Квазигосструктуры призвали войти в капитал крупных агрокомпаний

Это позволит им повысить финансовую устойчивость и снизить стоимость кредитов

Фото: kursiv.kz

Государственные фонды прямых инвестиций могли бы предоставлять основной капитал крупным агропроизводителям, а нацхолдинги и банки – предоставлять им совместные кредиты. Об этом на парламентских слушаниях в сенате парламента РК на тему «Развитие агропромышленного комплекса РК» 28 февраля заявила председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова.

«В отдельных случаях для крупных (сельхоз-) производителей целесообразно организовывать проектное финансирование, при котором компания производитель получает капитал, не заемный, (а) основной капитал от государственных фондов прямых инвестиций и совместные кредиты от холдингов «КазАгро», возможно, «Байтерека» и коммерческих банков. Такая структура позволит эффективно разделить инвестиционные риски, повысить финансовую устойчивость компаний и в конечном итоге снизить стоимость кредита», - сказала она.

По ее мнению, для снижения рисков важным решением является развитие инструментов страхования в сельском хозяйстве. С учетом накопившихся к настоящему времени проблем с залоговым обеспечением таких кредитов, считает Бахмутова, необходимо разработать конкретные механизмы возврата проблемных активов в экономический оборот. Такие инструменты позволят распределить риски финансовых институтов по своевременному возврату кредитных средств заемщиками и вовлечь банки и микрофинансовые организации в кредитование сельскохозяйственной отрасли.

«С учетом неизбежных рисков отрасли невозможно ее дальнейшее развитие без широкого внедрения страхования. Учитывая последние законодательные изменения, отменившие обязательное страхование в растениеводстве и обозначившие переход на добровольное страхование и субсидирование, страховые компании готовы разработать и предложить различные страховые продукты, в том числе индексное и комплексное страхование. Для чего необходимо получение подробных требований и соответствие статистической информации», - сказала Бахмутова.

Проводимая государством политика по поддержке сельхозотрасли посредством инвестиционных и товарных субсидий, по ее мнению, является своевременной и необходимой. Но для большего эффекта субсидий и их учета банками при оценке и одобрении кредитов необходимо, чтобы информация по объему субсидий, предусмотренных в бюджете местных исполнительных органов, и динамика их освоения была открыта и доступна как для предприятий, так и для банков. Тем более, цифровизация дает такую возможность.

Бахмутова отметила, что аграрные компании должны иметь возможность прогнозировать срок и объем получения товарных инвестиционных субсидий, так как субсидии существенно влияют на финансовую модель предприятия и перспективу получения новых кредитов. Вместе с тем, для повышения ответственности бизнеса получение субсидий должно сопровождаться встречными обязательствами и мониторингом по выполнению их целевых обязательств.

Она напомнила, что нередко находящиеся в залоге права землепользования, в том числе земли сельхозназначения, не используются в соответствие с целевым назначением такого земельного участка. Наиболее распространенной причиной этого является несостоятельность компании и невозможность продолжения сельскохозяйственного бизнеса.

«В этом случае наиболее действенным методом является поиск потенциальных инвесторов. Для поддержки таких инвесторов необходима эффективная процедура передачи права землепользования и возврат земель в экономический оборот. Государственная поддержка выкупа залогового обеспечения по неработающим кредитам, в особенности переданным в «Фонд проблемных кредитов», существенно ускорит восстановление кредитования отрасли и появление новых успешных предприятий», - сказала Бахмутова.

Все эти предложения обсуждаются в специальной рабочей группе с участием представителей министерства сельского хозяйства, АО «НУХ «КазАгро», банков второго уровня и страховых компаний.

«Мы ожидаем, что по результатам таких обсуждений будут выработаны конкретные механизмы, которые позволят сделать определенную перезагрузку финансирования для сельского хозяйства», - резюмировала Бахмутова.

 

 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg