Месяц должны продержаться

Нацбанк продолжит внедрять нормативы Базеля III

Фото: Kursiv.kz

Такие цели определил регулятор в Прогнозе социально-экономического развития Казахстана на 2020–2024 годы. Ожидается, что коэффициент покрытия ликвидности для банков будет повышен до 100% уже к 2022 году.

«Планируется поэтапное увеличение коэффициента покрытия ликвидности (LCR) до 100% к 2022 году. Коэффициент нетто стабильного фондирования (NSFR) установлен на уровне 100% с 1 января 2019 года», – сообщила пресс-служба регулятора в официальном ответе на запрос «Курсива».

Коэффициент покрытия краткосрочной ликвидности (Liquidity coverage ratio, LCR) показывает, какой объем высоколиквидных активов должен иметь в своем распоряжении банк, чтобы перекрыть возможный повышенный (неплановый) отток денег из банка на протяжении одного месяца. Эти средства должны обеспечить банку подушку безопасности в случае возникновения форс-мажорных ситуаций.

«Считается, что с ликвидностью у банковского сектора в Казахстане все хорошо. Но дьявол кроется в деталях. Полагаю, хорошо только у трех-четырех крупных БВУ, у остальных есть свои проблемы. Они и вызывают беспокойство у надзорного органа», – поделился сомнениями экономист Алмаз Чукин.

Более деликатно, но то же мнение в интервью «Курсиву» высказал вице-президент, старший аналитик группы оценки финансовых институтов Moody's Владлен Кузнецов: «Ужесточение регулирования сектора – это позитивный момент. Если полагаться на такой показатель, как отношение ликвидных активов к совокупным активам, ситуация с ликвидностью банковского сектора выглядит хорошо, но это усредненные показатели, и в отдельных финансовых организациях могут быть проблемы с ликвидностью».
 
Предусмотренный Базельским стандартом норматив LCR должен обеспечить у банков такой уровень ликвидности, которого бы хватило для полного и своевременного выполнения обязательств в течение 30 дней стрессового периода, то есть в условиях, когда клиенты изымают свои средства и отказываются пролонгировать заключенные ранее депозитные договоры.

«Иногда стресс-сценарии случаются не по вине банкиров. Лет пять назад из-за необоснованных слухов люди побежали массово снимать деньги из одного стабильного банка. Разумеется, банку понадобились средства, и тогда Нацбанк хорошо сработал: им грузовиками отправляли наличные и за несколько дней потушили пожар», – напомнил Чукин.
 
Согласно отчету регулятора, объем банковских депозитов в Нацбанке в августе снизился до 457,8 млрд тенге, в том числе объем ликвидности, изымаемой посредством депозитных аукционов, – до 296,4 млрд. Глава Ассоциации финансистов Казахстана Елена Бахмутова напомнила классификацию высококачественных ликвидных активов: «К ним относятся наличность, средства в Центральном банке и ценные бумаги, которые можно быстро конвертировать в наличные в кризисных условиях, потому что их стоимость определяется прозрачно на активном рынке и не претерпевает значительных колебаний».

Требования к LCR в Казахстане будут поэтапно ужесточаться до 100% к 2022 году. «Для чего Нацбанк ужесточает меры регулирования? По нашему мнению, он хочет устранить дисбаланс в системе: в крупнейших банках имеется достаточная ликвидность, а в некоторых более мелких банках могут быть вопросы к уровню ликвидности, в том числе из-за высокой концентрации депозитной базы», – считает Кузнецов.
 
Что касается коэффициента нетто стабильного фондирования (Net stable funding ratio, NSFR), то он предполагает привлечение постоянных источников фондирования с временным горизонтом в один год. 

По словам Кузнецова, такое внимание к деталям обусловлено тем, что проблемы даже одного небольшого банка могут негативно повлиять на всю систему. «Важный вопрос – это доверие к банкам. Если корпоративные или розничные клиенты видят дефолты банков, это вызывает недоверие ко всему банковскому сектору», – объяснил эксперт. Впрочем, по его словам, пока в стране нет предпосылок к дефолту или банкротству кредитных организаций. «Господдержка банков дала свои плоды. Мы видим, что система начала немного двигаться и развиваться, в отличие от того, что мы наблюдали в 2016–2017 годах», – заключил вице-президент Moody's. 

Базель III – документ Базельского комитета по банковскому надзору, содержащий методические рекомендации в области банковского регулирования. Третья часть Базельского соглашения была разработана в ответ на недостатки в финансовом регулировании, выявленные кризисом 2008–2009 годов. Базель III усиливает требования к капиталу банков и вводит новые пруденциальные нормативы по ликвидности. Главной целью Базеля III является повышение качества управления рисками в банках, что должно укрепить стабильность финансовой системы в целом. Переход на Базель III изначально был намечен на 2012–2019 годы. Впоследствии срок окончательного перехода был перенесен на 2022 год.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Какие цифровые тренды есть в банковской системе Казахстана

Мнение первого заместителя председателя правления Halyk Bank Антона Мусина

Фото: Shutterstock.com

Когда мы говорим о цифровизации, надо понимать, что банковский сектор Казахстана находится в более выгодном положении, чем финансовый рынок развитых стран. У нас нет старых IT-систем, устоявшихся привычек и поставщиков, от которых сложно избавиться. Цифровым финансовым технологиям страны не больше 20 лет, и нам это на руку. 

Очевидный цифровой тренд банковской системы, который нельзя не замечать, – это движение в направлении Open Banking. Уточню, Open Banking – это комплекс решений и процессов, позволяющих банкам надежно обмениваться финансовой информацией и услугами в электронном виде и с разрешения клиентов. Открывая доступ к своим данным и продуктам через прикладной программный интерфейс (API), банк позволяет сторонним разработчикам эффективно интегрировать банковские услуги с финансовыми и нефинансовыми приложениями и сервисами. А уже при взаимодействии потребителей появляются дополнительные возможности, при этом открытая экономика Open Banking позволяет получить новое качество финансовых услуг.

В Европе Open Banking внед­ряется в соответствии с требованиями регулятора (в частности, европейская директива PSD2), в нашей стране вопрос об открытом банкинге пока носит лишь рекомендательный характер. Отдельно стоит отметить, что и в мире, и в Казахстане ключевая сложность с внедрением тренда Open Banking связана с монетизацией. 

Например, в последнем отчете консалтинговой компании McKinsey «Next Generation Technology transformation in Financial Services» говорится, что в среднем в мире 2% API являются полноценно публичными интерфейсами и 7% – парт­нерскими. Все остальные API используются только для задач внутренней интеграции, и, я полагаю, Казахстан в этом смысле повторяет эту тенденцию.

Грубо говоря, мы пытаемся играть на новом цифровом поле, но пока не очень понимаем, как на этом зарабатывать. В любом случае в ближайшее время мы увидим реализацию очень интересных проектов в этой сфере как в Казахстане, так и во всем мире.

Еще одно поле, которое наша страна продолжает осваивать, – это создание собственных развитых платежных систем. Например, в государствах ЕС локальные карточные системы работают на рынке уже более 10 лет, в соседней России несколько лет назад создали как национальную систему платежных карт – «МИР», так и систему быстрых платежей – «СБП». Это достаточно успешные проекты, имеющие существенное положительное влияние на финансовый рынок.

По этому же пути движется Казахстан. Так, Нацбанк, например, выстроил собственную инфраструктуру и пытается развивать мгновенные платежи, другие локальные игроки также создают собственные системы. С рыночной точки зрения такие проекты в первую очередь сильно влияют на повышение конкуренции игроков в этой сфере и давят еще больше на их классические комиссионные доходы, снижая их до минимума. При этом банки пытаются искать другие способы компенсации потерь, стараясь сохранить обороты классического платежного бизнеса.

Кстати, данный тренд становится особенно актуальным в условиях пандемии. В последнем отчете компании Accenture «10 ways COVID-19 impacting payments» отмечается, что объемы платежных транзакций существенно снизились на всех рынках. Например, в Великобритании более чем на 50% упал объем транзакций в розничной торговле, на 78% – в туризме. Происходит смещение объема платежей в электронную торговлю, но даже там аналитики ждут замедления по разным причинам, например из-за ограничений физических цепочек поставок товаров, пострадавших в кризис. 

Платежные системы и банки реагируют изменением своей тарифной политики и предложением новых платежных сервисов на рынке, направленных на поддержку электронной торговли или, например, на разработку сервисов по распределению помощи государства населению. Казахстан во многом повторяет глобальные тенденции. В области развития собственных платежных систем, несмотря на возможные риски для существующих бизнес-моделей, победят игроки с продуманным планом действий, не боящиеся происходящих изменений и пытающиеся реализовать новые возможности. 

Готовы ли банки к цифровой революции

Если честно, я в слово «революция» не сильно верю. Финансовые институты развиваются эволюционно. До сих пор розничные банки сильно завязаны на клиентское поведение, так как очень большое количество людей все равно предпочтет физический контакт: им важно приходить в отделение. Поэтому я не верю в концепцию чисто цифрового банка как работающую бизнес-модель для всех, хотя такие банки существуют и многие из них – достаточно успешно (здесь лидирует Юго-Восточная Азия, есть как минимум один прекрасный пример в России и несколько успешных стартап-проектов в Европе). Тем не менее банки большинства стран мира не отказываются от собственных сетей, поэтому я не думаю, что в Казахстане ситуация развернется иным образом. 

Подчеркну, цифровизация не съест традиционный банкинг, скорее будет какая-то коллаборация продуктов: банки еще больше пойдут в отрасли высоких технологий, а технологичные компании зайдут глубже в финансовые сервисы. При этом мы и наши коллеги готовы эволю­ционировать, ведь по сравнению с другими отраслями в цифровые технологии банкиры вкладывают куда больше средств, энергии и человеческих ресурсов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg