Перейти к основному содержанию

4688 просмотров

Что ждать от AQR в Казахстане

Рэнкинг банков за девять месяцев 2019 года

Фото: EtiAmmos

Ключевым событием III квартала для банковского сектора стала стартовавшая 1 августа процедура оценки качества активов (AQR). Ревизия продлится до конца года, а ее результаты, если регулятор сделает их публичными, возможно, серьезно поменяют расстановку сил на отечественном банковском рынке.

Процедура AQR призвана ответить на вопрос о реальном масштабе неработающих кредитов в Казахстане.

«Уровень проблемных займов, конечно, выше, чем официально используемый показатель NPL 90+ (займы с просрочкой платежей свыше 90 дней. – «Курсив»). Для чего мы проводим AQR – чтобы выявить реальную долю скрытых проблемных займов», – сообщил замглавы Нацбанка Олег Смоляков на Форуме стратегических инициатив в Нур-Султане 20 ноября.

Под «скрытыми проблемными займами» следует понимать реструктурированные кредиты, которые в противном случае стали бы просроченными. Признание займов неработающими не только портит официальную статистику банков, но и отвлекает капитал на создание дополнительных резервов. Банки, у которых капитала недостаточно, предпочитают не признавать плохие кредиты, а рефинансировать их. По словам Смолякова, регулятор всегда подчеркивал свое недовольство банками, которые идут на реструктуризацию задолженности.

«Понятно, что сама по себе реструктуризация – это не всегда негативный фактор. Но опыт тех банков, которые проходили, так скажем, ликвидацию лицензий, показывает, что доля реструктурированных кредитов там была достаточно высокой», – отметил он.

Впрочем, добавил зампред Нацбанка, сейчас ситуация с плохими кредитами не настолько критична, как три года назад.

«Если сопоставить объем скрытых проблемных займов с объемом капитала, то на рубеже 2016–2017 годов капитал банковской системы в целом был отрицательный», – сообщил он.

В настоящее время, по его словам, капитал банков находится в положительной зоне и отвечает нормативам, даже с учетом реструктурируемых займов и скрытых потерь.

«Идет снижение де-факто уровня NPL 90+, и сейчас мы делаем акцент на кредитовании связанных лиц и вопросах реструктуризации», – резюмировал Смоляков.

Альтернативный индикатор

Ранее своим видением ситуации с проблемной задолженностью в Казахстане поделились все три ведущих рейтинговых агентства. По оценкам Moody’s, недостаток резервов в банковской системе РК варьируется в коридоре от 400 млрд до 600 млрд тенге, «что для государства является достаточно управляемым уровнем». По мнению S&P, банковский сектор РК «по-прежнему характеризуется высоким уровнем проблемных кредитов (включая реструктурированные), которые составляют 20–25% совокупного кредитного портфеля». Агентство Fitch представило более точную оценку: «Согласно отчетности банков по МСФО 9 на конец 2018 года, средний показатель кредитов третьей стадии в секторе был равен 22%, а кредиты второй стадии составляли еще 7%». 

Аналитики Fitch пояснили, что считают данные по МСФО более показательными для оценки качества активов, чем официальный показатель NPL 90+ (который на конец III квартала составил 9,34%). Согласно правилам МСФО 9 к займам второй стадии относятся активы, по которым произошло увеличение кредитного риска, к займам третьей стадии – активы, находящиеся в дефолте или имеющие признаки обесценения. Если отчетность банка достоверна, а внешний аудит проведен добросовестно, то справедливую долю кредитов той или иной стадии несложно подсчитать, используя данные аудированной финотчетности (подробнее см. «Курсив» № 35 от 19 сентября, статья «Розовый монокль статистики»).

Официальная просрочка

Что касается динамики NPL 90+ за истекшие девять месяцев, то в целом по сектору их объем вырос на 30,4%, до 1,33 трлн тенге. Тройку банков с худшими показателями составляют Jýsan Bank, дочерний НБ Пакистана и Capital Bank. Ситуация в Jýsan Bank требует отдельного объяснения.

Дело в том, что антилидером по доле NPL этот институт стал уже при новых акционерах, а в его бытность Цеснабанком статистика была более чем благополучной: на протяжении всего 2018 года доля NPL 90+ не превышала 6,76%. Приглашенный новыми собственниками аудитор выразил отрицательное мнение по представленной Цеснабанком отчетности за 2018 год, признав ее недостоверной. Этот пример подтверждает, что реальное качество активов того или иного банка может быть несоизмеримо хуже, чем свидетельствуют официальные данные по просрочке.

На 1 октября ссудный портфель Jýsan Bank составил 875 млрд тенге при объеме провизий 801 млрд. Это может означать, что новые акционеры признали всю проблемную задолженность и сформировали необходимые резервы. 

Самый качественный портфель, если судить по официальным данным, принадлежит Altyn Bank – 0,46% просрочки свыше 90 дней. Еще лучше портфель у Жилстройсбербанка (0,17%), но этот институт, в отличие от Altyn Bank, не является универсальным. Тройку лидеров по снижению NPL (в абсолютных цифрах) составили Halyk, АТФ и Евразийский. На пресс-конференции 19 ноября председатель правления Halyk Bank Умут Шаяхметова сообщила, что не переживает по поводу возможного доначисления провизий по итогам AQR.

«Уровень нашего капитала позволяет даже при начислении каких-то провизий справиться с требованиями Нацбанка. У нас очень большой запас прочности», – заявила она.

Также предправления Halyk Bank прокомментировала вопрос о том, следует ли обнародовать результаты AQR.

«Наверное, хорошие банки хотят публичной оценки, а банки, у которых сложности, не хотят. Решение о публикации результатов будет принимать надзорный орган», – подчеркнула Шаяхметова.

Эволюция надзора

Для прохождения AQR регулятор назначил 14 из 27 работающих в стране банков: Halyk, Сбербанк, Kaspi, Forte, БЦК, АТФ, Евразийский, Jýsan, RBK, Альфа, Altyn, Нурбанк, Хоум Кредит и ВТБ. Первые результаты анализа процессов и политик банков уже получены и найдут широкое надзорное применение, сообщил глава Нацбанка Ерболат Досаев 15 ноября на крупной финансовой конференции в Алматы. По его словам, количественные и качественные результаты AQR будут трансформированы в новую надзорную систему SREP, «в том числе в части применения нового инструмента в виде надзорной надбавки на капитал».

По информации «Курсива», AQR выявила серьезные проблемы с достаточностью капитала у четырех банков. Два игрока из этого списка, по сведениям нашего источника, изучают возможность слияния, третьему обещана господдержка, о ситуации в четвертом источнику неизвестно. 

«Активная» динамика 

Закончив с самой актуальной на сегодня темой AQR и плохих кредитов, перейдем к обзору других ключевых показателей сектора. Совокупные активы банков за три квартала выросли на 3,5%, превысив 26-триллионный рубеж, из них на долю Halyk приходится ровно треть. По итогам первого полугодия ближайшим преследователем (если такая формулировка допустима) Народного в рэнкинге самых крупных банков был Forte, но в III квартале его обогнал Сбербанк. Также Forte уступил лидерство по абсолютному росту активов, пропустив вперед Kaspi. В процентном соотношении быстрее всех рос Жилстройсбербанк, за ним расположились Kaspi и Альфа-Банк. 

Снижение активов допустили 10 банков, тройка антилидеров включает в себя Jýsan (-184 млрд тенге), Евразийский (-87 млрд) и БЦК (-38 млрд). В Евразийском банке снижение произошло именно за счет неработающих активов, сообщили «Курсиву» в пресс-службе организации.

«Банк фокусировался на росте прибыльности, а не на размере активов. В результате процентная маржа выросла на 1,3 п. п., с 5,7 до 7%. Чистый операционный доход увеличился на 32% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года и составил 66,1 млрд тенге. Розничный портфель вырос на 20%, с 354,2 млрд до 426,3 млрд тенге. Банк занимает лидирующие позиции на рынке потребительского кредитования: 1-е место по кредитованию новых авто, 3-е место по POS-кредитованию. Показатель Cost/Income снизился с 45,4 до 37,9%. Банк сформировал адекватный уровень резервов. Рост показателя покрытия NPL 90+ с 152% на начало года до 182% на 1 октября. Уровень NPL 90+ составляет 8,6%, что на 1,7 п. п. ниже среднего показателя по рынку. Возврат проблемных активов за девять месяцев 2019 года составил 5,4 млрд тенге», – рассказали в Евразийском банке. 

Рост за счет населения

Совокупный ссудный портфель (включая межбанковские займы и обратное РЕПО) за обзорный период вырос на 3,6%, до 14,26 трлн тенге. Если говорить об объеме кредитования банками экономики, то он составил 13,4 трлн тенге (+2,3%). При этом опережающими темпами растут займы физлицам (+14,7%), сообщил Досаев на вышеупомянутой конференции 15 ноября. Полноценному восстановлению кредитования, по его словам, мешает закредитованность реального сектора экономики. Риски реального сектора связаны с высокой долей финансово уязвимых предприятий, имеющих значительную долговую нагрузку, а также низкий или отрицательный капитал.

Шаяхметова на своей пресс-конференции также затронула тему динамики кредитования. По ее данным, если в январе совокупный объем займов, выданных юрлицам, составлял 7,8 трлн тенге, то на 1 октября этот показатель снизился до 7,1 трлн.

«Портфель кредитования в банках падает. Основное снижение зафиксировано в секторе корпоративных кредитов, в малом и среднем бизнесе. Зато потребительские займы с начала года выросли на 17,1%», – подчеркнула она.

Тройку лидеров по объему ссудного портфеля составили Halyk (4,1 трлн тенге), Сбербанк (1,4 трлн) и Kaspi (1,3 трлн). А вот в рэнкинге по росту кредитования Halyk с показателем 148 млрд тенге расположился на 4-й позиции, уступив Сбербанку, Kaspi и Жилстройсбербанку. В относительном выражении быстрее всех наращивали выдачу кредитов Bank RBK, Жилстройсбербанк и ВТБ. Впрочем, по физическим объемам ссудных портфелей Bank RBK и ВТБ находятся далеко от лидеров. У первого он составляет 394 млрд тенге (10-е место), у второго – 120 млрд (15-е место).

Сюрприз от Сити

Объем вкладов физлиц за три квартала вырос на 0,5%, юрлиц – снизился на 1,2%. Население больше всего доверяет свои сбережения Народному банку (3,1 трлн тенге), Kaspi (1,4 трлн) и Сбербанку (731 млрд). Больше всего депозитов компаний аккумулировано в Народном (3,1 трлн тенге), Сбербанке (705 млрд) и Ситибанке (659 млрд). При этом Ситибанк выбился в лидеры по абсолютному росту вкладов юрлиц (+121 млрд тенге с начала года и +140 млрд за III квартал), хотя по итогам полугодия его не было даже в тройке. Если провести грубую параллель, то получится, что из 215 млрд тенге, на которые вырос совокупный объем вкладов юрлиц за III квартал, 65% средств упали на счета Ситибанка. Что касается роста розничного депозитного портфеля, то этот рэнкинг с большим отрывом возглавляет Kaspi (+271 млрд).

Наиболее существенные оттоки по розничным вкладам произошли в Народном банке (-230 млрд тенге с начала года), АТФ (-55 млрд), БЦК (-46 млрд), Сбербанке (-33 млрд) и Нурбанке (-20 млрд). По оттокам депозитов юрлиц антилидерами являются Jýsan (-77 млрд тенге), Народный (-70 млрд), БЦК (-62 млрд) и Евразийский (-61 млрд).

Совокупная прибыль банков за три квартала составила 431,6 млрд тенге, снизившись почти на 15% относительно аналогичного периода прошлого года. Главный «вклад» в это снижение внес Jýsan, чей убыток за девять месяцев составил 161 млрд тенге. Тройка самых прибыльных банков по сравнению с первым полугодием не изменилась и состоит из Народного банка, Kaspi и Сбербанка. 

Безымянный_103.png

Ограничение ответственности

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.


 

1129 просмотров

Ставки, которые мы заслужили

Как влияет существенная разница в базовых ставках в Казахстане и России на конкурентоспособность предприя­тий двух стран

Фото: Shuttersrtock

25 октября Банк России снизил ключевую ставку на 50 п. п., до 6,5% годовых, спустя два дня Нацбанк РК принял решение сохранить базовую ставку на уровне 9,25%. В режиме инфляционного таргетирования ставки регуляторов определяют доступность кредитов в экономике. Так, в Казахстане средняя стоимость ипотечной ссуды (без учета госпрограмм) составляет 15–17%, в России этот показатель равен 9–11%. Бизнес заимствует средства у отечественных банков под 18–21% годовых, в соседней стране этот же кредит обходится предпринимателям в 15–18%.

«Курсив» попросил финансистов поделиться мнением относительно денежно-кредитной политики центробанков двух стран. 

Елена БАХМУТОВА, глава Ассоциации финансистов Казахстана:

В 2025 году в Алматы начнет работать единый наднациональный регулятор. Решение о постепенном формировании единого рынка в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) было принято давно. Но никто никогда не говорил, что у нас должна быть единая денежно-кредитная политика, всегда речь шла об унификации национальных законодательств.

Инфляционное таргетирование в России ввели в 2014 году, тогда ЦБ РФ обозначил для себя цель роста цен в 4% и очень быстро ее достиг. Насколько я знаю, ЦБ принял решение поддерживать этот показатель. Национальный банк РК ввел инфляционное таргетирование гораздо позже, поэтому у нас разные результаты в инфляции. Базовая ставка – это инструмент инфляционного таргетирования. У нас сейчас инфляция 5,5%. Вполне возможно, что в конце года будет 5,7–5,8%, из-за роста цен наша базовая ставка выше.

Базовая ставка – это и есть основа стоимости денег в экономике, но без снижения роста цен нельзя снизить стоимость денег в Казахстане, такое снижение может привести к новому витку инфляции. Кроме того, одновременно с базовой ставкой должны снижаться кредитные риски, но они зависят от предприятий. В свою очередь, наши предприятия, как известно, закредитованы, так как в стране нет качественных механизмов банкротства или реабилитации компаний. Это системные проб­лемы, поэтому невозможно одномоментно уравнять базовые ставки в РК и РФ, и не стоит смотреть на ситуацию с точки зрения «выигрываем или проигрываем». Каждая страна имеет базовую ставку, соответствующую развитию экономики.

Ирина ВЕЛИЕВА, директор направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings:

Процесс построения общего финансового рынка находится только на начальной стадии, и говорить о полной конвергенции экономических условий и экономических ожиданий (которые также в некоторой степени определяют решения по ставке) в России и Казахстане пока очень рано. Кроме того, валютные режимы не гармонизированы, а Банк России устанавливает ключевую ставку в рублях, в то время как Нацбанк РК – в тенге.

Экономические условия в РФ и РК очень разные, напрямую сопоставлять их было бы некоррект­но. Например, в РК существенно выше темпы экономического роста, около 4% против примерно 1% в РФ, это также необходимо учитывать. Кроме того, инфляция – это вопрос экономических ожиданий, доверия рынка к денежно-кредитной политике, которую проводит центральный банк. Представляется, что Банк России на этом пути добился более существенных результатов.

Как в РФ, так и в Казахстане ключевыми являются структурные слабости экономики – зависимость от энергоресурсов, концентрация госсобственности, неэффективность институтов. Представляется, что уровень реальных процентных ставок (скорректированных на уровень инфляции) в России и Казахстане сейчас примерно сопоставим – соответственно, нельзя говорить о менее выгодном положении РК. Кроме того, в отличие от России, крупнейшие банки и компании РК не находятся под действием международных санкций и имеют возможность привлекать фондирование за рубежом.

Владлен КУЗНЕЦОВ, аналитик агентства Moody’s по банковской системе Казахстана:

Базовые ставки зависят от текущего состояния монетарной политики (снижение или увеличение денежной массы). В России гораздо меньший уровень инфляции, поэтому Центробанк РФ прибегает к мерам по стимулированию экономики путем снижения ставок. Более высокие ставки кредитования снижают рентабельность бизнеса и возможности по более конкурентному ценообразованию. Кроме того, более высокие ставки негативно влияют на инвестиционную активность бизнеса. Уровень инвестиций в российскую экономику невелик, но здесь главенствующую роль играют несколько другие факторы.

Аскар ЕЛЕМЕСОВ, руководитель филиала АКРА в МФЦА:

В настоящее время в рамках ЕАЭС происходят попытки гармонизации законодательства, рыночных механизмов. Стоимость денег, которая регулируется ставками центральных банков двух стран, разная. Но надо принять, что и в России, и в Казахстане отношение к рынку неоднозначное, так как используются меры прямого воздействия на экономику. Иногда центробанки принимают не совсем рыночные решения, но это не означает, что странам следует выравнять базовые ставки. В Казахстане резкое снижение базовой ставки может привести к еще большей инфляции, повышение этого показателя в РФ может остановить рост экономики в России. Не думаю, что казахстанские предприятия страдают от высокой базовой ставки Нацбанка, так как она соответствует нынешним параметрам экономики. 

Артем ЗАИГРИН, экономист Citi по России, Украине и Казахстану:

Несмотря на растущую интеграцию экономик Казахстана и России, а также на схожесть в проведении монетарной политики (таргетирование инфляции), ставки и политика ЦБ обеих стран различаются. На различие уровней и направленности в движении ставок влияют несколько факторов. Во-первых, восприятие умеренного уровня инфляции, вокруг которого темп роста цен может колебаться достаточно долго: для РФ цель по инфляции находится на уровне 4%, для Казахстана середина диапазона – 5%. Во-вторых, важно не только само значение, но и состояние экономики: если экономика находится на нисходящей траектории, то ЦБ может ослабить базовую ставку по сравнению с умеренным уровнем. Если же экономика находится на подъеме, то поднятие процентных ставок может не допустить перегрева.

На данный момент наблюдается достаточно вялая экономическая динамика в РФ (+1,2% г/г за 9 месяцев 2019, по данным Министерства экономики РФ) и, наоборот, уверенный рост в РК (+4,3% за 9 месяцев 2019, по данным Министерства национальной экономики РК). Ожидания такой динамики сохраняются и на ближайшие полгода, что важно, так как центральные банки исходят из ожиданий будущей динамики. В связи с намного более низким ростом, чем ожидалось, ЦБ РФ снизил процентную ставку с 7,75 до 6,5%. Более того, мы ожидаем, что ЦБ РФ может снизить ставку до 6,25% до конца этого года, в то время как ЦБ РК будет удерживать ставку на уровне 9,25% как минимум 6 месяцев.

Есть несколько причин для разницы в динамике инфляции, в том числе необходимость учитывать некоторые различия в структуре потребительской корзины, а также разницу в доле импорта. За последние 5 лет благодаря политике импортозамещения доля импортных товаров в российской продовольственной корзине существенно снизилась, в то время как в РК она остается достаточно высокой, отсюда и большая зависимость от колебаний мировых цен и динамики курса тенге. На данный момент продовольственная инфляция в РК находится на уровне 9,7%, в России – 4,3%. 

Также важно смотреть на состояние экономики с точки зрения экономического цикла. В России рост потребительских расходов находится на низком уровне в связи с падением доходов населения на протяжении последних пяти лет, что не позволяет производителям увеличивать цены значительным образом, несмотря на рост НДС и ослабление рубля в 2018 году. В то же время рост потребления в Казахстане превысил 5,5% за 8 месяцев 2019 года, чему способствует реализация инициатив президента РК по росту зарплат и пособий, рост розничного кредитования и списание долгов для наиболее обремененных кредитами категорий населения.

Не стоит анализировать уровень ставок в отрыве от экономической динамики. Нужно учитывать, что экономика РК показывает достаточно уверенный рост при данных ставках. Более того, ЦБ РК пришлось ужесточить свою политику для удерживания экономики от чрезмерного роста. Значительное снижение процентных ставок может привести к избыточному росту и повышению инфляционных рисков. В то же время относительно высокие процентные ставки делают активы в РК более привлекательными для инвесторов по сравнению с активами других стран, отсюда формируются буферы для стабильности валютного курса, что, в свою очередь, снижает инфляционные риски.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций