Перейти к основному содержанию

8955 просмотров

S&P назвал «чрезвычайно высоким» кредитный риск в банковском секторе Казахстана

Для большинства банков, по мнению агентства, генерирование достаточной прибыли остается сложной задачей

Фото: Shutterstock.com

Пяти казахстанским банкам в декабре были актуализированы международные рейтинговые оценки. В трех случаях рейтинговые действия носили характер улучшения. 

Агентство Fitch обновило рейтинги сразу четырем финансовым институтам, о чем сообщило в отчете от 3 декабря. Долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ) Народного банка был повышен со ступени BB до BB+ с позитивным прогнозом. РДЭ ForteBank был оставлен на прежнем уровне B, зато агентство улучшило прогноз по нему на позитивный. Рейтинги Сбербанка (BBB-) и АТФБанка (B-) были подтверждены со стабильным прогнозом. В свою очередь, агентство S&P 4 декабря подтвердило долгосрочный кредитный рейтинг Bank RBK на уровне В- и пересмотрело прогноз по нему на позитивный. 

Старые раны

Все пять вышеперечисленных банков в настоящий момент проходят процедуру AQR (оценка качества активов, всего в ней задействовано 14 БВУ). Качество активов является типичным неблагоприятным рейтинговым фактором для казахстанских банков, говорится в отчете Fitch. В агентстве считают, что, хотя в последние два-три года формирование новых плохих кредитов было ограниченным, у банков остаются значительные риски более раннего происхождения, которые по-прежнему могут быть источником дополнительных убытков.

Особое внимание в отчете Fitch было уделено не столько присвоенным РДЭ, сколько устойчивости анализируемых банков. По мнению агентства, рейтинг устойчивости Народного банка («bb+») является самым высоким в Казахстане. Хороший запас капитала и ликвидности и очень высокая прибыльность Народного в течение экономического цикла должны позволить ему справляться даже с достаточно сильными рисками операционной среды, полагают в Fitch. 

Рейтинг устойчивости дочернего Сбербанка был повышен до уровня «bb-». Обесцененные кредиты банка имеют хорошее покрытие провизиями (87% на 1 июля), что выше среднего значения в секторе. С учетом того, что большинство корпоративных ссуд обеспечено твердыми залогами, в Fitch полагают, что остаточное обесценение по портфелю Сбербанка, унаследованному с предыдущих периодов, должно быть ограниченным. 

Рейтинг устойчивости ForteBank («b») на две ступени ниже, чем у Сбербанка, и отражает более слабое качество активов, на что указывают более высокие показатели обесцененных кредитов, отмечают в Fitch. Впрочем, уточняют аналитики, свыше половины плохих активов ForteBank приходится на ипотеку и займы под залог недвижимости, ситуация с которыми постепенно разрешалась в последние годы за счет участия банка в госпрограммах рефинансирования. По мнению Fitch, у банка есть возможности и дальше улучшать качество кредитов.

Подтверждение рейтинга устойчивости АТФБанка на уровне «ccc» отражает все еще высокий объем проблемных активов относительно основного капитала по методологии Fitch. «Согласно информации от менеджмента банка, несколько крупных кредитов 3-й стадии, равных 6% от валовых кредитов, были погашены в октябре – ноябре, и ожидается, что еще 1% будет погашен до конца года. С корректировкой на эти погашения показатель кредитов 3-й стадии, по нашим оценкам, будет на уровне 27% с покрытием резервами на уровне 75%», – говорится в отчете Fitch. При этом аналитики отмечают, что способность банка поглощать убытки за счет прибыли улучшилась.

По мнению Fitch, рейтинги устойчивости четырех рассматриваемых банков являются чувствительными главным образом к изменениям качества активов и достаточности капитала. Рейтинги могут быть повышены, если объем проблемных кредитов относительно основного капитала существенно сократится – за счет либо возврата средств, либо роста провизий. Как считают в Fitch, такое развитие событий является более вероятным в отношении банков Halyk и Forte, о чем свидетельствует позитивный прогноз по их рейтингам. И на­оборот, возобновление давления на качество активов может привести к негативному рейтинговому действию по этим четырем банкам.

Улучшение прогноза по рейтингам Bank RBK в агентстве S&P объяснили тем, что банк последовательно реализует заявленную стратегию развития, восстанавливает способность генерировать прибыль и стабилизирует качество ссудного портфеля. По данным S&P, за последние девять месяцев доля проблемных кредитов в Bank RBK снизилась с 28 до 18%. Сдерживающим рейтинговым фактором аналитики агентства назвали позицию банка по риску «вследствие значительного роста ссудного портфеля (около 30% в 2019 году) и высокой концентрации кредитного риска (на 20 крупнейших заемщиков приходится 2,5х совокупного скорректированного капитала)».

 

98415849.jpg

…они будут тоже трудны 

Оценка, присваиваемая тому или иному банку рейтинговыми агентствами, интересна в том числе в контексте завершающейся процедуры AQR. Самый интригующий вопрос на сегодня – кому и в каком объеме будет оказана госпомощь по итогам ревизии. Как сообщил глава Нацбанка Ерболат Досаев на брифинге 9 декабря, у регулятора уже есть четкое видение проблем и вытекающих из них дальнейших действий. По его словам, не позднее февраля с каждым из 14 банков будут подписаны окончательные индивидуальные планы развития на предстоящие два-три года. «Мы будем достаточно открыты и покажем, чем закончилась AQR», – заявил Досаев. 

Рейтинговые агентства периодически указывают на недостоверность финансовой отчетности в казахстанских банках. «Мы полагаем, что они надлежащим образом не раскрывают фактическое качество активов, о чем свидетельствует значительное расхождение между показателями начисленного и реально полученного процентного дохода в некоторых банках», – говорится в опубликованной 28 ноября статье S&P «Оценка отраслевых и страновых рисков банковского сектора РК». Также аналитики агентства в который раз отметили, что официальные данные по уровню NPL 90+ (9,1% на 1 октября 2019) намного ниже, чем реальная доля плохих кредитов (20–25% от совокупного ссудного портфеля на конец 2018 года, согласно отчетности банков по МСФО). 

Аналитики S&P намекают, что «рисование» отчетности, практикуемое в отдельных банках, во многом проистекает из безнаказанности акционеров и топ-менеджмента. «По нашему мнению, органы, регулирующие деятельность банковского сектора РК, могут быть подвержены политическому влиянию. Кроме того, они склонны проводить политику отказа от жестких мер… Мы полагаем, что конкурентная среда Казахстана подвержена влиянию правительства, организаций, связанных с государством, а также собственников банков, имеющих хорошие деловые связи», – говорится в статье. 

В S&P не ожидают, что в ближайшие два года качество активов в секторе может заметно улучшиться, и объясняют почему: «Законодательство не поощряет крупных списаний. При этом процесс восстановления проблемных кредитов, выданных в прошлые годы, является длительным, а объем восстановленных займов небольшим – вследствие неэффективности судебной системы, частых случаев мошенничества и широко распространенной практики выдачи кредитов связанным сторонам».

Чрезвычайно высокий уровень кредитного риска остается основным негативным фактором для казахстанских банков, считают в S&P. Работать в условиях повышенных расходов на формирование провизий банкам придется в течение более длительного времени, чем агентство ожидало ранее. По прогнозам S&P, объем резервов на возможные потери по кредитам вырастет до 5% совокупного ссудного портфеля в 2019 году и останется повышенным (3–4%) в 2020-м. В связи со снижением маржи и ростом расходов на провизии и фондирование генерирование достаточной прибыли для большинства банков останется сложной задачей, констатировали в агентстве.

На задней парте

На фоне проходящей в 14 банках масштабной ревизии нельзя обойти вниманием ситуацию в двух небольших структурах – AsiaCredit Bank и Capital Bank, которые еще в конце мая заявили о слиянии с Tengri Bank, и либо по этой причине, либо в силу своего незначительного размера вся троица была освобождена от AQR. О том, что в двух этих банках возникли проблемы с неплатежами, «Курсиву» стало известно в конце октября (см.№ 40 от 24 октября, статья «Осторожно: идет интеграция»). Руководители банков в официальном ответе «Курсиву» сообщили, что ситуация будет стабилизирована «в ближайшие месяцы».

Поскольку эта история не вызвала широкого общественного резонанса (в отличие от того, как это было, например, в Bank RBK осенью 2017-го и в Банке Астаны весной 2018-го), можно было предположить, что рыночных (неаффилированных) клиентов у AsiaCredit Bank и Capital Bank не осталось. Однако 6 декабря сайт НПП «Атамекен» сообщил, что в Палату предпринимателей Алматы поступили жалобы от компаний AF-SOLUTIONS, «ЛоЛа» и Qazaq Arms на предмет того, что AsiaCredit Bank заморозил деньги на их счетах. «Вопрос был рассмотрен на заседании Совета по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции города Алматы, но вечером накануне заседания банк частично открыл доступ своим клиентам к их денежным средствам», – говорится в публикации.

Нацбанк, отвечая на запрос «Курсива», сообщил, что регулятор не предоставляет оценку финансового состояния отдельных банков. «Любая оценка регулятора, положительная либо отрицательная, может повлечь за собой негативные последствия как для самого банка, так и для банковского сектора в целом. В случае нарушений банками норм законодательства Нацбанк принимает меры надзорного реагирования и санкции, информация о которых размещается на сайте Нацбанка», – отметили в пресс-службе регулятора.

Обратившись к указанному разделу сайта, мы увидим, что в ноябре AsiaCredit Bank и Capital Bank на двоих получили восемь взысканий от Нацбанка. В том числе Capital Bank был четырежды оштрафован за систематическое нарушение пруденциальных нормативов на общую сумму 3 млн тенге. AsiaCredit Bank был оштрафован на 505 тыс. тенге за несвоевременное исполнение указаний по платежу. 

Возвращаясь к теме рейтингов, отметим, что в 2018 году оба банка прекратили сотрудничество с S&P, после того как агентство понизило им рейтинги с B- до CCC+ и установило по ним негативный прогноз. Информация о том, есть ли у AsiaCredit Bank рейтинги от других ведущих агентств (Fitch или Moody’s), недоступна: соответствующая страница банковского сайта «находится в разработке»; на сайте KASE, где банк фигурирует в списке эмитентов, соответствующее поле не заполнено. На сайте Capital Bank информацию о текущих рейтингах «Курсив» также не нашел.

792 просмотра

Как вели себя в прошлом году курсы валют ряда постсоветских стран

И насколько поведение тенге совпало с теми или иными прогнозами годичной давности

Фото: Shutterstock

На санкции США в отношении России и Китая, политическую напряженность, скачущие цены на нефть национальные валюты Казахстана, России, Узбекистана, Азербайджана, Грузии и Украины реагировали по-разному. 

Из рассматриваемых валют укрепились в прошлом году только три – тенге, рубль и гривна. 

«На курс казахстанской валюты влияли нефть, российский рубль и Нацбанк, – говорит независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Несомненно одно: относительно стабильная нефть стала причиной, которая не позволила тенге ослабеть выше 390 тенге за доллар и благодаря которой сформировался достаточно узкий и стабильный коридор по отношению к доллару».

За 2019 год рубль укрепился к тенге на 11,5%, с 5,52 до 6,16 тенге за рубль. «Российская валюта у себя дома в течение года показывала чудеса роста по отношению к доллару, что не смогло не отразиться и на курсе рубля к тенге. Этот рост дал возможность стабилизировать курс тенге к доллару», – считает Полыгалов.

Также, по его словам, погода на валютном рынке зависит от параметров бюджета страны, хотя регулятор постоянно заявляет о самостоятельном формировании курса тенге. «Есть определенная закономерность свободного плавания. Заключается она в том, что курс тенге достаточно свободно плавает в сторону ослабления, но сопротивляется укреплению по отношению и к доллару, и к рублю», – говорит собеседник.

Стоимость тенге формировалась на фоне роста ВВП в 4% второй год подряд и инфляции в районе 5,4%. «Все это должно было привести к большему укреплению тенге. Но бюджет страны на 2019 год рассчитывался из курса 370 тенге за доллар. Причем дефицит бюджета при этом значении должен был составить 1,6 трлн тенге. Значит, ниже этого порога курс доллара никак не может опуститься, а если его удерживать около 380 и выше, то появляется возможность немного залатать бюджетные дыры», – рассуждает Полыгалов. 

Рубль и гривна 

Российская валюта в 2019 году укрепилась почти на 6%. Этому способствовали рост цен на нефть и улучшающиеся макро­экономические показатели, такие как профицит федерального бюджета (в пределах 1,8% ВВП), стабильная ситуация со счетом текущих операций, замедление инфляции до 3,8%, снижение уровня безработицы с 5 до 4,6%, рост экономики по итогам года на 1,3–1,5%, объясняют аналитики Ассоциации финансистов Казахстана (АФК). 

«В то же время отметим и возросший интерес инвесторов к российским активам ввиду значительного снижения санкционных рисков. Российский фондовый рынок обновлял исторический максимум, а долговой – многолетний», – говорят в АФК.

В пользу рубля была и внешнеполитическая обстановка: 2019 год ознаменовался для России относительным спокойствием в санкционном вопросе. Основной поставщик запретов – США – так и не решился ввести жесткие меры в отношении госдолга РФ, что привело к резкому росту спроса на российские бумаги со стороны нерезидентов. «А это в свою очередь резко повысило спрос на рубль. Еще одна неудача США – у ЕС появилась своя точка зрения в вопросах построения отношений с Россией. Высокие котировки нефти также дали возможность рублю укрепиться по отношению к доллару», – считает Полыгалов.

Украинская валюта росла против доллара с января 2019 года, прерываясь лишь на неглубокие и краткосрочные коррекции. Стабилизацию курса обеспечили притоком иностранного капитала, а также интервенциями местного Центробанка.

Поддержку тенге, рублю и гривне оказывал и сам доллар. По мнению Полыгалова, в минувшем году американская валюта испытывала значительные трудности роста. 

«Масла в огонь подливала и ФРС, которая в 2019 году придерживалась мягкой денежно-кредитной политики, что выразилось в снижении базовой процентной ставки после двухгодичного ее повышения. В этих условиях крупные инвесторы предпочли вкладываться в валюты развивающихся стран», – говорит он. 

0001_15.jpg

Сум, манат, лари 

Другим был год для сума: национальная валюта Узбекистана приблизилась к своему справедливому значению. «Там было два курса – Нацбанка и рыночный (черный). Либерализация валютного режима позволила банкам работать с валютой, что снизило объем черного рынка. Ранее местный Нацбанк устанавливал жесткий курс для импорта и экспорта, не соответствующий рыночным ожиданиям», – отметили в АФК.

Стабильность азербайджанского маната эксперты объясняют политикой Центробанка и правительства. Хотя год назад агентство S&P Global Ratings заявляло, что в 2019–2021 годах стоит ожидать удешевления маната к доллару. По прогнозам S&P, в 2019 году средний курс маната должен был составить 1,79 маната за доллар, в 2020-м – 1,87 маната, в 2021-м – 1,97 маната.

25 июня 2019 года официальный курс национальной валюты Грузии достиг рекордного на тот момент минимума – 2,83 лари за доллар. За день «американец» вырос на 1,4%. Снижение курса произошло на фоне потери российских туристов. Однако министр экономики Грузии Натия Турнава тогда заявила, что падение лари не связано с запретом Россией авиасообщения: «Думаю, речь идет о кратковременном колебании. Что касается вызовов туризма, то это новый вызов, который пока не может повлиять на курс лари. Мы работаем над нейтрализацией кризиса». 

Прогнозы годичной давности

Halyk Finance: «Мы полагаем, что Нацбанк РК и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая, в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление рубля со стороны денежных властей РФ в рамках бюджетного правила. Мы полагаем, что при среднегодовой стоимости нефти Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе рубля на уровне 67 рублей за доллар курс тенге сложится на уровне 375 тенге за доллар в среднем за год. Так же как и в 2018 году, в 2019 году котировки на углеводороды будут определять долгосрочный тренд по паре, а изменения по паре USD/RUB будут определять текущие значения национальной валюты».

Аналитический центр АФК: «Профессиональные участники финансового рынка в целом сохраняют умеренные девальвационные ожидания – доллар США в 2019 году подорожает еще на 3% против нацвалюты по отношению к текущему уровню и закрепится на уровне 380,4 тенге. В то же время формирование обменного курса тенге будет по-прежнему происходить под балансом спроса и предложения на валютном рынке. При этом, как показали последние годы, зачастую настроения участников валютного рынка сильно зависят от внешних изменений, в особенности от российского рубля и цен на нефть. В подтверждение этому и ожидания казахстанских экспертов о том, что сонаправленное движение тенге и рубля сохранится в 2019 году». 

Экономист Олжас Худайбергенов (на пресс-конференции 7 ноября 2018 года): «Внешний долг Казахстана превысит 200% от ВВП к 2022 году. Нестабильная внешняя конъюнктура приведет к серии девальваций, вследствие чего номинальный ВВП в долларовом выражении упадет ниже $100 млрд. Ухудшение ситуации в банковском секторе приведет к росту внешних заимствований, в том числе госсектором, из-за чего внешний долг вырастет с $164 млрд до 200 млрд. Казахстан вернется в начало 2000-х годов в части экономических реформ: от Нацбанка снова будет отделено Агентство по финнадзору, а также воссоздано Агентство по стратегическому планированию или его аналог. Будет возвращено частное управление пенсионными активами».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance