Перейти к основному содержанию

2348 просмотров

Возродится ли рынок паевых инвестиций в Казахстане

Сейчас количество клиентов ПИФов не дотягивает до тысячи

Иллюстрация: Maisei Raman

До глобального экономического кризиса вложения в паевые инвестиционные фонды (ПИФ) были, пожалуй, самым модным финансовым инструментом в Казахстане. На начало 2009 года в стране было зарегистрировано свыше 200 ПИФов. Мировой кризис больно ударил по этому рынку, и к 2018 году в республике осталось всего 11 организаций. С этого момента рынок вновь перешел в фазу роста.

Движение вверх

По информации управляющего директора Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Ерлана Бурабаева, на 1 октября текущего года в РК зарегистрировано 23 ПИФа, в том числе один открытый фонд (количество клиентов – 77 человек), два закрытых (46 клиентов) и 20 интервальных (854 пайщика).

«После либерализации законодательства летом 2018 года наблюдается активное открытие новых инвестфондов», – говорит он. 

Стоит отметить, что не все ПИФы действующие, объясняет начальник отдела по управлению активами АО «BCC Invest» Адиль Табылдиев.

«Некоторые из них только зарегистрированы, но паи среди инвесторов размещать еще не начали. Другие находятся на стадии первоначального формирования. Третьи так и не набрали критическую массу и в скором времени могут быть ликвидированы», – отмечает он.

Тем не менее за неполных два года объемы этого рынка увеличились почти в 20 раз. По данным Нацбанка, если на начало 2018 года в активах ПИФов было сосредоточено 5 млрд тенге, то на 1 октября 2019-го этот показатель превысил 97,5 млрд, из них 50 млрд – это активы открытых и интервальных фондов.

«Поскольку число пайщиков-физлиц в ПИФах составляет всего порядка тысячи человек, то потенциал роста рынка просто огромен, – делится мнением председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз», глава одного из старейших паевых инвестфондов страны Талгат Камаров. – Сдерживающие факторы – плохая осведомленность населения, сложность в оформлении и выкупе паев (людям приходится обращаться в банки) и низкий охват услугами в регионах страны».

В настоящее время паевые фонды работают в Halyk Finance, BCC Invest, SkyBridge Invest, Centras Securities, Freedom Finance, Kazkommerts Securities. Каждый из ПИФов имеет свой индивидуальный инвестиционный портфель и, соответственно, индивидуальный показатель доходности. Прибыль этих организаций зависит от стратегии: кто-то выбирает тенговые инструменты, а кто-то – валютные или микс, еще такие структуры делятся на фонды акций, облигаций, денежного рынка и смешанные фонды.

«Если взять усредненную доходность за последние три года, то она составляла не менее 12–13% годовых в тенге, а доходность в иностранной валюте достигает 5%», – привел статистику Ерлан Бурабаев.

Что нужно для роста? 

В США совокупный объем активов «взаимных фондов» (mutual funds, аналог отечественных ПИФов) в прошлом году был равен объему ВВП страны, а это больше $20 трлн. В Казахстане рост этого рынка замедляет налогообложение. В отличие от банковских депозитов с дохода, полученного по ПИФам, взимается подоходный налог. Впрочем, как стало известно «Курсиву», сейчас АФК ведет переговоры с Минфином по возврату преференций.

«Раньше льгота (по подоходному налогу для вкладчиков ПИФов. – «Курсив») была, но затем ее отменили, – напоминает Бурабаев. – Возврат налоговой льготы положительно скажется на развитии данного финансового инструмента».

В то же время, добавляет он, прогресс ПИФов невозможен без развития отечественного фондового рынка в целом.

Талгат Камаров обращает внимание на имеющиеся на рынке технические барьеры. По его мнению, потенциальных клиентов отталкивает нынешний интерфейс покупки и продажи паев.

«Требуются изменения. Например, чтобы при покупке или продаже пая физическому лицу не нужно было бы посещать офис управляющей компании. Перечисление денег на счет фонда де-юре означало бы согласие с правилами фонда и фактическое приобретение паев», – предлагает он.

В свою очередь в АФК называют другую важную проблему – недостаточную финансовую грамотность казахстанцев. У ассоциации есть сведения, что под ПИФы активно маскируются мошенники.

«Недобросовестные организации, не имеющие отношения к финансовому рынку, предлагают различные инструменты, прикрываясь названиями, широко используемыми в профессиональной среде. Под вывеской ПИФов могут предлагаться различные финансовые пирамиды», – предостерегает Бурабаев.

В этой связи в АФК напоминают, что информация о легальных ПИФах размещена на официальных сайтах управляющих компаний, обладающих лицензией Нацбанка, и на сайте самого регулятора.

1546 просмотров

Индивидуальные предприниматели отказываются от бизнес-ссуд в пользу потребкредитов

Их проще оформить и не нужно подтверждать кредитоспособностью своего бизнеса

Фото: Shutterstock/ Jan_S

По данным Первого кредитного бюро, за год количество индивидуальных предпринимателей (ИП) с действующими кредитами сократилось на 23 тысячи субъектов и составило 133,4 тысячи. В то же время ИП стали чаще брать займы как физлица, и в том числе за счет этого в сегменте розничного кредитования произошел существенный рост.

В Первом кредитном бюро (ПКБ) считают, что индивидуальные предприниматели берут для развития своего дела не бизнес-займы, а потребительские ссуды. «Количество субъектов, когда ИП оформляют кредит как физическое лицо, выросло за год на 39 тыс. и составило 76 тыс. ИП, – говорит гендиректор ПКБ Руслан Омаров. – С учетом того, что в среднем индивидуальные предприниматели берут кредиты на сумму 2,5–2,9 млн тенге, взять такую ссуду как физлицу им гораздо проще».

В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) подтверждают догадки аналитиков. «Предположение о том, что ИП предпочитают получать кредиты как физлица, возможно, верно и объяснимо тем, что для получения бизнес-кредитов от лица ИП заемщику необходимо предоставить банку план развития своего бизнеса, прогноз доходов, который позволит погасить заем», – объясняет ситуацию зампредседателя совета АФК Ирина Кушнарева. Начинающие бизнесмены не всегда готовы просчитать и обосновать планы развития компаний, и в этом случае им проще получить кредиты как физическим лицам под залог имущества. 

«Часто ИП пытаются получить кредит в начале своей деятельности, для того чтобы вложить полученные деньги в бизнес, но в данном случае подтвердить свою кредитоспособность как бизнесмена весьма затруднительно. Полный пакет документов и условия кредитования для физлиц гораздо проще, чем для индивидуальных предпринимателей», – рассуждает независимый финансовый аналитик Сергей Полыгалов. При этом предельная сумма кредитования как для физических, так и для юридических лиц примерно одинаковая. 

У ИП могут возникнуть трудности с подтверждением дохода, так как не все формы налогообложения предполагают форму отчетности с четким размером дохода предпринимателя. «Еще одна причина, по которой банки неохотно выдают кредиты индивидуальным предпринимателям, – это риски. ИП – риск для банка. Банки предпочитают выдавать потребительские кредиты, сокращая долю кредитов для бизнеса. Невыплата кредита одного заемщика в бизнес-сегменте будет для банка гораздо более ощутимым негативом, чем несколько невозвратов в потребительском», – уверен Полыгалов.

Эксперты ожидают дальнейшего развития этой тенденции, если не произойдет существенных изменений в двух направлениях: увеличение среднего чека по кредитам для ИП и упрощение процессов получения займов для этой целевой аудитории. По данным ПКБ, в 2019 году кредитный портфель ИП составил 697 млрд тенге, сократившись за год на 5,8%.

В то же время кредиты, полученные индивидуальными предпринимателями как розничные, выросли на 88% и составили 413 млрд тенге. 

По мнению Полыгалова, казахстанские БВУ не готовы кредитовать индивидуальных предпринимателей – слишком много лет банки концентрировали внимание только на крупных и средних предприятиях. «Сама система бизнес-кредитования в банках находится в стадии развития. Когда будет разработана эффективная система заимствования для ИП, предполагающая отсутствие «драконовских» условий, тогда бизнес-кредиты начнут пользоваться спросом», – считает он.

Немного статистики

А пока специалисты ПКБ разработали новый индекс кредитной активности МСБ (FCB SME Index). Индекс отображает процентное соотношение количества субъектов бизнеса с открытыми кредитами и количества действующих предприятий МСБ в Казахстане. «По нашим данным, лишь 12,1% предприятий МСБ (или 150,5 тыс. субъектов, включая индивидуальных предпринимателей) имеют действующие кредиты. Всего на конец 2019 года в Казахстане работало более 1,2 млн субъектов предпринимательства», – сообщил Руслан Омаров. 

По информации ПКБ, большая часть портфеля бизнес-кредитов (76,7%) была выдана в Алматы, Нур-Султане, Алматинской, Акмолинской и Костанайской областях. Средний бизнес-кредит в Казахстане составляет 91,3 млн тенге. Самые большие ссуды выдаются в Алматы (средняя сумма – 249 млн тенге), самые маленькие – в Туркестанской области (18 млн тенге). 

Качество портфеля зависит от категории заемщиков. Так, по субъектам малого бизнеса доля ссуд с просрочкой свыше 90 дней составила 30,3%, по ИП – 22%, по субъектам среднего бизнеса – 8,5%, по крупному бизнесу – 3,3%.

Слово банкам

В прошлом году «Курсив» проводил опрос среди банков, в рамках которого в том числе пытался выяснить, что мешает финансовым институтам более активно кредитовать МСБ. Ниже мы публикуем ответы шести организаций, которые согласились участвовать в опросе.

1. В чем заключаются главные риски кредитования МСБ?

2. Какие законодательные или регуляторные решения, на ваш взгляд, могли бы послужить тому, чтобы банки активизировали кредитование МСБ?

Халык Банк

1. Стабильность курса валют и культура ведения бизнеса (квалификация менеджмента, качество отчетности и учета субъектов МСБ, качество и полнота оформления документов на имущество).

2. Официальное декларирование предпринимателями всех своих доходов и имущества. Внедрение практики всеобщего декларирования будет важным и нужным инструментом, значительным шагом в увеличении прозрачности всех экономических процессов, происходящих в предпринимательской среде внутри страны.

АТФБанк

1. Непрозрачность бизнеса (отсутствие возможности проверить в достоверных государственных источниках финансовые данные, предоставляемые клиентом); валютный риск (нестабильный и постоянно меняющийся курс валюты, который сказывается на деятельности субъектов МСБ, имеющих партнеров из других стран); отсутствие грамотного менедж­мента и нехватка квалифицированных кадров.

2. На наш взгляд, сегодня нормы РК достаточно просты и приемлемы для кредитования МСБ. Если же говорить о совершенствовании процессов, то для благотворного развития кредитования МСБ требуется единая база данных по субъектам МСБ, где бы содержалась вся информация по запрашиваемому клиенту: статистические данные, кредитная история, данные по различным видам задолженности перед государством и третьими лицами, данные о правонарушениях, о судебных исках и т. д. База дала бы банкам возможность упростить пакет документов клиента, а также существенно ускорить предоставление банковских услуг.

Банк ЦентрКредит

1. В настоящий момент основным риском, присущим финансированию МСБ, остается кредитный риск, то есть риск невозврата или просрочки платежа по кредиту. Текущая кредитная политика нашего банка достаточно консервативна и нацелена на минимизацию данного типа риска при финансировании МСБ, что выражается в требованиях к финансовому состоянию заемщиков и предоставляемому залоговому обеспечению. При этом Банк ЦентрКредит совершенствует свою кредитную политику в части ускорения процессов рассмотрения кредитных заявок МСБ с сохранением высокого качества выдаваемых займов.

2. Банкам необходим свободный доступ к информации, а именно интеграция с госбазами данных (возможно, с базой Налогового комитета). Чем полнее и корректнее информация, тем ниже степень возможного кредитного риска. Это позволит снизить административные расходы банков, связанные с уточнением данных о заемщиках, и, соответственно, банковские ставки по кредитам.

Jýsan Bank

1. Сегмент МСБ считается более рискованным, но этот риск управляем за счет повышения требований к заемщикам, диверсификации портфеля и программ кредитования. Основной риск – кредитный. Есть более рискованные активы, есть менее, баланс, конечно же, в пользу качества. В любой отрасли, где представлен МСБ, есть компании с хорошей кредитной историей и потенциалом роста. Если бизнес таких компаний прозрачен, есть залоговая база и качественный менеджмент, мы всегда рады с ними сотрудничать.

2. Расширение объемов государственной поддержки МСБ, масштабный доступ малых и средних предприятий к госзакупкам, стимулирование покупательской способности населения на товары и услуги сектора МСБ могли бы стать существенной мерой поддержки и развития малых и средних предприятий. Это в свою очередь повлияет на расширение объемов кредитования МСБ и снижение ставок по кредитам.

Евразийский банк

1. Кредитование МСБ сопровождается рядом рисков, таких как отсутствие залогов, риски, связанные с платежеспособностью клиента, кредитная история и т. д. Банки стремятся к разработке универсальных методик определения рисков. Снижение рисков одинаково выгодно и заемщикам, и кредиторам – их сотрудничество всегда взаимовыгодно, поэтому искать пути снижения рисков кредитования необходимо с двух сторон. Банки должны более четко и достоверно оценивать финансовое положение предприятий, которые в свою очередь обязуются предоставлять эти сведения и использовать ссуду максимально эффективно.

Bank RBK

1. На наш взгляд, основным риском в кредитовании клиентов МСБ является непрозрачность/недостоверность финансовой отчетности, предоставляемой в банк при рассмотрении вопроса о финансировании. Понятно, что для любого банка хороший клиент – платежеспособный, соответственно, при принятии решения по финансированию особое значение банки придают финансовой отчетности клиента, а именно ее достоверности и прозрачности.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif