Перейти к основному содержанию

5018 просмотров

Почему государство решило контролировать денежные переводы граждан

Сейчас от этой идеи решили отказаться, но не исключено, что к ней вернутся в будущем

Коллаж: Вадим Квятковский

Предложение Министерства финансов обложить налогами мгновенные безналичные переводы не получило всеобщего одобрения и даже вызвало некоторую волну возмущения в социальных сетях. Позже ситуацию прокомментировал глава государства и поручил снять вопрос с повестки дня. Но все же можно предположить, что инициатива минфина будет реализована в будущем. Озвученные же сейчас идеи были лишь проверкой общественного мнения.

За 14 дней

Напомним, идею о налогообложении мгновенных переводов 1 ноября текущего года озвучил вице-министр финансов РК Руслан Енсебаев, отметив, что механизм популярных переводов через карточки Kaspi Gold соответствует требованиям закона о платежных системах, «но с точки зрения Налогового кодекса и фискализации это не совсем соответствует». По его словам, такие переводы для владельцев малого бизнеса стали выгодным механизмом сокрытия доходов.
 
Позже председатель Национального банка РК Ерболат Досаев подчеркнул, что «Минфин не собирается обложить налогами, а хочет видеть, что с этих платежей платятся налоги».

«Считаю, что увеличение объ­ема безналичных платежей должно сопровождаться увеличением доходов бюджета, это нормально, потому что деньги выходят из тени либо объемы растут», – сказал глава Нацбанка.

Он отметил, что это всего лишь предложение и оно будет обсуждаться, в том числе с банками, что это касается платежей не только Kaspi Bank.

Однако спустя некоторое время министр финансов РК Алихан Смаилов рассказал, что у казахстанцев нет повода для беспокойства, что ведомство не планирует взимать налоги по переводам Kaspi.

«Безусловно, Министерство финансов РК понимает, что рост безналичных платежей способствует снижению теневой экономики. Хочу отметить, что Минфин не планирует взимать какие-либо дополнительные платежи или налоги от таких переводов, тем более не планирует проведение проверок безналичных переводов физических лиц», – поделился он, отметив при этом, что использование Kaspi в предпринимательских целях не освобождает предпринимателей от обязательств по налогам.

По его словам, министерство прорабатывает вопрос администрирования доходов предпринимателей, применяющих систему мгновенных переводов в своем бизнесе. Например, через объ­единение онлайн-ККМ и POS-терминалов с функционалом автоматического заполнения и отправки налоговой отчетности. Такой пилот совместно с Kaspi будет проведен в следующем году.

Поставил точку в вопросе глава государства. 14 ноября помощник президента Казахстана Маулен Ашимбаев на своей странице в Facebook сообщил, что в ходе совещания Касым-Жомарт Токаев высказался по поводу возможного введения налогов на безналичные переводы. 

«Глава государства подчерк­нул, что проблема требует тщательной проработки государственными органами. По этой причине президент дал поручение снять вопрос с повестки дня», – написал г-н Ашимбаев.

Vox populi

Между тем эксперты, опрошенные «Курсивом», выразили разные мнения относительно инициатив государственного финансового ведомства.

Так, финансист Мурат Темирханов считает, что у общественности было недопонимание того, что хотели сказать представители Минфина. 

«Если по электронным платежам видно, что какой-либо предприниматель получает частые перечисления денег на свой счет из разных источников и за них он не платит налоги, то, я думаю, налоговый орган вправе позвать такого человека и спросить его об этих доходах», – говорит эксперт.

По его словам, с точки зрения статистики государство должно знать, какой доход получает малый бизнес.

«У нас в стране очень большая теневая экономика. По данным разных источников, она составляет от 20 до 40% от ежегодных доходов государства. В эти 40%, соответственно, входят и доходы, получаемые предпринимателями, которые нигде не декларируются. В том числе и доходы малого бизнеса: торговцев на рынке, в бутиках, услуги такси и т. д.», – делится г-н Темирханов.

Он считает, что если мы как страна хотим развиваться цивилизованно, то должны вести прозрачный бизнес. Даже если речь идет о небольших доходах.

«Отношение к налогам у граждан должно меняться и становиться, как, например, на Западе, где прозрачность ведения экономики на первом месте. Рано или поздно безналичный способ оплаты станет доминирующей системой, и наличный оборот уйдет», – считает эксперт.

Немного другого мнения придерживается экономист, старший партнер CSI Олжас Худайбергенов.

«В других странах сначала борются с коррупцией, а потом заставляют всех платить налоги. За рубежом бывают более сложные налоговые конструкции, там больше сформирована культура уплаты и доверие к государству», – отмечает собеседник «Курсива».

По его мнению, технически идея Минфина легко реализуема. Однако он не исключает, что она отрицательно повлияет на развитие FinTech.

«Надо бы ввести розничный налог, и там все было бы проще», – считает он.

Между тем начальник управления науки КГУ им. Байтурсынова кандидат экономических наук Андрей Коваль говорит, что многие из предпринимателей, которых имеют в виду представители Минфина, находятся на упрощенном налоговом режиме, они платят налоги, оценивая уровень оборота, и ничего, соответственно, не нарушают.

«Поэтому здесь есть несколько нестыковок вот в тех словах, которые вице-министр говорил. Но оценивать это как некомпетентность подобного уровня чиновников не стоит. Скорее всего, скажем так, есть проверка общества на готовность к подобным шагам. Подготовить общественное мнение к тем или иным решениям, которые будут приняты в будущем», – считает эксперт.

Он поясняет, что информация о счетах казахстанцев защищена законом о банковской тайне, поэтому их дезавуировать можно только в том случае, если есть решение суда или ведется следствие. Поэтому отслеживать денежные переводы граждан – это просто желание финансовых органов, которое продиктовано намерением контролировать этот процесс и ввести какие-либо новые виды налогов.

Тем временем, согласно данным финансового регулятора, за последние три года объем безналичных операций населения вырос в 5 раз, а за 10 месяцев 2019 года составил 10,1 трлн тенге.

«Операции через онлайн-банкинг занимают 66% от общего объема безналичных транзакций, зарегистрированы более 18 млн пользователей. В среднем в день населением проводится 3 млн безналичных транзакций на сумму свыше 30 млрд тенге», – сказал глава НБ РК Ерболат Досаев, выступая на конференции, посвященной Дню национальной валюты Казахстана, о чем говорится в пресс-релизе Нацбанка.

Спикер отмечает, что стремительное развитие и проникновение финансовых технологий несет вызовы для банковского сектора, что требует изменения действующих бизнес-моделей банков, а также взглядов регулятора.

При этом с 1 января 2020 года Национальный банк передает свой мандат по регулированию финансового рынка в новый независимый орган – Агентство по регулированию и развитию финансового рынка.

1186 просмотров

Как ERM автоматизирует работу с банковскими рисками

Мнение СЕО Prime Source Евгений Щербинин

Фото: Shutterstock

Начало года в любой отрасли сопровождается оценкой влияния рисков, которые ожидают бизнес, на запланированные показатели ближайших 12 месяцев.

Например, инвестиционный банк Morgan Stanley в своем отчете о глобальных рисках 2020 года отмечает, что за последние 12 месяцев 20 мировых ЦБ смягчили монетарную политику. «Средневзвешенная процентная ставка может достигнуть семилетнего минимума уже в марте 2020 года. Ослабление торговой напряженности и успешный ход переговоров между США и Китаем – эти два фактора в совокупности станут мощными драйверами роста», – говорится в отчете инвестбанкиров.

То есть риски – это не только предполагаемые провалы, но и возможности роста. И чем больше становится бизнес, тем чаще топ-менеджменту приходится сталкиваться с рисками – они усиливаются вместе с ростом компании. Особенно актуальны риски для банкиров, к которым со стороны регуляторов выдвигается все больше требований по условиям ведения бизнеса.

Глобальный фон банковского рынка Казахстана сегодня определяется рядом крупных событий, в которые втянуты все игроки финансовой отрасли страны.

Во-первых, в Казахстане идет внедрение международных стандартов финансовой отчетности (МСФО 9), которые регламентируют бухгалтерский учет финансовых инструментов и расчет провизий в соответствии с прогнозными рыночными показателями. Во-вторых, в Казахстане заканчивается оценка качества активов банков (AQR), включая адекватность оценки активов и залогового обеспечения и связанных с ними резервов, для повышения прозрачности банковских рисков. В-третьих, в Казахстане формируется спрос на новый подход к рассмотрению рисков компании –  интегрированную систему управления рисками ERM (Enterprise Risk Management). Причем последнее вытекает из двух предыдущих событий.

ERM – это комплексная интегрированная система управления рисками для достижения бизнес-целей: снижения непредвиденной волатильности прибыли и увеличения стоимости предприятия.

Современная структура банковской ERM состоит из семи компонентов, каждый из которых должен быть разработан и связан друг с другом, чтобы работать как единое целое.

Первый компонент. Корпоративное управление – это выстраивание определенных обязанностей совета директоров и высшего руководства с точки зрения организационных процессов и эффективного управления рисками компании.

Второй. Линейное управление – согласование бизнес-стратегий с корпоративной политикой риска при поиске новых возможностей для бизнеса и роста. Риски бизнес-операций должны быть полностью оценены и включены в ценообразование и показатели прибыльности при реализации бизнес-стратегии. В частности, ожидаемые убытки и стоимость капитала риска должны быть включены в цену продукта или требуемой доходности инвестиционного проекта.

Третий. Активное управление портфелем. Эта концепция применяется ко всем рискам внутри организации для их агрегации, учета их эффектов и мониторинга концентрации.

Четвертый. Передача риска – снижение нежелательных или концентрированных рисков, а также хеджирование рисков внутри портфеля. Чтобы снизить нежелательные риски, руководство должно на постоянной основе оценивать производные, страховые и гибридные продукты и выбирать из них наиболее эффективную альтернативу.

Пятый. Аналитика рисков – количественная оценка риска для дальнейшего анализа и отчетности. Например, если руководство хочет снизить риски, можно использовать аналитику риска для определения наиболее эффективного способа достижения той или иной цели.

Шестой. Технологические и информационные ресурсы улучшают качество данных для поддержки процессов анализа и отчетности.

Седьмой. Управление отношениями с заинтересованными сторонами повышает прозрачность рисков в отношениях компании с основными заинтересованными сторонами, что имеет важное значение для составления кредитных рейтингов, а также для внешнего анализа деятельности компании и принятия кредитных решений.

Все эти компоненты, собранные в одну систему, позволяют руководству банка адекватно оценить свои риски перед принятием того или иного бизнес-решения. Однако названные компоненты лишь структура, которая заполняется данными.

И на этом этапе могут возникнуть дополнительные проблемы типа неактуальности или неточности данных, децентрализации источников информации и подобного. Все эти вопросы снимаются благодаря технологиям.

Тем не менее в целом ERM решает проблему фрагментарного восприятия разных видов рисков на уровне отдельных структурных подразделений. При новом подходе риск-менеджеры и все заинтересованные подразделения компании могут оценивать риски в масштабах всего предприятия.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif