Перейти к основному содержанию

1782 просмотра

Возродится ли рынок паевых инвестиций в Казахстане

Сейчас количество клиентов ПИФов не дотягивает до тысячи

Иллюстрация: Maisei Raman

До глобального экономического кризиса вложения в паевые инвестиционные фонды (ПИФ) были, пожалуй, самым модным финансовым инструментом в Казахстане. На начало 2009 года в стране было зарегистрировано свыше 200 ПИФов. Мировой кризис больно ударил по этому рынку, и к 2018 году в республике осталось всего 11 организаций. С этого момента рынок вновь перешел в фазу роста.

Движение вверх

По информации управляющего директора Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Ерлана Бурабаева, на 1 октября текущего года в РК зарегистрировано 23 ПИФа, в том числе один открытый фонд (количество клиентов – 77 человек), два закрытых (46 клиентов) и 20 интервальных (854 пайщика).

«После либерализации законодательства летом 2018 года наблюдается активное открытие новых инвестфондов», – говорит он. 

Стоит отметить, что не все ПИФы действующие, объясняет начальник отдела по управлению активами АО «BCC Invest» Адиль Табылдиев.

«Некоторые из них только зарегистрированы, но паи среди инвесторов размещать еще не начали. Другие находятся на стадии первоначального формирования. Третьи так и не набрали критическую массу и в скором времени могут быть ликвидированы», – отмечает он.

Тем не менее за неполных два года объемы этого рынка увеличились почти в 20 раз. По данным Нацбанка, если на начало 2018 года в активах ПИФов было сосредоточено 5 млрд тенге, то на 1 октября 2019-го этот показатель превысил 97,5 млрд, из них 50 млрд – это активы открытых и интервальных фондов.

«Поскольку число пайщиков-физлиц в ПИФах составляет всего порядка тысячи человек, то потенциал роста рынка просто огромен, – делится мнением председатель правления АО «Сентрас Секьюритиз», глава одного из старейших паевых инвестфондов страны Талгат Камаров. – Сдерживающие факторы – плохая осведомленность населения, сложность в оформлении и выкупе паев (людям приходится обращаться в банки) и низкий охват услугами в регионах страны».

В настоящее время паевые фонды работают в Halyk Finance, BCC Invest, SkyBridge Invest, Centras Securities, Freedom Finance, Kazkommerts Securities. Каждый из ПИФов имеет свой индивидуальный инвестиционный портфель и, соответственно, индивидуальный показатель доходности. Прибыль этих организаций зависит от стратегии: кто-то выбирает тенговые инструменты, а кто-то – валютные или микс, еще такие структуры делятся на фонды акций, облигаций, денежного рынка и смешанные фонды.

«Если взять усредненную доходность за последние три года, то она составляла не менее 12–13% годовых в тенге, а доходность в иностранной валюте достигает 5%», – привел статистику Ерлан Бурабаев.

Что нужно для роста? 

В США совокупный объем активов «взаимных фондов» (mutual funds, аналог отечественных ПИФов) в прошлом году был равен объему ВВП страны, а это больше $20 трлн. В Казахстане рост этого рынка замедляет налогообложение. В отличие от банковских депозитов с дохода, полученного по ПИФам, взимается подоходный налог. Впрочем, как стало известно «Курсиву», сейчас АФК ведет переговоры с Минфином по возврату преференций.

«Раньше льгота (по подоходному налогу для вкладчиков ПИФов. – «Курсив») была, но затем ее отменили, – напоминает Бурабаев. – Возврат налоговой льготы положительно скажется на развитии данного финансового инструмента».

В то же время, добавляет он, прогресс ПИФов невозможен без развития отечественного фондового рынка в целом.

Талгат Камаров обращает внимание на имеющиеся на рынке технические барьеры. По его мнению, потенциальных клиентов отталкивает нынешний интерфейс покупки и продажи паев.

«Требуются изменения. Например, чтобы при покупке или продаже пая физическому лицу не нужно было бы посещать офис управляющей компании. Перечисление денег на счет фонда де-юре означало бы согласие с правилами фонда и фактическое приобретение паев», – предлагает он.

В свою очередь в АФК называют другую важную проблему – недостаточную финансовую грамотность казахстанцев. У ассоциации есть сведения, что под ПИФы активно маскируются мошенники.

«Недобросовестные организации, не имеющие отношения к финансовому рынку, предлагают различные инструменты, прикрываясь названиями, широко используемыми в профессиональной среде. Под вывеской ПИФов могут предлагаться различные финансовые пирамиды», – предостерегает Бурабаев.

В этой связи в АФК напоминают, что информация о легальных ПИФах размещена на официальных сайтах управляющих компаний, обладающих лицензией Нацбанка, и на сайте самого регулятора.

645 просмотров

Как банки и корпорации зарабатывают на данных пользователей

Все подробности у управляющего директора ДБ «Альфа-Банк» Максата Нуриденулы

Фото: Shutterstock

Корпорации знают о своем клиенте даже то, в чем он сам себе не может сознаться. Правда, пока эти данные идут в общем массиве, и никто не изучает отдельно материалы по вам или условному Серику. Данные о пользователях приходят большими объемами и разбираются роботами, алгоритмами.

Откуда банкиры берут эти данные и что с ними делают?

Дата-сайентист Google (data science – наука о данных) Cтивенс-Давидовиц Сет написал книгу «Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас все». Книга вышла в 2018 году, но будет актуальна и в 2020 году. Почему? В одном из последних исследований компании Forester Research говорится, что 2020 год станет началом периода, когда накопленная компаниями потенциальная энергия изменений наконец-то сможет превратиться в кинетическую. Другими словами, многие эксперты ожидают, что 2020 год станет поворотным – в технологиях, финансах и в целом – в бизнес-подходах.

Так вот, в книге «Все лгут» автор рассматривает, откуда глобальные корпорации сегодня берут информацию о пользователях и что потом с этим данными делают. В этой работе отмечается, что сами пользователи не расскажут вам о себе много правды. Анкетирование, собеседование, фокус-группы уже не дают релевантной информации необходимого качества. Клиенты, отвечая на вопросы, будут стараться соответствовать тому образу, который они сами для себя создали.

Где выход?

Большие данные знают больше, чем клиент сам скажет о себе. Если вы заболели, то, возможно, напишете об этом в соцсетях. С большей вероятностью вы будете искать «расшифровку» своих симптомов в поисковике, или же начнете поиск доктора, или аптеки, где можно купить то или иное лекарство. Перед поисковиком пользователи максимально откровенны. Тем самым вы даете корпорациям информацию о том, в чем нуждаетесь именно сейчас. Видя это, корпорации предлагают вам какие-то решения, чаще всего – рекламу. Это самое ценное – пользователю этот продукт или услуга нужны прямо здесь и сейчас.

Информацию можно получать из социальных сетей – многие этим занимаются, но я до сих пор не видел ни одного более-менее успешного кейса в плане коммерческой ценности. Потому что не всегда эти персональные данные точны. И не всегда понятно, как можно интерпретировать поведение того или иного пользователя. Тем не менее есть любопытные параметры (мы их называем предикторы), которые уже можно монетизировать – это окружение клиента. Если бы можно было верифицировать эти данные, то, скорее всего, из этого объема можно было бы вычленить любопытную для бизнес-решения информацию.

Мы прекрасно научились писать «пауков» (системы по сбору данных) для соцсетей или агрегаторов, которые поставляют нам Big Data. На профессиональном языке это называется парсинг. Это процесс сбора данных с последующей их обработкой и анализом. К этому способу прибегают, когда предстоит обработать большой массив информации, с которым сложно справиться вручную. Программа, производящая сбор и синтаксический анализ, – это парсер.

Так вот, в соцсетях и агрегаторах есть информация, к примеру, о тех, кто продает машины, квартиры, есть информация о самозанятых, допустим, в Instagram и так далее. Называть эти открытые социальные сети или агрегаторы я не могу, потому что эти ресурсы не всегда рады тому, что с них скачивают данные и потом используют в своих целях. Им интересно продавать эти базы, поэтому они закрывают свои данные. Более того, сбор данных ограничивается серьезными условиями – это все-таки персональные данные, использование которых строго регулируется во всем мире.

Что получается в итоге?

Специализированные агрегаторы покупки-продажи машин, квартир, туристических услуг, социальные сети агрегируют у себя пользователей, а корпорации собирают данные о пользователях на этих площадках. Поэтому банкам, телекому и прочим передовым отраслям эти данные чрезвычайно интересны. Вопрос в другом – как скоро эти данные будут вовлечены в неизбежный глобальный процесс индивидуального предложения нужного продукта или услуги прямо здесь и сейчас? Исследователи говорят, что это время наступило.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций