Перейти к основному содержанию

2953 просмотра

Как в Казахстане будут реабилитировать и банкротить предприятия

С нового года вступили в силу поправки, направленные на совершенствование этих процедур

Фото: Shutterstock

Над либеральными поправками министерства, Верховный суд, Нацбанк, профессиональные и общественные объединения работали два года. Были внесены изменения и дополнения в 10 кодексов и 11 законов. В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) итоговый документ оценивают как компромисс для примирения должников и кредиторов. «В ходе обсуждений рассматривались экспертные мнения всех участвующих сторон, были жаркие споры, – рассказал «Курсиву» управляющий директор АФК Алиби Утеулов. – Данный закон – это компромиссное решение, которое сформировалось с учетом мнений сторон».

По данным Минфина, на 1 декабря 2019 года в стадии реабилитации находились около 400 предприятий, а процедуру банкротства проходили 4 тыс. компаний. «В каждом третьем случае суд отказывает в применении реабилитации, мотивируя тем, что должник платежеспособен или не доказал наличие ресурсов для восстановления платежеспособности», – сообщили «Курсиву» в Комитете государственных доходов (КГД) Минфина.

Реабилитация 2.0

Для восстановления паритета сторон закон предлагает в качестве основания для обращения в суд должника или кредитора с заявлением о применении реабилитации рассматривать временную неплатежеспособность, то есть когда должник свыше четырех месяцев не исполняет обязательства. Решение суда теперь принимается только на основании заключения временного администратора либо временного управляющего. «Задача временного администратора – анализ финансового состояния должника и установление степени финансовой устойчивости на основе бухгалтерской и иной учетной документации», – пояснили в КГД.

Для того чтобы процессы не затягивались, закон предусматривает две опции. Первая: сроки реабилитации могут быть продлены только один раз на 6 месяцев или на 2 года. Вторая: запрет переноса обсуждения вопросов, если имеется кворум собрания кредиторов. Ранее требовалось согласие всех заимодавцев. «Для уточнения сроков исполнения обязательств и требований в реабилитационной процедуре предусмотрено составление специального графика уплаты долгов кредиторам с соблюдением очередности и правил расчетов», – объясняет подробности советник юридической фирмы SIGNUM Бауыржан Шарибаев.

Юрист считает, что кредиторы новыми поправками защищены, так как теперь у суда есть возможность отменить дарение, совершенное в течение года, предшествовавшего возбуждению дела о банкротстве или реабилитации в отношении юридического лица или индивидуального предпринимателя. Для некоторых сомнительных сделок введен даже трехлетний временной лаг.

«Внимательное изучение предложенных изменений показывает, что они действительно направлены на совершенствование законодательства на современном этапе. В частности, предусмотрена возможность реабилитации индивидуальных предпринимателей, – поясняет Шарибаев. – В законе конкретизирован состав преднамеренного банкротства, под которым понимаются действия, выразившиеся в отчуждении или сокрытии имущества в течение трех лет до признания банкротом, причинившие крупный ущерб».

Классификация

Закон вводит три класса должников. Первый – предприятие платежеспособно. Второй – компания испытывает финансовые трудности, но имеет ресурсы для улучшения положения. Третий – субъект рынка фактически банкрот. «Порядок установления классов будет определяться подзаконным актом исходя из экономических показателей субъекта. Таким образом, закон устраняет неопределенность, структурирует процесс, что вкупе упрощает вход в процедуру реабилитации», – уверены в Комитете госдоходов.

Банкротство 2.0

Банкиры много лет говорят, что затягивание процедуры банкротства делает залоги практически неликвидными, это мешает им возвращать долги. Теперь основанием для обращения должника в суд о признании банкротом является его «устойчивая неплатежеспособность», то есть когда обязательства превышают стоимость имеющихся активов.

Администратор, временный администратор, временный управляющий теперь не будут назначаться судом. «Кандидатуры указанных лиц выбираются самими инициаторами банкротства (реабилитации) до подачи ими заявления в суд. С указанными лицами заключается соглашение, в том числе о порядке и сумме вознаграждения», – поясняет Шарибаев.

По его мнению, новые правила способны снять социальную напряженность. Дело в том, что раньше залоговые кредиторы имели абсолютный приоритет перед требованиями других участников процесса, включая наемных работников. «Теперь при принятии заложенного имущества в счет удовлетворения своих требований залоговый кредитор обязан погасить требования по оплате труда из расчета минимального размера заработной платы на одного работника за три месяца, предшествующих возбуждению дела о банкротстве», – уточняет Шарибаев.

В Комитете госдоходов сообщают, что для сокращения сроков банкротства законом предусмотрена передача ряда полномочий от собрания кредиторов к более мобильному комитету кредиторов. «За счет этого ожидается значительная оптимизация сроков проведения процедуры банкротства», – отмечают в КГД.

Ожидания

Алиби Утеулов считает, что жизнеспособность новых правил покажет практика. «Эффективность данного закона во многом будет зависеть от его практической реализации, а именно от судебной практики и деятельности временных администраторов и банкротных управляющих. Практика должна показать узкие места, которые потребуют внесения точечных корректировок в будущем», – говорит управляющий директор АФК.

В Комитете госдоходов уверены, что документ пойдет на пользу всем сторонам. «Основным приоритетом законопроекта является обеспечение баланса интересов всех участников процедур, в том числе путем упрощения процедур, сокращения сроков и затрат на их проведение. Это позволит субъектам бизнеса, испытывающим временные трудности, оперативно применять реабилитационную процедуру, а убыточным – прекращать деятельность через банкротство», – считают чиновники КГД.

1419 просмотров

Как ERM автоматизирует работу с банковскими рисками

Мнение СЕО Prime Source Евгений Щербинин

Фото: Shutterstock

Начало года в любой отрасли сопровождается оценкой влияния рисков, которые ожидают бизнес, на запланированные показатели ближайших 12 месяцев.

Например, инвестиционный банк Morgan Stanley в своем отчете о глобальных рисках 2020 года отмечает, что за последние 12 месяцев 20 мировых ЦБ смягчили монетарную политику. «Средневзвешенная процентная ставка может достигнуть семилетнего минимума уже в марте 2020 года. Ослабление торговой напряженности и успешный ход переговоров между США и Китаем – эти два фактора в совокупности станут мощными драйверами роста», – говорится в отчете инвестбанкиров.

То есть риски – это не только предполагаемые провалы, но и возможности роста. И чем больше становится бизнес, тем чаще топ-менеджменту приходится сталкиваться с рисками – они усиливаются вместе с ростом компании. Особенно актуальны риски для банкиров, к которым со стороны регуляторов выдвигается все больше требований по условиям ведения бизнеса.

Глобальный фон банковского рынка Казахстана сегодня определяется рядом крупных событий, в которые втянуты все игроки финансовой отрасли страны.

Во-первых, в Казахстане идет внедрение международных стандартов финансовой отчетности (МСФО 9), которые регламентируют бухгалтерский учет финансовых инструментов и расчет провизий в соответствии с прогнозными рыночными показателями. Во-вторых, в Казахстане заканчивается оценка качества активов банков (AQR), включая адекватность оценки активов и залогового обеспечения и связанных с ними резервов, для повышения прозрачности банковских рисков. В-третьих, в Казахстане формируется спрос на новый подход к рассмотрению рисков компании –  интегрированную систему управления рисками ERM (Enterprise Risk Management). Причем последнее вытекает из двух предыдущих событий.

ERM – это комплексная интегрированная система управления рисками для достижения бизнес-целей: снижения непредвиденной волатильности прибыли и увеличения стоимости предприятия.

Современная структура банковской ERM состоит из семи компонентов, каждый из которых должен быть разработан и связан друг с другом, чтобы работать как единое целое.

Первый компонент. Корпоративное управление – это выстраивание определенных обязанностей совета директоров и высшего руководства с точки зрения организационных процессов и эффективного управления рисками компании.

Второй. Линейное управление – согласование бизнес-стратегий с корпоративной политикой риска при поиске новых возможностей для бизнеса и роста. Риски бизнес-операций должны быть полностью оценены и включены в ценообразование и показатели прибыльности при реализации бизнес-стратегии. В частности, ожидаемые убытки и стоимость капитала риска должны быть включены в цену продукта или требуемой доходности инвестиционного проекта.

Третий. Активное управление портфелем. Эта концепция применяется ко всем рискам внутри организации для их агрегации, учета их эффектов и мониторинга концентрации.

Четвертый. Передача риска – снижение нежелательных или концентрированных рисков, а также хеджирование рисков внутри портфеля. Чтобы снизить нежелательные риски, руководство должно на постоянной основе оценивать производные, страховые и гибридные продукты и выбирать из них наиболее эффективную альтернативу.

Пятый. Аналитика рисков – количественная оценка риска для дальнейшего анализа и отчетности. Например, если руководство хочет снизить риски, можно использовать аналитику риска для определения наиболее эффективного способа достижения той или иной цели.

Шестой. Технологические и информационные ресурсы улучшают качество данных для поддержки процессов анализа и отчетности.

Седьмой. Управление отношениями с заинтересованными сторонами повышает прозрачность рисков в отношениях компании с основными заинтересованными сторонами, что имеет важное значение для составления кредитных рейтингов, а также для внешнего анализа деятельности компании и принятия кредитных решений.

Все эти компоненты, собранные в одну систему, позволяют руководству банка адекватно оценить свои риски перед принятием того или иного бизнес-решения. Однако названные компоненты лишь структура, которая заполняется данными.

И на этом этапе могут возникнуть дополнительные проблемы типа неактуальности или неточности данных, децентрализации источников информации и подобного. Все эти вопросы снимаются благодаря технологиям.

Тем не менее в целом ERM решает проблему фрагментарного восприятия разных видов рисков на уровне отдельных структурных подразделений. При новом подходе риск-менеджеры и все заинтересованные подразделения компании могут оценивать риски в масштабах всего предприятия.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif