Перейти к основному содержанию

1832 просмотра

Финтех для всех

Как отечественные финансовые организации развивают цифровое направление своего бизнеса

Коллаж: Вадим Квятковский

Казахстанские финансисты и надзорные органы отличаются определенной консервативнос­тью, поэтому с осторожностью относятся ко многим цифровым технологиям. Например, в соседней России Центробанк еще в прошлом году начал тестировать криптовалюту и изучать возможность выпуска цифрового рубля. В нашей стране об этом и помыслить невозможно, но и у финансового сектора Казахстана есть свои успехи. 

По данным Агентства по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР), самыми популярными направлениями финтеха в стране являются платежи, переводы, конвертация валюты и онлайн-страхование.

«На рынке Казахстана есть игроки, для которых онлайн- и финтех-технологии стали ключевыми факторами стратегии, – говорит директор центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана Константин Пак. – С другой стороны, жив и более традиционный подход, когда онлайн-инструменты используются скорее как дополнение к классическим способам ведения бизнеса. Сказать, что одна из этих стратегий проигрышная, а другая – однозначно выигрышная, нельзя».

Сегодня цифровые технологии позволяют перенести все банковские сервисы в онлайн. Это сокращает процессы, экономит ресурсы финансовых организаций. В свою очередь, у людей отпадает необходимость посещать отделения банков, поскольку необходимые операции можно совершать в приложении. Но казахстанцы тоже консервативны, говорят финансисты.

«У 70% казахстанцев есть смартфоны, но многие все еще продолжают ходить в отделения для получения услуг, которые уже есть в приложении. Это показывает, что население Казахстана сохраняет потребность в физическом контакте с банком. Возможно, это вопрос на уровне: вижу отделение банка – значит доверяю», – предположили в пресс-службе Банка Хоум Кредит.

Одним из ключевых драйверов развития и проникновения цифровых технологий в финансовом секторе стала биометрия. За рубежом эти технологии используются с середины 1990-х.

«Со стороны регулятора проводятся работы по предоставлению возможности клиентам финансовых организаций получения финансовых услуг через механизм биометрической идентификации. В целях реализации проекта и проверки работоспособности функционала системы разработана платформа, на которой протестировано около 20 банков», – сообщили в АРРФР.

Пресс-служба надзорного органа не ответила на вопрос о количестве проектов, разрабатываемых в «финансовой песочнице», но два банка – Хоум Кредит и Халык – рассказали, что тестируют новые технологии и цифровые продукты совместно с финагентством.

Цифровые банки 

Все банки страны так или иначе внедрили цифровые системы: где-то проникновение услуг глубокое, а кто-то из финансовых организаций до сих пор экономит на цифровизации. В дочернем Банке ВТБ не скрывают трат. В 2018 и 2019 годах примерно треть годового бюджета структуры приходилась на IT, причем большая часть денег уходила на обеспечение информационной безопасности.

«Наша система автоматизации кредитной деятельности увеличила поток заявок на ссуды в 4 раза, срок принятия решения о выдаче кредита сократился в 3 раза. В итоге кредитный портфель розничного бизнеса банка вырос на 17%», – говорит председатель правления Банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло. 

Принимая решение о внедрении любой технологической инновации, ВТБ оценивает ее по трем основным критериям: безопасность сервиса, функциональность и финансовая обоснованность.

«Мы не внедряем абсолютно любые новинки рынка технологий. В первую очередь предпочтение отдается проектам, направленным на создание щита информационной безопасности, защиту персональных данных наших клиентов и повышение эффективности бизнеса», – подчеркивает Забелло.

Банк Хоум Кредит одним из первых в стране разработал полноценные self-сервисы оформления и погашения кредита через приложение в смартфоне. Кроме того, здесь онлайн можно открыть и пополнить депозит, совершать бесплатные переводы на карты любых банков страны, переводы по номеру телефона, заказывать карточки и конвертировать валюту.

«Всего у финтеха банка четыре ключевых направления: онлайн-кредитование, e-commerce, онлайн-сервисы и транзакционные сервисы. Говоря о статистике, наше мобильное приложение выдает около 50 тыс. денежных кредитов онлайн, принимает свыше 1 млн пользователей в месяц, обрабатывает более 28 млн сессий в год», – сообщили в пресс-службе организации.

Халык Банк первым на рынке внедрил бесконтактные технологии платежей: Apple Pay, Sаmsung Pay, Homebank Pay. Пока это единственный банк в стране, который тестирует искусственный интеллект.

«В нашем контакт-центре внедрен AI IVR голосовой помощник Айман, который определяет цель звонка клиента и отвечает на вопросы, а в мобильном приложении работает чат-бот, который на основе процесса машинного обучения самостоятельно отвечает на большинство вопросов клиентов», – рассказали в пресс-службе банка.

В организации не скрывают, что цифровые технологии – дорогое удовольствие, особенно в части привлечения высококвалифицированных IT-кадров:

«Halyk инвестирует время и ресурсы в развитие своих технологий на основе Open Source, а также привлекает небольшие инновационные start-up-команды на аутсорсинг».

Возможно, поэтому банковское приложение для предпринимателей и юридических лиц у Халыка платное – единовременный платеж 6,5 тыс. тенге и ежемесячное отчисление 900 тенге. Кстати, за рубежом бесплатные банковские приложения для бизнеса скорее исключение, нежели правило.

В мобильном приложении Jýsan можно получить основные банковские услуги – платежи и переводы, открыть банковскую карту и депозит, как и в других универсальных фининститутах. При этом структура запустила карточные продукты, которых нет у конкурентов. Это карта для путешественников на 20 валют, детские карты с отдельным мобильным приложением, карта для геймеров с повышенным кешбэком при покупке цифрового контента в сервисе Steam.

Здесь подтвердили дорогую стоимость IT-специалистов.

«Банк наращивает штат программистов, инженеров и разработчиков. В этом году банк намерен увеличить количество сотрудников IT-блока в 2 раза, таким образом, каждый десятый сотрудник будет работником данного подразделения», – поделилась пресс-служба организации.

При этом в Jýsan Bank отказались от покупки готовых цифровых решений:

«Мы строим собственную экосистему, которая будет закрывать не только финансовые потребности клиентов. Мы хотим стать банком, услуги которого будут использовать в повседневной жизни каждый день». 

Игроки и правила

Все опрошенные «Курсивом» банки посетовали на недостатки регулирования банковского финтеха. Константин Пак из Ассоциации финансистов Казахстана привел в пример платежи. В нашей стране эти операции подробно прописаны в нормативных актах: банки используют методы аутентификации и подтверждения документов во время этих процедур.

«Однако такие требования абсолютно не распространяются на иностранные платежные системы, работающие с клиентами из Казахстана. Предъявлять требования к ним почти невозможно, поэтому для выравнивания конкуренции имеет смысл подумать о дерегулировании хотя бы отдельных процедур для местных игроков», – считает Пак.

Собеседник уверен: если законодательство не изменится, то страна рискует получить ситуацию, при которой зарубежным игрокам будет удобнее вне юрисдикции Казахстана, а «местным банкам останутся только отдельные ниши и не всегда самые интересные для бизнеса».

Зачастую цифровые технологии опережают существу­ющее законодательство. Для того чтобы легитимно использовать новую технологию, финансистам часто приходится разрабатывать соответствующую законодательную базу.

«Из-за отсутствия актуальных законов бывает, что финтех выходит за пределы регулирования, тем самым создавая риски для рынка. Ярким примером в прошлом является бурное неконтролируемое развитие онлайн-кредитования среди нерегулируемого сегмента микрокредитных организаций», – говорят в пресс-службе Jýsan Bank. 

Страховой сектор 

Финтех в казахстанском страховании связан с введением 1 января 2019 года электронного полиса и онлайн-страхования по всем обязательным видам. В общем объеме страховых премий доля по договорам, оформленным онлайн через корпоративные ресурсы страховщиков, пока невелика, тем не менее этот канал продаж постепенно набирает обороты.

Внедряют страховщики и новые продукты. Например, «Коммеск-Өмір» предлагает клиентам мобильное приложение, позволяющее в режиме онлайн отслеживать местонахождение аварийных комиссаров и координировать их деятельность без потери времени для своевременного оказания помощи при ДТП.

«В ближайшее время будет реализован сервис по онлайн-выплате, то есть через сайт можно будет сообщить о страховом случае, подать запрос на оценку ущерба с дальнейшим получением страховой выплаты на банковскую карту», – рассказал председатель правления СК «Коммеск-Өмір» Олег Ханин.

В компании рассматривали возможность оформления е-полиса в мессенджерах, но «пока это невозможно из-за законодательных ограничений регулятора». 

Freedom Finance Insurance вышла на розничный рынок с монопродуктом – обязательным автострахованием ОГПО.

Стратегия состояла в том, чтобы отказаться от привычных офисов продаж и работы со страховыми агентами, а вместо этого использовать финтех-идеи. На данный момент это онлайн-страхование на сайте компании, страховые терминалы в спецЦОНах крупных городов и больше 18 тыс. QIWI-терминалов по всему Казахстану.

«Наша задача – полностью перевести страхование в онлайн. Первый этап – внедрить онлайн-оформление полисов. Второй этап – внедрить возможность удаленно переоформить и расторгнуть полис. Третий этап – реализовать онлайн-выплаты и адаптировать другие виды страхования под такой формат», – делится председатель правления Freedom Finance Insurance Даулет Акижанов.

Внедрение любой технологии требует инвестиций. Особенно если речь идет о технологии, которая не только оптимизирует бизнес, но и развивает пользовательский опыт и двигает сферу вперед. Объем вложений Freedom Finance Insurance в создание экосистемы, разработку терминалов и маркетинг можно сравнить с затратами на строительство розничной сети с филиалами и страховыми агентами, зато в прошлом году компания сэкономила 5 млрд тенге.

«Многие финансовые организации ждут, что биометрические данные в стране получат официальный статус и, таким образом, большинство финансовых услуг можно будет получать онлайн. Однако мы в полной мере удовлетворены подходом регулятора к внедрению финтеха, – подчеркивает Акижанов. – Например, существование «финансовой песочницы» в перспективе поможет компаниям ускорить запуск технологий, которые пока не имеют законодательной базы».

В «Номад Иншуранс» тоже быстро распробовали преимущества онлайн-страхования.

«С помощью онлайна можно снизить себестоимость продуктов. Сами затраты связаны с разработкой информационных систем и маркетингом. Эти сферы на данный момент не дешевые, но в сравнении с традиционными каналами продаж запас для экономии все же есть», – уверен председатель правления СК «Номад Иншуранс» Даурен Иманжанов.

Структура, как и «Коммеск-Өмір», рассматривает вопросы перевода в цифровой формат урегулирования страховых случаев.

«Многие аспекты еще вызывают вопросы. Они больше связаны с готовностью государственных баз данных, а также различных контролирующих органов к такой быстро изменяющейся сфере, как финтех. Но эти вопросы просто требуют времени – стремление и действия регулятора и самого рынка в этом вопросе синхронны», – заключил Иманжанов.
 

banner_wsj.gif

61149 просмотров

Кто выигрывает от девальвации тенге

«Курсив» спросил у экспертов: кто, по их мнению, в Казахстане получает профит от падения курса нацвалюты

Фото: Офелия Жакаева

Основными причинами пикирующей национальной валюты в последние годы обычно называются внешние факторы, в числе которых – цена на нефть, курс российского рубля, санкции против России и прочее. Все негативные последствия обесценившегося тенге давно озвучены и испытаны каждым казахстанцем на себе. Но есть ли выигравшие от девальвации? «Курсив» спросил у экспертов: кто, по их мнению, в Казахстане получает профит от падения курса тенге. 

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management

«От девальвации и обесценения тенге выигрывают в первую очередь экспортеры, у которых выручка поступает в долларах США, а расходы осуществляются в тенге. Наши экспортеры в основном представлены нефтяным, горно-металлургическим и зерновым секторами. Во вторую очередь выигрывает государственный бюджет, основные поступления в который и обеспечивают экспортные отрасли. Ключевым для бюджета является цена на нефть: к примеру, ранее госбюджет был рассчитан исходя из средней цены на нефть в 55 долларов за баррель и 370 тенге за доллар США. В связи с резким падением цены на нефть сейчас бюджет будет сверстан исходя из прогнозной цены в 35–40 долларов США.

Причинами предыдущих девальваций были внешние факторы. В 2008–2009 годах она была вызвана коллапсом строительного сектора из-за пузыря на рынке недвижимости и кредитного пузыря, который в свою очередь был связан с мировым кризисом 2008 года и резким падением цен на нефть. В 2015 году девальвация также пришла к нам извне, когда против России были введены международные санкции; рубль резко подешевел, а так как мы были связаны с Россией Таможенным союзом, в результате дисбаланса рубль стал ниже трех тенге. Этот дисбаланс и был исправлен резкой девальвацией и последующим постепенным ослаблением тенге.

В целом, действительно свободно плавающий курс валюты отражает и исправляет дисбалансы в экономике и является благом. Примером является Россия, где Центробанк не сглаживает колебания валюты и не пытается играть против рынка. Поэтому движения рубля сильно волатильны, и там это практически не вызывает ажиотажа и очередей в обменные пункты. Население и бизнес в РФ привыкли, что рубль может как укрепляться, так и дешеветь и самостоятельно оценивают свои валютные риски. Поэтому Нацбанк поступает верно, уходя от частично плавающего курса к свободно плавающему. Вызывает вопросы и нарекания только момент, когда это было сделано: когда все население и бизнес и так напряжены из-за коронавируса и введения ЧС, а также как это было сделано – резко и одномоментно. Мы считаем, что было бы лучше, если бы Нацбанк сглаживал волатильность и постепенно снижал объемы своего присутствия на бирже, позволив тенге постепенно и аккуратно нащупать новую точку равновесия к другим валютам в связи с изменением мировой ситуации».

Вячеслав Додонов, д.э.н., главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК

«Девальвация традиционно в любой экономике выгодна компаниям-экспортерам, поскольку у них большая часть затрат в местной валюте, а выручка – в иностранной. Также можно сказать, что девальвация не то чтобы выгодна, но несколько улучшает отчетность в отдельных сферах и у некоторых финансовых институтов – там, где значительная часть активов размещена в валютных инструментах, а отчетность тенговая. В частности, такая ситуация с ЕНПФ. У них порядка трети портфеля – валютные инструменты, и когда девальвация имеет место, сильно растет тенговая доходность. Также тенговая отчетность Нацфонда в условиях девальвации выглядит лучше, потому что там около 95% активов – валютные. Да, базовой валютой Нацфонда является доллар, но оперативная отчетность, которую публикует Минфин, – в тенге, и она будет тем лучше, чем сильнее девальвация.

Я думаю, больше она никому, по большому счету, невыгодна. Но есть также некоторые сферы, где побочным эффектом от девальвации при ухудшившейся ситуации в целом будет некоторый позитив. Например, бюджет, доходная часть которого на 25–30% формируется трансфертами из Нацфонда, будет при таком же объеме тенговых трансфертов требовать меньшего расхода валюты Нацфонда. Но это все слабое утешение – в целом негативный эффект для экономики от девальвации всегда выше. Это удар по всем зависимым от импорта отраслям – от торговли (которая столкнется со спадом спроса на импорт) до промышленности (где вырастут издержки на приобретение основных фондов). Это удар по населению, его покупательной способности, уровню жизни, реальным доходам. Это в очередной раз удар по финансовой системе, новые шоки для банковского сектора. И, конечно, это удар по государственным финансам – от Национального банка, который потратил средства на поддержку курса, до бюджетного процесса и через него – Национального фонда, из которого будут производиться дополнительные трансферты на борьбу с последствиями девальвации, на социальные выплаты, индексацию выплат и пр. В целом баланс позитива и негатива от девальвации однозначно негативен, и этот негатив распространяется на большую часть отраслей и сфер экономики Казахстана». 

Рамазан Досов, ведущий аналитик Ассоциации финансистов Казахстана

«В условиях свободно плавающего валютного режима динамика обменного курса тенге складывается исходя из действия рыночных факторов. По нашему мнению, сегодняшняя волатильность на валютном рынке в первую очередь обусловлена рыночными событиями. Цены на основной экспортный товар – нефть (~60% казахстанского экспорта) – упали с начала марта почти в два раза на фоне распространения коронавируса и ценовой войны между крупными экспортерами сырья. В связи с этим не совсем правильно видеть в происходящем роль только отдельных участников валютного рынка, тем более строить теории заговора.

Вместе с тем если говорить о предыдущих колебаниях курса, то как казахстанский тенге, так и российский рубль имеют обратную корреляцию с котировками нефти. При этом также отметим, что резкое падение цен на рынке нефти в предыдущих периодах как раз приходилось на 2014/2015 и 2009 годы.

К тому же особенность фискального периода в Казахстане заключается в выплате налогов в каждый второй месяц отчетного квартала, а именно в феврале, мае, августе и ноябре. Текущее ослабление не приходится на эти периоды».

Сергей Дроздов, аналитик ГК «ФИНАМ»

«Думаю, что не стоит искать черную кошку в темной комнате, особенно если там ее нет (о дополнительных факторах, влияющих на курс тенге. – «Курсив».). На данном этапе ослабление тенге, как, впрочем, и всех без исключения валют развивающихся стран, в первую очередь связано с непростой ситуацией на мировых финансовых рынках. Инвесторы опасаются, что борьба с коронавирусом приведет к рецессии глобальной экономики, в связи с чем мы видим бегство иностранного капитала из активов развивающихся стран. Давление, как правило, также оказывает снижение на сырьевых площадках, а, как мы все знаем, цена на нефть является одним из определяющих факторов в формировании курса тенге».

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif