Перейти к основному содержанию
5262 просмотра

Как в Казахстане будут реабилитировать и банкротить предприятия

С нового года вступили в силу поправки, направленные на совершенствование этих процедур

Фото: Shutterstock

Над либеральными поправками министерства, Верховный суд, Нацбанк, профессиональные и общественные объединения работали два года. Были внесены изменения и дополнения в 10 кодексов и 11 законов. В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) итоговый документ оценивают как компромисс для примирения должников и кредиторов. «В ходе обсуждений рассматривались экспертные мнения всех участвующих сторон, были жаркие споры, – рассказал «Курсиву» управляющий директор АФК Алиби Утеулов. – Данный закон – это компромиссное решение, которое сформировалось с учетом мнений сторон».

По данным Минфина, на 1 декабря 2019 года в стадии реабилитации находились около 400 предприятий, а процедуру банкротства проходили 4 тыс. компаний. «В каждом третьем случае суд отказывает в применении реабилитации, мотивируя тем, что должник платежеспособен или не доказал наличие ресурсов для восстановления платежеспособности», – сообщили «Курсиву» в Комитете государственных доходов (КГД) Минфина.

Реабилитация 2.0

Для восстановления паритета сторон закон предлагает в качестве основания для обращения в суд должника или кредитора с заявлением о применении реабилитации рассматривать временную неплатежеспособность, то есть когда должник свыше четырех месяцев не исполняет обязательства. Решение суда теперь принимается только на основании заключения временного администратора либо временного управляющего. «Задача временного администратора – анализ финансового состояния должника и установление степени финансовой устойчивости на основе бухгалтерской и иной учетной документации», – пояснили в КГД.

Для того чтобы процессы не затягивались, закон предусматривает две опции. Первая: сроки реабилитации могут быть продлены только один раз на 6 месяцев или на 2 года. Вторая: запрет переноса обсуждения вопросов, если имеется кворум собрания кредиторов. Ранее требовалось согласие всех заимодавцев. «Для уточнения сроков исполнения обязательств и требований в реабилитационной процедуре предусмотрено составление специального графика уплаты долгов кредиторам с соблюдением очередности и правил расчетов», – объясняет подробности советник юридической фирмы SIGNUM Бауыржан Шарибаев.

Юрист считает, что кредиторы новыми поправками защищены, так как теперь у суда есть возможность отменить дарение, совершенное в течение года, предшествовавшего возбуждению дела о банкротстве или реабилитации в отношении юридического лица или индивидуального предпринимателя. Для некоторых сомнительных сделок введен даже трехлетний временной лаг.

«Внимательное изучение предложенных изменений показывает, что они действительно направлены на совершенствование законодательства на современном этапе. В частности, предусмотрена возможность реабилитации индивидуальных предпринимателей, – поясняет Шарибаев. – В законе конкретизирован состав преднамеренного банкротства, под которым понимаются действия, выразившиеся в отчуждении или сокрытии имущества в течение трех лет до признания банкротом, причинившие крупный ущерб».

Классификация

Закон вводит три класса должников. Первый – предприятие платежеспособно. Второй – компания испытывает финансовые трудности, но имеет ресурсы для улучшения положения. Третий – субъект рынка фактически банкрот. «Порядок установления классов будет определяться подзаконным актом исходя из экономических показателей субъекта. Таким образом, закон устраняет неопределенность, структурирует процесс, что вкупе упрощает вход в процедуру реабилитации», – уверены в Комитете госдоходов.

Банкротство 2.0

Банкиры много лет говорят, что затягивание процедуры банкротства делает залоги практически неликвидными, это мешает им возвращать долги. Теперь основанием для обращения должника в суд о признании банкротом является его «устойчивая неплатежеспособность», то есть когда обязательства превышают стоимость имеющихся активов.

Администратор, временный администратор, временный управляющий теперь не будут назначаться судом. «Кандидатуры указанных лиц выбираются самими инициаторами банкротства (реабилитации) до подачи ими заявления в суд. С указанными лицами заключается соглашение, в том числе о порядке и сумме вознаграждения», – поясняет Шарибаев.

По его мнению, новые правила способны снять социальную напряженность. Дело в том, что раньше залоговые кредиторы имели абсолютный приоритет перед требованиями других участников процесса, включая наемных работников. «Теперь при принятии заложенного имущества в счет удовлетворения своих требований залоговый кредитор обязан погасить требования по оплате труда из расчета минимального размера заработной платы на одного работника за три месяца, предшествующих возбуждению дела о банкротстве», – уточняет Шарибаев.

В Комитете госдоходов сообщают, что для сокращения сроков банкротства законом предусмотрена передача ряда полномочий от собрания кредиторов к более мобильному комитету кредиторов. «За счет этого ожидается значительная оптимизация сроков проведения процедуры банкротства», – отмечают в КГД.

Ожидания

Алиби Утеулов считает, что жизнеспособность новых правил покажет практика. «Эффективность данного закона во многом будет зависеть от его практической реализации, а именно от судебной практики и деятельности временных администраторов и банкротных управляющих. Практика должна показать узкие места, которые потребуют внесения точечных корректировок в будущем», – говорит управляющий директор АФК.

В Комитете госдоходов уверены, что документ пойдет на пользу всем сторонам. «Основным приоритетом законопроекта является обеспечение баланса интересов всех участников процедур, в том числе путем упрощения процедур, сокращения сроков и затрат на их проведение. Это позволит субъектам бизнеса, испытывающим временные трудности, оперативно применять реабилитационную процедуру, а убыточным – прекращать деятельность через банкротство», – считают чиновники КГД.

banner_wsj.gif

710 просмотров

В России хотят запретить криптовалюты

Что ждет этот рынок в Казахстане

Фото: Pixabay

Власти РФ представили новый законопроект, регулирующий оборот криптовалют. Предлагается запретить как оборот основных мировых цифровых валют, так и майнинговый бизнес. Эксперты отмечают жесткость принятой позиции и, как следствие, вероятный отток капитала с рынка. Вместе с тем казахстанский законопроект, затрагивающий цифровые активы, уже находится в сенате РК.

В Госдуме РФ был представлен обновленный вариант законопроекта «О цифровых финансовых активах», существенно меняющий ранее обсуждавшийся подход. Нововведения напрямую запрещают оборот в России криптовалют, выпущенных не под внутренним регулированием, а также их добычу (майнинг) и рекламу. Как сообщают российские СМИ, участники рынка и эксперты находят такой подход чрезмерно жестким и пагубным для рынка. Исключение одного майнинга чревато потерей для российской экономики более $2 млрд в год, считают эксперты. 

Россияне обсуждают подходы к регулированию криптовалют с 2018 года. В том же году началась и работа над проектом закона РК по вопросам регулирования цифровых технологий, в том числе затрагивающего цифровые активы, – «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам регулирования цифровых технологий» (законопроект «О регулировании цифровых технологий»). В Беларуси криптобиржи уже легализованы в специальном правовом режиме Парка высоких технологий. Были попытки ЕЭК рекомендовать регулирование криптоэкономики с целью евразийской гармонизации. Однако страны обошлись независимыми подходами; практика, вероятно, покажет наиболее удачный путь.

Несколько лет назад Нацбанк РК в лице экс-председателя Данияра Акишева аналогично ЦБ РФ занимал консервативную позицию. Между тем МФЦА, пользуясь особым конституционным статусом, в 2018 году принял нормативные акты, легализующие и регулирующие криптобизнес в рамках своей юрисдикции.

В прошлом году цифровые активы затронул в своем послании президент Касым-Жомарт Токаев, призвав оказывать содействие МФЦА и создавать бренд открытой юрисдикции.

Казахстан не против

Законопроектом «О регулировании цифровых технологий» определяется правовой статус цифровых активов – это имущество, созданное в электронно-цифровой форме, с применением средств криптографии и компьютерных вычислений, не являющееся деньгами, ценными бумагами. Цифровой актив не является средством платежа, а является товаром, переход прав на который осуществляется в цифровой среде. 

Определяются два подвида цифрового актива: обеспеченные (цифровые токены) и необеспеченные (криптовалюта). Цифровые токены являются средством учета, обмена и удостоверения имущественных прав, то есть обеспечены базовым активом в виде товаров, услуг. В международной практике это так называемые utility tokens, используемые для токенизации сделок, товаров, услуг. 

Необеспеченные цифровые активы – это криптовалюта. Выпуск и оборот необеспеченных цифровых активов на территории Казахстана запрещается, за исключением случаев, предусмотренных законодательством. Это означает отсылку к Конституционному закону о МФЦА и его нормативным актам, регулирующим криптобиржи. 

Таким образом, Казахстан обозначил правовой статус криптоимущества, встроив в действующее гражданское законодательство; отделил токенизацию от ценных бумаг, средств платежа и криптовалюты; ограничил оборот криптовалют до юрисдикции МФЦА, в которой предусмотрены процедуры лицензирования, финансового мониторинга и иные регуляторные механизмы.

Майнинг и предпринимательство

Казахстанский законопроект «О регулировании цифровых технологий» закрепил понятие цифрового майнинга, а также возникающие права собственности на цифровые активы. Запрета на майнинговую деятельность в РК закон не содержит; фактически майнинг легализуется и выводится из «серой» зоны. 

При этом разработчики закона закладывали следующее правоприменение: майнинг – сам по себе лишь процесс, не предпринимательская деятельность. Доход и, соответственно, налоговые обязательства возникают в двух случаях: реализации (продажи) добытой криптовалюты или возмездных услуг предоставления вычислительного оборудования для целей майнинга. В последнем случае такая деятельность ничем не отличается от других услуг дата-центров и стандартно регулируется действующим законодательством. 

В целом стоит отметить лояльный настрой правительства РК, видящего экономическую ценность направления. Майнинг-фирмы, зарегистрированные как дата-центры, продолжают развиваться в Казахстане и становятся частью цифровой экономики, утилизируя энергопрофицит, экспортируя вычислительные ресурсы, привлекая инвестиции. При этом Казахстан в силу недорогой электроэнергии и профицитных регионов обладает серьезным конкурентным потенциалом на глобальном рынке.

Дискуссия подходов

Во всем мире вопрос регулирования оборота криптовалют является неоднозначным. Кто-то за прогрессивное регулирование, другие – за нейтральность, третьи – за консервативную осторожность. Тем не менее прослеживается глобальный тренд на деанонимизацию и институционализацию крипторынка, его вывод из теневой экономики.
 
Если взглянуть на ряд развитых стран и рекомендации международных организаций, таких как FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering, Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), то подобный тренд является логичным ответом на давно обсуждаемые риски, связанные с мошенничеством, анонимностью, отмыванием доходов и незаконным оборотом. Ключевым моментом является разделение черного (теневого) и белого (разрешенного) рынка, при котором можно осуществлять надзор, лицензирование, мониторинг и развитие. Целями такого регулирования будут прослеживаемость оборота, внедрение процедур финансового мониторинга и идентификации; в то время как запрет создает риски теневого оборота, где виртуальные валюты продолжают функционировать без надлежащего надзора.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png