неправильно. Можно сказать, это «вынужденная экономия» со стороны клиентов, которые имеют желание, но не могут оплатить свои потребности», – считают в Jýsan.

При этом все банкиры отметили, что богатые клиенты активно пользуются льготными тарифами на банковские услуги и акциями от партнеров, которые являются частью пакета private banking.

Управление деньгами 

Средства под управлением private banking – это уже не деньги бизнеса, это личные или семейные сбережения, которые требуют сохранности и приумножения, безопасности и защиты. По словам банкиров, несмотря на снижение ставок по депозитам, оттока капитала из БВУ никто не фиксировал. Зато вырос спрос на другие продукты. «Мы видим тренд на востребованность услуг wealth management, то есть управление капиталом состоятельных клиентов. В то же время актуальность вкладов не снижается», – говорит Шатаев.

Wealth management очень популярен на Западе – в иностранных банках разделены функции управления капиталом и функции обслуживания богатых людей. Основной фокус внимания wealth management – это разработка индивидуальной инвестиционной стратегии, учитывающей личные обстоятельства, долгосрочные и крат­косрочные интересы клиента, комфортный уровень риска для него. Рrivate banking включает карточные продукты, кредиты, оплату счетов. 

Казахстанские финансовые учреждения пока совмещают оба этих направления и даже находят для клиентов небанковские продукты. «Все большую популярность приобретают услуги, полноценно отвечающие актуальной повестке дня. Например, инвестиционные страховые продукты, которые являются альтернативой депозиту», – рассказывают в пресс-службе Альфа-Банка. Также финансовые организации отметили высокий спрос на обменные операции и незначительный рост спроса на сейфовые ячейки. 

Оff the record

Большинство пресс-служб за­явили, что их VIP-клиенты прошли период карантина «без потерь». Однако из частных бесед выясняется, что положение состоятельных людей не настолько безоблачно. Представитель одного из банков сообщил «Курсиву», что в его организации были предоставлены кредитные каникулы клиентам private banking, чей бизнес понес убытки в условиях ЧП. «Мы удовлетворили практически все заявки наших VIP-клиентов на отсрочку по оплате основного долга и вознаграждения по займам», – сообщил собеседник.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg