Перейти к основному содержанию

7115 просмотров

Как Казахстану не повторить тенговый голод 2014–2016 годов

МВФ готов выделить $1 трлн для оказания помощи своим 189 странам-участницам

Фото: Олег Спивак

Мировые центральные банки «должны продолжать поддерживать спрос и укреплять доверие», заявила директор-распорядитель Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева.

Поддержка фондового рынка

В МВФ считают, что международное сообщество должно принимать дополнительные меры налогово-бюджетного стимулирования и координировать свои усилия с целью предотвратить возможность нанесения ущерба мировой экономике в долгосрочной перспективе из-за распространения коронавируса. 

Георгиева добавила, что «примерно 20 стран проявили заинтересованность» в получении кредитов в связи с ситуацией вокруг вспышки коронавируса, в ближайшие дни организация рассмотрит эти вопросы. МВФ, подчеркнула Георгиева, «готов мобилизовать свой потенциал кредитования в размере $1 трлн для оказания помощи» своим 189 странам-участницам.

ФРС США сократила процентные ставки практически до нуля, возобновила скупку облигаций и задействовала другие меры из своего антикризисного арсенала, подключив ведущие мировые центральные банки к поддержке падающей под натиском коронавируса глобальной экономики. ФРС предоставит $1,5 трлн рынку краткосрочного РЕПО, на котором банки берут короткие кредиты под залог казначейских облигаций.

ФРС сообщила о повторном запуске программы покупок краткосрочного корпоративного долга для улучшения ситуации на кредитных рынках, оказавшихся под давлением вспышки коронавируса, которая грозит американской экономике рецессией. В рамках программы выкупа коммерческих ценных бумаг (Commercial Paper Funding Facility, CPFF), впервые использованной в 2008 году, ФРС будет покупать краткосрочный корпоративный долг напрямую у компаний-эмитентов. Рынок коммерческих бумаг – один из ключевых источников краткосрочного финансирования для целого ряда компаний.

Активно стимулирует национальный рынок ценных бумаг и японский регулятор. 16 марта Банк Японии принял решение удвоить объем выкупа активов биржевых инвестиционных фондов (ETF) и активов инвестиционных трастов недвижимости (J-REIT). В марте центральный банк пока выкупил акции ETF на сумму немногим более 600 млрд иен ($5,62 млрд), около 80% этих бумаг отслеживаются индексом Topix. В минувший понедельник Центробанк Японии удвоил свою ежегодную цель по выкупу до 12 трлн иен ($112 млрд), также запустив кредитную программу, пытаясь соответствовать тому уровню сокращения процентной ставки, которую на выходных осуществила ФРС.

Японский регулятор с 2010 года скупает акции отечественных компаний и еще три года назад владел 75% биржевых фондов страны. Сегодня Банк Японии входит в десятку крупнейших акционеров половины всех японских компаний. Уникальность ЦБ Японии в том, что он является пионером в проведении сверхмягкой денежно-кредитной политики (ДКП), когда масса денег, создаваемых Центробанком, быстро растет, при этом деньги становятся дешевыми, иногда – бесплатными.

Нетрадиционные меры денежно-кредитной политики не ограничиваются этими примерами. Эксперты говорят о дополнительных мерах по предоставлению внутренней ликвидности. Это прямые инструменты денежного рынка в виде резервных требований и нормативов ликвидности; системные соглашения по выделению ликвидности – неограниченное предоставление национальных денег, расширение списка контрпартнеров, смягчение требований к обеспечению; предоставление ликвидности ценными бумагами типа обмена неликвидных ценных бумаг на ликвидные. К нетрадиционным мерам ДКП относятся и смягчение кредитования через покупку определенных частных бумаг или выделение прямых кредитов инвесторам в определенные ценные бумаги, и количественные послабления через прямые покупки нестерилизованных государственных ценных бумаг и иностранной валюты.

Казахстанские меры поддержки

«Повышение 10 марта 2020 года базовой ставки до 12% оказало превентивное воздействие на распространение паники на рынках и внесло своевременные коррективы в стратегии рыночных агентов, что позволило ограничить возникающие инфляционные риски и защитить стоимость тенговых активов, – говорится в пресс-релизе Национального банка РК. – Одновременно с этим расширение процентного коридора до 1,5 п. п. призвано ограничить возможность спекулятивного давления на обменный курс со стороны участников рынка, увеличив стоимость тенгового заимствования для банков в Национальном Банке до 13,5%. Ставки на денежном рынке приблизились к верхней границе обновленного коридора процентных ставок и достигли 13,48%».

Регулятор сообщил, что на ежедневной основе проводит операции по предоставлению ликвидности банкам без ограничения в объемах. При этом Национальный банк располагает необходимыми инструментами для дальнейшей стабилизации ситуации на внутреннем финансовом рынке. В случае ухудшения ситуации в мировой экономике не исключается принятие дополнительных мер для поддержания стабильности цен, ситуации на валютном рынке и финансовом рынке страны.

Между тем ситуация на денежном рынке Казахстана с начала 2020 года остается сложной. Ставки РЕПО овернайт (заключенные на один день) по государственным ценным бумагам (ГЦБ) на Казахстанской фондовой бирже (KASE) держатся на уровне 13,5% годовых. Участники рынка считают, что в ситуации несбалансированности регулятор мог бы предоставить дополнительную ликвидность для стабилизации положения. В беседе с «Курсивом» несколько игроков рынка сошлись во мнении, что «система не сбалансирована, а банки второго уровня не могут обеспечить нормальное функционирование рынка РЕПО, поэтому опять требуется вмешательство регулятора».

На вопрос «Курсива», какие нетрадиционные меры ДКП помогли бы казахстанскому фондовому рынку, игроки рынка предложили несколько вариантов более широких стимулов казахстанского регулятора. Например, по мнению экспертов, стимулами могли бы стать операции РЕПО под акции нацкомпаний или выкуп облигаций нацкомпаний. Это «не разгонит инфляцию и имеет логику выкупа». Участники фондового рынка считают, что такие меры «не допустят повторения тенгового голода 2014–2016 годов, не дадут закрыться домашнему рынку капитала и освободят ликвидность, и выдавят деньги в корпоративный сектор».

banner_wsj.gif

61156 просмотров

Кто выигрывает от девальвации тенге

«Курсив» спросил у экспертов: кто, по их мнению, в Казахстане получает профит от падения курса нацвалюты

Фото: Офелия Жакаева

Основными причинами пикирующей национальной валюты в последние годы обычно называются внешние факторы, в числе которых – цена на нефть, курс российского рубля, санкции против России и прочее. Все негативные последствия обесценившегося тенге давно озвучены и испытаны каждым казахстанцем на себе. Но есть ли выигравшие от девальвации? «Курсив» спросил у экспертов: кто, по их мнению, в Казахстане получает профит от падения курса тенге. 

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management

«От девальвации и обесценения тенге выигрывают в первую очередь экспортеры, у которых выручка поступает в долларах США, а расходы осуществляются в тенге. Наши экспортеры в основном представлены нефтяным, горно-металлургическим и зерновым секторами. Во вторую очередь выигрывает государственный бюджет, основные поступления в который и обеспечивают экспортные отрасли. Ключевым для бюджета является цена на нефть: к примеру, ранее госбюджет был рассчитан исходя из средней цены на нефть в 55 долларов за баррель и 370 тенге за доллар США. В связи с резким падением цены на нефть сейчас бюджет будет сверстан исходя из прогнозной цены в 35–40 долларов США.

Причинами предыдущих девальваций были внешние факторы. В 2008–2009 годах она была вызвана коллапсом строительного сектора из-за пузыря на рынке недвижимости и кредитного пузыря, который в свою очередь был связан с мировым кризисом 2008 года и резким падением цен на нефть. В 2015 году девальвация также пришла к нам извне, когда против России были введены международные санкции; рубль резко подешевел, а так как мы были связаны с Россией Таможенным союзом, в результате дисбаланса рубль стал ниже трех тенге. Этот дисбаланс и был исправлен резкой девальвацией и последующим постепенным ослаблением тенге.

В целом, действительно свободно плавающий курс валюты отражает и исправляет дисбалансы в экономике и является благом. Примером является Россия, где Центробанк не сглаживает колебания валюты и не пытается играть против рынка. Поэтому движения рубля сильно волатильны, и там это практически не вызывает ажиотажа и очередей в обменные пункты. Население и бизнес в РФ привыкли, что рубль может как укрепляться, так и дешеветь и самостоятельно оценивают свои валютные риски. Поэтому Нацбанк поступает верно, уходя от частично плавающего курса к свободно плавающему. Вызывает вопросы и нарекания только момент, когда это было сделано: когда все население и бизнес и так напряжены из-за коронавируса и введения ЧС, а также как это было сделано – резко и одномоментно. Мы считаем, что было бы лучше, если бы Нацбанк сглаживал волатильность и постепенно снижал объемы своего присутствия на бирже, позволив тенге постепенно и аккуратно нащупать новую точку равновесия к другим валютам в связи с изменением мировой ситуации».

Вячеслав Додонов, д.э.н., главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК

«Девальвация традиционно в любой экономике выгодна компаниям-экспортерам, поскольку у них большая часть затрат в местной валюте, а выручка – в иностранной. Также можно сказать, что девальвация не то чтобы выгодна, но несколько улучшает отчетность в отдельных сферах и у некоторых финансовых институтов – там, где значительная часть активов размещена в валютных инструментах, а отчетность тенговая. В частности, такая ситуация с ЕНПФ. У них порядка трети портфеля – валютные инструменты, и когда девальвация имеет место, сильно растет тенговая доходность. Также тенговая отчетность Нацфонда в условиях девальвации выглядит лучше, потому что там около 95% активов – валютные. Да, базовой валютой Нацфонда является доллар, но оперативная отчетность, которую публикует Минфин, – в тенге, и она будет тем лучше, чем сильнее девальвация.

Я думаю, больше она никому, по большому счету, невыгодна. Но есть также некоторые сферы, где побочным эффектом от девальвации при ухудшившейся ситуации в целом будет некоторый позитив. Например, бюджет, доходная часть которого на 25–30% формируется трансфертами из Нацфонда, будет при таком же объеме тенговых трансфертов требовать меньшего расхода валюты Нацфонда. Но это все слабое утешение – в целом негативный эффект для экономики от девальвации всегда выше. Это удар по всем зависимым от импорта отраслям – от торговли (которая столкнется со спадом спроса на импорт) до промышленности (где вырастут издержки на приобретение основных фондов). Это удар по населению, его покупательной способности, уровню жизни, реальным доходам. Это в очередной раз удар по финансовой системе, новые шоки для банковского сектора. И, конечно, это удар по государственным финансам – от Национального банка, который потратил средства на поддержку курса, до бюджетного процесса и через него – Национального фонда, из которого будут производиться дополнительные трансферты на борьбу с последствиями девальвации, на социальные выплаты, индексацию выплат и пр. В целом баланс позитива и негатива от девальвации однозначно негативен, и этот негатив распространяется на большую часть отраслей и сфер экономики Казахстана». 

Рамазан Досов, ведущий аналитик Ассоциации финансистов Казахстана

«В условиях свободно плавающего валютного режима динамика обменного курса тенге складывается исходя из действия рыночных факторов. По нашему мнению, сегодняшняя волатильность на валютном рынке в первую очередь обусловлена рыночными событиями. Цены на основной экспортный товар – нефть (~60% казахстанского экспорта) – упали с начала марта почти в два раза на фоне распространения коронавируса и ценовой войны между крупными экспортерами сырья. В связи с этим не совсем правильно видеть в происходящем роль только отдельных участников валютного рынка, тем более строить теории заговора.

Вместе с тем если говорить о предыдущих колебаниях курса, то как казахстанский тенге, так и российский рубль имеют обратную корреляцию с котировками нефти. При этом также отметим, что резкое падение цен на рынке нефти в предыдущих периодах как раз приходилось на 2014/2015 и 2009 годы.

К тому же особенность фискального периода в Казахстане заключается в выплате налогов в каждый второй месяц отчетного квартала, а именно в феврале, мае, августе и ноябре. Текущее ослабление не приходится на эти периоды».

Сергей Дроздов, аналитик ГК «ФИНАМ»

«Думаю, что не стоит искать черную кошку в темной комнате, особенно если там ее нет (о дополнительных факторах, влияющих на курс тенге. – «Курсив».). На данном этапе ослабление тенге, как, впрочем, и всех без исключения валют развивающихся стран, в первую очередь связано с непростой ситуацией на мировых финансовых рынках. Инвесторы опасаются, что борьба с коронавирусом приведет к рецессии глобальной экономики, в связи с чем мы видим бегство иностранного капитала из активов развивающихся стран. Давление, как правило, также оказывает снижение на сырьевых площадках, а, как мы все знаем, цена на нефть является одним из определяющих факторов в формировании курса тенге».

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif