9530 просмотров

Что происходит с платежным балансом Казахстана

Спросили у аналитиков и регулятора

Фото: Олег Спивак

По предварительной оценке Нацбанка, в 2019 году текущий счет платежного баланса РК сложился с дефицитом в $5,5 млрд против дефицита в $288,9 млн годом ранее. В отчете о реализации стратегического плана Нацбанка говорится, что «денежно-кредитные условия по итогам 2019 года оцениваются как слабо сдерживающие, что обусловлено необходимостью принятия упреждающих мер по ограничению влияния на инфляционные и курсовые ожидания расширяющегося дефицита текущего счета платежного баланса». «Курсив» расспросил финансовых аналитиков, что может значить для экономики страны столь существенный рост отрицательного сальдо.

Баланс спроса и предложения на валютном рынке зависит от целого ряда факторов

Ведущий аналитик аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Рамазан Досов рассказал, что по предварительной оценке Нацбанка, в 2019 году текущий счет платежного баланса в Казахстане сложился с дефицитом в $5,5 млрд по сравнению с дефицитом в $288,9 млн по итогам 2018 года. Основным фактором послужило снижение профицита торгового баланса (см. инфографику. – «Курсив»). 

Согласно актуальным данным Комитета по статистике, профицит торгового баланса сократился с $27,5 млрд до $19,4 млрд (–$8,1 млрд). Отмечалось снижение доходов от экспорта товаров (–$3,4 млрд) при одновременном росте импортных затрат (+$4,7 млрд). Меньшие доходы от экспорта главным образом обусловлены снижением денежных поступлений от продажи нефти (–$4,2 млрд). При этом, поскольку физические объемы экспорта нефти в 2019 году были практически на одном уровне с 2018-м (70 млн тонн), указанное снижение происходило из-за менее благоприятной ценовой конъюнктуры. 

Средняя цена на Brent в 2019 году составила $64,12 за баррель против $71,69 в 2018-м (–10,6%). В то же время рост импортных поставок в страну происходил на фоне реализации крупных ремонтных работ на ключевых нефтяных месторождениях, прокладки трубопровода «Сарыарка», что поддерживало спрос на импортируемые инвестиционные товары. В структуре импорта основной рост приходится на такие товары, как промышленное оборудование для обработки материалов (+$539 млн), жидкостные насосы (+$465 млн), воздушные и вакуумные насосы (+$440 млн). 

Как можно заметить, платежный баланс дает понимание процессов в экономике и может указать на причины изменения баланса спроса и предложения на валютном рынке. Однако следует отметить и другие, не менее важные факторы влияния на баланс спроса и предложения, такие как денежно-кредитная политика Центрального банка, инфляционные и девальвационные ожидания, уровень долларизации, политическая стабильность и прочее. Отметим, что в 2019 году продолжилась дальнейшая динамика по снижению валютных депозитов: уровень долларизации снизился до 43,1 с 48,4%. 

Монетарная политика Нацбанка в целом оставалась умеренно жесткой и способствовала удержанию инфляции внутри заданного коридора в 4–6%. Отметим также, что инфляционные ожидания экспертов финансового рынка демонстрируют нисходящую динамику несколько последних месяцев подряд. Так, по мнению опрошенных нашей ассоциацией экспертов, рост цен на товары и услуги через 12 месяцев составит 5,5 против 5,8% ранее. 

 

chto-proisxodit-s-platezhnym-balansom-kazaxstana4.jpg

Угрожает ли тенге рост дефицита текущего счета

По словам экономиста Citi в России, Украине и Казахстане Артема Заигрина, в середине февраля были опубликованы предварительные данные о результатах внешнеэкономической деятельности Казахстана – статистика по платежному балансу. Больше всего внимания привлек значительный рост дефицита счета текущих операций (некоего обобщенного торгового сальдо) с менее чем $300 млн в 2018 году до $5,5 млрд в 2019-м. Более того, есть основания полагать, что такой значительный дисбаланс будет наблюдаться и в текущем году. 

С точки зрения внешне­экономической деятельности, влияющей на приток и отток валюты, есть несколько категорий, важных для экономики Казахстана: баланс текущих операций, связанный с экспорт­но-импортными операциями с товарами и услугами, вознаграждениями за владение активами (проценты, дивиденды), а также разного рода инвестиции (как прямые, так и портфельные), которые формируют баланс финансового счета. Дисбалансы в текущем и финансовом счетах покрываются изменением в резервах Национального банка.

По итогам прошлого года дефицит счета текущих операций расширился с немногим менее $300 млн в 2018-м до более чем $5,5 млрд при условии хотя и снизившихся, но достаточно высоких цен на нефть ($64 против $71 за баррель). Есть несколько причин, почему настолько снизилась выручка от торговли нефтяным сырьем. Во-первых, налицо снижение цен на нефть при даже небольшом росте производства, из-за чего экспорт углеводородов снизился с $38 млрд до $37 млрд.

Во-вторых, наиболее существенным событием прошлого года стал ремонт трех основных месторождений, составляющих 75% нефтяной добычи Казахстана. В течение года несколько раз примерно на месяц останавливалась добыча на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке. Помимо этого требовался импорт оборудования для обновления и ремонта, что и стало, по нашему мнению, основной причиной роста импорта практически на 11%, а также роста инвестиций в Казахстане на 10% в реальном выражении. Не стоит сбрасывать со счетов также и высокий потребительский спрос, образовавшийся за счет роста доходов населения и активной государственной поддержки. В то же время балансы услуг и инвестиционных доходов, находящиеся в постоянном дефиците, несколько улучшились. Так как большая часть выплат по инвестиционному счету связана с платежами по соглашениям о разделе продукции, они в значительной степени зависят от объемов экспорта углеводородов и составляют, по нашим оценкам, около 60% от всего экспорта.

Бывали ли такие прецеденты ранее?

Совсем недавно, в 2015–2017 годах, мы наблюдали серьезный дефицит текущего счета в Казахстане, который превышал $8 млрд. С одной стороны, это было связано с падением цен на нефть до $43 за баррель в 2016 году, а также со значительным ростом спроса на импорт в связи со строительством объектов в столице для международной выставки EXPO 2017. 

Несмотря на то что страна может жить с хроническим торговым дефицитом, то есть покупать за рубежом больше товаров, чем экспортировать, валюта может чувствовать себя уверенно благодаря притокам инвестиций, которые покрывают разницу дефицита. В моменты значительных дисбалансов, которые могут угрожать резким и значительным изменением курса, может помочь Нацбанк, проводя интервенции. В случае с Казахстаном дефицит текущего счета, который был продиктован импортом машин и оборудования для ремонта скважин, а также работами по проекту расширения Тенгиза, был скомпенсирован притоком прямых инвестиций в проекты. Более того, дальнейший рост импорта в 2021–2023 годах, в том числе по проекту расширения месторождения, связан со многими другими инвестиционными проектами, в том числе по диверсификации экономики, которые также будут покрываться иностранными инвестициями.

События в Китае в начале текущего года, несомненно, могут сказаться на динамике внешнеторгового оборота. Китай занимает около 15% в товарообороте РК и является крупнейшим потребителем товаров ненефтяного происхождения для Казахстана. Однако снижение экспорта, скорее всего, будет скомпенсировано уменьшением импорта продукции из Китая, в том числе из-за ограничений по движению товаров в Казахстан из этой страны. Как результат, основной эффект от коронавируса будет, скорее всего, связан со снижением цен на нефть.

Что с курсом

В 2020 году мы не ожидаем в Казахстане значительного давления на валютный курс. Это связано с тем, что, несмотря на существенный дефицит в торговле, большая часть его расширения будет обусловлена инвестициями в производственные проекты. Усугуб­ление может быть связано в основном с резким оттоком портфельных инвестиций из Казахстана. На данный момент мы оцениваем вероятность такого сценария как низкую. Наоборот, достаточно высокие номинальные ставки по отношению к странам-соседям, а также совершенствование финансового рынка и рост прозрачности операций Нац­банка на валютном рынке будут способствовать притоку портфельных инвестиций, что окажет поддержку тенге. При этом рост спроса на импорт со стороны населения благодаря стимулирующей социальной политике правительства страны, а также расширению потребительского кредитования будет оказывать некоторое давление на курс из-за роста импорта. 

Итоговые значения при формировании валютного курса будут зависеть от мер регулятора

Замдиректора группы суверенного и макроэкономического анализа Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Жаннур Ашигали отметил, что традиционно счет текущих операций формируется под воздействием двух основных составляющих: баланса торговли (на стороне положительного вклада) и баланса первичных доходов (на стороне отрицательного вклада). В нашем случае сокращение год к году сальдо по текущему счету – это результат влияния обоих факторов.

Во-первых, на $6 млрд сократился баланс внешней торговли из-за падения цен на основные товары из Казахстана. В условиях значительной доли сырьевого экспорта в структуре внешней торговли республики быстрая реакция глобальных рынков только усиливается, добавляя элемент волатильности внутри страны.

Во-вторых, хотя результаты по IV кварталу 2019 года по ряду элементов платежного баланса еще не были озвучены, в том числе и по балансу первичных доходов, очевидно, что показатели сложились отрицательные (в части превышения выплат нерезидентам над полученным доходом от них) на сумму около $4,8–5,0 млрд. Базовый элемент этого баланса – инвестиционные доходы, а точнее – доходы от прямых инвестиций иностранных резидентов. Другими словами, зарубежные инвесторы, ранее вкладывавшиеся в реальный сектор экономики Казахстана, получают инвестиционные доходы, превышающие торговые доходы Казахстана, прирост которых связан с этими же инвестиционными проектами.

Проекция с поправкой 

Валютный курс тенге в своей справедливо оцененной форме является проекцией платежного баланса страны с поправкой на применение монетарных резервов государства. Поэтому любые существенные тенденции платежного баланса так или иначе отыгрываются в процессе формирования обменного курса тенге. Однако это происходит не одномоментно, а с определенным временным лагом. В условиях Казахстана этот лаг составляет от одного до трех кварталов, в зависимости от типа наблюдаемой тенденции. 

Судя по представленным показателям финансового счета, в текущем году есть потенциал к некоторому давлению на курс тенге, однако итоговые значения при курсоформировании будут зависеть от мер регулятора на валютном рынке и поведения краткосрочных факторов (портфельные инвестиции, рост объемов экспорта в инвалютном выражении).

 На внутреннем валютном рынке Национальный банк не производил в нетто-выражении интервенций с осени 2018 года, то есть при формировании номинального курса тенге Нацбанк не был активным участником. При этом объем валовых международных резервов Казахстана (не считая активов Нац­фонда) в январе 2020 года вырос до $29,31 млрд после минимума в $27,67 млрд, зафиксированного в июле 2019-го. Из этой суммы все более весомую долю составляет объем резервов в золоте – $19,6 млрд в январе 2020 года. Таким образом, в целом макрорегулятор не был активен в процессе курсоформирования, однако Нацбанк более активно наращивает резервы в золоте при незначительном сокращении резервов в свободно конвертируемой валюте.

«Анализ состояния текущего счета, проведенный в отрыве от финансового счета, является неполным»

Пресс-служба Нацбанка прокомментировала «Курсиву» ситуацию с платежным балансом.

– Чем обусловлен рост дефицита? 

– Увеличение дефицита текущего счета обусловлено сокращением профицита торгового баланса. Торговый баланс снизился на 23,4% (с $25,5 млрд до $19,5 млрд) за счет увеличения импорта товаров на $3,6 млрд (или на 10,6%) и снижения экспорта товаров на $2,4 млрд (на 4%). Сокращение экспорта товаров обусловлено снижением стоимости экспорта нефти. 

Увеличение импорта обусловлено высокими объемами импорта товаров во II, III и IV кварталах 2019 года, которые составили $10 млрд, $10,9 млрд и $10 млрд соответственно.

Основной рост импорта произошел за счет увеличения ввоза инвестиционных и потребительских (продовольственных и непродовольственных) товаров. Импорт инвестиционных товаров, по предварительным данным, увеличился на 27,5% (до $15,4 млрд). Импорт потребительских товаров вырос на 9,4%, при этом ввоз продовольственных товаров увеличился на 5,3% (до $3,5 млрд), а непродовольственных – вырос на 11,9% (до $5,9 млрд).

– Могут ли эти показатели отразиться на курсе тенге?
 
– В 2019 году экспорт товаров в меньшей степени перекрывал приток импорта, в результате чего текущий счет сложился с отрицательным сальдо. Высокий уровень импорта был связан с закупкой оборудования и комплектующих товаров, необходимых для реализации капиталоемких инвестиционных проектов (в нефтегазовой, транспортной и энергетических отраслях). Финансирование данных проектов осуществлялось за счет притока капитала от иностранных инвесторов. Таким образом, можно заключить, что расширение дефицита текущего счета из-за роста импорта товаров, необходимых для реализации капиталоемких проектов, покрывалось притоком прямых иностранных инвестиций, нивелируя отрицательный эффект на курс нацвалюты. 

В дополнение отметим, что анализ состояния текущего счета, проведенный в отрыве от финансового счета, является неполным, поскольку не отражает финансирование реальных потоков товаров и услуг.

– Расскажите о действиях Нацбанка в этой ситуации. 

– Обменный курс тенге формируется на рыночных условиях, то есть исходя из баланса спроса и предложения иностранной валюты на валютном рынке. При этом Нацбанк, следуя принципам плавающего обменного курса, сохраняет за собой право проводить валютные интервенции в целях ограничения рисков для финансовой стабильности без воздействия на тренд, который определяется фундаментальными факторами. По итогам 2019 года участие Нацбанка на валютном рынке на нетто-основе равно нулю.

banner_wsj.gif

387 просмотров

Финнадзор разработал концепцию реформы фондового рынка

Брокеры обсуждают новые правила

Фото: Kursiv.kz

Агентство по регулированию и развитию финансового рынка разработало концепцию реформы фондового рынка. В Ассоциации финансистов Казахстана уверены: если реформа пройдет гладко, количество иностранных и местных инвесторов на KASE возрастет. 

Попытки реформировать отечественную фондовую площадку делал еще экс-глава Нацбанка Данияр Акишев. При нем регулятор перестал жестко контролировать курс тенге, система расчетов была переведена на режим Т+3 (когда сделку можно оплатить и на третий день после операции), биржа была интегрирована в международную расчетную систему Clearstream (благодаря ей государственные ценные бумаги РК легче покупать зарубежным инвесторам). 

Однако концепция большой реформы была разработана и передана в Ассоциацию финансистов Казахстана (АФК) для обсуждения совсем недавно. «Документ либерализирует требования к эмитентам, сокращает некоторые разрешительные процедуры, совершенствует инфраструктуру», – перечисляет достоинства реформы управляющий директор АФК Ерлан Бурабаев.

Председатель правления АО «Фридом Финанс» Сергей Лукьянов уверен, что признание финнадзором системных проблем – первый шаг к их решению. «Разработка концепции – значительный шаг, направленный на развитие рынка ценных бумаг и экономики страны. Сам процесс обсуждения данной концепции подтверждает политику слышащего государства, объявленную президентом страны», – говорит собеседник.

Инфраструктура

В настоящее время Центральный депозитарий (ЦД) оказывает услуги по открытию и ведению банковских счетов для расчетов по сделкам на KASE. Концепция предполагает, что ЦД будет подключен к государственным базам данных, что позволит организации идентифицировать клиентов. По мнению экспертов, эта функция, с одной стороны, будет противодействовать легализации доходов, полученных преступным путем, с другой – позволит брокерам усовершенствовать системы дистанционного обслуживания. «У нас очень большая страна, и брокерам не имеет смысла открывать офисы в каждом регионе, поэтому на первый план выходит удаленное обслуживание клиентов. Посредством развития электронных сервисов профессиональные участники рынка смогут быстрее и без лишней волокиты оказывать услуги физлицам», – объясняет Бурабаев.

За 30 лет независимости в страну пришел только один глобальный кастодиан – Citibank, поэтому концепция предполагает создание на базе ЦД региональной депозитарно-расчетной системы или учетного хаба, через который международные игроки смогут получить удаленный доступ к местным финансовым инструментам. Законопроект наделяет ЦД правом обмена валюты, что позволит организации проводить расчеты по сделкам с ценными бумагами как в тенге, так и в долларах. «Миноритарным инвесторам импонирует инициатива о наделении Центрального депозитария функциями обменных операций с иностранной валютой, в том числе в интересах клиентов. Данный шаг позволит ликвидировать монополию банков в данной сфере. Безусловно, это послужит повышению интереса иностранных инвесторов к локальному фондовому рынку», – уверен исполнительный директор Казахстанской ассоциации миноритарных акционеров Данияр Темирбаев.

Участники рынка согласны с расширением полномочий Центрального депозитария, но предлагают ввести новый термин – «потерянный клиент». «У каждого брокера есть клиенты, которые имеют долгосрочную задолженность по комиссиям ЦД за хранение активов», – говорит директор юридического департамента Centras Securities Наталья Былина. В компании разработали порядок установления статуса «потерянный клиент»: это долг перед ЦД в размере свыше 50 МРП, который не оплачивается больше двух лет. «Мы предлагаем не начислять комиссии таким клиентам, а их активы замораживать до возмещения задолженности. При этом брокер продолжит искать человека», – делится Былина.

Инструменты 

Игроки отечественного фондового рынка много лет жалуются на нехватку инструментов. Регулятор до недавнего времени объяснял скудный выбор узостью самого рынка. По мнению Лукьянова, развитию рынка мешают две ключевые проблемы – доминирование государственных и квазигосударственных инструментов над частным корпоративным сектором и отношение к риску. «Рынок ценных бумаг РК состоит на 80% из денежных инструментов, 90% из которых – это бумаги государственного и квазигосударственного сектора. Второй момент – это отношение как регулятора, так и участников рынка к риску. Есть стремление исключить риск, который сам по себе является неотъемлемым элементом рынка. Профессио­нальные участники готовы «покупать» риск и могут сами регулировать приемлемый для себя уровень риска», – считает председатель правления «Фридом Финанс».

Новая концепция может изменить эту ситуацию, так как расширяет перечень разрешенных законом долговых бумаг. В частности, предлагается ввести новый класс – инвестиционные облигации, доходность которых не фиксируется на весь срок, а зависит от динамики или значения какого-то базового актива (например, фондового индекса, процентной ставки, курса валют, инфляции). «При этом, как и в случае с классическими облигациями, эмитент гарантирует инвестору возврат их номинальной стоимости при погашении, – говорит Бурабаев. – Такие облигации очень популярны на зарубежных рынках. Актуальность этих бумаг многократно возрастет, если пенсионные активы казахстанцев будут переданы в конкурентную среду».

Еще один пункт концепции – упрощение порядка выпуска ценных бумаг частного (еще говорят, закрытого) размещения. 

«Некоторые компании заинтересованы в небольших размещениях для ограниченного круга инвесторов. Зачем им регистрировать проспект в финнадзоре? Функции по регистрации при частном размещении будут переданы Центральному депозитарию», – рассказал Бурабаев. В США частное размещение ценных бумаг от публичного отличают минимальные требования, которые должен соблюдать эмитент. Такой способ привлечения капитала не подлежит регистрации в Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), следовательно, не требуется оформления проспекта эмиссии и раскрытия финансовой информации. В Великобритании частное размещение облигаций также осуществляется по упрощенной процедуре. 

Частное размещение – не единственная норма, которая будет приведена к международным стандартам. Еще изменятся требования на рынке свопов и деривативов. Законодательство РК будет соответствовать требованиям Международной ассоциации свопов и деривативов (ISDA). «Это позволит привлечь на рынок зарубежных инвесторов. Единая нормативная база позволит уменьшить затраты в процессе заключения и согласования договоров, обеспечит прозрачность деятельности всех участников», – заключил управляющий директор АФК.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg